Эконометрика

  Все выпуски  

Эконометрика - выпуск 933


"Эконометрика", 933 выпуск, 10 декабря 2018 года.

Здравствуйте, уважаемые подписчики!

*   *   *   *   *   *   *

Заслуживает тщательного анализа последняя речь И.В. Сталина. Как подчеркивает Виктор Трушков, она весьма актуальна в наши дни.

О появлении Дня независимости России вспоминает Юрий Емельянов.

Весьма интересны размышления фантаста Ивана Антоновича Ефремова.

Все вышедшие выпуски доступны в Архиве рассылки по адресу subscribe.ru/catalog/science.humanity.econometrika.

*   *   *   *   *   *   *

Последняя речь И.В. Сталина и её актуальность в наши дни

Виктор Трушков

Сразу уточним: имеется в виду последняя публичная речь. А это было выступление Иосифа Виссарионовича 14 октября 1952 года на последнем, шестнадцатом заседании XIX съезда партии. Уже были приняты все резолюции, оглашён состав избранных съездом Центрального Комитета и Центральной ревизионной комиссии, выслушаны последние приветствия зарубежных гостей. Из всех сталинских выступлений эта речь советского руководителя вспоминается в наши дни, вероятно, чаще всего.

Тут, однако, обращает на себя внимание одна особенность. Обычно цитируется только одно положение из короткой, но удивительно плотной, ёмкой, насыщенной речи, обращённой прежде всего к представителям братских коммунистических партий, которые действуют в капиталистических странах. Процитируем его:

"Раньше буржуазия позволяла себе либеральничать, отстаивала буржуазно-демократические свободы и тем создавала себе популярность в народе. Теперь от либерализма не осталось и следа... Знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт. Я думаю, что это знамя придётся поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперёд, если хотите собрать вокруг себя большинство народа. Больше некому его поднять.

Раньше буржуазия считалась главой нации, она отстаивала права и независимость нации, ставя их "превыше всего". Теперь не осталось и следа от "национального принципа". Теперь буржуазия продаёт права и независимость нации за доллары. Знамя национальной независимости и национального суверенитета выброшено за борт. Нет сомнения, что это знамя придётся поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперёд, если хотите быть патриотами своей страны, если хотите стать руководящей силой нации. Его больше некому поднять".

Всё, что за пределами этой цитаты, как-то не вспоминается, более того - не замечается. Наоборот, приведённое положение подаётся как самостоятельное, единственно в наши дни актуальное, как квинтэссенция последней публичной речи вождя, как прямо-таки его завещание на долгие времена.

Но если толковать эту речь так, то Сталин оказывается в очередной раз оклеветанным... его поклонниками, которые вроде бы и не помышляют отрекаться от Иосифа Виссарионовича. Перечитайте ещё раз фразу. Получается, что революционер Сталин призывает международное коммунистическое движение поднять знамя буржуазной демократии и буржуазного национализма. Разве это не коренное извращение неизменного большевизма Сталина?! А шустрые антисталинисты уже готовы подхватить упавший им в руки тезис и "развить" дальше: так ведь Сталин-то на том съезде от большевизма отказался, партия, даже в скобках, перестала именоваться большевистской...

Но Сталин в своей последней речи ни от себя, ни от большевизма ни на йоту не отрекался. Тогда чем же обусловлен выбор темы его выступления на XIX съезде ВКП(б)-КПСС (мы используем здесь двойное название партии потому, что съезд созывался и проходил с 5 по 13 октября 1952 года включительно как съезд ВКП(б) и только на вечернем заседании 13 октября, ближе к полуночи, было проголосовано решение о новом названии партии)? Ответ прост: особенностью съезда, о которой теперь мало когда вспоминают, его внутренней логикой.

Между тем XIX съезд советских коммунистов от всех предыдущих имел одно существенное отличие: на нём впервые присутствовали делегации братских марксистско-ленинских партий. Всем руководителям 44 делегаций было предоставлено слово для выступлений (кстати, их анализ мог бы представлять самостоятельный интерес). Это была впервые опробованная форма деловых встреч партий, образующих международное коммунистическое движение.

Традиция такого общения прижилась и сохраняется до сих пор. Вспомним: делегации братских партий приглашались на XX, XXII - XXVII съезды КПСС, и каждый из них был местом общения и обмена мнениями. Эта традиция была сохранена и после того, как КПСС в 1991 году сошла с исторической сцены: на очередных IV, VII, XIII, XV съездах КПРФ присутствовали представители зарубежных коммунистических и рабочих партий. А после съездов состоялись их международные информационные встречи, на которых проходил деловой обмен мнениями, хотя и не принималось никаких заключительных документов. Более того, функция общения делегаций братских партий была одной из главных причин их приглашения на наши партийные съезды. И если на очередной, XVII съезд КПРФ, проходивший в мае 2017 года, зарубежные гости не приглашались, то как раз потому, что в связи со 100-летием Великой Октябрьской социалистической революции на ноябрь 2017 года была запланирована в РФ очередная XIX Международная встреча коммунистических и рабочих партий.

Закладка новой традиции в 1952 году была исторической необходимостью. Приверженцам марксизма-ленинизма международное коммунистическое движение никогда не представлялось некой механической суммой партий, они всегда рассматривали его как живой целостный организм, составные части которого обладают самостоятельностью, но не автономностью. Ко времени XIX съезда ВКП(б)-КПСС уже 5 лет работало Информационное бюро коммунистических и рабочих партий, но в него входило только 8 правящих партий стран, строивших социализм, во главе с СССР (в 1947-1948 годах входила также Компартия Югославии), а также Итальянская и Французская коммунистические партии. Это было, во-первых, сообщество европейских компартий, во-вторых, партий, нацеленных на формирование мировой социалистической системы.

Но требовалась ещё если не координация действий, то взаимное информирование о положении дел в коммунистических партиях в международном масштабе, надо было время от времени сверять часы. Между тем такая потребность у разных партий существовала не в одинаковой степени, что определялось разной обстановкой в странах, где они работали, и, следовательно, неодинаковыми задачами, которые они решали. Значит, сказать о насущной необходимости систематического сотрудничества должен был человек, который обладал в коммунистическом движении безусловным авторитетом, - И.В. Сталин.

