Все выпуски  

Новости культуры в Русском Журнале Новости культуры в Русском Журнале


Новости культуры в Русском Журнале


Сегодня в выпуске
16.10.2006

"Неформалы 2000ХХ"

Среди неформалов несколько сотен тысяч активистов, которые отдают делу большую часть досуга и средств, успевая при этом кормить семью. Наши персонажи не объединены политической идеей. Мы выбирали тех, для кого дело важнее тусни. КСП: краткая справка.

Через пару абзацев вы узнаете этих персонажей. Неформалы. Мы встречались с ними в разных местах и городах, но так смонтировали отрывки из интервью, будто бы они сидят у общего костра. И говорят о своем, о маргинальном. Одно из значений слова "маргиналии" - заметки на полях книги. Бескрайние русские поля...

В неформальных движениях России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Молдавии и других русскоязычных осколков империи участвуют по разным подсчетам от 3 до 10 миллионов человек. Разность цифр неизбежна и связана отчасти с неясностью понятия "неформальный", но в большей степени - понятия "участвует". Является ли участником рок-движения тот, кто раз в пару месяцев ходит на рок-концерт? Если так считать, то названные цифры преуменьшены. Является ли участником политического движения тот, кто еженедельно участвует в митинге? Таких на три порядка меньше. Наши герои называют иногда те, а иногда другие категории участников. Читатель сам выб! ерет оптимальную для себя точку отсчета в процессе нашего изложения, а лучше - путем выглядывания в собственную форточку или расспросов собственного ребенка и попытки осмысления: а что же там происходит?

Вот названия "участников беседы" в алфавитном порядке (не в том, в каком они процитированы): антиглобалисты-троцкисты, "Наши", нацболы, каэспэшники, реконструкторы, рок-музыканты, ролевики (толкиенисты), скауты, туристы-спортсмены (с уклоном в экстрим), флэшмоберы. Все интервью взяты летом 2006 года. Все имена настоящие. Слова "концерт", "митинг", "демонстрация", "фестиваль", "игра", "соревнование", "поход", "акция" и т.п. заменены на слово "мероприятие". Слова "клуб", "ячейка", "партия", "организация", "секция", "команда", "отряд" и т.п. унифицированы словом "группа". Настоящие на! звания сообществ, фамилии, города, сленговые термины и другие ! подробно сти будут вводиться в этой статье или в следующих статьях серии "Неформалы 2000ХХ" в нужном для интриги порядке.

Анна: Встречаемся в каких-то кафе, на массовых мероприятиях, на делах, иногда на природе в палатках. У нас в городе есть одно помещение, но маленькое, все и не поместятся. Нас почти 500, если не только самых активных считать. Так, типа офис. Деньги на аренду? А вот находим! И, конечно, Интернет у всех, мобилы, SMS.

Сергей: Сначала Центр детско-юношеского творчества, когда мы еще маленькие были. Потом клуб по месту жительства "Искра" от Комитета по делам молодежи. Потом... нигде. На улице. Потом школьный спортзал. Потом спортзал в другом месте. И сейчас опять нигде. По своим квартирам, а пока лето - на улице. В лучшие времена человек 80 активных было. А на мероприятиях - многие сотни.

Елена: Раз в неделю собирались у Наташи дома. Человек 10-15, а то и меньше. В 2000 году нам выделили комнатку в ДК "Рос! сия". Там человек по 40 собиралось. На мероприятиях - 100-200.

Илья: Денег на аренду помещения у нас нет. Текущие собрания мы проводим у меня дома. И в других городах по квартирам. Активистов у нас примерно 50, но постоянно идет рост. На мероприятия иногда собирается по несколько сотен вместе с дружественными группами. Мы полностью живем на свои собственные средства - членские взносы. Для семинаров находим какие-то одноразовые углы, мероприятия проводим на улицах.

Филипп: Сначала в школе собирались. Я был в 9-м классе, Миша в 10-м, а Лида - учительница. Еще у нас есть люди, но мы втроем - костяк. Теперь иногда у меня дома, иногда арендуем помещения на какие-то часы по расписанию, иногда на природе. Приходят к нам и по 300 человек, и больше бывает. Зарабатываем на аренду и все прочее сами. Я начал с того, что раздавал бумажки у метро. Не было у нас никаких спонсоров, все заработали сами.

