Эконометрика

  Все выпуски  

Эконометрика - выпуск 1081


"Эконометрика", 1081 выпуск, 11 октября 2021 года.

Электронная газета кафедры "Экономика и организация производства" научно-учебного комплекса "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им.Н.Э. Баумана. Выходит с 2000 г.

Здравствуйте, уважаемые подписчики!

*   *   *   *   *   *   *

О судьбе одного из известных заводов рассказывает Николай Проценко в статье "Две правды промполитики. "Ростсельмаш" в похмелье импортозамещения".

Интересен исторический обзор Сергея Петухова в статье "87 лет назад в нашей стране были введены научные степени кандидата и доктора наук".

Зачем наших учёных считают в мартышках? - вопрошает Марианна Баконина. Процитируем председателя Совета Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), кандидата в президенты РАН, академика Владислава Панченко: "...крупнейшие западные наукометрические системы вроде SCOPUS или Web of Science являются коммерческими проектами и ориентация на западные базы данных о научных публикациях, от которых во многом зависит финансирование тех или иных научных работ, наносит вред российским исследователям".

Основное содержание взятого из Интернета текста "Ведическое учение не имеет отношения к христианству" - цитаты из книги "Рок возомнивших себя богами" российского путешественника, биолога, антрополога Г. Сидоров.

*   *   *   *   *   *   *

Две правды промполитики. "Ростсельмаш" в похмелье импортозамещения

Николай Проценко

Комбайновый завод "Ростсельмаш" - крупнейшее предприятие российского сельскохозяйственного машиностроения - с 1 августа 2019 г. на два месяца остановит производство, а в последующий период будет функционировать в режиме трехдневной рабочей недели, сообщил основной владелец компании Константин Бабкин. На столь жесткие меры, по его утверждению, пришлось пойти в связи с решением правительства России свернуть прежний механизм льготного приобретения сельхозтехники с предоставлением бюджетной субсидии. В качестве альтернативы правительство предложило лизинговую схему покупки сельхозтехники, однако, полагает Бабкин, она с высокой вероятностью может оказаться неэффективной. Пока предстоящая остановка "Ростсельмаша" выглядит, скорее, сигналом для федеральных властей и руководства Ростовской области, однако ситуация в отдельно взятом сегменте промышленности выявляет системные проблемы политики импортозамещения, которая стремительно сворачивается, так толком и не успев начаться.

Возвращение шоковой терапии

Вкратце основные тезисы заявления Константина Бабкина, опубликованного им на личных страницах в соцсетях, звучат так.

В 2014 году, на волне введения антироссийских санкций, полагает владелец "Ростсельмаша", в сельскохозяйственном машиностроении произошел важнейший поворот: "Начали разрабатываться и внедряться эффективные меры господдержки, направленные на развитие экспорта, стимулирование внутреннего спроса, проведение НИОКР. Начал работать Фонд развития промышленности, появилась Программа No. 1432, которая позволяла аграриям приобретать технику со скидкой".

Эти меры, считает Константин Бабкин, быстро позволили переломить ситуацию в отрасли, которая была близка к гибели под напором импортной сельхозтехники. В частности, за время действия указанного в сельхозмашиностроении в 3,3 раза выросли объемы производства - более 70 заводов показывали стабильный рост, экспорт увеличился в 2,6 раза, численность занятых в сельхозмашиностроении рабочих - в 1,8 раза. Эти успехи позволили предприятиям перейти от выживания к долгосрочным инвестиционным планам, тем более что Госдума постановила продлить до 2023 года реализацию Программы No. 1432, а президент Владимир Путин поручил предусмотреть на это не менее 8 млрд рублей в течение последующих пяти лет. Вскоре после того, как в феврале 2018 года на "Ростсельмаше" состоялось отраслевое совещание с участием президента, акционеры завода объявили о планах создания нового тракторного производства. Хотя еще в 2008 году Константин Бабкин говорил Путину о том, что трактора "Ростсельмашу" выгоднее выпускать в Канаде. Но в 2019 году, продолжает Бабкин, произошли события, которые повергли отрасль в состояние шока: "Одну за другой начали отменять или приостанавливать действующие меры господдержки. Фактически исчезли меры поддержки экспорта, не работает гарантия обратного выкупа, снизился объем субсидий на транспортировку продукции, сократилось количество субсидируемых международных выставок. А 7 мая 2019 года на совещании у вице-премьеров Дмитрия Козака и Алексея Гордеева было принято решение отказаться от Программы No. 1432".

Текущая ситуация на "Ростсельмаше", по утверждению его основного акционера, выглядит так: на заводе уже скопилось более тысячи нереализованных комбайнов, а в условиях ликвидации мер господдержки продажи составят 20-50 комбайнов в месяц. На данный момент "Ростсельмашем" принято решение снизить план производства комбайнов в текущем году на 900 единиц и тракторов - на 740 единиц, а при сохранении негативной тенденции на рынке "придется принимать болезненные решения по сокращению сотрудников, будут заморожены инвестиционные проекты". О существенном сокращении производства и инвестиций заявляют и другие производители сельхозтехники.

Предлагаемый правительством лизинговый механизм льготного приобретения сельхозтехники не позволит снять проблему, убежден Константин Бабкин: "Публично этот вопрос изменения политики не обсуждался, как не обсуждался и вопрос о замене эффективного комплекса мер лизинговой схемой, которая до сих пор в ясном виде не представлена машиностроителям и аграриям. По федеральному лизингу в прошлые годы поставлялось всего 300-400 комбайнов "Ростсельмаш" из более чем 5 тысяч всего реализуемых. Чтобы обеспечить реализацию всей сельхозтехники через лизинговую схему, в течение следующих пяти лет в федеральном бюджете нужно предусмотреть порядка 500 млрд рублей. С учетом того, что "Росагролизинг" торгует не только сельхозтехникой, но поставляет крупный рогатый скот, автомобили и оборудование для сахарных заводов, сумма вливаний должна быть еще больше. Вряд ли это реализуемый сценарий".