Тема совместной классовой борьбы была главной в последней речи Сталина. Своё слово он начал с естественной благодарности гостям-единомышленникам за "приветственные обращения, за дружеские приветствия, за пожелание успехов, за доверие". Но к этому выражению благодарности он подошёл как диалектик. Конечно, он подчеркнул: "Было бы ошибочно думать, что наша партия, ставшая могущественной, не нуждается больше в поддержке. Это неверно. Наша партия и наша страна всегда нуждались и будут нуждаться в доверии, в сочувствии и поддержке братских народов за рубежом". Но тут же указал: "Особенность этой поддержки состоит в том, что всякая поддержка миролюбивых стремлений нашей партии со стороны любой братской партии означает вместе с тем поддержку своего собственного народа в его борьбе за сохранение мира".

В подтверждение такой связи он вспомнил про английских рабочих, которые в 1918-1919 годах организовывали борьбу под лозунгом "Руки прочь от России!": это была поддержка борьбы своего народа против войны, а потом и поддержка Советской власти в России. Сталин привёл и пример из начала 1950-х годов: "Когда товарищ Торез или товарищ Тольятти заявляют, что их народы не будут воевать против народов Советского Союза, то это есть поддержка, прежде всего поддержка рабочих и крестьян Франции и Италии, борющихся за мир, а потом и поддержка миролюбивых стремлений Советского Союза".

И далее он сформулировал первый вывод: "Эта особенность взаимной поддержки объясняется тем, что интересы нашей партии не только не противоречат, а, наоборот, сливаются с интересами миролюбивых народов".

Второй сталинский вывод был о том, что авангардом международной борьбы за мир и классовые интересы трудящихся являются коммунистические партии стран, строящих социализм, во главе с советским народом. В речи на XIX съезде он сказал:

"После взятия нашей партией власти в 1917 году и после того, как партия приняла реальные меры по ликвидации капиталистического и общественного гнёта, представители братских партий, восхищаясь отвагой и успехами нашей партии, присвоили ей звание "Ударной бригады" мирового революционного и рабочего движения. Этим они выражали надежду, что успехи "Ударной бригады" облегчат положение народам, томящимся под гнётом капитализма. Я думаю, что наша партия оправдала эти надежды, особенно в период второй мировой войны, когда Советский Союз, разгромив немецкую и японскую фашистские тирании, избавил народы Европы и Азии от угрозы фашистского рабства.

Конечно, очень трудно было выполнять эту почётную роль, пока "Ударная бригада" была одна-единственная и пока ей приходилось выполнять эту передовую роль почти в одиночестве. Но это было. Теперь - совсем иное дело. Тогда, когда от Китая и Кореи до Чехословакии и Венгрии появились новые "ударные бригады" в лице народно-демократических стран, теперь нашей партии легче стало бороться, да и работа пошла веселее".

Третий сталинский вывод, заложенный в речи на XIX партсъезде, состоит в том, что "особого внимания заслуживают те коммунистические, демократические или рабоче-крестьянские партии, которые ещё не пришли к власти и которые продолжают работать под пятой буржуазных драконовских законов. Им, конечно, труднее работать".

И Сталин достаточно подробно объясняет, почему так. Буржуазия отказалась от либерализма. Эта её характеристика справедлива и сегодня. Да, она по-прежнему талдычит, что частная собственность неприкосновенна, но не желает вспоминать отцов либерализма, которые защищали далеко не всякую частную собственность. Да, в соответствии с теорией трудовой собственности первого либерала Дж. Локка, она неприкосновенна, но только тогда, когда создана непосредственно личным трудом. Впрочем, нынешние буржуа сами признают, что они ориентируются отнюдь не на либерализм, а на его вороватую интерпретацию, названную неолиберализмом.

Сталин также обратил внимание на то, что в эпоху послевоенного империализма начался процесс формирования транснациональных капиталистических отношений. Нет, прогнозов о появлении ТНК и тем более о глобализации он не высказывал. Но обнаружил, что интересы капиталистических союзов вступают в противоречие с интересами наций и буржуазным принципом существования национальных государств, хотя исторически ни нации, ни национальные государства себя ещё не исчерпали. Они ещё жизненны, но уже противоречат интересам империалистической буржуазии, стремящейся закрепить экономический раздел мира окончательным разделом рынков, превратив их в зоны влияния. Значит, на определённых стадиях капиталистического развития знамя национального суверенитета придётся брать в руки коммунистическим партиям, безусловно сохраняя при этом верность пролетарскому интернационализму.

Особого внимания заслуживает четвёртый сталинский вывод, заложенный в его речи на XIX съезде ВКП(б)-КПСС. Он связан с применением на практике ленинской идеи о чередовании "мирных" и немирных стадий (полос, периодов) в развитии капитализма.

Капиталистическая конкуренция, мотором которой является погоня за прибылью, приводит к постоянно меняющемуся соотношению сил не только между компаниями, но и государствами, в которых владельцы этих компаний являются резидентами (плательщиками налогов) и, значит, требуют от государств, чтобы они защищали их интересы. Пиком, который завершает такой этап мировой империалистической конкуренции, является передел мира. Он, естественно, не может быть мирным. В.И. Ленин в качестве примера указывал на Первую мировую войну. С точки зрения экономических процессов таким же пиком передела мира была Вторая мировая война.

Завершение войны фиксирует, закрепляет новое соотношение сил участвующих в ней империалистов. После этого акулы капитала приступают к освоению добычи. Для этого им нужен относительный мир. Потому наступает "мирная" полоса, мирный цикл в развитии капитализма.

Капитал доволен. Он перестраивается, привлекая к этому процессу частично и наёмный труд. Подъём капиталистической экономики победителей, получившей подкормку в виде захваченных трофеев, даёт возможность наёмным, эксплуатируемым работникам вести относительно успешную борьбу за повышение цены своей рабочей силы. Классовая борьба продолжается, но революционной ситуации до наступления нового обострения общественных противоречий не предвидится.

Исторический опыт после поражения Парижской коммуны убедил большевиков, что в такую пору в борьбе за интересы трудящихся доминируют механизмы буржуазной демократии. Такое положение сохраняется до нового системного кризиса капитализма, когда в повестку дня встанет вопрос о новом переделе мира, наступит новая немирная полоса истории капитализма.