Леша: Сочувствующих более 2000, это те, кто ! хоть раз появлялись, но вместе они никогда не собираются. Пост! оянный а ктив человек 15-30. Самое ядро - это где-то пять. Мы пытались найти помещение для собраний ядра и актива, но просто-напросто нам денег не хватило на аренду. Обычная территория наших сборов - это центральная улица нашего города возле памятника. Даже зимой. Сбор длится около часа, иногда чуть побольше, хватает. Основная связь через мобилы и SMS. Интернетом мы редко пользуемся.

Петр: Нам вообще помещения не надо, у нас сайт, на форуме и тусуемся. Но уж если мы вылезаем в реал, то весь город узнает: телевидение разное лезет. На улице или в других общественных местах. Летом раз в две недели, зимой реже. Человек от 30, но бывает и 100. Всего на сайте зарегистрировано тех, кто с паролями - 300. Закрытая информация под паролем, а самое интересное открыто, так новички приходят. Или наши приводят своих друзей прямо на мероприятия.

Валерий: У нас пять физических территорий в разных местах города. Все пять групп автономны организационно и экономически, но мы оч! ень тесно взаимодействуем друг с другом. Устраиваем совместные мероприятия, составляем совместные команды, народ перетекает между группами. Каждая группа - это человек 20-30 иногда приходящих и по 10-15 самых активных.

Иван: Мы нагло используем свои собственные ресурсы - у нас свободное по вечерам хорошее помещение при фирме, где моя жена - один из учредителей и директор, а я главный инженер. Фактически это часть нашей собственности, или частично наша собственность, мы имеем на нее права. Некоторое время Комитет молодежи городской давал помещение. Во времена расцвета было 60-70 человек, а мероприятия мы устраивали по несколько сотен. Зарплату за это мы никогда не получали. Это принцип нашего сообщества. У нас с женой есть профессия, профессия неплохая, профессия позволяет себя кормить и еще группу содержать.

Алексей: На улице и по частным квартирам. Местом локации у нас была метеогорка, несмотря на погодные условия, два раза в неделю все там встреч! ались. Мероприятия в основном на природе, в лесу. Еще Зоопарк ! - это де йствительно здание недостроенного зоопарка в черте города, и были времена, когда там каждую неделю какое-то мероприятие происходило. Власти просто не обращали внимания. У 70% наших вообще никакой связки с властью не было, мы с государством друг другу неинтересны. У остальных 30% время от времени возникали какие-то контакты и помещения, иногда года на два. Потом и нас стало много, и уличных мест сборов много. Есть сайт и там общая зона общения. Ядро движения в городе - это человек 100-150. А вообще я знаю человек 300, но я не всех уже знаю. Типичное мероприятие - 100 человек. Но бывают и на несколько тысяч в лесу, а если надо для такого количества помещение, то собираем оргвзнос и арендуем на один день.

Дмитрий: Когда-то там действительно был детско-молодежный клуб "Город мастеров". Но когда мы появились, это уже была частная лавочка. Часть членов клуба решила организовать фирму, занимающуюся финансовыми и другими делами, и они поглотили это помещение. ! Фирма фактически им распоряжалась, но не владела. Оно по-прежнему числилось как помещение для работы с молодежью, и туда изредка приходили остатки "Города мастеров". Мы пришли к руководству фирмы с предложением, типа давайте мы тут сделаем что-то. Они согласились. Мы им за это делали охрану. Кто-то всегда ночевал, и в выходные всегда были люди какие-то. И для городских властей им надо было что-то показывать, молодежные мероприятия делать - вот мы их и делали.

Вячеслав: Мы, человек 10-12, решили, что нам хорошо, что это круто, и мы будем этим заниматься. Но у нас не было помещения. Тогда я пошел в библиотеку и подарил заведующей пачку дорогих книг. В результате нас туда пустили и терпели довольно долго. Может быть, записали как культмассовую работу, не знаю. Мы собирались после шести вечера, были бабушки-сторожихи, которые нас любили. К нам начал приходить народ, и где-то к зиме там стали собираться сначала 60, потом 80, потом 120, потом больше... Библ! иотека была переполнена, нас выперли на улицу. Лет через 5 туд! а и ОМОН , милиция стали приезжать, чтобы гонять народ. В конце концов вытеснили, но тусовка уже жила своей жизнью, переехала к памятнику Ленину, где и сейчас несколько сотен людей собираются.

