Рождение без насилия

  Все выпуски  

Рождение без насилия N111


Информационный Канал Subscribe.Ru

Рождение без насилия N111 (18 сентября 2004 г.)
Информация данной рассылки - это личное мнение ее автора. Вся ответственность за возможные действия и их последствия, предпринятые в связи с этой рассылкой, лежит на тех, кто эти действия предпринимает. Читатель, будь ответственен за свои поступки!
Internet  > > >  birth.ft.inc.ru  > > >  Архив рассылки | Форум | Новости | Библиотека | Подписка
E-mail  > > >  birth@ft.inc.ru  > > >  Заказ предыдущих выпусков | Подписка

Сегодня – рассказ Натальи Кулаковой про ее роды в Санкт-Петербурге.

Вот что Наталья рассказала о себе: «Я аспирантка Питерского университета, занимаюсь психолингвистикой и детской речью, пишу статьи на разные "детские" темы, занимаюсь на Монтессори-курсах, планирую написать популярное пособие для родителей о том, как учить ребенка говорить, хочу организовать свой детский сад и многое другое. Буду рада, если вдруг и вам пригодятся какие-то мои знания.»


ТЕМА: Мои роды (Наталья Кулакова)

Уж и не помню, с какого возраста я ждала ребенка (мечтала его иметь), поэтому тема рождения была для меня особой всегда. Когда-то в юности я сказала, что ни за что не смогла бы рожать в воду, тем более дома. Тогда я во всем была категорична, и это казалось мне безрассудством. Иногда мне хочется встретиться с теми людьми, которым я так сказала, вот бы они удивились…

Когда я узнала про матрицы Грофа, про советский роддом, дельфинов-акушеров и т. п., то поняла, как именно должны родиться мои дети. Вода появилась в этой картинке как-то сама собой. Это был для меня синоним мягкости, покоя и красоты. А то, что со мной должен быть родной человек, вообще сомнений не вызывало. Когда я его впервые увидела, подумала: “Он!”. Но хотелось убедиться, поэтому я затронула любимую тему о детях, а он сказал, что ни за что не пропустит момент появления своего ребенка на свет, и хорошо бы родить в воду. Тогда я подумала: “Ну точно он!”

Первая беременность закончилась выкидышем на раннем сроке. И меня вместе с ребенком, кажется, оставил разум, здоровые инстинкты, мое желание рожать по-своему и попытки перечить врачам. “Он” тоже был в отчаянии.

Поэтому, как только я снова забеременела, тут же помчалась в консультацию. Там мой страх постоянно поддерживали тем, что ставили “угрозу”, запугивали весом, предлагали таблетки и витамины, лечь в больницу, сдать еще штук двадцать пять анализов к предыдущим тридцати пяти. По-моему, я боялась даже дышать, не то что работать или думать. О домашних родах я даже не заикалась.

Это безумие длилось месяца три, пока я не начала потихоньку выдыхать с облегчением. Вместе с выдохом ко мне вернулся разум. Страх все еще оставался, поэтому я решила, что лучше поехать в роддом, но в какой-то особенный, где я буду рожать, как сама пожелаю, в воду, с мужем, подальше от всех этих инструментов. Такое место нашлось – “Радуга”.

Приехав туда, я посмотрела фильм о родах, в моей душе произошел настоящий переворот: такой красоты даже я не ожидала, а в акушерку постепенно я “влюбилась”. Родилка у них своя, совершенно другая. В консультацию я больше не пошла. “Болеть”, взвешиваться и бояться тоже перестала. Зато начала ходить в бассейн и Эрмитаж, да и вообще радоваться жизни.

