Все выпуски  

Новости культуры в Русском Журнале Новости культуры в Русском Журнале


Новости культуры в Русском Журнале


Сегодня в выпуске
26.10.2006

"Важно предвидеть, что через несколько минут все кончится"

"У человека есть орган, заменяющий любого порядка религиозные статусы, - совесть. Не стоит делать поступков против совести, чтобы потом себя не укорять. Советую вам совершать каждый поступок как последний".

В кинотеатре "Ролан" прошла премьера нового фильма Отара Иоселиани "Сады осенью", который французская пресса уже назвала "абсурдным бурлеском", "слишком анархичным фильмом" и эпикурейской карикатурой на власть. Действительно, сюжет посвящен политике: герой фильма, французский министр, бездельник, волей толпы оказывается уволен, возвращается на свою улицу, где встречает старых друзей, и окончательно решает стать бродягой.

Как и всегда у Иоселиани, в фильме хватает социальной остроты, причем встречаются и моменты, которые были очевидно неприятны французскому зрителю. Бывший министр приходит на свою старую квартиру, но она оказывается занята гигантским семейством негров, которые кричат, что он расист и не имеет право их выселять. Герой обескураженно отвечает: "Я не расист, просто это мой дом", - но покорно поселяется на черной лестнице. В другом эпизоде встреча ветеранов войны оборачивается дракой стор! онников и противников Сопротивления, в ходе которой герою пробивают череп. Эти и другие эпизоды сделаны с большим юмором, но не без жесткости. Впрочем, пересказ ни к чему - смотрите сами. Очевидно одно: как ни стараются представить ленту "алкогольной комедией" (под этой шапкой она даже пойдет в кинотеатрах), это далеко не основное ее содержание.

Это несоответствие понимает и сам режиссер. В своих интервью он все чаще говорит о безвыходном положении современного авторского кино, которое, по его мнению, единственное может показать людям реальное положение дел в обществе, но его вытесняет кино развлекательное, прежде всего голливудское.

На пресс-конференции это положение вещей выглядело особенно нелепым. Казалось, журналисты поспорили между собой, кем все-таки считать Иоселиани - "эпикурейцем" или революционером, и большинство вопросов было посвящено двум темам: одни спрашивали, какое вино он любит, как он его пьет и что при этом ест, а другие ! настаивали на политических вопросах, в основном в связи с поли! тикой Са акашвили, отношением к Шираку и проч.

Интересно, что в новом фильме Отар Иоселиани слегка изменил своему принципу никогда не снимать звезд, а работать только с друзьями: среди участников оказался любимый актер Луиса Бунюэля и Клода Сотэ - Мишель Пикколи. На пресс-конференции режиссер объяснил, что не был раньше знаком с Пикколи, а предложил сниматься, случайно встретив его в кафе; потом пожилая актриса, назначенная на роль мамы главного героя, заболела, и было принято спонтанное решение взять Пикколи на эту роль, а тот с радостью согласился. "Весь подвох, - продолжил Иоселиани, - заключается в том, что, если бы журналисты не разгласили истину, что это Пикколи, никто бы его не узнал. Он выглядел дамой, и все. А когда всем стало известно, что Пикколи играет даму, начался тарарам, которого не поняли ни он, ни я: сыграл даму, подумаешь, бином Ньютона! А потом мы стали приятелями".

Сейчас режиссер работает над русским вариантом собрания своих сочинений &quo! t;Кино без границ" - готовит к выпуску коробку его дисков, более полную, чем вышедшее несколько лет назад французское собрание. В него войдут не только все знаменитые фильмы Иоселиани и его дипломная работа ("Апрель"), но и короткометражки, и документальные фильмы, в том числе пятичасовой фильм о Грузии.

Сегодня Иоселиани о Грузии ничего не снимает. "Там есть все, что угодно, кинематографа нет. Он исчез. Мои коллеги - мне даже жутко вам это сказать - снимают картины по 8-9 месяцев. На это у меня времени нет, мне не так много осталось жить, чтобы столько времени тратить на кино".

Надя Плунгян 


Русский журнал: Как вас лично коснулись перемены в отношениях между Россией и Грузией? 

Отар Иоселиани: Как живущего во Франции (не на долгие времена, но время от времени) меня возмущает поступок Жака Ширака, который повесил крест президенту Р! оссии Путину лично от себя, а не от государства. Крест очень в! ысокого значения, равный, как вам сказать, бывшему ордену Ленина или даже Героя социалистического труда. Если бы Ширак немножко почитал статьи Ани Политковской, он бы этого не сделал. Но так как президент Франции газет не читает, а ему нужен газ, то он решил, что, повесив этот крест на грудь президента России, он какие-то дивиденды заработает. Ведь Грузия очень далеко от Франции, он ничего о ней не знает. Зато его советники дали ему прочесть цитату из Лермонтова: "Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал", и он упомянул ее во время президентских выборов.