Среди этих странных людей, которых мы старательно пытаемся не замечать, несколько сотен тысяч только активистов, которые добровольно и бескорыстно отдают любимому делу большую часть досуга и личных средств, успевая при этом учиться, зарабатывать, а кто чуть постарше - кормить семью и детей. Некоторые неформальные движения по численности и мощности превосходят большинство политических партий. Лакомый кусок для тех, кто мыслит электоральными категориями. Но наши персонажи не объединены единой политической идеей. Они очень разные, как и должны быть люди. Но у них есть общее, как и должно быть у людей, что мы и пытаемся вам, читатель, показать.

Елена: Повалили приятели, друзья из разных тусовок, все обрадовались, что еще одно появилось тусовочное место, все был! и молодые, подвижные, своих семей не было. Потом появилась мысль что-то делать. Тусне было интересно обсуждать одно и то же по сто тысяч раз, пить чай, трепаться. А меня это начинало страшно раздражать. В один прекрасный момент произошла ссора очень крупная, в которой я сказала: "Ребята, если вам ничего не надо - идите вы все подальше!" Они и ушли. Со мной остались ребята 15-16 лет. Мне тогда было 22 года.

Леша: В Новосибирске раскол произошел. Там появился неофициальный сайт, на котором ребята просто общались между собой и с другими ребятами из других городов. Вход, понятное дело, свободный. Туда подключились люди со стороны. Вообще не наши. Был и наш народ, который хотел много теоретизировать. Но они не являлись активистами. Они были тусовочными людьми, но не были практиками. Вот одна из причин, по которой у нас не очень хорошее отношение к интернет-общению. Были и активные ребята, практикой занимались. Тусовочный круг начал обсуждать, насколько мы ! правильно идем. А им сказали: извините, вы можете сколько угод! но трепа ться, делаем-то все равно мы. Они и ушли.

Илья: Арендовали квартиру в Киеве, и там шла борьба постоянная. Наши боролись против того, чтобы она превращалась в коммуну, а товарищи из других городов очень любили приезжать, жить там по несколько недель. Они активно во всем участвовали, были ядром, но при этом очень не хотели уезжать обратно, им было очень хорошо. При этом они жили там без денег постоянно. С ними там шла борьба. Однажды наши даже устроили ночной "налет" на эту коммуну и выставили людей с вещами.

Сергей Бирюков, г. Владимир: Альбертик захватил это помещение, а я с какой-то частью народа был немного в стороне. Проводили и совместные мероприятия, но все на грани конфликта было. Основная претензия к Альбертику была, что он сваливает все в быдляк, в танцы какие-то, в дискотеки. Народ стал соответствующий появляться. Двор там такой очень дружный, много молодежи. Весь двор туда пришел, не во дворе уже тусовались, а у нас.

Валерий Сидоренков, г. Москва: Постепенно группы раскололись на два крыла. Одно крыло я про себя называю "психологическое" и второе "профильное". Они все занимались нашим общим делом, как одним из видов деятельности, однако по-разному. Были группы более на наш профиль сориентированные, а были такие, которые больше на психологию. Для них основным видом деятельности стали психологические тренинги. "Буревестник", который я отношу к ярко психологическим, ежегодно проводил одно и то же всегда одинаковое массовое мероприятие. Когда-то это была общественно-полезная деятельность, а потом они перестали заниматься ею, просто ежегодно приходили на это место. И там занимались тренингами.

Иван Иостман, г. Воркута: Психологи влились в "Каравеллу" и фактически захватили ее. Конфликт стал очень острым. В нашем зимнем лагере в Петрозаводске "каравелловцы" постоянно грызлис! ь между собой, иногда это дело выносили на люди. Они начали за! кукливат ься сами на себе, потому что отношения стали меняться - это раз, а во-вторых, у них пошел усиленный упор на психологические тренинги, они стали брать с детей нехилые деньги за посещение клуба. Когда мы это узнали, были в шоке!

Развал сообщества "БТ" пошел по инициативе "Каравеллы", которая тогда замкнулась сама на себе. Психологи сделали свое черное дело. Основой психологии является поддержка целостности того объекта, на который она работает. Они фиксировали. Для них главным было не то, чтобы что-то делать. Для них главным было фиксировать эмоциональное состояние: пациенту должно быть хорошо. А у нас всегда внешняя деятельность, мероприятия, кругом дискуссии острые, рабочие споры и тому подобные вещи.

