Современное религиоведение

  Все выпуски  

Введение в религиоведение Выпуск 36


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru
 

ВВЕДЕНИЕ В РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ 

ВЫПУСК  36

10 ноября 2000 г.


 



Содержание:
1. Упельсинкины новости

2.История религий. Африка

3. Мифология. Мифы Новой Гвинеи. Мифы первотворения. Космогонические мифы

4. Этнография. Мочика

5. Классики религиоведения. Жорж Дюмезиль. Предисловие автора о "Книге о героях"

6. Словарь религиоведения

7. Литература

8. Обзоры

9. Семинары

10. Почта Упельсинке
 


1. Упельсинкины новости

Здравствуйте, Уважаемые Подписчики!

Коротко о новостях. Упельсинкина страница возобновила свою работу в своем обычном режиме и в настоящий момент сбоев в работе, кажется, больше не наблюдается. Последнее обновление было сделано мною 9 ноября. Кроме материалов по информативным разделам появился еще один новый раздел, который, собственно, звучит как Архив рассылки "Введение в религиоведение" (расположен прямо под формой быстрой подписки на данную рассылку). Сие сделано по просьбам читателей, которые не любят ходить по полным версиям архивов, а предпочитают скачивать архивированные файлы. Так что всех тех подписчиков, которые по каким-то причинам не имели возможности получить предыдущие Выпуски рассылки - милости прошу на Упельсинкину страницу. Выложены заархивированные 35 Выпусков по отдельности, а также два архива - Выпуски 1-25 и Приложения к рассылке (если помните, были и такие). Правда, Вам могут встретиться разные кодировки в файлах html (кириллица Windows и кириллица KOI8). Издержки производства, так сказать. :)

Напоминаю, что в понедельник 13 ноября готовится к выходу очередной Выпуск Интервью для Упельсинки. В гостях - Николай Ардабьевский, ведущий Православного узла и рассылки Новости православного интернета.

Настоятельно рекомендую всем подписчикам рассылки присоединяться и не оставлять без вопросов моих гостей. Анонсы на ноябрь были опубликованы в 5-м выпуске рассылки Интервью для Упельсинки

Ну и, наконец, о сегодняшнем Выпуске. Сегодня в разделе История религий мы заканчиваем разговор о религиях Африки. В разделе Мифология читайте рассказ о мифах Новой Гвинеи. В разделе Этнография помещено начало повествования о культуре  Мочика. Раздел Классики религиоведения - Жорж Дюмезиль и его Предисловие к "Книге о героях". Словарь религиоведения, список Литературы и Обзоры сайтов о религии - неизменные разделы рассылки. В конце Выпуска - раздел Семинары. Это не новый раздел, а, скорее, хорошо забытый старый. В нем я постараюсь возобновить диалог с читателями рассылки и поинтересоваться их мнением на ту или иную тему. Надеюсь на взаимность. :-) И последний раздел  - пара слов о Почте Упельсинке.
 

Рассылка Введение в религиоведение  - http://subscribe.ru/archive/science.humanity.religstudies
Рассылка Интервью для Упельсинки -http://subscribe.ru/archive/religion.interview
Вся информация по разделам предыдущих выпусков рассылки  - см.  Упельсинкина страница
 


2. История религий

Верования Центральной Африки

Верования банту. В Центральной Африке живет около десяти миллионов банту; народы банту расселены по берегам реки Конго и на территории, расположенной между границами Танзании на востоке и Конго на западе. Благодаря работам Виктора Тернера (Victor Turner "The Forest of Symbols", 1967; "The Drums of Afflictions", 1968) и Мэри Дуглас (Mary Douglas "The Lele of the Kasai", 1963) наиболее изученными являются народности ндембу и леле.

В основе верований банту - культ духов и магические обряды, цель которых - заслужить милость духов. С культом духов связано создание тайных союзов; особенно много подобных союзов у некоторых народностей ндембу; также повсеместное распространение имеет институт королевских предсказателей и "культ скорбящих", суть которого состоит в изгнании из людей "скорбных" духов, вселившихся в них. Исполняя требования вселившихся в них духов, люди эти, вне зависимости от своей этнической принадлежности, селятся отдельно, но общаясь с медиумом, требуют, чтобы тот говорил на их языке. У многих народов банту носителями магических знаний большей частью являются женщины.