После Второй мировой войны сложилась небывалая ситуация. С экономической точки зрения империалистические акулы нуждались в относительном мире, чтобы утилизировать захваченную добычу. Но итоги войны не ограничились капиталистическим переделом мира. Они породили ещё и социалистический лагерь, который на глазах перерастал в мировую социалистическую систему. А тут ещё фактор монопольного владения Соединёнными Штатами Америки ядерным оружием. Поэтому мирная полоса капитализма сильно попахивала порохом. В этой ситуации сохранение мира становилось для коммунистов формой классовой борьбы. Без мира невозможно было формирование мировой социалистической системы. Поэтому ВКП(б)-КПСС стала авангардом борьбы за мир.

На XIX съезде КПСС И.В. Сталин говорил о новой расстановке классовых сил, когда в революционном движении появился целый отряд "ударных бригад". Но они, чтобы развиться и укрепиться, заинтересованы в том, чтобы сохранялась мирная полоса развития капитализма, без которой не будет мира во всём мире. Ещё за полтора года до XIX партсъезда Сталин в "Беседе с корреспондентом "Правды" утверждал: "Мир будет сохранён и упрочен, если народы возьмут дело сохранения мира в свои руки и будут отстаивать его до конца".

А в условиях "мирной" стадии (полосы) развития капитализма, которая может продлиться, пока не созреет новый глобальный передел мира, коммунистическим партиям предстоит поднять знамя буржуазно-демократических свобод, знамя национальной независимости, оставаясь неотъемлемой составной частью "мирового революционного, рабочего движения". Это надо для того, чтобы в борьбе с буржуазией стать "руководящей силой нации", оставаясь партией социалистической революции и помогая созреть революционной ситуации.

Закончил свою речь Сталин почти на эзоповом языке: "Понятно, что все эти обстоятельства должны облегчить работу коммунистических и демократических партий, не пришедших ещё к власти. Следовательно, есть все основания рассчитывать на успехи и победу братских партий в странах господства капитала".

На рубеже 1980-1990-х годов, когда наступила пора передела мира, руководители КПСС сталинские слова не хотели даже слышать. Сегодня мы снова вступаем в стадию империалистического передела мира, так как трофеи, захваченные в ходе реставрации капитализма на просторах СССР и европейских социалистических стран, империалистический Молох уже переварил. Неужели снова отмахнёмся от сталинского наказа?

Газета "Правда" No.22 (30665) 2-5 марта 2018 года

1 полоса

*   *   *   *   *   *   *

Тихий день

Юрий Емельянов

В конце мая 2018 г. в СМИ напомнили, что июнь начнется с трудовой недели, которая будет длиться 6 дней. Зато потом граждане России будут отдыхать три дня подряд: в воскресенье, понедельник и во вторник, 12 июня, который является праздничным.

Однако в ходе опроса, проведенного Левада-центром, выяснилось, что среди населения страны нет единства относительно того, почему этот день является "красным днем календаря". 47% опрошенных считают, что это "день России", 33% решили, что 12 июня - "день независимости России". 6% респондентов не могли ответить на вопрос, но вспомнили о Борисе Ельцине. 8% ничего не сказали в ответ. 4% вообще отрицали, что этот день является праздничным.

Разнобой в ответах в значительной степени связан с тем, что, несмотря на то, что в 1994 г. 12 июня было провозглашено Днем независимости России, в 2002 г. он был переименован, получив название "День России". Кроме того, многие жители России успели позабыть, при каких обстоятельствах 12 июня стало нерабочим днем.

Ельцин против Полозкова 

Неслучайно 6% респондентов, не сумевших вспомнить название праздничного июньского дня, все же справедливо предположили, что его учреждение связано с деятельностью Бориса Ельцина. Те же граждане России, кто не забыл бурных событий конца 80-х гг., наверняка помнят, что 12 июня стало знаменитым благодаря первому Съезду народных депутатов РСФСР, открывшемуся в мае 1990 г. Состоявшийся за год до этого первый Съезд народных депутатов СССР продемонстрировал острую конфронтацию большинства депутатов с членами так называемой Межрегиональной группы. Одним из ее лидеров стал бывший первый секретарь Московского городского комитета КПСС и бывший кандидат в члены Политбюро Б.Н. Ельцин.

Однако Ельцин не был единственным руководителем политической оппозиции на всесоюзном Съезде. Кроме того, его положение на Съезде не позволяло ему играть решающую роль. Он вошел в состав Верховного Совета лишь благодаря отказу депутата А.И.Казанника от своего мандата в пользу Ельцина. В составе Верховного Совета Ельцин занял лишь пост председателя комитета по строительству.

Ельцин намеревался занять ведущую позицию во всероссийском парламенте после своего избрания в марте 1990 г. народным депутатом РСФСР. К тому времени политический кризис в Советской Стране продолжал углубляться, а силы политической оппозиции активизировались. На открывшемся 16 мая 1990 г. Съезде народных депутатов России Ельцин возглавил оппозиционные либеральные силы, прикрывавшиеся лозунгами демократии и выдвигавшие популистские требования.

Но одновременно в стране ширилось сопротивление нараставшим антисоветским силам. Одним из центров борьбы за сохранение социалистического строя стал Краснодарский край, партийную организацию которого в это время возглавлял Иван Кузьмич Полозков. Однако такой боевой настрой разделяли не во всех субъектах Федерации, представленных на Съезде. К тому же в центральных органах партии не было организовано действенное контрнаступление на оппозицию.

Участие коммунистов в выборах на Съезд народных депутатов России контролировал секретариат ЦК КПСС, в котором в это время значительную роль играл близкий к М.С. Горбачеву Вадим Андреевич Медведев. Вспоминая, что к 1990г. Медведев обычно председательствовал на заседаниях секретариата ЦК КПСС, В.И. Воротников писал: "Это был не лучший выбор по существу, хотя и точно рассчитанный ход. Для Медведева это дело было совершенно не по натуре. Опыта организационно-политической работы он не имел. Заседания Секретариата собирались редко, проходили вяло, бесцветно, неорганизованно. Сталкиваясь с трудными вопросами, он терялся, тянул, откладывал на потом. Это особенно возмущало меня, когда речь шла о подготовке и проведении выборов народных депутатов РСФСР и первого Съезда. Горбачев полностью столкнул эту работу на Медведева, а тот незамедлительно перебросил ее на нового, малознакомого москвичам секретаря ЦК Ю.А. Манаенкова".