Дмитрий Пугин, г. Москва: В 2003 г. мы стали больше тусовкой, нежели рабочим коллективом. Мы перестали заниматься основными своими целями, которые были изначально декларированы. Народу было прик! ольно приходить попить пивка, вместо того чтобы заниматься подготовкой к мероприятию. Произошло собрание, где мы решили разделиться. Это момент раскола. Серега забрал часть, которая осталась под ним, осталась привержена его идеям, его интересам и ушла с ним на Хавскую. Были личные человеческие обиды, кто-то на кого-то обижался. Но это была битва не за помещение. Это была битва за интересы. Помещение мы поделили без склок абсолютно. Если бы он сказал, что помещение за ним остается, тогда бы мы ушли. Но у нас не было явного лидера, что в результате сейчас (2006 г.) привело к новому расколу.

В статьях серии (а впоследствии и книги) "Неформалы 2000ХХ" мы подробнее расскажем о нескольких группах и сообществах. Нескольких - не всех, не энциклопедию пишем. Мы выбирали из меньшинства неформального мира тех, для кого дело важнее тусни. Не по декларациям и мечтам, а по реальному наблюдению за действиями групп со стороны. Со стороны авторов, естественно.


КСП: краткая справка

! Движение Клубов самодеятельной песни стало называть себя так (КСП, каэспешники) в начале 70-х годов ХХ века. Другие названия: бардовская песня, авторская песня, туристская песня. Истоком КСП послужило увлечение молодежи конца 50-х начала 60-х новой русской поэзией, несущей дух вольномыслия хрущевской оттепели, - Евтушенко, Рождественский, Вознесенский. Булат Окуджава запел свои стихи под гитару. Огромное количество неиздаваемых на бумаге поэтов находили своих слушателей в лесах и на полулегальных концертах.

Инкубаторами предтеч КСП были неформальные составляющие формальных и неформальных корпораций. Бытовали песни туристские, геол! огические, альпинистские, экспедиционные, молодежностроевские, актерские (впоследствии феномен Высоцкого), блатные лагерные (впоследствии "русский шансон") и др. Непременной формой бардовской песни был комплект "акустическая гитара - голос". Множество песен было приспособлено для хорового пения - наследие русского фольклора.

Вылупление КСП в отдельное сообщество произошло из очень массовой в СССР (число участников - порядка 5 миллионов человек) консорции спортивного туризма. Первые фестивали КСП "оформлялись" под туристские слеты. До сих пор значительная часть бардовских фестивалей проходит в условиях лесного палаточного лагеря. Свойством концертной бардовской песни являлось совмещение в одном лице автора (позже и иногда - только автора музыки) с исполнителем.

КСП успешно дистанцировалось от рока с электроинструментами, менее успешно - от блатной гитарной песн! и, но активно взаимодействовало с движением самиздата (магнити! здат, Ал ександр Галич), туристами и альпинистами (Юрий Визбор), геологами и другими экспедиционниками (Александр Городницкий), актерскими сообществами (Владимир Высоцкий), самодеятельными поэтическими и театральными клубами.

Бардовские песни распространялись живыми носителями, а с конца 60-х и домашней звукозаписью, и бытовали в большинстве неформальных кругов как атрибут свободомыслия и неподцензурности.

Таким образом, КСП явилось результатом синтеза движений: любителей и творцов новой русской поэзии шестидесятников, туризма и альпинизма, блатной песни, самиздата и диссидентства.

Трансляторами КСП первоначально являлись: костер (время досуга в походе или туристском лагере) или вечеринка (например, в актерской корпорации). Затем трансляторами стали клубное "заседание" (посиделка, но уже специально с песенной целью), концерт, обязательно включающий "междусобойчик" - большую посиделку после выступления в зале авторов-исполнителей с узким! кругом любителей. Дальнейшее развитие трансляторов - конкурсы, фестивали, слеты, творческие мастерские.