Первые мои роды были идеальными, такими, о которых многие женщины, запуганные “страшилками” мам и подружек не смеют и мечтать. Более того, они были очень красивыми и спокойными. Акушерка приехала, когда отошли воды и начались схватки, чтобы осмотреть меня. Мы же с мужем, пока она ехала, времени даром не теряли: фотографировались (последний шанс запечатлеть животик), он сбегал за цветами, мало кто верит, что я даже накрасилась. Все было очень празднично и спокойно, ведь до этого мы ходили на лекции, в бассейн, в баню, готовились физически и духовно, была уверенность, что все пройдет очень хорошо. Не терпелось взять малышку на руки, увидеть, кто же так толкался все это время.

Родили, как и мечтали под музыку, свет был приглушен, никакой суеты, никаких криков “тужься” – “не тужься”. Кажется, меня никто не отвлекал, все было очень кстати: и массаж, и теплая вода, сердечко ребенка слушали совсем незаметно специальным аппаратиком (мне не нужно было напрягаться, менять позу и т. д.), врач (с которой я общалась еще до родов) сказала: “Попробуй разные позы, как тебе удобнее, так и ребеночку лучше”. Потом она ушла и “не успела вернуться” (думаю, не случайно, не нужна мне была врач).

Муж делал массаж, поддерживал (и в прямом, и в переносном смысле), дышал со мной, мы даже немного потанцевали (при этом я почти висела у него на шее). Я всем сама руководила. Смешно было, когда он сказал: “Подожди, нам же не разрешили еще тужиться!” (и где он только это слышал?!). Потом, когда делились впечатлениями, я спросила, что ему акушерка на это сказала (я окружающих вообще не слышала и не замечала). Сказала: “Она сама знает, что делать…”

Когда малышка родилась, он крикнул: “Ура! Ксюха родилась!” - а она молча щурилась и молчала. “Почему она молчит, дышит?” - “А чего ей плакать, ей у мамы на руках хорошо,” – ответила наша акушерка. У мамы ребенок успокаивается. Это известно, но когда видишь своими глазами… Производит впечатление.

Немножко все-таки дочка захныкала, когда послед отделился, не хотела, наверное, с домиком расставаться, да и дышать пришлось уже всерьез и самостоятельно. Все остальные были где-то далеко, вернее, они сами (моя акушерка и еще две, которые иногда появлялись, их я тоже знала хорошо) очень тактично держались в “тени”.

Пока я мылась и обливалась холодной водой, довольному папе положили дочку на живот, и он сам перерезал пуповину, чем невероятно гордится. А еще мы лежали все вместе, рассматривали наше чудо, я кормила ее грудью. Взвешивали, забыли сфотографировать, снова положили на весы, смеялись и радовались нашему общему успеху. А потом пошли в палату, вроде бы надо было отдохнуть, но усталость не ощущалась, хотелось смотреть и смотреть, как она мирно посапывает во сне… и плакать от счастья. Ни за что не смогла бы расстаться с ней. Ни на секунду: зубами бы вцепилась.

После тех родов у нас остался чудесный фильм и фотографии, которые всех умиляют. Фильм мы даем посмотреть друзьям и знакомым, которые боятся рожать или думают, что это некрасиво. Конечно, это невероятный труд – рожать, в какой-то момент мне даже показалось, что я больше не выдержу, не смогу. Хорошо, что рядом были близкие мне люди. Да и из лекций я знала, что в родах есть несколько критических моментов, когда силы тебя оставляют.

Еще до родов я думала, что мне трудно будет выдержать боль, даже порез на пальце казался мне настоящей катастрофой. Но акушерка сказала, что в родах боль другая – конструктивная. Я не совсем поняла, что это значит, только во время родов стало ясно: ты выталкиваешь своего ребенка, ты понимаешь, что происходит, ради чего все это, ты работаешь и нет времени на жалость к себе. Поэтому я могла бы сказать, что было очень больно, но палец порезать больнее. К тому же помогала расслабиться и забирала часть боли вода.

Было несколько неприятных моментов: педиатр, которая хотела ее поскорее осмотреть, перерезав пуповину. Но я наотрез отказалась, дожидались рождения последа. И вообще Я еще не надержалась! И осмотр после родов.