К тому времени Юрий Алексеевич Манаенков возглавил отдел организационно-кадровой работы. Его кандидатуру на пост председателя Верховного Совета РСФСР выдвигал М.С. Горбачев. По словам Полозкова, "тихий и невозмутимый" Манаенков был "незаменимым кабинетным работником", но "данными публичного политика не обладал", а потому Иван Кузьмич счел предложение Горбачева провокационным. Да и сам Манаенков отказался от этого выдвижения, сославшись на плохое здоровье после контузии, полученной во время пребывания в Афганистане в качестве политического советника.

Возможно, нездоровье Манаенкова помешало ему активно заняться делами подготовки Съезда, которые были возложены на его заместителя В.С. Бабичева. Поэтому еще до начала Съезда Полозков позвонил Бабичеву, чтобы поделиться с ним своими опасениями по поводу настроений среди депутатов Съезда. Однако, по словам Полозкова, "делового разговора с Владимиром Степановичем не получилось. Он, как всегда чрезмерно суетливый и самонадеянный, отрезал: "Мы занимаемся этим делом постоянно и знаем, что делать".

Тогда Полозков позвонил председателю Президиума Верховного Совета РСФСР В.И. Воротникову, который до этого наотрез отказался участвовать в выборах на вновь учрежденный пост Председателя Верховного Совета РСФСР. Полозков вспоминал: "Воротников на мою тревожную информацию ответил отрешенно: "Дело пущено на самотек, никто из ЦК с депутатами не работает, на местах работников партийных комитетов игнорируют, на наши просьбы и предложения тоже никто не откликается". 

Вскоре после начала Съезда депутаты выдвинули кандидатами на пост председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н.Ельцина и И.К. Полозкова. Кроме того, в список кандидатов был включен старший преподаватель Казанского авиационного института В.И. Морокин.

Итоги первого тура голосования, состоявшегося 25 мая, были оглашены на следующее утро на заседании Съезда председателем Счетной комиссии, директором Ростовского НИИ онкологии Ю.С.Сидоренко. Из доклада Сидоренко следовало, что из 1038 депутатов, которые приняли участие в голосовании, за Ельцина Б.Н. проголосовало 497, за Полозкова И.К. - 473, за Морокина В.И. - 5. Поскольку для победы на выборах кандидат должен был получить 532 голоса (на один голос больше половины числа народных депутатов), было объявлено о необходимости проведения второго тура голосования. 

Эти итоги выборов были объявлены всеми советскими средствами массовой информации. Лишь много лет спустя в своей книге воспоминаний "Обманутые надежды. (Или как разрушали нашу страну)", И.К. Полозков сообщил своим читателям то, о чем умолчали в мае 1990 г. телевидение, радио и газеты: "После доклада Сидоренко три члена Счетной комиссии заявили мне, что Ельцину членами Счетной комиссии приписано 46 голосов. Их они взяли у Морокина, за которого проголосовало не 5, а 51 депутат. Таким образом, по их подсчетам, лидирует не Ельцин, а Полозков. Одним из трех тех товарищей был И.А. Болотов, заведующий Курским областным отделом народного образования, кандидат педагогических наук, в прошлом директор педагогического училища в городе Рыльске. Честность и принципиальность Ивана Антоновича я хорошо знал по многолетней совместной работе, и сомнений в его информации у меня не возникало. Я попросил их оповестить о подлоге в Счетной комиссии Бабичева, Манаенкова и Морокина, с тем, чтобы сделать заявление съезду для принятия соответствующих мер".

Полозков вспоминает: "Заявление Морокину до конца демократы высказать не дали. Бабичев сообщил мне, что он проинформировал Медведева и попросил придать этому факту широкую гласность и соответственно отреагировать на него. Мер никаких не последовало". 

26 мая состоялся второй тур голосования. На сей раз Сидоренко объявил, что за Ельцина проголосовало 503 депутата, за Полозкова - 458. Полозков вспоминает: "Вечером того же дня ко мне в гостиницу вновь пришел Болотов и заявил, что, по их подсчетам, за меня во втором туре голосования было подано не 458, а 524 голоса. Если считать итоги голосования от числа присутствующих на Съезде, то за меня проголосовала половина (519) + 5 голосов. То есть меня вполне можно было объявлять победителем. Но председатель Счетной комиссии Сидоренко предложил при определении результатов голосования за основу взять не наличие депутатов на Съезде, а количество избирательных округов, созданных по России, т.е. 1062. При голосовании за это предложение мнения членов Счетной комиссии разделились поровну, и тогда Юрий Сергеевич применил практику, сложившуюся в ученых советах научных учреждений при таких ситуациях, где голос председательствующего считается за два. Позднее Юрий Сергеевич с глубочайшим сожалением поведал мне, когда мы сидели с ним в одной камере тюремного заключения при задержании нас с ним вместе с большой группой депутатов, выступивших против правового беспредела Ельцина в октябре 1993 года".

Болотов не ограничился тем, что сообщил Полозкову о фальсификации итогов голосования. По воспоминаниям Полозкова, Болотов, а также еще два члена Счетной комиссии "отказались подписывать протокол подсчета голосов и сделали заявление об этом прессе и Бабичеву". Сам Полозков встретился с Сидоренко и сообщил, что ему известно о "подтасовках в итогах голосования, и предупредил, что если он позволит что-либо подобное в дальнейшем, мы будем требовать открытого пересчета голосов и привлечения его к ответственности. Юрий Сергеевич оправдывался и заверил меня в том, что впредь в комнату подсчета голосов он не допустит посторонних, а сам будет строже контролировать работу членов Счетной комиссии". Полозков писал, что второй секретарь Краснодарского крайкома партии Б.Г. Кибирев и секретарь Ростовского обкома КПСС В.М. Губский "письменно проинформировали о подлогах с подсчетом голосов секретаря ЦК КПСС Манаенкова. Никаких действий со стороны ЦК опять не последовало".

Как Ельцин стал председателем Верховного Совета России

К этому времени у Полозкова не было сомнений в том, что нежелание высших деятелей ЦК пресечь подлог объяснялось позицией Горбачева. Воротников объяснял Полозкову: "Ну сколько раз тебе можно говорить, Михаил Сергеевич видит на этом посту Ельцина. Он думает, что и этот шаг добавит ему веса в глазах Рейгана, Тэтчер, Коля". В то же время, увидев, что на самом деле Полозков одержал победу, которая была у него украдена лишь с помощью фальсификации итогов голосования, Горбачев и его союзник Яковлев решили оказать давление на самого Полозкова. 