Наш завод - наша гордость

Для понимания того, какие потенциальные проблемы может принести остановка "Ростсельмаша", нужно вспомнить о постсоветском периоде истории этого предприятия. Основанный в конце 1920-х годов, этот промышленный гигант после распада СССР был близок к закрытию, что для Ростова-на-Дону было чревато социальным коллапсом. "Ростсельмаш" не только обеспечивал тысячи рабочих мест, на него была еще и завязана немалая часть инфраструктуры Ростова-на-Дону, поскольку ряд районов города строился именно для нужд сельмашевцев. Именно работники гибнущего предприятия составляли тогда основную массу участников регулярных многотысячных митингов коммунистов - во время одного из них ростсельмашевцы вынесли на Театральную площадь Ростова-на-Дону гроб с надписью: "Машиностроение". Чудесное спасение завода произошло в 2000 году, когда для "Ростсельмаша" наконец удалось найти внешнего инвестора в лице промышленного союза "Новое содружество", основанное молодыми бизнесменами Константином Бабкиным, Дмитрием Удрасом и Юрием Рязановым. Выходцы с Урала, окончившие Московский физико-технологический институт в первой половине 1990-х годов, они сначала занимались промышленным альпинизмом, а затем обратились непосредственно к промышленным активам в Москве и регионах. Первым приобретением "Нового содружества" в Ростове был местный лакокрасочный завод "Эмпилс", а затем компаньоны обратили внимание на "Ростсельмаш".

По сравнению с размахом советского периода, масштабы возрождения "Ростсельмаша", конечно, не стоит преувеличивать. Новым собственникам пришлось избавляться от непрофильных активов предприятия, для производства были задействованы далеко не все созданные еще в советский период мощности, а ряд смежных предприятий "Ростсельмаша" вообще прекратили существование. Но главный результат был достигнут - ростовское, а вместе с ним и российское машиностроение не прекратило существования. Уже в 2004 году "Ростсельмаш" впервые за постсоветский период представил новую модель комбайна Vector, а затем регулярно пополнял линейку сельхозтехники, что было важнейшим условием конкуренции с лидерами глобального рынка наподобие немецкого Claas или американского John Deere. К тому же сам "Ростсельмаш" постепенно становился транснациональным: в 2008 году была куплена канадская компания Buhler Versatile, где было налажено производство тракторов (в 2016 году оно было перенесено в Россию), в 2010 году - американская компания Feterl Manufacturing Corp.

По состоянию на прошлый год в ГК "Ростсельмаш" входило 13 предприятий, расположенных на десяти производственных площадках в четырех странах, на их долю приходилось 17% мирового рынка сельхозтехники и 65% рынка производства сельхозтехники России и СНГ. В рейтинге крупнейших частных компаний России журнала Forbes "Ростсельмаш" в прошлом году занял 145-е место с выручкой 64,1 млрд рублей.

Сигнал, который должен быть услышан

Специфика положения "Ростсельмаша" на российском рынке обусловила и без преувеличения уникальную позицию Константина Бабкина в мире отечественного бизнеса. Основной акционер предприятия давно является "рупором" всей отрасли сельхозмашиностроения - в своих публичных высказываниях и комментариях Бабкин чаще всего выступает в качестве главы ассоциации специализированного машиностроения России "Росспецмаш", а также председателя основанной им Партии Дела. В последнем своем выступлении Бабкин занял ту же позицию, обозначая проблемы не только отдельного крупного предприятия, но и всего АПК и смежных сегментов промышленности.

"Производство встало не только у сельхозмашиностроителей, ситуация негативно сказывается на всем сельском хозяйстве, - констатирует он. - Аграрии не покупают сельхозтехнику, значит, тоже прекратили инвестиции, перешли в режим изумления, ожидания и экономии... В ситуации проявились несколько разломов нашего общества. Разделение на финансовый блок и реальный сектор. В замене Программы 1432 лизинговыми схемами показательно решение отказаться от поддержки промышленности и направить субсидии лизинговым организациям. Налицо продолжение странной политики, при которой на поддержку банков тратятся триллионы, реальный сектор получает лишь тень поддержки. Также наглядно проявился раскол между чиновниками и промышленниками. Первые в данном случае смотрят на вторых сверху вниз, не желая вести конструктивный диалог. Если сценарий происходящего не изменится, то мы на длительный период забудем про открытие новых производств. Наоборот, будем всё чаще сталкиваться с закрытием предприятий... Политика рыночного фундаментализма, при которой налоги становятся все более непосильными, когда дорожают кредиты и энергоресурсы, когда государство не поддерживает своих производителей на внутреннем и на внешних рынках, приведет к продолжению кризиса в сельском хозяйстве, промышленности, экономике и обществе".

Ситуация вокруг "Ростсельмаша" - это история, в которой присутствуют две правды, комментирует заявление Константина Бабкина управляющий партнер агентства Agro&Food Communication Илья Березнюк. С одной стороны, сельскохозяйственное машиностроение получало прекрасную господдержку, что позволило отчасти переломить прежнюю ситуацию, когда в этой сфере доминировали иностранные компании, предлагающие любые образцы техники с хорошими показателями амортизации. При этом львиная доля субсидий приходилась именно на "Ростсельмаш".

"Но так устроена наша экономика и сам конкретный рынок: при плачевном состоянии российского машиностроения в целом поддерживать нужно крупных состоявшихся производителей, - говорит Березнюк. - Поэтому негодование Константина Бабкина можно понять, а 5 тысячам сотрудникам "Ростсельмаша" остается только посочувствовать. Ситуация с рабочими местами в Ростовской области и так сложная, и приостановка "Ростсельмаша" лишь добавит новых проблем в этой сфере. Можно вспомнить и о том, что "Ростсельмаш" пользовался особым вниманием руководства страны и лично президента, который был очень недоволен и расстроен, когда Бабкин рассказал ему, что трактора выгоднее производить в Канаде".