Последующее пребывание в роддоме (три дня, жалею, что осталась) – война за то, чтобы не иссекали пупок, не делали прививку, отказы от антибиотиков (у меня был длительный безводный период) и т. п. Оно чуть не отняло у меня все силы, которые дали роды. Но уверенности полной ни в чем не было, страшно было и мерзко.

Когда наступил третий день, я сказала: “Мы уходим, сейчас же”. Тогда я решила, что второго только дома. Живем мы в махровой коммуналке, но я подумала, что, когда соберемся второго, у нас, наверняка, будет дом. А в акушерке я не сомневалась.

Но все случилось намного быстрее. И я уныло подумала: “Дома не судьба”.

Узнав о второй беременности, я сразу позвонила той же акушерке и сообщила, что мы опять к ней…

С этого и началась вторая история. Готовиться так же хорошо не получалось, ведь Ксюшенька была еще совсем маленькая, зато мы все вместе ходили в бассейн, я делала гимнастику, а она плавала просто как русалка, наверное, водные роды учат детей любить воду и не бояться ее. В любом случае, вода становится для таких детей родной стихией.

Папа был в этот раз “еще более сознательным и заботливым”. Всем интересовался, во всем участвовал, словно заранее чувствовал, какую ответственную роль уготовила ему на этот раз судьба. Я ничего не принимала, ни в какие консультации не ходила, ничего не боялась, была очень активна, носилась, как угорелая, всю беременность. В основном, с Ксенией.

С акушеркой мы обсуждали “домашние роды”, она была не против, но у нас и негде толком рожать, и кто-то мог бы прийти в любой момент, квартира-то коммунальная (вот если бы ночью, и если бы…), в общем, вопрос оставался открытым.

Меня мучило, как оставить Ксению, ведь мы с ней почти не расставались. Если меня не будет несколько дней, а потом я вернусь с младенцем, будет ли это хорошо. К тому же я колебалась, с кем ее оставить (бабушек у нас поблизости нет, а свои роды без поддержки мужа, в том числе и физической, я вообще не представляла), и поэтому где-то в глубине души мне по-прежнему хотелось вообще не уезжать из дома, правда в роддоме я не собиралась оставаться дольше двух-трех часов.

Однако незадолго до назначенного срока я сказала: “А может, сделаем в ванной ремонт?! Все-таки нового человека будем там купать! Нет-нет, конечно, мы уже заплатили за роды в “Радуге”… Хотя дома и стены помогают…” Такое сбивчивое объяснение, кажется, не очень убедило моего мужа, по крайней мере, он начал на меня подозрительно коситься и ремонтировать ванную.

Ксюша была уже готова к появлению нового человека, мы и имя уже все вместе придумали – Настенька. Кроме того, мы собирались подарить ей от Настеньки подарок. Только никак не могли решить, какой. Но до срока еще оставалось несколько дней, поэтому я весьма самонадеянно запланировала массу дел на эти дни, в том числе и секретный выбор подарка (Ксюша родилась точно в срок – день в день, мне казалось, что и в этот раз все должно повториться).

Только у моей второй дочки были свои планы, а потом мы узнали, что она любит спонтанность и неподготовленность во всем. Все, что с ней связано (начиная с зачатия), происходит неожиданно и весьма стремительно. Начались роды, как и в первый раз, с отхождения вод (ночью).

Вместо того, чтобы обрадовать, меня это даже немного расстроило: “Ну вот, ничего не успели, в ванной даже краска не досохла!” Вот эта роковая мысль и плохое настроение предопределили дальнейшее развитие событий. В это трудно поверить, но многие женщины могут неосознанно ускорять или тормозить свои роды, и вообще это процесс очень тонкий, поэтому хороший настрой очень важен.