27 мая Полозков был приглашен к А.И. Яковлеву. По словам Полозкова, Яковлев "озабоченно произнес: "С выборами сложилась патовая ситуация. Даже если кто-то из вас победит в третьем туре, перевес будет незначительный и съезд народных депутатов окажется неработоспособным и бесперспективным. Ни одно взвешенное и конструктивное решение в такой обстановке принять будет невозможно. Ельцин намерен в третьем туре голосования снять свою кандидатуру - и, наверное, он предложит вместо себя либо Михаила Бочарова, либо Сергея Филатова. Нам надо быть к этому готовыми. Но сделает это при условии, что вы откажетесь от участия в дальнейших выборах. Власов в таком случае будет смотреться более предпочтительно". 

В это время А.В. Власов был председателем Совета министров РСФСР. Полозков вспоминал: "С Власовым я одновременно пришел в аппарат Отдела организационно-партийной работы... Мне нравился этот спокойный, рассудительный и мудрый сибиряк. Затем он много лет успешно работал первым секретарем Чечено-Ингушского обкома КПСС, и оттуда на ту же должность был переведен в Ростов... Будучи министром внутренних дел СССР, а затем Председателем Правительства России, он внимательно относился ко всем моим просьбам, давая дельные советы. Отношения наши переросли в дружеские, меня всегда тянуло к таким серьезным, обстоятельным людям. И вот теперь его явно подставляли".

Отвечая Яковлеву, Полозков усомнился в том, что Ельцин откажется от участия в выборах, сказав: "Может случиться так, что я сниму свою кандидатуру, а он останется и тогда при любом раскладе Ельцин будет избран. Это будет беда не только для России, но и для Союза". 

Яковлев продолжал уговаривать Полозкова. Он говорил о популярности идеи перестройки среди советских людей, высоком авторитете Горбачева в стране и во всем мире. Полозков вспоминал: "Резко повернувшись ко мне, он вдруг спросил, что я буду делать с этим составом депутатов, ведь мне не удастся провести голосованием ни одного решения, это же будет моим личным политическим банкротством. В его пронизывающем взгляде была явная угроза".

Полозков спокойно отвечал: "Как только будет избран Председатель, расстановка сил на съезде изменится вмиг. Откровенных антикоммунистов среди депутатов не более 350 человек. Они будут трепать нервы, но против конституционного большинства они ничего не сделают. В крайнем случае, наиболее отъявленных бузотеров и дезорганизаторов можно будет лишить депутатских мандатов. Но сегодня надо встряхнуть наш актив, даже при таком мошенническом подсчете голосов нам для победы не хватает всего лишь полсотни голосов". Яковлев прервал беседу, предложив Полозкову еще раз обдумать его предложение и вновь собраться вечером. 

Вечером состоялось совещание в секретариате ЦК, которое вел Медведев. Помимо Полозкова пришли также Воротников, Яковлев, Крючков, Власов, Бабичев, сотрудники аппарата ЦК. Медведев сообщил, что на состоявшемся только что у Горбачева совещании многие секретари обкомов говорили, что "Политбюро подошло беспечно к подготовке Съезда <...>, не высказывает своей принципиальной политической позиции. В то же время команда Ельцина работает активно, нагнетает нервозную обстановку".

Выступивший после Медведева Яковлев заявил: "Иван Кузьмич сделал большое дело. В сложившейся обстановке ему надо снять свою кандидатуру, а вместо него предложить съезду Власова. Это переломит ситуацию, оживит съезд, привлечет дополнительные голоса". Против этого предложения выступил Воротников. Он исходил из того, что "многие депутаты голосуют в данном случае не за Ельцина или за Полозкова, а против рыхлой и непоследовательной позиции Политбюро, против Горбачева, в частности. Надо поработать с этой частью депутатов - и победа Полозкова будет обеспечена".

В своем выступлении Полозков заявил, что выполнит "решение Политбюро, если оно будет принято, но данный ход не из лучших. Следовало бы срочно собрать не только секретарей обкомов, но и всех наших активных товарищей и попросить их поработать оставшееся время с сомневающимися депутатами. Особое внимание следовало бы обратить на руководителей делегаций из национальных автономий. Им Ельцин наобещал многое, да и дисциплина среди их делегаций покрепче. Председателя Счетной комиссии коммуниста Сидоренко надо официально предупредить о партийной и уголовной ответственности за махинации с подсчетом голосов". В случае принятия предложения Яковлева Полозков предсказал поражение Власова в третьем туре голосования.

Полозков вспоминал: "Яковлев, положив свои тяжелые руки мне на плечи, напористо произнес: "Иван Кузьмич, а мы ведь знали вас как скромного и дисциплинированного коммуниста. Не навязывайте, пожалуйста, своего ошибочного мнения членам Политбюро. То, что мы обсуждаем, согласовано с Михаилом Сергеевичем, всеми другими членами Политбюро. Они разделяют нашу точку зрения и верят в ваше благоразумие". Присутствующие дружно поддержали всесильного Александра Николаевича".

В своих мемуарах Полозков писал: "Я, окончательно разбитый морально и изрядно измотанный физически, покинул помещение, где многие десятилетия принимались выверенные решения, определяющие судьбы Родины и наших народов... Мне было стыдно перед товарищами, поверившими мне и стойко державшимися все эти дни сами и всячески воодушевлявшими меня и других".

На другой день Полозков выступил на Съезде с заявлением о снятии своей кандидатуры. Он вспоминал: "Мое выступление шокировало нашу половину депутатов и с воодушевлением было принято противной стороной. Я покидал трибуну съезда, чувствуя себя изрядно побитым, как очень сильно нашкодивший несмышленыш. Это ощущение не покидает меня до сих пор, какие бы оправдания того моего поступка я не придумывал. Оказывается, прескверно чувствовать себя разменной монетой в руках мошенников, в том числе и политических".

Как и предвидел Полозков, Ельцин не снял свою кандидатуру. Иван Кузьмич оказался также прав, предсказав провал Власова в третьем туре. Счетная комиссия объявила, что Власов получил 467 голосов, а Ельцин - 535. Полозков писал: "Минимумом, без единого лишнего голоса Борис Николаевич стал Председателем Верховного Совета РСФСР". По убеждению Полозкова, так был открыт путь тем, кто творил "черное разрушительное дело" по уничтожению великой страны. "Вопрос стал о технологии разрушения. Ее было кому подсказать. Вокруг Ельцина и его ближайшего окружения роем вились советники из спецслужб откровенно и исторически недружественных нам стран".