Божественный творец откровенно асексуален, это в основном деус оциозус; он не имеет особого культа, но когда клянутся, призывают его в свидетели.

Пигмеи тропического леса подразделяются на три большие группы: ака, бака и мбути д'итури, проживающие в Заире; изучению жизни пигмеев посвящены работы известного исследователя Колина Тернбола, чья книга "The Forest People", 1961, получила широкую известность. Начиная с отца Вильгельма Шмидта (1868-1954), стремившегося отыскать у бесписьменных народов первобытные монотеистические верования. многие католические миссионеры, равно как и этнографы, подтвердили существование у всех трех вышеуказанных групп веры в создателя, постепенно превратившегося в небесное божество. Однако Колин Тернбол отрицает наличие единого бога-создателя у мбути: этот народ обожествляет жилище и заросли кустарника, где он проживает. У них мало ритуалов, нет жрецов, и они не занимаются гаданием. У них имеются определенные традиции, сопровождающие ритуалы обрезания у мальчиков и изоляции девочек во время первых месячных.

Верования Южной Африки. Переселение народов банту на юг происходило двумя большими волнами: между 1000 и 1600 гг. н.э. (сото, твана, нгини, а также зулу, ловенду и венда) и в XIX в. (тсонга). По данным африканиста Лео Фробениуса (1873-1938), основание ныне несуществующего королевства Зимбабве связано с приходом с севера предков народа хумбе. Согласно одному из мифов каранга, правитель, наделенный божественной властью, должен поддерживать равновесие между противоположными состояниями: засухой и сыростью, символами которых выступают принцессы с сырой вагиной и сухой вагиной. Принцессы с сырой вагиной предназначались для совокупления с большим водным змеем, которого иногда именуют Радужным Змеем; это сверхъестественное существо имеется в пантеоне многих народов Западной и Южной Африки. Принцессы с сухой вагиной были весталками и поддерживали ритуальный огонь. Во время засухи принцесс с сырой вагиной приносили в жертву, дабы вызвать дождь.

Обряд инициации у мальчиков, достигших половой зрелости, более сложен, нежели аналогичный обряд у девочек. У мальчиков обрезание не является обязательным, у девочек не практикуется клитороэктомия, хотя в процессе обряда и имитируется отрезание клитора. Символическое значение обряда иниицации - переход из ночи в день, из тьмы к солнечному свету.

Верования афроамериканцев зародились на островах Карибского архипелага, восточном побережье Южной Америки (Суринам, Бразилия) и в Северной Америке среди рабов - выходцев из Западной Африки.

Африкарибские культы, за исключением афро-гвианских, наиболее близки исконно африканскими верованиями, хотя они и позаимствовали у католицизма некоторые имена и понятия. Культ воду на Гаити, роль которого в завоевании независимости страны хорошо известна, - это культ поклонения духам, божественным лоа, происходящим из пантеона фон и йоруба; в культах сантериа на Кубе и шанго (на Тринидаде)  культовые духи относятся к оришам йоруба. Однако на всех трех островах приносят кровавые жертвы и устраивают экстатические танцы, чтобы впасть в транс и получить возможность общаться с богами, носящими как африканские имена, так и имена святых римской церкви, хотя по происхождению божества эти являются исконно африканскими. Культ воду, с его белой и черной магией, с его загадками и оккультными тайнами, имеет своих почитателей во всех слоях гаитянского общества.

Многие синкретические культы основаны на почитании предков; к них относятся культы кумина, конвинс и танец кроманти беглых рабов на Ямайке, танец Биг Друм Данс на островах Гренада и Каррьяку, келе на острове Святой Люсии и т.д.

В некоторых других культах, как например, среди миалистов Ямайки и баптистов, называемых Shouters (крикунами) на Тринидаде и Shakers (трясунами) на Сент-Винсенте, - элементы христианства имеют большее значение, нежели африканские верования.