РЖ: В ваших фильмах большинство непрофессиональных актеров. Как вы их находите и почему считаете лучше профессиональных

О.И.: Во-первых, все люди, живущие на этой земле, артистичны - каждый по-своему. Поэтому если вы человеку, который не зарабатывает на жизнь с помощью лицедейства, предложите сыграть какую-то комедию, то он ее вам сыграет. Самые хорошие актер! ы - это жулики, обманщики. Чудные актеры - все полицейские. Потому что основной чертой для лицедейства является казаться кем-то и не быть им. Поэтому все мои приятели, которые снимаются в моем фильме, они не актеры, как правило. Одного я встретил на берегу Сены - он букинист. Другой - заведующий финансовым отделом журнала Figaro, третий - бухгалтер. Но это совершенно не имеет значения, они прекрасно себя чувствуют, когда ты им объяснишь, что не надо делать того, чего ты не делал в жизни раньше. А когда они делают приблизительно то же, будь то хорошие поступки или плохие, - совершают они их с большим удовольствием.

Нет никакой необходимости искать Депардье или Катрин Денев, которые мне просто разрушили бы фильм своим присутствием.

РЖ: Фильм "Сады осенью" посвящен в том числе и политике. Вы много думаете о современной ситуации в мире?

О.И.: Знаете, я политикой не могу заниматься. Это как играть в рул! етку. А я ни в какие игры не умею играть, даже в карты, и в до! мино тож е. Поэтому к политике я отношусь с удивлением. Например, с удивлением наблюдаю такую даму, как Хакамада. Такая приятная дама - зачем она занимается политикой? Не могу понять. А такие серьезные мужи, как Жириновский, меня очень забавляют. Меня забавляет Путин, Саакашвили. Со стороны глядя на все это, думаешь: ну какие оптимисты! Думают, что они все знают, что они все решают, думают, что они что-то понимают. Почему мы ничего не понимаем, ничего не знаем?! Почему мы только на кухне рассуждаем о тех событиях, которые происходят? Они точно такие же, как и мы, и точно так же ошибаются, и так же делают глупости.

Ну, есть среди них яростные. Например, Иванов такой есть, военачальник. Яростный очень. Он наверняка твердо убежден, что что-то знает. А он такой же, как и мы. Посадите кого-нибудь из нас на его место - чтоб только яростный был! - наломает дров наверняка. Поэтому я, так же как и вы, просто наблюдаю за политикой. Это один из элементов нашего бытия, и совсем о ней не д! умать невозможно. Разве что у Диогена была такая сила. Вот он ничем не занимался, и великому Александру Македонскому, который спрашивал, что он может для него сделать, ответил: "Отойди, пожалуйста, ты мне заслоняешь солнце". Но таких людей сегодня уже нет, и мы все-таки вынуждены думать о том, какие безобразия вокруг нас происходят. И постепенно, как от молитвы многих людей, что-то от наших мыслей может измениться. Но для этого надо думать очень крепко.

РЖ: А другими методами можно что-то переменить?

О.И.: Я терпеть не могу демократию. Случайному человеку вдруг что-то придет в голову, он бросит билетик в урну - и все рухнет. Так избрали Гитлера. Очень демократичным голосованием. Демократия - вещь опасная.

РЖ: И какой вы видите выход? Монархия?

О.И.: Если бы мы могли вдруг обвинить Николая II во всех бедах, которые случились в России, было бы легк! о. Но он, бедный, был очень простой, элементарный смертный. А ! вместе с тем мы знаем таких царей, как Иван Грозный и Петр I, который на костях построил Санкт-Петербург. Последний наш российский царь, Иосиф Виссарионович, тоже был оптимистом: построил государство и думал, что оно продержится века, но просчитался, когда начал войну с Германией. Монархия - это не выход из положения. И вообще нет выхода, никакого. Потому что когда Цезарь надоел своим сенаторам, то они его закололи. И ничего хорошего из этого не произошло. Когда отрубили голову Людовику XVI, думали, что настанет благодать, а произошло безобразие: пришел во Францию и воцарился торговец. И тот веселый период, который называется Belle Epoque, тоже исчез навсегда.

А сейчас, я думаю, никто никем не правит уже. У всех масса советников, которые дают противоречивые советы, отчего во всем мире хуже.

РЖ: Вы можете сформулировать этический принцип, в соответствии с которым вы работаете?

О.И.: Важно предвидеть, что через нескольк! о минут все кончится. И каждый раз думать о том, что вы выйдете на улицу и вас переедет трамвай. Что произошло в самом начале романа Булгакова "Мастер и Маргарита"? Аннушка уже пролила масло. У человека есть такой орган, который заменяет любого порядка религиозные статусы, - совесть. Не стоит делать поступков против совести, чтобы потом себя не укорять. Советую вам тоже придерживаться такого правила и совершать каждый ваш поступок как последний. Тогда будет вам легко жить и вы будете веселиться.

Подробнее

Поиск по РЖ
Приглашаем Вас принять участие в дискуссиях РЖ
© Русский Журнал. Перепечатка только по согласованию с редакцией. Подписывайтесь на регулярное получение материалов Русского Журнала по e-mail.
Пишите в Русский Журнал.

В избранное