С другой стороны, говорит Илья Березнюк, нужно принимать во внимание ситуацию в экономике, которая объективно ухудшается, денег становится все меньше в стране в целом: "В условиях, когда остается множество недосубсидированных сегментов АПК, на которые в бюджете просто не находилось денег, рано или поздно должен был наступить момент, когда вопрос о необходимости приоритетной поддержки сельхозмашиностроения назреет сам собой. С точки зрения рынка это ненормальная ситуация, когда один из его сегментов постоянно находится на госдотациях. Можно предположить, что такая же ситуация возникнет и с другими направлениями, которые получали преимущественную господдержку. Нет ничего удивительного в том, что государство, столкнувшись с уменьшением своих бюджетных возможностей, будет ставить вопрос так прежде всего перед крупным бизнесом: мы вас субсидировали на протяжении многих лет, теперь работайте в рынке. Но все же кажется, что если ситуация на "Ростсельмаше" повлечет за собой серьезные негативные последствия, будут приняты решения, позволяющие снизить этот эффект. Поэтому пока заявления Бабкина больше выглядят как некий сигнал о возможном худшем сценарии, основанный на понимании, что сгинуть "Ростсельмашу" точно не дадут - слишком уж много денег туда вложено".

К версии, что декларация Константина Бабкина пока в значительной степени выглядит предупредительным сигналом для властей, склоняется и ростовский политолог Станислав Смагин. По его информации, ситуация с флагманом отечественного комбайностроения все же не так убийственна: пока работников "Ростсельмаша" в связи с отсутствием загрузки всего лишь чуть раньше отправят в плановые массовые отпуска, приходящиеся на конец лета - начало осени. Причем, возможно, часть этого времени будет затем компенсирована в декабре, когда обычно предприятие работает меньше трети месяца.

Однако, полагает Смагин, упрекать Константина Бабкина в лукавстве не приходится - именно потому, что он отстаивает интересы не только своего предприятия. "Бабкин - один из последних российских крупных предпринимателей, напрямую, активно и не только в качестве спонсора занимающийся политикой, да еще и на относительно критических к власти позициях. Конечно, делает он это, в первую очередь, отталкиваясь от все тех же отраслевых интересов, но понимание, что без кардинального переформатирования государственного курса в целом счастье не придет ни в одну отрасль, - это уже достижение", - считает ростовский политолог.

При этом, считает Станислав Смагин, адресатом обращения акционера "Ростсельмаша" могут быть не только федеральные власти, но и региональные, ведь предприятие по-прежнему остается символом и гордостью Ростовской области. А ее экономика в последнее время переживает далеко не лучший период - неслучайно в заявлении Бабкина упомянуты такие оказавшиеся под банкротством крупные предприятия региона, как Таганрогский автомобильный и Ростовский автобусный заводы, Азовский комбинат детского питания, "Новочеркасскнефтемаш", стекольный завод "Актис", Ростовский электрометаллургический завод, компания по производству мяса индейки "Евродон".

"Проблемы "Ростсельмаша", пусть и драматургически преувеличенные Бабкиным, служат дополнительным обременением и без того неприятного информационного фона, - отмечает Смагин. - Здесь донскому губернатору Василию Голубеву стоило бы показать себя по-прежнему уверенно чувствующим себя менеджером, но все основные способы сделать это почти неизбежно вталкивают его в замкнутый круг. Он мог бы попросить у центра финансовой помощи или негласных политических волевых решений для решения проблем донских флагманов. Но центр, полагаю, заинтересован сейчас как раз в том, чтобы понаблюдать, насколько уверенно себя Голубев чувствует при отсутствии федеральной поддержки, пусть и без явно выраженной опалы. Ситуация для привыкшего к стабильности и спокойствию губернатора кажется крайне сложно разрешимой". Однако корень проблем "Ростсельмаша" явно следует искать именно на федеральном уровне. Ситуацию на предприятии можно считать показательным итогом политики импортозамещения, которая начиная с прошлого года была фактически свернута как в АПК, так и во многих других отраслях, ориентированных на потребительский рынок. Одновременно запущена цепная реакция: доходы населения продолжают падать, из-за этого растут как снежный ком проблемы предприятий АПК и пищепрома, которые незамедлительно проявляются и в смежных отраслях.

"Решение отпустить "Ростсельмаш" в рынок принято в ситуации, когда техническое перевооружение сельскохозяйственной отрасли резко замедлилось, - резюмирует Илья Березнюк. - Планы многих компаний по закупке новой техники останавливают как высокий уровень закредитованности, так и падающий внутренний спрос при отсутствии серьезных экспортных возможностей, на которые еще недавно серьезно рассчитывали. Хуже того, сельхозпредприятия банкротятся просто пачками, что также не способствует модернизации мощностей АПК. Сейчас предлагается субсидии на приобретение сельхозтехники заменить лизинговой схемой, и здесь правительству надо отдать должное - оно пытается найти некую альтернативную форму господдержки. Но пока этот механизм будет создан и отлажен, пока конечный покупатель сельхозтехники его освоит, убытки и потери для производителей могут оказаться очень высокими".

http://sovross.ru/articles/1867/44831

*   *   *   *   *   *   *

87 лет назад в нашей стране были введены научные степени кандидата и доктора наук

Сергей Петухов

Ученые степени доктора и кандидата наук были утверждены постановлением Совета народных комиссаров (правительства) СССР No.79 от 13 января 1934 года. Фактически это было восстановление ученых степеней магистра и доктора наук, существовавших в Российской Империи, упраздненных советской властью в 1918 году. Советская, образца 1934 года, двухстепенная иерархия ученых существует в российской науке до сих пор.

Тезисы товарища Покровского

В части науки главный коммунистический принцип построения справедливого бесклассового общества был сформулирован в 1918 году в так называемых тезисах Покровского, заместителя наркома просвещения в первом советском правительстве. Если коротко изложить их суть, то первая советская реорганизация науки заключалась в уничтожении сословных привилегий ученых.