Растафарийцы Ямайки в основном являются приверженцами миллентаризма. Для среднего западного человека они ассоциируются с прической dreadlock и музыкой регги; их философия и музыка имеют множество адептов как на Западе, так и в Африке.

Идентификация Эфиопии с землей обетованной афроямайцев на основании толкования Псалма 68, 31 вызвала к жизни политическое движение, оформившееся после коронования эфиопского принца ("рас") Тафари (откуда название Растафарийский) императором Абиссинии в 1930 г. под именем Хайле Селассия. Со временем, особенно после смерти императора, движение раскололось на несколько группировок, не имеющих ни общей идеологии, ни общих политических устремлений.

Афробразильские культы возникли около 1850 г. как синкретические верования; из исконно африканских черт в них сохранилась вера в переселение духов орикса и экстатические танцы. На северо-востоке культ получил название кандомбле, на юго-востоке - макумба, а с 1925-1930 гг. большое распространение получил зародившийся в Рио-де-Жанейро культ умбанда. Изначально запрещенные, сегодня культы поклонения духам существенным образом определяют картину религиозной жизни Бразилии.

Афрогвианские верования возникли в Суринаме (бывшей нидерландской Гвиане) среди креольского населения побережья и получили распространение среди беглых рабов, укрывавшихся в глубине страны. Религия креолов побережья называется винти или афкодре (от голландск. afgoderij - "идолопоклонство", "обожание"). В обоих культах сохраняются элементы древних африканских и исконных верований.

Религиозная жизнь африканцев Соединенных Штатов Америки славится своей насыщенностью; особенность ее состоит в том, что американские негры, в большинстве своем успешно подвергшиеся евангелизации, не сохранили в неприкосновенности африканские культы и ритуалы. Идея возвращения в Африку, пропагандировавшаяся Американским Обществом Колонизации (American Colonization Society) с 1816 г. и, в несколько видоизмененном виде, различными негритянскими церквями на рубеже нашего века, успеха не имела. некоторые афроамериканцы, разочаровавшись в христианской церкви, оказавшейся не в состоянии удовлетворить их социальные чаяния, приняли иудаизм, а многие - ислам. На сегодняшний день существует два объединения афроамериканских мусульман, и оба восходят к организации Народ Ислама, основанной Элией Мухаммадом (Элия Пул, 1897-1975) в 1934 г. на базе сообщества, созданного мусульманином Уоллесом Д. Фардом, и вобравшего в себя элементы учения параллельной организации Мавританский Храм Науки (Moorish Science Temple) Ноубла Дрю Али (Тимоти Дрю, 1886-1920) и учения индийских миссионеров из группы Ахмадья, основанной в 1920 г. В 1964 г. от Народа Ислама отделилась группа Мусульманская мечеть, возглавляемая Малькольмом Икс (Малькольм Литтл, 1925-1965). После смерти Элии Мухаммеда в 1975 г., его сын Варитхуддин Мухаммед (Уоллес Дин) превратил Народ Ислама в организацию, придерживающуюся идей ортодоксального ислама (суннитов), дав ей название Американская мусульманская миссия. Народ Ислама является сегодня организацией, во главе которой стоит пастор Льюис Фарракан из Чикаго, продолжающий следовать по пути, указанному Элией Мухаммедом.


3. Мифология

Мифы Новой Гвинеи

Мифы первотворения. Космогонические мифы

Этнографы нередко отмечали, что космогония в системе знаний папуасов занимает скромное место. Это в равной степени относится и к мифологии. Макромир, вселенная, природа как целое чаще всего предстают в мифах уже существующими в мифические времена. Задача демиургов сводится обычно к созданию отдельных слагаемых макромира. При этом такими слагаемыми могут быть и столь важные, основополагающие объекты, как небо, солнце, луна. Для мифологического сознания не имеет значения, что в контексте общемифологической сюжетики их создание происходит не ╚в начале╩, а ╚в конце╩: временная последовательность процесса творения, иллюзию которой создает наличие некоей сюжетной последовательности, фактически не принимается в расчет. Предмет творится, когда - если вносить в рассказ строго логическое начало - он уже должен был быть и, может быть, даже был. Показателен в этом смысле миф о рождении солнца у вагавага. Чудесным образом родившийся мальчик оказывается воплощением солнца, но обнаруживает свою природу перед людьми, когда он должен уйти от них: он предупреждает, чтобы они переселились сами и перенесли свои огороды в тень огромной скалы, так как он вскоре взберется на небо по панданусу и тогда все, что не укрылось в тени, погибнет. Так и произошло, но палящую силу солнца умерила мать мальчика: однажды она пришла на гору и, как только солнце взошло, брызнула ему в лицо известью, заставив его закрыть глаза, после чего убийственная жара смягчилась, появились облака и пошел дождь [291, с. 378 - 379].