У меня же не было никакого настроения. Муж пытался меня успокоить, акушерка предупредила, что в моем случае все может произойти очень быстро, но… абсолютно ничего не происходило, так же как настроение не улучшалось. Я была страшно напряжена и не рожала. В обычном роддоме меня почти наверняка “простимулировали бы”, но дело было не в недостатке гормонов, а во внутреннем напряжении, очень хотелось родить самой, для этого нужно было разобраться со своими чувствами и дождаться хоть сколько-нибудь значительных схваток.

Будучи постоянно на связи с акушеркой, я не волновалась. Утром она разрешила пойти нам по магазинам: купить детям подарки. Потом мы вместе обедали, ходили гулять, разговаривали, фотографировались. В роддом ехать совсем не хотелось. Температуры не было, вообще не было ничего настораживающего, правда, схваток серьезных тоже не было (и раскрытие всего 2 сантиметра).

А я все мило улыбалась и, проходя мимо ванной, нюхала, выветрилась ли краска. “Может, поедем вокруг роддома гулять?” Но сколько придется гулять, было неизвестно, приближалась ночь. Как справится с укладыванием Ксении моя подруга, которая приехала с ней посидеть, было неизвестно, поэтому решили оставаться пока дома. Акушерка советовала поспать, чтобы отдохнуть перед предстоящей работой. Все стали укладываться, а она поехала посмотреть, как идут роды еще у одной подопечной.

Дверь за акушеркой закрылась, договорились созвониться сразу, как только что-то изменится, а я отправилась умываться. Открыла кран и почувствовала, что шум льющейся воды уносит все мое напряжение, где-то на краю сознания пронеслось, что схватки усилились, но особого значения я этому не придала, только подумала, что надо посчитать, как часто они идут.

Но нужно было сначала уложить дочку: папа и подруга прочитали ей уже дюжину книжек – эффекта никакого. Пришлось лечь с ней рядышком. Полежала я недолго, но и это было нелегко. Схватки пошли сильные, причем между первой и второй прошло пять минут, между второй и третьей четыре минуты, между третьей и четвертой всего три минуты, не дождавшись следующей, в полной тишине (чтобы не разбудить засыпающего ребенка) я встала, зачем-то натянула на себя свой любимый желтый сарафанчик, в котором рожала в первый раз, в голове пронеслось: “Если поедем в роддом, рожу в машине, впрочем, мне уже и не одеться, успеть бы ванну набрать…” Что рожать будем в воду, как-то даже не обсуждалось. Получилось, как я хотела.

Муж встрепенулся: “Ты чего? Рожаешь что ли?” Ничего себе вопросик в разгар родов. Я просто сказала, что надо ванну помыть. Быстро. Но даже в тот момент мы еще не понимали, насколько быстро. Надо сказать, он ни капельки не растерялся: все делал четко и быстро, как будто мы до этого только тем и занимались, что рожали в своей ванне.

Нервы, конечно, были на пределе, у обоих, впрочем, я рожала, и это занимало меня больше всего на свете. На соседей мне уже было плевать. При этом еще умудрялась давать короткие распоряжения: пробку заткнул, надо звонить, Олю буди (это моя подруга, которая уже заснула, “ничего себе позвали с ребенком посидеть”).

Оказалось, не так-то просто быть сразу за всех, и ванну набирать, и меня держать, в конце концов, как-то удалось разбудить подружку, которая спросонья не могла понять, что происходит, но акушерке сразу начала звонить, чтобы она немедленно поворачивала обратно. Зная скорость наших “скорых”, кажется, про них в этот момент вообще никто не думал. Слава Богу.