Для получения высшего образования отныне не требовалось никаких документов о среднем образовании. Человек просто изъявлял желание учиться в университете, и его туда зачисляли (если он, конечно, не принадлежал к эксплуататорским классам). По окончании университета ему не выдавали никакого диплома. Если выпускник имел склонность к науке, то он просто приходил в научное учреждение и занимался там наукой, нимало не заботясь о защите диссертаций на соискание ученых степеней, потому что ученые степени и ученые звания тоже отменялись.

От всей многоэтажной иерархии научных работников империи оставалось только ученое звание профессора, и если выпускник университета без диплома показывал выдающиеся результаты в научной деятельности, то его могли избрать профессором сроком на пять лет на собрании научного института или вуза, в последнем случае - с обязательным участием в выборах студентов вуза.

Несостоявшийся магистр

Сейчас трудно сказать, что это было - революционная эйфория и искренняя вера в то, что построенная на таких принципах наука способна приносить результаты, или слабое представление о механизме функционирования науки как социального института, или плохо завуалированная месть ученому сословию, в большинстве своем не принявшему октябрьского переворота большевиков. Вероятно, всего понемножку.

Автор реформы науки 1918 года Михаил Покровский не был малограмотным революционным матросом, перепоясанным пулеметными лентами. Он окончил Московский университет с дипломом первой степени, дающим право сразу готовиться к профессорскому званию. К нему он и готовился: написал магистерскую диссертацию, но не смог ее защитить. То ли слабая диссертация у него была, то ли слишком революционная (он был историком), как считал сам Покровский,- сейчас установить невозможно: она не сохранилась. Но как бы то ни было, он в 1918 году стал не ученым, а начальником всех ученых страны - комиссаром отдела высших учебных заведений и научных учреждений Наркомпроса РСФСР, в ведение которого входила и Академия наук.

Научные градусы

Большевистская реформа науки 1918 года вернула российскую науку к доломоносовским временам, когда в России не было ни научных степеней, ни научных званий. Остепененные ученые в России все без исключения были приглашенными иностранцами, а российские ученые ездили за научной степенью, да и за дипломом о высшем образовании тоже, в европейские страны. По возвращении на родину их приобретенные в Европе степени и звания никаких дивидендов, кроме уважения коллег по науке, им не приносили. Именно это подразумевала большевистская реформа науки: занятия ею никак не должны быть связаны с сословными привилегиями ученого.

В 1755 году Михаил Ломоносов, столкнувшись с проблемой кадров для Московского университета, основанного в этом году по указу императрицы Елизаветы Петровны, сформулировал две главные причины "помешательства в размножении учения" в России и способы их преодоления. Во-первых, он считал необходимым по примеру западноевропейских университетов создать в России специальные университетские "коллегии" с правом производить ученых "в градусы" (ученые степени) - в магистры, лиценциаты и доктора.

Во-вторых, считал Ломоносов, российским ученым надо предоставить те же сословные привилегии, какие были у европейских ученых: "Профессоры в других государствах, невзирая на их великое довольство, имеют, во-первых, чины знатные и всегда выше или по последней мере равно коллежскими асессорами считаются, второе, ободряются к прилежному учению не токмо произведением в чины, но и возвышением в знатное дворянство, так что нередко бывают за особливое достоинство произведены по первому в тайные советники, по второму в фрейгеры или бароны".

Дворянская наука

Первое условие Ломоносова - создание ученых советов по присуждению ученых степеней - было реализовано сразу же в новом Московском университете, а затем и других российских университетах. Второе - социализация ученых в строго ранжированном со времен Петра российском обществе Табелью о рангах - было выполнено в 1803 году, когда магистр наук был приравнен к чину IX класса (титулярного советника, или капитана в армии), а доктор наук - к чину VIII класса (коллежского асессора, или майора).

На протяжении XIX века число научных степеней в отечественной науке менялось: сначала оно выросло до четырех - действительного студента, кандидата, магистра и доктора, потом сократилось до трех (кандидат-магистр-доктор), а с 1884 года их осталось две (магистр и доктор наук). Защита диссертации на соискание ученой степени открывала путь ученому к научным званиям, которые, в свою очередь, давали ему классные чины.

В университетском уставе 1884 года, который просуществовал до 1917 года, зафиксировано такое соотношение чинов и должностей для обладателей ученых званий: "Ректор - IV класс (действительный статский советник, в армии - генерал-майор), декан и ординарный профессор - V класс (статский советник, полковник), экстраординарный профессор - VI класс (коллежский советник, полковник), приват-доцент и адъюнкт - VII-VIII классы (надворный советник и коллежский асессор, в армии - капитан и штабс-капитан соответственно)".

Притом что личное дворянство на гражданской службе автоматически жаловалось начиная с IX класса (титулярный советник, ученая степень магистра наук), все остепененные российские ученые в 1917 году формально были дворянами. Все без исключения, что бы они потом ни писали в советских анкетах про родителей из мелких служащих, рабочих и крестьян. Лишая их научных степеней в 1918 году, товарищ Покровский ритуально лишал их всех дворянства. Наверное, не самый худший вариант: в иной ситуации другой большевистский робеспьер мог бы сгоряча поставить их всех к стенке как представителей класса эксплуататоров.

Советская табель о рангах

Разрушив дореволюционную систему научной иерархии, которая худо-бедно работала, и не дать ничего взамен было чистой воды утопией. Жизнь поправила "тезисы Покровского", и уже в 1919 году научных работников декретом СНК поделили на пять (I, II, III, IV, V) категорий. Категории определяли ценность ученого для советской власти на данный момент и, соответственно, размер его пайка и денежного довольствия. Но опосредованно они фиксировали и научные заслуги ученого при отнесении его в ту или иную категорию. В 1928 году пять цифровых категорий ученых свели в три буквенные (ученые категории "А", "Б" или "В").