Наше внимание в приведенном мифе должна привлечь история рождения мальчика: его отцом была большая рыба, которая в течение многих дней приплывала к острову и терлась о ноги женщины, приходившей к ней; мальчик появился из бедра женщины; он рос с другими деревенскими детьми, проявляя обычную для будущих героев строптивость и воинственность. В результате мать решила отправить его к отцу: рыба взяла сына в свою пасть и унесла далеко на восток. Таким образом, солнце является плодом встречи тотемического существа и женщины.

Согласно другой версии, мальчика уносит на запад сестра его матери, и мать устремляется в погоню: так ежедневно ребенок-солнце проводит день с родной матерью, а ночь - с приемной [293, с. 151].

По представлениям хули, солнце регулярно вступает в связь с панданусовыми пальмами и те приносят плоды. Под землей есть дорога, по которой солнце совершает ночной путь с запада на восток. Луна - сын старой женщины, живущей на востоке. Когда-то мать жила в доме и вешала на стену сумку, в которой лежал сын. Ночью он попросил вынуть его и отправился в отхожее место, находившееся на западе. С тех пор луна совершает эти походы каждую ночь [43, с. 151].

B других мифах эпизоды первотворения связаны с действиями мифических первосоздателей, первопредков, культурных героев. У хули солнце и луна - это трансформированные Ни и Хана, брат и сестра, которые поднялись на небо после инцеста. Но трансформация на этом не кончается: Ни позднее отправляется в страну Дуна, живет там в пещере, вступает в брак с женщиной мифологической природы; рожденные ею камни он разбрасывает по территории, которую ныне занимают хули и дуна [132,c.34].

Следы инцестуальной мотивировки возникновения луны есть мифе кивай: престарелые родители, которые стыдятся позднего ребенка, пускают его по воде; он становится (не зная того) приемным сыном женщины, которая меняет найденыша на своего сына, рожденного вне брака. Найденыш Гануми превращается в птицу, его захватывают девушки, с которыми он, обретая вновь человеческий образ, спит по очереди. Его приемная мать хитростью склоняет его к связи с нею, и он в ужасе от случившегося. Позднее - по не вполне ясным причинам √ Гануми с матерью бежит на небо и становится луной [190, ╧ 454]

Другая версия того же мифа не заключает ничего, что напоминало бы об инцесте. Мать помогает сыну (кстати, родному) спастись от преследования, и он берет ее на небо. В обеих версиях есть этиологические мотивы: объясняется, почему луна белого цвета и почему она периодически появляется, постепенно приобретая полную форму [190, ╧ 453].

На острове Вогео записан миф, согласно которому нынешняя луна, убывающая и прибывающая, то полная, то вовсе исчезающая, появилась в результате неосторожных операций культурных героев с ╚первой╩ луной, которая всегда была полной и регулярно приходила на смену солнцу, позволяя людям работать ночами. Когда случился голод, один из героев сбил стрелой луну, спрятал ее в корзину и кормил ею детей, отрезая по кусочку; однажды дети в его отсутствие отрезали больше, чем нужно, оставшийся кусок проскользнул сквозь ячейки, обратился в птицу и улетел на небо, где и превратился в луну, но уже с теми свойствами, которые не позволяют людям эффективно и непрерывно работать по ночам [157, с. 31 - 32].