Мне же из-за стремительности происходящего было очень трудно приспособиться к новым ощущениям, как-то настроиться, правильно дышать и прочее, поэтому я руководствовалась своими инстинктами. Минут за пять до рождения я полезла в ванну, уже начиная понимать, что акушерка не успеет. Муж, кажется, все еще этого не понимал, потому что спросил: “Что уже в ванну хочется?” Я только сказала: “Только не тяни ее, не трогай руками, просто достань из воды”

А сама только и думала, что же мы будем делать, если вдруг что-то не так, стараясь вспомнить, все что я об этом знаю. Слава Богу, все было хорошо: ни обвития пуповины, ни чего-то еще, родилась она всего за две потуги, которые шли практически без перерыва. Сразу начала кричать, когда муж вытащил ее из воды.

Я прижала Настеньку к себе покрепче, мы скорее выключили свет, прибежала акушерка, снова включили, суматоха была неимоверная, а для меня уже ничего не существовало: только маленький комочек, жадно присосавшийся к груди. Я так была счастлива. Да все были счастливы. И счастье, что все так хорошо произошло. Впрочем, случайностей не бывает.

Потом родился послед, мы пошли в комнату, положили дочку папе на живот. Он опять сам перерезал пуповину (ножницы до сих пор хранит и всем хвастается, что это те самые ножницы…).

Все расслабились, я так просто в эйфории была. Не расслаблялась только акушерка. И не зря. У меня началось кровотечение. Это было опасно, очень опасно. Я поняла это только по ее побледневшему лицу. Опыт и скорость реакции выручили. Я ей обязана жизнью. Безответственно, конечно, получилось.

Потом мы много обсуждали это, анализировали, что и как. Я по-прежнему была рада, что все произошло дома. В роддоме мне было бы не избежать массы процедур, ребенка бы куда-нибудь уволокли, пока со мной возились… Ксения была бы дома, уйти сразу после родов не удалось бы. Антибиотики, наверняка, кололи бы и прочее.

В родах нет ничего случайного. Не так ли? А если о физиологии… Оказывается, я тормозила процесс развития родов, окситоцин копился-копился-копился… А потом словно взрыв…Но даже ЭТО не омрачило той гармонии с ребенком и свободы, которые мы пережили. Той интимности, того счастья. И из поликлиники нас никто не терзал. И подписок-расписок никаких не нужно было писать.

Уже потом, под утро (когда акушерка приехала, она сразу ей десятку по Апгара поставила) Насте проверяли рефлексы, взвешивали (безменом), рассматривали, а она с удовольствием насасывала грудь.

Отдыхали, пили чай и снова переживали все произошедшее: каждый описывал свои впечатления, теперь это казалось смешным. Все произошло именно так: наш папа стал настоящим героем, а Настя “домашним” ребенком. Намного более уравновешенным и здоровым, чем первая дочка.

А утром проснулась Ксюша и спросила: “Это Настенька?” “Да, она ночью родилась!”

Наталья Кулакова


Александр Коток приглашает всех на страницы своего сайта, посвященного прививкам и гомеопатии. Все, кто хочет вырастить здоровых детей, найдут там много интересного.

http://www.homeoint.org/kotok/index.htm

Кроме того, на сайте наконец-то открылся форум:

http://www.homeoint.org/kotok/forum/

Заходите, принимайте участие в обсуждениях!

Наши рассылки и сайты
Рождение без насилия
  (по e-mail: birth@ft.inc.ru)
Психологические тесты
  (по e-mail: test@ft.inc.ru)
Сам себе психолог
  (по e-mail: psy@ft.inc.ru)


Advertising Banner Network F2\  
Рассылка "Рождение без насилия" http://birth.ft.inc.ru
Автор: Ксения Подорова birth@ft.inc.ru

Консультант: Ирина Мартынова irina@ft.inc.ru, профессиональная акушерка из Санкт-Петербурга, одна из создателей системы водных родов, принявшая более 600 домашних родов
Периодичность: 2-4 раза в месяц
Количество подписчиков: 5548



http://subscribe.ru/
http://subscribe.ru/feedback/
Подписан адрес:
Код этой рассылки: science.health.birth
Отписаться

В избранное