Но долго такая нефункциональная, "пайковая" научная иерархия существовать не могла: она, выражаясь словами Ломоносова, была сильным "помешательством в размножении учения". В 1934 году СНК восстановил старую, имперскую научную иерархию, лишь косметически ее подредактировав: назвав магистра наук кандидатом наук, переименовав приват-доцента в доцента и сведя целый букет профессорских званий (заслуженный, ординарный, экстраординарный, адъюнкт-профессор) к просто профессору.

Но самое интересное состояло в том, что в нашей стране могла бы впервые в науке остаться только одна степень доктора, как сейчас в США.

Несостоявшаяся реформа науки

К концу 1916 года в Министерстве народного просвещения был готов проект нового университетского устава, который прошел обсуждение в российском научном сообществе, был одобрен в Государственной думе и в Государственном совете (верхней палате российского парламента того времени). Не вызвал он возражений и у Николая II.

В этом проекте в качестве "входного билета" в науку предусматривалась только одна ученая степень доктора наук. Только один раз в жизни написав и защитив докторскую диссертацию, ученый мог в дальнейшем претендовать на любое из научных званий и любую научную должность, если он им соответствовал в глазах его коллег по университету или научному институту. Кроме того, новый устав отменял привязку научных степеней и званий с классными чинами, то есть автоматически лишал ученых дворянства как анахронизма в XX веке.

Некоторые историки науки считают, что проект не был принят из-за демонстративного прошения об отставке министра народного просвещения графа Павла Игнатьева по политическим соображениям (он считал ниже своего достоинства работать в одном правительстве с одиозным министром внутренних дел Протопоповым). Но судя по архивным данным, утверждение нового устава шло своим чередом и после отставки министра, и даже после Февральской революции. Проект нового устава был похоронен только после октябрьского переворота 1917 года.

Возвращение к имперской науке

Забастовка служащих Министерства просвещения во главе с товарищем (заместителем) министра, видной деятельницей партии кадетов графиней Софьей Паниной и бойкот новой власти университетскими кругами привели к тому, что 20 ноября 1917 года декретом СНК и старое министерство, и Государственный комитет по народному образованию были распущены. Вместо них с нуля была создана новая госструктура - Наркомпрос во главе с товарищем Луначарским, которая в силу отсутствия какой-либо собственной истории перечеркнула всю историю российской науки и начала создавать ее заново. Понятно, что ничего более креативного, чем тезисы товарища Покровского, заместителя по науке товарища Луначарского, в такой ситуации появиться не могло.

Когда же в 1934 году дело дошло до вынужденной реставрации здания российской науки, помощники члена Политбюро ЦК ВКП(б) товарища Куйбышева, которому партия поручила это важное дело, просто взяли последний действовавший университетский устав Российской Империи 1884 года, слегка его отредактировали, и товарищ Куйбышев подмахнул постановление СНК о введении степеней кандидата и доктора наук.

Вероятно, никто и не вспомнил про почти утвержденный проект нового устава с одной научной степенью, а если кто и вспомнил, то промолчал. Уж больно нехорошо сложилась судьба идеологов этой новации. Одни, как член Госдумы Шингарев, были расстреляны, другие, как министр граф Игнатьев, бежали в эмиграцию, третьи, как заместитель начальника департамента науки министерства Палечек, получили десять лет лагерей. Чудом уцелел только заместитель министра Игнатьева, член-корреспондент императорской Академии наук Владимир Шевяков, который в 1918 году уехал в Иркутск, где тихо прожил до смерти в 1930 году, преподавая в местных сельхозинституте и университете.

Остепенение академиков

В 1934 году в нашей стране вновь появились ученые степени, а также утвержденная СНК "Инструкция... о порядке применения постановления СНК Союза ССР от 13 января 1934 г. об ученых степенях и званиях". В ней было подробно расписано, как надлежит писать диссертации, как их защищать и как потом утверждать. Она практически не изменилась до сего времени, каждый аспирант или соискатель, готовя сегодня диссертацию, действует по инструкции 1934 года.

Словом, в науке у нас стало все как у людей. За исключением одного: не было самих диссертаций, кто же знал заранее, что их надо писать. Но и это было предусмотрено в постановлении СНК: до 1 января 1936 года допускалось присвоение ученого звания доцента и профессора без предварительного получения соответствующей ученой степени, но на основании "заслуг" перед наукой (наличие научных работ) или народным хозяйством. Это что касалось рядовых ученых.

Для научного начальства предусматривалось автоматическое присуждение степеней и званий. После опубликования постановления СНК степень доктора наук и звание "профессор" получили все действительные члены Академии наук СССР, академий наук союзных республик, Коммунистической академии (тогда была и такая), Академии сельскохозяйственных наук имени Ленина. Так что без докторов наук страна не осталась. При полном отсутствии в первое время кандидатов наук им, увы, пришлось писать диссертации и защищать их.

Средневековый обычай

Как и весь научный мир, последние 85 лет российская наука снова живет с учеными степенями. В одних странах их, как и у нас, две: младшая (у нас она называется кандидатской) и старшая (докторская). В других странах степень одна: например, в США это доктор философии PhD (со специально оговоренными разновидностями вроде доктора медицины и т. п.). Априори понятно, что одна ученая степень вместо двух лучше хотя бы по той причине, что ученый экономит время и нервы на написании и защите второй диссертации.

Рукописная диссертация как научный жанр родилась в Средние века, когда еще не было печатных книг, и была ничем иным, как вступительным письменным экзаменом в гильдию ученых. Точно так же для вступления в гильдию сапожников подмастерье ("аспирант") должен был самостоятельно сшить башмаки. Это была его "диссертация", которую он защищал перед "ученым советом" обувных дел мастеров сапожной гильдии. Писать две диссертации подряд, одну за другой, согласитесь, столь же нелепо, как требовать от состоявшегося мастера-сапожника сшить еще одни квалификационные сапоги.