В другом мифе ╚луну╩ - маленький яркий предмет - обнаруживает мужчина, копая большую яму. Предмет начинает быстро расти и, спасаясь от человека, устремляется в небо. Говорят, что рано или поздно луна выросла бы из земли сама и тогда она светила бы гораздо ярче [97, с. 112]. ╚Луну╩ хранила в горшке старуха, но мальчишки открыли крышку, и луна улетела на небо, так как они не смогли ее удержать; следы их рук остались на поверхности луны [97, с. 112].

Характерно, что история появления светил почти всегда включает социальные мотивы, в частности мотивы специфических брачных и семейных отношений. У нимборан И. Элмберг обнаружил, что клан считает солнце своим предком и рассказывает на эту тему миф. Ваи был рожден чудесным образом: его отец собрал кровь из пальца в глиняную чашку и сумку из коры. Через некоторое время в чашке оказался мальчик, а в сумке - змеи и кенгуру. У отца Ваи - Ваидем были женские груди, и он выкормил сына. Согласно мифу, Ваидем имел жену - Бано (луна), но предупредил сына, когда тот вырос, чтобы он избегал ее. Ваи стал искусным охотником и однажды все же столкнулся с Бано, которая, узнав, кто он, хитростью заманила его в пещеру и завалила вход камнями. В этой части мифа наше внимание должна привлечь характеристика семьи: дислокальный брак, рождение героя из крови отца, женские качества в образе отца, враждебность женщины (Бано живет внутри дерева, в ней есть черты ╚хозяйки╩ леса), охотничья природа героя, его родство со змеями и кенгуру (они - братья по крови). Во второй, части мифа рассказывается о спасении Ваи двумя девушками, о его временном браке с ними и об уходе на небо. Впервые солнечная природа Ваи открывается во время празднества: люди падают при виде его сияющего и пышущего жаром лица; отец, оказавшийся здесь же, выбивает сыну глаз, чтобы ослабить жар, и после этого Ваи поднимается на небо [104, с. 116 - 118].

Характерно, что космогонические истории у новогвинейцев обычно имеют различные ╚земные╩ продолжения в виде новых трансформаций, связь которых с исходной космической ситуацией не очевидна. Так и в мифе острова Вогео дети, виновники бегства луны, укрываются от гнева отца в лесу и девушка становится женой Нгабикала, лесного человека. Позднее брат приводит односельчан, и они побивают Нгабикала камнями из очага, при этом каждый камень, падая на землю, вызывает появление горячего потока. Тело Нгабикала разбивают на мелкие куски и разбрасывают их, а сохранившийся детородный орган дедова зарывает в лесу, и он вырастает в гигантское таро, которое становится главным ритуальным угощением на пирах. Здесь все исполнено символики, и ряд трансформаций в конечном счете объясняется через типовой комплекс представлений. Существенно, однако, что мотивы космогонические, земледельческие и эротические оказываются связанными не только семантическим подтекстом, но и бытовым обычаем: на Вогео молодые пары устраивают тайные любовные встречи в лесу при лунном свете [157, с. 31 - 32].

Если в описанных нами мифах космогонические акты (см. еще [66, с. 219 - 220]) выступают как некая случайность, как следствие чьей-то оплошности, то в других они оказываются проявлением сознательной и целенаправленной деятельности мифических первосоздателей. По представлениям нгаинг, начало мира было первым этапом деяний Парамбика, который ╚подставил╩ все - землю, лес, горы, реки, диких животных, птиц и растения. Нгаинг очень немногое могут рассказать о Парамбика, и с ним не связано каких-либо ритуалов [132, с. 204]. У кераки в роли создателя мира выступает Камбел, имеющий еще ряд секретных имен, в том числе имя, являющееся синонимом названия луны. Одно из имен его жены связано с названием солнца [325, с. 296]. С луной идентифицируется и один из сыновей Камбела, о котором, кроме того, есть миф, косвенно Выражающий его лунную природу: Вамбувамбу, вскарабкавшись по пальме на небо, отправился на запад, неся факел из  коры, а затем, достигнув горизонта, начал движение на восток [325, с. 301]. Согласно другой версии, Камбел собственноручно создал луну и солнце, скатав в шары сердцевину пальмы и поставив их в небе. Он же дал им имена - Эрам и Банги, нарек их женой и мужем и вручил им по факелу. С этого времени они безуспешно преследуют друг друга по небесному своду. Каждое утро Банги отбрасывает свой факел при появлении Эрама и возвращается на восток, чтобы заново начать погоню [325, с. 302]. Нас не должно смущать, что Банги - одновременно название луны в языке кераки, одно из имен сына Камбела и одно из его собственных имен. Версии дают нам парадигму воплощений солнца: Камбел - его сын - пальмовый шар; - причем Камбел выступает и как творец двух из этих воплощений. Эта логическая ╚несообразность╩ вполне нормальна для мифологического творчества и отражает одну из закономерностей, свойственных мифологическому сознанию.