В настоящее время (2006 год) КСП существует в мемориальной фазе, средний возраст участников - более 40 лет, однако массовость его все еще остается значительной. В русскоязычном пространстве б.СССР и русских диаспорах дальнего зарубежья ежегодно проходит порядка 500 фестивалей, конкурсов и слетов с числом участников от 100 до 10.000 человек, общее количество активистов движения - до 20 000, зрителей и пассивных участников - порядка полумиллиона. Особое место занимает знаменитый Грушинский фестиваль на Волге, собирающий до 200 000 чел. Конвиксионная составляющая КСП реализована в виде культурного следа в песенном искусстве, а также в коммерческом благополучии производителей бардовских аудиозаписей (CD) и книг.


Движенье дороже итога

Рассказ Елены Азаровой, г. Саратов

В клуб я пришла, когда мне было 17 лет! . Раз в неделю человек 10 возраста лет 20-30 собирались дома у! Наташи Зернаковой, пели, общались, изредка проводили концерты приглашенных бардов. В 2000-м году мы вдруг решили провести фестиваль. Было очень сложно, почти все в этом деле были новички, но фестиваль удался на славу!

Фестиваль является основным транслятором в движении КСП.
Нам выделили комнатку в ДК "Россия". Там помещалось человек 40. Повалили приятели, друзья из разных саратовских тусовок. Все обрадовались - молодые, подвижные, своих семей нет. Заглядывали вахтерши, ругались, что "они тут пьют чай и ничего не делают!" А мы считали, что петь песни - это и есть дело.

Типичное описание старого неформального сообщества. В мемориальной фазе оно либо превращается в тусню, либо формализуется. Внешняя деятельность резко сокращается. Старый клуб деградировал, и его пришлось возрождать заново. Новых людей часто набирают из родственных тусовок - "отстойников". Новички сорганизуются во флэш-группы,! потом в успешном случае в коннектив нового клуба.

В таком виде клуб просуществовал меньше года.

КСП "Дорога" существует в Саратове 35 лет. При ближайшем рассмотрении оказывается, что существует только его вывеска, бренд. Менялись люди, помещения, формы деятельности. Тридцать пять лет говорят "мы - клуб "Дорога", но в это "мы" каждый раз вкладывается не только другой состав людей, но и разные формы социальных отношений. По нашей интерпретации понятия "клуб" под вывеской "Дорога" существовало не менее 10 клубов разных форм: от коллективов до тусовщиков.
В 2001 году произошел раскол на два лагеря. Один товарищ считал, что надо заниматься коммерческими концертами. А мы к тому времени подходили к мысли, что нужно делать что-то полезное для города - проводить фестивали, регулярные концерты... Его попросили уйти, и он со своей командой ушел, предварительно здорово! потрепав всем нервы.

Очень типично. Люди п! ытались создать (возродить) клуб, основываясь на общем содержании деятельности - бардовской песне. Логично. Но ничего, кроме конфликта, у них не вышло. Они тогда еще не знали, что ценностно-личностные ориентации приоритетнее содержания. В дальнейшем мы увидим, что этот опыт их многому научил, и в следующих попытках они по-другому расставляли приоритеты и добились успеха. Авторы наивно надеются, что кто-то может избежать этих и других ошибок, прочтя эту книгу, а не ссорясь с друзьями.

Осталось примерно человек 10. Мы стали активно работать, организовывать тематические вечера, "музыкальные гостиные". Съездили на фестиваль в Самару где я просто влюбилась в подростковый клуб "Союз друзей" Ольги Паньшиной. Там был сильный состав в техническом плане и, что еще больше поразило, в плане человеческом.

Осенью мы набрали подростков в гитарную школу. К сожалению, в клубе опять начались конфликты. Мне хотелось работать с детьми, и, как оказало! сь, практически только мне. Остальные приходили попеть песен, обменяться новостями...

Линия конфликта и раскола "внешняя деятельность - потребительство" является магистральной для всех неформальных сообществ. Хотя бывают и расколы по другим причинам.
Со мной остались двое взрослых и старшеклассники из гитарной школы - некоего подобия клуба, остальные ушли. Мне тогда было 24 года, ребятам - лет по 15-16. Я училась в универе и работала в ДК руководителем кружка - вот этой гитарной школы.

При конфликте важнее всего - за кого встанут сами члены клуба. Но некоторое преимущество имеет сторона - держатель ресурса. Сторонники оказались у обеих сторон, и ресурсное обеспечение сыграло заметную роль.
Цикл жизни клуба длился три года: 2000 (год первого фестиваля) - 2002. Потом конфликт, раскол, новый цикл. Тусовка существовала много дольше.
Разными попытками из кружка "гитарной ! школы" начал создаваться клуб. Стали обрастать всякими пр! едметами , налаживали какое-то хозяйство. Списали у "Союза друзей" законы клуба, создавали структуру, обычаи, ритуалы. Хотели, было, сделать Совет клуба, должности, но потом забросили. Самоуправление у нас не особенно работает. Фактически все принципиальные вопросы решает группа стариков.