Ведь ни первая, ни вторая диссертация никакого отношения к собственно научным исследованиям не имеют. Все, что в них изложено соискателем ученой степени, он уже опубликовал в тех научных работах, список которых имеется в реферате диссертации, причем там изложил суть своих исследований без бессмысленных рассуждений про цели и задачи, предмет и объект исследования и прочей схоластической атрибутики, обязательной для диссертации.

Две, одна или ни одной

Обязаны прочитать диссертацию всего пять человек: сам ее автор, его научный руководитель, два оппонента и тот ученый, кто пишет отзыв так называемой ведущей организации. Причем далеко не факт, что последние четверо вообще ее прочитают до конца. Наверняка бывали, есть и будут случаи, когда ее вообще никто не читал, даже сам диссертант. Некогда ему, занятому на высокой государственной должности, такими глупостями заниматься. Достаточно того, что приходится прочитать доклад на защите.

Все остальные, кто читает диссертации, порой очень внимательно и вдумчиво, делают это по причинам, имеющим весьма опосредованное отношение к их собственным научным исследованиям. За одним исключением - настоящих ученых, которые пишут диссертации про диссертации. Таких в современной науке немало. Это историки, социологи, политологи, историки науки, филологи, лингвисты и т. д. И диссертации у них на тему диссертаций интересные. Желающие могут их найти и почитать в интернете.

Только опять-таки нет смысла читать сами диссертации этих ученых, гораздо интереснее и полезнее для расширения кругозора почитать их конкретные научные исследования, указанные в списке литературы в авторефератах их диссертаций. Там есть детали, которые пропадают, когда эти исследования автор в своей диссертации безжалостно прессует в 150- или 300-страничный кирпич и порой подгоняет под доказательство заранее выбранной им гипотезы. Не потому, что автор диссертации - недобросовестный ученый, а потому, что диссертация по своей сути неоригинальная научная работа. У самопрезентации, именуемой диссертацией, есть только одна функция - как можно выгоднее в глазах ученого совета представить ее автора достойным ученой степени.

Сегодня есть наукометрические показатели, тот же индекс Хирша, которые достаточно объективно оценивают "научный вес" ученого. Можно сконструировать и другие индексы специально для того, чтобы освободить ученого от писания диссертаций и вынужденной погони за научной степенью. Только никто из ученых об этом даже не заикается: наверное, страшно становится от мысли, сколько в одночасье научных авторитетов лопнет, сколько разрушится блистательных научных карьер. Тезисы товарища Покровского детским лепетом покажутся.

https://www.kommersant.ru/doc/4147740

Комментарий. Полезные факты и много глупостей. - А.О.

*   *   *   *   *   *   *

Зачем наших учёных считают в мартышках?

Марианна Баконина, 18 февраля 2020

Переполох в академическом курятнике, бунт на философском пароходе, Ломоносов вертится в гробу. И всё потому, что учёных опять посчитали, но не в попугаях, а в мартышках, хотя в попугаях они длиннее.

Всё началось, когда по академическим институтам было разослано письмо Министерства науки и высшего образования РФ "О корректировке Государственного задания с учётом методики расчёта комплексного балла публикационной результативности" от 14.01.2020 No. МН-8/6-СК. В этом послании научному сообществу спустили новую формулу, с помощью которой будут измерять их научные достижения.

Формула эта, о несовершенстве которой сейчас громко заявили философы, литературоведы, этнографы и даже один академик-секретарь Отделения историко-филологических наук РАН, - далеко не первая. Более того, здравомыслящие люди уже не первый год пытаются доказать порочность любой попытки измерять науку хоть в мартышках, хоть в попугаях. Взвешивать научные достижения отдельного исследователя или целого академического учреждения на точных наукометрических весах - это всё равно что "музыку разъять, как труп и алгеброй гармонию поверить". Слишком многое не поддаётся точному измерению, слишком многое субъективно и неисчисляемо.

Сейчас гуманитарии справедливо возмущаются тем, что в новой формуле от министерства монография приравнивается к статье, что вовсе не учитываются энциклопедические, словарные и документальные публикации, комментированные собрания сочинений писателей, издание архивных документов... А всё это основа любого серьёзного гуманитарного исследования.

Еще гуманитарии жалуются, что совсем забыт РИНЦ - российский индекс научного цитирования, который совсем недавно был чуть не главным мерилом научного успеха. Зато повысилась значимость индекса Web of Science, публикации в журналах из его списка "стоят" в 20 раз дороже, чем в журналах некогда не менее уважаемого чиновниками от российской науки индекса SCOPUS.

Кроме того, учёные справедливо указывают, что гонка за публикациями и индексом цитирования ведёт к имитации научной деятельности, появлению мусорных журналов, которые легко, хоть и не надолго проникают в списки нужных научных индексов, и за деньги можно опубликовать, что угодно и кого угодно. Так множатся фальшивые мартышки, которые делают предприимчивого дельца от науки намного длиннее.

Можно ещё посетовать, что эти WoS и SCOPUS не что иное, как западные коммерческие инициативы. Иными словами, это иностранные дельцы взвешивают наших мартышек, и не всегда честно. Только всё уже было сказано. Достаточно повторно процитировать председателя Совета Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), кандидата в президенты РАН, академика Владислава Панченко: "...крупнейшие западные наукометрические системы вроде SCOPUS или Web of Science являются коммерческими проектами и ориентация на западные базы данных о научных публикациях, от которых во многом зависит финансирование тех или иных научных работ, наносит вред российским исследователям".

Сказано много лет назад. Ну и что? Учёных всё равно измеряют в мартышках.

А ещё можно вспомнить про несовершенство РИНЦ, от которого сейчас отказались. И скорее всего правильно сделали, ведь он был устроен так, что на его весах решивший проблему тысячелетия математик Григорий Перельман весил меньше, чем бюрократ от науки, который не забывает печатать надлежащее количество статей в надлежащих журналах, а заодно привлекает подчинённых к процедуре перекрёстного цитирования. Перекрёстное цитирование, если кто не знает, - это когда ссылки на "труды" начальства строго обязательны.