Дорога в Беловежскую Пущу была проложена в Москве

12 июня 1990 г. на рассмотрение Съезда был вынесен проект Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Полозков замечал: "Текст декларации... был явно рассчитан на возбуждение сепаратистских, националистических и иных деструктивных чувств российского обывателя. В то же время то был призыв всех националистических, антирусских элементов в союзных республиках включиться в развал СССР под видом демократизации, свободы и суверенитета".

По справедливой оценке Полозкова, ключевой в Декларации была ее пятая статья, которую он полностью привел в книге своих воспоминаний. Статья провозглашала верховенство "Конституции РСФСР и законов РСФСР на всей территории РСФСР". Одновременно приостанавливались "действия актов Союза СССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР". Статья устанавливала "исключительное право народа на владение, пользование и распоряжение национальными богатствами России. Эти положения открывали путь для непризнания всесоюзных законов и узурпации правительством России власти на территории РСФСР.

После оглашения текста Декларации слово взял Полозков. Он вспоминал: "Я вышел на трибуну и стал призывать депутатов вникнуть в суть навязываемого съезду документа, открыто и без обиняков заявил, что мы этим документом узакониваем развал СССР, снимаем правовую ответственность с тех, кто этого добивается. Либеральная часть депутатов криками и воплями заглушала любые возражения, обвиняла коммунистов в предательстве России и ее национальных интересов".

Полозков и его сторонники добились постатейного голосования текста Декларации. После голосования было объявлено, что за пятую статью проголосовало 1033 депутата, а против - лишь 5. Было заявлено, что против проекта Декларации в целом проголосовало лишь 12 депутатов. Полозков сомневался в точности этих данных. Он лично видел, что против проекта голосовали "Борис Киберев, В.И. Воротников, сидевшие рядом, Виталий Прилуков и Александр Соколов из подмосковной делегации, Валентин Чикин, сидевший напротив". Заметил Иван Кузьмич "и еще несколько рук, неизвестных мне тогда депутатов, поднятых против". Разумеется, в большом зале были и другие голосовавшие против Декларации депутаты, которых физически не мог разглядеть Полозков со своего места. Оценки некоторых СМИ и личный опрос Полозкова убедили его в том, что против Декларации проголосовало не менее 50 депутатов. И все же, несомненно, что подавляющее большинство депутатского корпуса одобрило Декларацию. Было также очевидно, что многие из тех народных депутатов, которые голосовали за Полозкова, а затем за Власова, поддержали проект, составленный сторонниками Ельцина. Поражаясь такому результату, Полозков писал: "То был трудно объяснимый факт массового умопомешательства".

Для объяснения этого и других случаев иррационального поведения ответственных людей России, облеченных доверием большинства населения самой крупной республики СССР, Полозков обратился к воспоминаниям, запечатленным почти на 600 страницах упомянутой выше книги. Полозкову помогала блестящая память, позволившая ему вспомнить имена, фамилии сотен людей. (Лишь в редких случаях автор книги признает, что не может вспомнить фамилию описываемого им лица.) Полозков не забыл ни своих родных и близких из родной курской деревни, ни друзей по службе в Военно-морском флоте, ни многочисленных коллег по работе, а также многих советских деятелей, с которыми он познакомился на различных ступенях комсомольской, а затем партийной работы на уровне райкомов, обкомов и ЦК КПСС. Навык же автора многочисленных аналитических записок и умение видеть мир глазами художника и писателя позволили Полозкову создать индивидуализированные характеристики множества персонажей, а заодно обратить внимание на такие события и явления прошлого, которые раскрывают его по-новому. 

В отличие от нынешних властителей России, Полозков не возлагает вину за крушение Советской страны огульно на Коммунистическую партию. Обратившись к конкретным событиям прошлого, Полозков ярко описал немало коммунистов, добросовестно выполнявших свой партийный и государственный долг и старавшихся сделать "все для человека, все для счастья его".

Вместе с тем правдивый рассказ Полозкова позволяет увидеть причины неспособности многих лиц, занимавших управленческие позиции в правящей партии и Советском государстве разного уровня, вести себя адекватно политической обстановке, сложившейся в стране с конца 80-х гг. Парадоксальным образом грандиозные достижения советского строя, успешно функционировавшая система управления Советской страной, прочная партийная и государственная дисциплина, игравшая важную роль в исполнении намеченных планов развития страны, имели свою теневую сторону, порождая самоуспокоенность, склонность следовать привычному стилю работы. На протяжении своих воспоминаний Полозков не раз сетовал по поводу дефицита инициативных людей, необходимых для руководящей работы, и избытка тех, кто относился к делам формально. 

Однако нехватка инициативных людей, предлагавших оригинальные решения, порой приводила к тому, что поддержку получали авторы сомнительных проектов, не суливших быстрое преодоление возникавших трудностей. Полозков рассказал об одном секретаре райкома, который предложил использовать новую сеялку. Она производила сразу четыре операции на поле, что сокращало расход горючего и объем работ. Пропаганда новой сеялки прекратилась лишь после того, как было доказано, что этот способ сева привел к падению урожайности в районе. 

В те годы желание решить в кратчайшие сроки многочисленные проблемы развития способствовало поиску панацеи. Достаточно вспомнить повсеместное распространение кукурузы на полях страны. Одновременно выдвигались планы выполнения производственных заданий в кратчайшие сроки вроде призыва обогнать США по производству мяса, молока за 2-3 года. Зачастую установки на быстрое увеличение производства не были научно обоснованными, а потому они оставались невыполненными. 

Кроме того, внимание руководства страны к решению задач количественного роста производства отставало от осмысления качественного характера общественного развития. Поступив в Академию общественных наук, Полозков столкнулся с тем, что книгу "Развитой социализм", написанную ректором этого учебного заведения В.А. Медведевым, "настойчиво рекомендовали в качестве учебного пособия, хотя по сути это был весьма посредственный труд, натужно восхвалявший нашу непростую и нелегкую действительность".