Порой самоуправление понимают, как "когда решают все" Но реально ядро, актив, аура не могут участвовать в управлении в равной степени в силу разной включенности в жизнь клуба. Концентрация большей части решений в ядре наиболее типична и отличается от единоличного руководства коллегиальностью ядра, то есть самых активных членов клуба, которые делают большую часть клубной работы, являются ситуативными лидерами, принимают самостоятельные решения в рамках делегированных им полномочий.
Кто делает, тот и решает - формула самоуправления у неформалов.
Зимой мы поехали на фестиваль "Шестиструнная Самара" - мне хотелось ! показать моим подросткам, что такое настоящий клуб. Взяли буквально полузнакомых ребят. Ни к чему хорошему это не привело: у них оказался низкий культурный уровень. Я тогда еще не понимала, с кем хочу работать. Была готова каждого облагодетельствовать, привести в светлое будущее. Это сейчас мне лень все это делать. Повезла я в Самару пятерых парней, а привезла уже... к тому времени двоих выгнала из клуба.

Еще одно, успешно преодоленное, но типичнейшее заблуждение: "клуб для всех", "открытый клуб", "мы принимаем всех", "не принимать кого-либо неэтично - это неравенство...". Это абсурдно. Клуб для всех - это клуб, членами которого являются шесть миллиардов человек (не считая инопланетян-гуманоидов). В реальной жизни количество людей в клубе, или даже системе клубов, ограничено множеством факторов, например, вместимостью помещения. Выбор-отбор желательных людей происходит в любом неформальном сообществе. Либ! о в декларативной форме: "мы тебя принимаем, а тебя нет&q! uot;, &q uot;мы тебя выгоняем". Либо в другой, более эффективной: сильный клуб создает вокруг себя такое информационное поле, что "не своему" человеку просто не придет в голову в этот клуб придти. А заглянет - не понравится, уйдет сам.
Мы набрали 10-12-летних ребят и стали с ними три раза в неделю заниматься гитарой и песней. "Мы" - это актив, вот эти десятиклассники, они уже учили младших. У нас были не школьные, человеческие отношения, для начала и это неплохо. Но все же это был еще не совсем клуб, то есть... по сравнению с... много чем... это был все-таки еще не до конца клуб.

На следующий год у народа началась активная подготовка к поступлению в вузы. Потом мы с младшим народом поехали к Паньшиной в экспедицию, вернулись уже клубом.

У нас есть четкое разделение на старших и младших по клубному стажу. Можно выделить Совет клуба (ядро), актив клуба и просто учащихся гитарной школы. Клуб работает почти каждый де! нь.

Вновь интуитивно отслеживается рост группы сначала от тусни до клуба, а потом до сильного, "настоящего", то есть до информальной группы, внешняя деятельность - обучение детей. Совершенно не обязательно иметь описание будущего клуба в текстовой форме, как в этой книге. У рассказчика был образ желаемого результата: интуитивный, эмпирический, почерпнутый из наблюдений и самостоятельно выбранных образцов.
Сейчас в клубе около 30 человек. Семеро - это ядро, они приходят почти на все занятия трижды в неделю и едут почти во все поездки. Поездок 5-7 в году, на каждые каникулы, а летом несколько, не считая вылазок в лес на выходные. Иногда делаем экспедиции. Так называется не всякая поездка, а только рабочая. Мы чистили волжские берега, лес, пололи саженцы сосны, обустраивали родники... Клуб "числится" в ДК как песенный. А экология - это уже наше личное дело. Едем на собственные средства - родительские. Иногда с трансп! ортом кто-то помогает. Разделить виды деятельности, направленн! ые внутр ь и вовне клуба, можно четко! Ролевые игры - внутрь. Экологическая экспедиция - как раз тоже внутрь. Человек проверятся в экспедициях - наш или не наш. В отношении к работе, людям. А вовне - фестивали, наши и всероссийские, вот мы приехали работать на ДПР.