Во времена деяний Камбела небо было неудобно низким, и он поднял его, предварительно добыв огонь: он поджарил сердцевину пальмы, отчасти похожей на саговую, раскрошил собственными руками в порошок и разбросал по воздуху. Созданные таким образом облака сами поднялись к их теперешнему уровню. Другую часть сердцевины Камбел превратил в шары, которые и по сей день существуют в виде камней, употребляемых в дождевой магии.

Когда небо поднялось, Камбел наполнил его звездами, разметав кусочки бамбука [325, с. 304].

В дельте Пурари принято вешать внутри церемониальных домов маленькие диски из пальм, окрашенные в белое. Они воплощают луну и называются иногда так же, как луна. Рассказывают, что такой диск сделали впервые две женщины, чтобы освещать дом.

Когда пришедший в дом герой Ико увидел этот ярко светивший предмет, он сорвал его со столба и унес на небо, где он стал освещать всю землю [317, с. 231; другая версия - там же, с. 263].

У папуасов Восточного Нагорья роли первосоздателей играют Иугумишанта и ее муж Моруфону. Относительно происхождения мира имеются разные версии. Согласно одной из них, земля с ее природными качествами существовала всегда в виде деревянной плиты, окруженной водой. По другой версии, большое дерево выросло из ничего и его толстые ветви, раскинувшись, образовали землю в форме большой деревянной плиты. Иугумишанта и Моруфону сидят в основании дерева, оно покоится на плечах Моруфону, и, когда он шевелится, земля дрожит. Наконец, в третьей версии супруги выступают непосредственными творцами: землю они создают из своих испражнений, ставят крышу из камня - небо, по краям которого поселяют какие-то антропоморфные существа. Их сыновья воплощают луну и солнце, а жены сыновей - вечернюю звезду и особый красный камень. О Ваинако, герое космогонических мифов племени ятэ (Восточное Нагорье), рассказывают, что он живет с женой под землей и каждое утро выходит через дыру на восточном краю; с луком и стрелами он карабкается по дереву на небо, и стрелы, которые он держит веером, - это солнечные лучи. Пройдя по всему небу на запад, Ваинако спускается, жена встречает ero с едой, и они вместе возвращаются спать на восточную сторону. В этом мифе, как и в уже рассмотренных, космогонические акты получают моментами чисто бытовую мотивировку, оказываются результатом коллизий психологического плана, столкновения страстей или поведений. Жена Ваинако пользуется вниманием со стороны некоторых обыкновенных людей, и  муж-солнце сжигает одного из таких смельчаков; поднявшийся от него дым превращается в первые облака [132, с. 80 - 81].

Исходная ситуация может быть житейски банальной, но она кладет начало цепи невероятных происшествий и ряду неожиданных трансформаций. В мифе арапеш о происхождении мира события начинаются с того, что женщина, работая на огороде, порезала палец, подержала его над листом таро и спрятала окровавленный лист в мусорной куче. Внутри огорода образовалось море. Женщина готовила себе суп с соленой морской водой, а детям с обычной. Младший случайно съел суп матери. Сыновья узнали о море, разрушили мусорную кучу, и море, до сих пор бившееся на небольшом участке, вырвалось на свободу. Женщина поставила блюдо на голову и сказала: ╚Дети мои, я стала черепахой╩. Братья взобрались на деревья. Они создали два ветра, с помощью ветвей деревьев совершили заклинания, и вода спала. Если бы они этого не сделали, море покрыло бы все [222, т. 2, с. 366 - 367].