Открывал занятия во вновь открытой академии второй секретарь ЦК и главный теоретик партии М.А. Суслов. Полозков вспоминал: "Речь Михаила Андреевича была строго выдержана в духе тех лет и по форме и по существу. Вроде бы все в ней было правильным и в то же время ничего такого, что привлекало своей новизной, освежало бы повседневное уже привычно-нудное освещение нашей противоречивой жизни. Мы не услышали тревоги в связи с назревшими и всем очевидными проблемами, как и призыва к поиску прорывов в устоявшемся багаже наших познаний, о котором к тому времени уже было наговорено достаточно много противоречивого, нередко до взаимного исключения".

Нежелание замечать реальные проблемы общества, неумение их осмыслять теоретически привело к идейному разоружению многих членов партии, в том числе и ее ведущих активистов. Глубокие теоретические знания воспринимались как устаревшие формулы и вытеснялись обывательскими суждениями. В результате эти люди не смогли разглядеть фальшь посулов "ускорения", а затем не сумели увидеть отсутствие продуманности в лозунге "перестройки", заметить демагогичность лозунга "гласности", опасность применения "нового мышления" в отношениях с западными державами. Разочаровавшись же в Горбачеве, они с легкостью необыкновенной решили поддержать Ельцина и его призывы к независимости России за счет СССР и беспредельного расширения суверенитета автономных республик за счет России.

Полозков был убежден в том, что Горбачев и Ельцин вместе творят одно дело. И это доказывалось тем, что центральные власти ничего не сделали для того, чтобы объявить Декларацию, принятую 12 июня 1990 г., незаконной. Полозков подчеркивает: "Никто из первых руководителей страны и пальцем не пошевелил, и словом не обмолвился по факту невиданного в истории юридического обоснования развала государства... Злые силы приступили к новому этапу разрушения великой и могучей советской державы, несущей миру принципиально иное созидательное начало в развитии мирового сообщества, открывшего эру новой цивилизации в развитии человечества. Этот этап в общих чертах можно обозначить как период черной истории, ибо основан был на сплошном обмане народа". Совершенно очевидно, что одна из важнейших вех этого черного периода была пройдена 12 июня 1990 г., а потому нет оснований считать этот день всероссийским праздником.

http://sovross.ru

*   *   *   *   *   *   *

Размышления фантаста

Вчера взял с полки "Таис Афинскую" Ивана Ефремова, с удовольствием перелистал... На мой взгляд, лучший русский роман об античности. Но поговорить захотелось не об этом.

В любой книге Ефремова больше всего привлекает удивительно цельное и ясное мировоззрение, которое, полагаю, во многом объясняется хронологическими рамками жизни писателя и ученого: 1908-1972 гг. Он многое видел - Победу, успехи страны, но многого не успел увидеть (может быть, к счастью) - как тонкий яд цинизма, зависти, инфантилизма разъел все общественные устои и идеалы. Однако именно это неувиденное, скорее всего, и не позволило зародиться червоточине в его мыслях о жизни, о будущем. Он писал "Туманность Андромеды" как откровение судеб человечества и "Час Быка" как антиутопию. Вышло все наоборот: сегодня будущее Земли видится, скорее, в жуткой судьбе планеты Торманс, а реальность "Туманности Андромеды" туманна как никогда. Добавьте к этому, что о многих болевых точках современности во времена Ефремова просто не догадывались. И уж тем более, никто не мог представить, что исчезнет сам геополитический и социально-экономический фундамент под названием СССР, который позволял мыслить о справедливом устройстве человеческого общества в оптимистическом духе.

Но всё равно, мысли умного человека, ученого, писателя представляют интерес, даже если с ними хочется спорить (а, может, именно в этом случае). Привожу ниже выдержки из статьи Ив. Ефремова "Восходящая спираль эволюции" (1972) - статьи, оказавшейся, увы, для него итоговой. Заголовки - мои.

О причинах популярности фантастики

Неизбежная в наше время концентрация населения в больших городах, особенно в капиталистических странах, ухудшает индивидуальное здоровье, физическую крепость и повышает нервную напряженность жизни. Отсюда множество психологических сдвигов, особенно сильных в странах с высоким уровнем жизни. Прежде всего пьянство и наркомания как попытка дать отдых перегруженной нервной системе, уйти от давления условий жизни, понизить уровень восприятия мира до тупости животного. Затем дикие взрывы хулиганства в результате ослабления тормозящих центров мозга и прежде всего самодисциплины. И, наконец, то, что на Западе зовется эскапизмом - стремление уйти куда попало от жизни непосильной и тревожной. Более тонкий вид эскапизма - мечта о других мирах, с прекрасными принцессами, ожидающими землян в садах немыслимой красоты. Отсюда громадный успех фантастических произведений о космосе.

Воспитание человека будущего

Итак, совершенная форма научного построения общества - это не просто накопление производительных сил, а качественная ступень. Диалектическая взаимозависимость проста: новые общественные отношения без новых людей совершенно так же немыслимы, как новые люди без новой экономики. Таким образом, главная задача общества - воспитание, физическое и духовное развитие человека.

Чтобы хорошо воспитать человека, надо заставлять его работать по четырнадцать часов в сутки, но уж непременно над разными вещами. Школьные занятия сменять катком, танцами, ездой на автомобиле, спортом, музыкой. Никакие дачи, мебели, машины и капиталы ничего не дают, если нет человека, если он не воспитан стойким, любознательным, активным делателем жизни, любви, знания, если он не идет по жизни сам, не создает ее своим трудом.

Нельзя выпускать ребенка в мир невооруженным идейно, необученным основам знания физиологии, наследственности, психологии, исторической диалектики. Только из таких знаний, из серьезной подготовки вырастает устойчивая собственная мораль и убежденность в правоте, которая выдержит любые удары жизни.

Красота и нравственность

Развитие эмоциональной стороны человека - важнейший долг искусства. Только оно владеет силой настройки человеческой психики, ее подготовки к восприятию самых сложных впечатлений. Кто не знает волшебной легкости понимания, дающейся предварительной настройкой - музыкой, красками, формой? И как замыкается человеческая душа, если ломиться в нее грубо и принудительно. Широчайшее распространение искусства приведет к тому, что практически каждый человек овладеет каким-либо его видом, сменяемым в различные периоды жизни.

Прекрасное служит опорой души народа. Если сломить, разбить, разметать красоту, то ломаются устои, заставляющие людей биться и отдавать за родину жизнь. На изгаженном, вытоптанном месте не вырастет любви к своему народу, своему прошлому, воинского мужества и гражданской доблести. Забыв о своем славном прошлом, люди обращаются в толпу оборванцев, жаждущих лишь набить брюхо.