"Детская поющая республика" - подразделение "Второго канала" ("2К") - фестиваля бардовской песни, в свое время отколовшегося от Грушинки. На "2К" собирается порядка 3000 человек, а ДПРовские дети выполняют огромный объем организационных и хозяйственных работ по их обслуживанию: установка палаточного лагеря, строительство сцен и туалетов, электромонтажные работы, организация звукотехники и т.п. С точки зрения ДПР участники фестиваля являются клиентами, потребителями их услуг, созданных бескорыстным трудом. То есть фестиваль - объект внешней деятельности.

Конечно, почти любое мероприятие является одновременно и работой на внешний мир, и работой ! на внутренний мир клуба.

Очень был труден в организации городской фестиваль молодых авторов-исполнителей. Готовили его месяц-полтора, напряженно. Мы перестали ориентироваться на зрителя, на приезжих звезд, взяли участников только из Саратова. Мы хотим растить своих! Решили пустить туда любые жанры. Рок, фолк, бардовская песня, советская песня, попса под фанеру, рэп... Возраст участников - от 9 до 30 лет. В итоге нашли много талантливых ребят.

У группы есть ценности более высокие, чем содержание деятельности. Она способна отказаться от жанрового фанатизма. Тенденция к диверсификации прогрессивна как в отношении продления срока жизни и повышения эффективности одной группы, так и в дальней перспективе. Взаимодействие разных движений имеет шансы синтеза принципиально нового социального явления. Видно, что автор рассказа осознает мемориальность базового транслятора и ищет дополнительных подпорок, попадая тем самым в зону синтеза.

Главная цель нашего клуба? Воспитание личности! Это же ясно! . Не для всех ясно? Я таких не знаю. Образ желаемого результата - выпускника - в будущей его жизни: он должен быть порядочным, незашоренным в свободе мышления, альтруистом, оказывать помощь другим, быть ответственным, быть ровным со всеми, не выпендриваться, но и не унижаться, иметь чувство собственного достоинства, которое не зашкаливает. Хорошо бы, чтобы он, даже не занимаясь педагогикой, умел строить человеческие отношения, созидать их вокруг себя. Не обязательно группы какие-то организовывать, можно просто помогать людям - в быту, соседям, на работе. Все это у нас более-менее получается. Как остальные это воспринимают? Хорошо! Иногда не сходимся в оценках, тогда может быть бунт, но это же закономерно. Вот у нас бунт один уже был.

Руководитель клуба читал книги по неформальной социотехнике, в частности "Неформалы 2000ХХ", и знает сленговый термин. Однако "бунт стариков" - об этом явлении мы расскажем позже - происходит в любом высокоразвитом! коннективе, независимо от знания, а зависимо лишь от уровня развития и эффективности деятельности.

Выделился студент, который один остался из всего первого поколения. Он был наиболее близок, был правой рукой... левой ногой. Он вошел в выбранный Совет. Принимали в клуб новичков. Ходили разговоры: "этот - член клуба, ему позволены такие-то вещи... этот - не член клуба...". Все это формальности, конечно... Но для новичков это было важно. Они уже фактически были в клубе, работали наравне с народом. А наш "старик" высказался "против" одной девочки, в то время как все остальные были "за". Формально, по процедуре он заблокировал решение, и получилось, что мы ее, а в итоге и остальных, не приняли в клуб. После этого он ушел. Все очень переживали, на некоторое короткое время деятельность снизилась, клуб сильно пострадал, но не распался.

На самом деле у нас уже Коля руководитель. Фактический неформальный лидер. А я! уже устала руководить... Выпуск у нас произошел. Выпустили 9 ! человек. Набрали новеньких. Начинаем все сначала...

Очень грамотная заявка на смену поколений с взращиванием нового руководителя. Такая позиция позволяет заметно продлить срок эффективной жизни клуба. Тем не менее конфликт и начавшаяся смена лидерства также весьма точно обозначают новый цикл, прожитый клубом (2003-2006 гг.). Получивший опыт прошлого цикла руководитель избежал серьезного напряжения, организовал выпуск "стариков" и набрал новый состав.

Подробнее

Поиск по РЖ
Приглашаем Вас принять участие в дискуссиях РЖ
© Русский Журнал. Перепечатка только по согласованию с редакцией. Подписывайтесь на регулярное получение материалов Русского Журнала по e-mail.
Пишите в Русский Журнал.

В избранное