Продолжение читайте в следующем Выпуске.


4. Этнография

Мочика

(по работе Ю.А. Березкина "Мочика" в кн. "Исчезнувшие народы" - см.: Литература)

Природа и культура.

Где истоки мочикской культуры? О ее начальной стадии мало известно. Уже самые ранние образцы мочикской керамики и торевтики демонстрируют те художественные принципы, которые получили полное развитие в дальнейшем. Можно лишь предполагать, что культура мочика сложилась в последних веках до нашей эры в результате смешения прибрежных культур, развивавшихся под сильным слиянием древнейшей в Южной Америке цивилизации чавин и появившейся на северное побережье Перу позднее культуры салинар.

Самые ранние мочикские вещи из керамики и металла обнаружены в погребениях почти по всему северному побережью Перу, но более всего в долине Чикамы и в долине Пьюры (близ границы с Эквадором). В дальнейшем памятники мочика на крайнем севере надолго исчезают, и мочикская территория ограничивается долинами Чикамы и соседней Моче. Примерно в III в. н.э. отсюда началась экспансия мочика в южном, а затем и в северном направлении. Однако в VII в. н.э. мочика оставили завоеванные южные долины. В этот заключительный период центр культуры перемещается на север, в долину Ламбайеке. Дальнейшая судьба потомков мочика плохо известна. В XIV в. некоторые элементы этой культуры неожиданно возрождаются в прединкской культуре чиму, однако отличий между мочика и чиму больше, чем сходства.

В период расцвета мочика их соседями в горах были создатели культур кахамарка и рекуай. Есть много изображений битв воинов мочика с людьми, держащими сумочки для листьев коки, к которым прикреплены головы-трофеи. Такие же сумочки представлены на каменных изваяниях рекуай. Люди рекуай, вероятно, жили и на побережье, в долине Уармей. Что касается прибрежных долин к югу от Уармей и к северу от Чикамы, то памятники I-VI вв. н.э. там пока не обнаружены.

Климат перуанского побережья  довольно благоприятен для человека. Близость к экватору исключает значительные сезонные колебания температуры, а холодное течение Гумбольдта умеряет тропический зной. Летом на северном побережье в среднем 26С, зимой - 17С. Осадков над перуанским побережьем выпадает, однако, крайне мало. Влажность нагревающегося над берегом холодного воздуха с океана резко падает, и дожди идут лишь высоко в горах. Только зимой густой туман и морось увлажняют прибрежные возвышенности, и этой влагой довольствуются сухолюбивые травы и кустарники. Время от времени (раз в 7 лет или реже) экваториальное течение Эль-Нинью прорывается на юг, оттесняя от берега течение Гумбольдта. Это явление, сопровождающееся обеднением морской фауны и разрушительными ливнями на берегу, подчас принимает характер экологической катастрофы.

Для доземледельческого населения удаленные от моря участки перуанского побережья были малопривлекательны. Пресноводные креветки и рыба, улитки, немногочисленные олени и грызуны в зарослях вдоль водотоков - вот все, что могли предложить речные долины. Зато на берегу океана пищевые запасы были огромны. Стада морских львов, рыба, моллюски круглый год могли поддерживать существование довольно многочисленного населения. Именно на берегу в III тысячелетии до н.э. появляются первые постоянные поселки, обитатели которых хотя и были знакомы с земледелием, но в основном жили еще за счет ресурсов моря.

Но как только в распоряжении человека оказался набор разнообразных и высокопродуктивных сельскохозяйственных культур и были освоены простейшие приемы ирригации, люди стали селиться в глубине долин. Этих небольших долин на перуанском побережье несколько десятков. Верховья их (выше 1000 м над уровнем моря) представляют собой узкие ущелья. Экологически эта зона сходна с областями, лежащими к востоку от континентального водораздела, и местная культура развивалась здесь примерно так же, как культура местных жителей межгорных котловин. В 20-30 км от устья реки выходят на аллювиальную равнину. Ширина долин, имеющих форму треугольника, обращенного одной стороной к морю, в низовьях достигает 10-20 км. К югу от Моче долины разделены скалистыми кряжами, к северу же - лишь участками пустынной равнины, потенциально пригодной для орошения. В ряде случаев реки на прибрежной равнине текут по наносам выше окружающей местности, так что воду легко отводить на поля по каналам.