Поэтому важнее всего для судьбы людей и государства - нравственность народа, воспитание его в достоинстве и уважении к предкам, труду и красоте. Все рушится, когда этого нет.

Психологическое совершенствование

Психологическое совершенствование представляется мне крепким свинчиванием сознательного с подсознательным в психике человека, железным стержнем, поддерживающим крепость души и тела, могучим зарядом энергии, делающим человека способным к высоким взлетам, тяжелой борьбе, необоримой стойкости. Чем больше мы познаем всю величайшую сложность нашего организма, тем яснее становятся громаднейшие резервы и самые неожиданные возможности, в нем заложенные. Человек, как организм, биологическая машина приспособлен к тому, чтобы время от времени переносить громадные напряжения всех сил. На это рассчитана и психика, и потому такие мгновения приносят ни с чем не сравнимую радость. Они неизбежно редки, не могут быть долгими, да и обстановка, их вызывающая, всегда чрезвычайна и во многих случаях заканчивается смертью. Помните прекрасный рассказ Г.Уэллса "Зеленая дверь" - туда нельзя заглядывать часто потому, что можно не вернуться. Высшее счастье человека всегда на краю его сил.

Диалектический парадокс заключается в том, что для построения коммунистического общества необходимо развитие индивидуальности, но не индивидуализма каждого человека. Пусть будет место для духовных конфликтов, вечной неудовлетворенности, стремления украсить жизнь, расширить познание, раздвинуть пределы мира. Однако между "я" и обществом должна оставаться грань. Если она сотрется, то получится толпа, адаптированная масса, отстающая от прогресса тем сильнее, чем больше ее адаптация.

Необходимость романтики

Одно из непременных условий возникновения нового общества - романтическое видение мира. Романтика - роскошь природы, но она совершенно необходима в хорошо устроенном обществе. От избытка телесных и душевных сил в каждом человеке быстрее возрождается жажда нового, частых перемен.

В моем представлении для внутреннего мира человека будущего будет характерно равновесие и умение быстро восстанавливать в себе покой, что возможно лишь при избытке психологической крепости и воли. Беспечная веселость как сознание собственной силы и неослабной заботы всего человечества. Простота и искренность, основанные на глубочайшем сознании ответственности за каждый поступок, на тонкой гармонии индивидуальности, приведенной в соответствие с обществом и природой. Чуткая внимательность ко всему. Быстрота движения и мыслей, сочетающаяся с уверенностью и внутренней гармонией.

Экология и инфраструктура будущего

Объединение всех народов нашей планеты в коммунистическом обществе исключит расхождение между насущными потребностями человека и ходом развития науки и техники. Возникнет естественная возможность решать грандиозные задачи по преобразованию природы, не нарушая экологического равновесия.

В своих произведениях я высказал несколько предположений, о которых имеет смысл упомянуть. Очевидно, будут перераспределены жилые и промышленные зоны планеты. Искусственные "солнца" над полюсами сильно изменят климат... Расширится субтропический пояс планеты. В цветущие сады превратятся жаркие пустыни. Будут обводнены высокие азиатские плоскогорья. Ослабнут кольца пассатных ветров. Прекратятся ураганные ветры и разрушительные наводнения. Благодаря огромным каналам и рассечению горных хребтов уравновесится циркуляция водных и воздушных масс Земли. Мудрая и осмотрительная осторожность наших потомков при решении этих задач, конечно, исключит нарушение интересов людей.

Колоссальные массивы деревьев - хлебных, ягодных, ореховых, с тысячами сортов богатых белками плодов - охватят планету двумя поясами в сотни миллионов гектаров. На гигантских металлических плотах в океанах будут плавать рыболовные, белковые и солевые заводы. Будут созданы автоматические предприятия для производства искусственного мяса, молока, масла, икры, сахара, растительного желтка. Автоматы заменят человека и при добыче полезных ископаемых. Все материки и страны будут не просто связаны, но объединены Спиральной дорогой.

Дальнейшая эволюция человека

Облик человека, единственного на Земле существа с мыслящим мозгом, конечно, не случаен. Он отвечает требованию наибольшей разносторонности, возможности нести громадную нагрузку и соответствует чрезвычайно активной нервной системе.

Человек еще на ранних стадиях своего формирования развился как универсальный организм, приспособленный к разнообразным условиям. Переход к общественной жизни определил еще большую многогранность. Красота человека - это, кроме совершенства, еще и универсальность назначения, усиленная и отточенная умственной деятельностью, духовным воспитанием.

Мыслящее существо из другого мира, если оно достигло космоса, также высокосовершенно, универсально, то есть прекрасно! Никаких мыслящих рогатых и хвостатых чудовищ, человекогрибов, людей-осьминогов не должно быть.

Мышление следует законам мироздания, которые едины повсюду, и не может быть никаких "иных", совсем непохожих мышлений, так как не может быть человека вне общества и природы. И на высшей ступени развития никакого непонимания между мыслящими существами быть не может.

Поэтому я не допускаю, что так называемые "инопланетяне" могут в настоящее время инкогнито находиться на Земле среди людей. Их появление подразумевает более высокую цивилизацию, благодаря которой они могут переноситься в пространстве и приспосабливаться к земной жизни. Обладая таким могуществом, они не могли бы не вмешиваться в нашу плохо устроенную, полную страданий жизнь с тем, чтобы помочь человечеству найти путь к совершенству. А мы не замечали этого ни при каких обстоятельствах, даже при чудовищных зверствах фашизма.

Вопрос вмешательства - невмешательства, обсуждавшийся в нашей фантастике с таким излишним пылом, не может стоять перед высокоморальным и высокоцивилизованным человеком и человечеством. Другое дело - вопрос о форме этого вмешательства. Вот это чрезвычайно интересная тема для фантастики.

Источник: журнал "Техника - молодежи", 1978, No. 10, с. 48-51.

https://zen.yandex.ru/

*   *   *   *   *   *   *

На сайте "Высокие статистические технологии", расположенном по адресу http://orlovs.pp.ru, представлены:

На сайте есть форум, в котором вы можете задать вопросы профессору А.И.Орлову и получить на них ответ.

*   *   *   *   *   *   *

Удачи вам и счастья!


В избранное