Вообще, повышение удельного веса индекса Хирша при взвешивании хоть в мартышках, хоть в попугаях привело не только к тому, что учёные "познали радость перекрёстного цитирования", но и появилось мелкое журнальное мошенничество. В уже готовые статьи вставляли ссылки на труды нужных людей, о которых автор статьи ни сном ни духом не ведал.

Точные наукометрические формулы из года в год разрабатываются чиновниками от науки ради благого дела - чтобы Россия вошла в пятёрку ведущих научных держав мира. Ради этого нужно добиваться всё большего числа публикаций (лучше на английском, чтобы заметили), получать как можно больше патентов (желательно международных) и отчитываться, отчитываться, отчитываться...

Учёные робко указывают, что число публикаций пусть в уважаемых журналах за границей и на чужом языке не заменит реальных научных достижений, академическую репутацию и экспертную оценку, но может погубить русский язык, как язык науки, да и всю науку целиком, ибо наукометрия - не панацея. Панацеи вообще не существует. Но существует наука. Если есть научные победы, если есть великие учёные, их заметят, на каком бы языке они ни рассказывали о своих научных открытиях.

В середине ХХ века 33 процента научной литературы выходило на русском языке. В 1947 году в пылу борьбы с "низкопоклонством перед Западом" и утечкой информации в СССР закрыли все научные журналы на иностранных языках - Comptes rendus АН СССР, Acta Physicochimica и Journal of Physics of the USSR. Более того, перестали публиковать содержание русскоязычных научных журналов и резюме статей на иностранных языках. Иностранные исследователи должны были учить русский, чтобы понять, чему собственно посвящены новые публикации, какими именно мартышками и попугаями заняты русские.

В СССР тогда запустили спутник, укротили атом, построили синхрофазотрон, проникли в тайны химических цепных реакций. В СССР работали Лев Ландау, Андрей Колмогоров, Николай Семёнов, Пётр Капица, Израиль Гельфанд, Яков Зельдович, Виктор Амбарцумян, Владимир Арнольд, Александр Несмеянов, Виталий Гинзбург, Людвиг Фаддеев, Николай Басов, Александр Прохоров, Евгений Тамм. А ещё Мстислав Келдыш, Андрей Сахаров, Сергей Королёв, Игорь Курчатов, Юлий Харитон, Валентин Глушко, Александр Расплетин, Андрей Туполев, Жорес Алферов. Все - учёные мирового уровня и даже выше. Потому и учили на Западе русский язык.

Просто ради примера: иранисты старшего поколения, те, кому сейчас за 60, будь то американец, англичанин, француз или итальянец, умеют читать по-русски. Причина одна - в Российской империи и СССР была сильнейшая школа иранистики: поколения великих исследователей. Невозможно было быть иранистом и не читать Карла Залемана, Валентина Жуковского, Агафангела Крымского, Василия Бартольда, Евгения Бертельса, Олега Акимушкина, Александра Грюнберга, Владимира Лившица... И это далеко не полный список.

В США тогда даже возник отдельный бизнес-проект: частные издатели выпускали серию журналов, где публиковались в переводе все подряд научные статьи из советских журналов. Так выходил Journal of General Chemistry of the USSR или Soviet Physics-JETP.

В 1963 году на русском языке вышла монография Юрия Кнорозова "Письменность индейцев майя" со словарём и каталогом знаков, но это не помешало ей принести учёному мировую славу.

Кстати, написана эта монография была в Кунсткамере, она же - Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН. Сейчас учёный совет этого прославленного научного учреждения старается объяснить чиновникам, что "предложенная методика принципиально маргинализирует отечественную гуманитарную науку, обрекая её на прозябание на задворках зарубежных наукометрических баз данных". Напоминает про академическую репутацию и реальные научные достижения.

Но от необходимости жить по формуле учёные не отказываются, просто хотят её улучшить. Хотят, чтобы их меряли в попугаях, потому что в них они намного длиннее. Хотя знают, что наукометрическую формулу невозможно улучшить, как нельзя разъять музыку подобно мёртвому телу.

mozgokratia.ru

*   *   *   *   *   *   *

Ведическое учение не имеет отношения к христианству

В официальное христианство вошло лишь четыре канонических Евангелия, а все остальные были объявлены "апокрифами". И даже эти четыре канонических Евангелия неоднократно подвергались правкам в угоду интересам церкви. Одни из основателей христианства - иудейский жрец Савл (Павел) вообще не был не только учеником Христа, но и никогда с ним не встречался и апостолом назначил себя самолично.

Вот, например, что пишет об этом российский путешественник, биолог, антрополог Г.Сидоров в своей книге "Рок возомнивших себя богами":

"Почему волхва, хранителя древнего ведического знания, и противника ортодоксального иудаизма, методом голосования превратили в Бога? Кому это было выгодно и зачем? Не для того ли, чтобы, извратив его учение, создать на Земле новую мировую религию? Вопрос, с какой целью? Нам пытаются внушить, что, дескать, для того, чтобы с помощью религиозного дурмана держать в повиновении часть социума. Если бы только этим всё и ограничивалось! Как мы показали выше, дело не только в мистической сфере воздействия, но и в дегенеративном процессе.

Конечно, не фанатичные, думающие христиане от Ветхого Завета могут и отказаться, но смогут ли они Христа снова опустить с небес на землю, вот в чём вопрос. Скорее всего, не смогут. И для католиков, и для протестантов, да и для православных христиан Иисус Христос давно стал Богом. Благодаря этой мистической парадигме и существует современное христианство, без неё оно просто исчезнет. Вопрос: а оно нужно, такое вот христианство, в котором подлинное учение Христа никому из адептов не известно?

Дело не только в том, что все четыре Евангелия не раз были отредактированы, следовательно, подлинниками считать их нельзя, есть ещё кое-что. Мы имеем в виду многочисленные апокрифы, воспоминания людей, которые общались с Иисусом и оставили об этом воспоминания. Но и апокрифы далеко не всё - есть сведения, что в Ватикане хранится книга самого Христа. Это одна из самых главных тайн папской курии. В книге хранитель описал своё детство, юность, годы, потраченные на получение образования, и то учение, которое он хотел отдать иудеям.

Возникает естественный вопрос: почему апокрифы и книга "сына Божьего" являются такими серьёзными тайнами, что знают о них только особо приближённые кардиналы? Если вспомнить, что пытался проповедовать в Иудее Иисус, то на такой вопрос ответ напрашивается сам собой. С чего Иисус начал свои проповеди? С основного закона Мироздания, с учения о вселенской любви. Упомянул в своих проповедях Иисус и "закон сохранения энергии", и "закон свободы воли". Больше он ничего не успел. Возмущённые такой наглостью раввины от него постарались избавиться. Но почему они так спешили? И зачем нужен был смертный приговор? Чтобы неповадно было другим.

Дело в том, что Иисус попытался дать иудеям в форме притч и образов общие законы Мироздания, главным из которых является "закон высшей космической любви". Суть в том, что эти законы тысячи лет преподавались в ведических школах Руси, Индии и Ирана. Предки евреев до принятия иудаизма ими тоже владели, но с приходом новой религии общие единые законы Мироздания были заменены Моисеем на его заповеди.

Фарисею Савлу, или Павлу, было дано задание создать новую агрессивную религию, которая бы никакого отношения к подлинному учению Христа не имела. С одной стороны, это было сделано для того, чтобы нанести мощный религиозно-идеологический удар по древнему ведическому мировоззрению, с другой - с целью опорочить Христа. Превратить его из философа-волхва в "сына Божьего". Фактически в самого Господа Бога. Этот трюк и позволил скрыть от глаз обывателей его подлинную миссию. В настоящее время редкие священнослужители догадываются, кем был на самом деле Иисус.

Кстати, его новозаветное имя не является подлинным. Есть ещё одно имя Христа, оно было известно в Византии. Имя чисто славянское - Родосвет. Очевидно "Иисусом" его назвали евреи, но это к слову. Суть в том, что Родосвет-Иисус никакой новой религии не придумывал, он был ведическим волхвом, который рискнул бросить вызов раввинам. Следовательно, подлинное христианство ничего от древней ведической традиции не отличается. Вот почему многие апокрифы и книгу, которую он написал, так тщательно скрывают в папской курии. Всё просто, для того Ватикан и был создан, чтобы спрятать в его тайных подземельях-хранилищах тысячи старинных книг из многих известных библиотек древности и средневековья.

Из вышеизложенного возникает вопрос: что делать с так называемым христианством, если оно таковым не является? Ответ ясен: надо снова провести реформу Христа. Ту самую, которую он начал, но не довёл до конца. Только в наше время это надо делать уже не в масштабах Иудеи, как было когда-то, а в масштабах всего мира, включая и страны ислама. О мусульманах мы поговорим ниже. Но чтобы провести такую реформу, необходимо изъять у Ватикана все апокрифы и то письменное наследие, которое оставил после себя Иисус, заодно изъять из его хранилищ всё присвоенное им духовное наследие человечества. Но не для того, чтобы тысячи древних книг попали в тайники определённых спецслужб, а для того, чтобы всё это духовное богатство стало достоянием всех народов. Проделать такую операцию может только тайная международная, специально созданная комиссия. Подготовить её работу должен особый отдел объединённых спецслужб, иначе все труды окажутся напрасными. Книги из тайных хранилищ исчезнут в неизвестном направлении - хорошо, если они не будут уничтожены.

В XIV веке к такому же выводу пришёл и наш русский религиозный подвижник Сергий Радонежский. Этот человек, будучи образованным и владеющим тайнами цивилизации, сумел соединить в единое целое учение Христа и то, что на Руси уцелело от прежней культуры. На проповедях в христианских храмах стали знакомить прихожан с общими законами Мироздания. Церкви превратились в школы, а священники в учителей. Именно с подачи Сергия Радонежского русское христианство стало называться православным, до него такого названия не было.

Кроме того, католицизм за крестовые походы и Святую Инквизицию надо судить, и не важно, что самые тяжкие преступления были совершены сотни лет назад. Человечество должно знать, сколько зла было совершено мракобесием Римской католической церкви. Если подлинное учение Христа является ведическим, что будет без особого груда доказано неизвестными в наше время апокрифами и скрытой от масс его рукописью, то христианский мир, разобравшись в высших законах Мироздания, в их взаимодействии и влиянии на эволюционные процессы Вселенной, возьмёт курс на психофизическое их осмысление.

Тогда, что делать с мусульманами, с представителями последней авраамической религии? Для начала надо осознать, что на Земле существует два ислама. Один традиционный, тот, который был когда-то создан Магометом, а второй - исторический, извращённый. Первое, что надо сделать, так это вернуться к пониманию первоисточника. Не такого, как его толкуют, а того, что сказано в Коране самого Магомета. А сказано там многое из древнего ведического прошлого семитов. Например, само слово "Аллах", происходящее из еврейского Элохим, означает единство в .многобожии. Другими словами, необходимо вернуть Корану утраченный смысл, что сблизит его с подлинным учением Иисуса. Со временем обе религии: и новое ведическое христианство, и новый ислам, посредством общих единых законов Мироздания, сблизятся настолько, что станут единым путеводным трактом для развития нового психофизического направления в науке. С этим процессом религиозная мистическая эпоха на Земле закончится, её место займёт психофизика, наука будущего".

https://alterversions.livejournal.com/98710.html

*   *   *   *   *   *   *

На сайте "Высокие статистические технологии", расположенном по адресу http://orlovs.pp.ru, представлены:

На сайте есть форум, в котором вы можете задать вопросы профессору А.И.Орлову и получить на них ответ.

*   *   *   *   *   *   *

Удачи вам и счастья!


В избранное