Из-за отсутствия значительных сезонных колебаний температуры сев, в принципе, можно начинать в любое время. Этому препятствует, правда, колебание уровня воды в реках (основной сток приходится на февраль-апрель, когда в горах интенсивно тают ледники и снежники, а минимум - на август-сентябрь). Однако в изменениях водного режима нет четкой периодичности, и точно предугадать время и масштабы разлива невозможно. Поэтому в древности на побережье Перу (в отличие от майя или египтян) не был разработан сложный и точный календарь, ибо в нем не было необходимости, а в мифологии календарная символика не играла роли.

Долина Чикамы, колыбель мочикской культуры, одна из крупнейших на побережье. Среднегодовой сток этой реки около 1000 млн куб. м, т.е. примерно 30 куб. м/сек. Площадь орошаемых земель в Чикаме 350 кв. км, что примерно соответствует размерам поливных площадей, находившихся в распоряжении небольшого шумерского города-государства. В Моче годовой сток и орошаемая зона в 3,5 раза меньше, чем в Чикаме. Всего площадь орошаемых земель в долинах, которые люди мочика контролировали в период расцвета культуры, превышала 800 кв. км. Для сравнения укажем, что площадь орошаемых земель в бассейнах рек на территории между Тигром и Индом (Хильменд, Балхад, Кундуздарья и др.) не превышает в каждом случае 450-500 кв. км. Таким образом, потенциальные водные ресурсы перуанского побережья сопоставимы с ресурсами тех цивилизаций Ближнего и Среднего Востока, которые находились в аридной зоне, но вне долин великих рек.

До испанцев на побережье Перу обрабатывали землекопалками с узким деревянным лезвием. Мотыгу не употребляли. Мочика стали прикреплять к лезвию землекопалки медную пластинку, впервые в Новом Свете начав использовать металл для изготовления сельскохозяйственных орудий.

При использовании достаточно примитивных орудий на плодородных почвах, при искусственном орошении мочика получали высокие урожаи. Доказательством наличия большого прибавочного продукта служат крупнейшие в Южной Америке пирамиды высотой в несколько десятков метров и обилие золота в погребениях. Вероятно, урожайность полей поддерживалась правильным севооборотом и употреблением гуано в качестве удобрения (в толщах гуано на прибрежных островках найдено много мочикских предметов), но точных данных на этот счет нет.

Развитие орошаемого земледелия на побережье Перу, видимо, тесно связано со становлением ранних государств. Усиление в обществе роли вождей и жрецов позволяло сосредоточивать рабочую силу на строительстве все более крупных оросительных сооружений, а рост получаемого продукта в результате мелиорации земель, несомненно, повышал престиж правящей группы, облегчал концентрацию в ее руках власти и богатства. Мы не имеем точных данных по ранней мочике, но в соседней с Моче долине Виру, где синхронно мочике развивалась культура гальинасо (в дальнейшем ее создатели были покорены мочикцами), крупные поселения и монументальная архитектура (т.е. признаки, свидетельствующие о возникновении достаточно сложной социальной структуры) появляются впервые тогда же, когда прокладываются магистральные оросительные каналы.

Земледелие было важнейшей, но не единственной отраслью хозяйства мочика. на лодках из тростника тотора, росшего в дельтовых лагунах, заполнявшихся паводковыми водами, мочикские рыбаки отправлялись в море на лов рыбы. Они пользовались как сетями с поплавками из тыквы-горлянки, так и леской с медным крючком. Рыбные богатства перуанского побережья таковы, что даже сейчас человек без лодки и сетей. с одной лишь удочкой, может обеспечить себе пропитание. Мочикские лодки не выдерживали более трех человек, не имели паруса, плавать на них далеко в океан было невозможно, но в этом и не было необходимости. Основные фаунистические богатства сосредоточивались близ берега. Помимо рыбы, у прибрежных скал можно было отыскать множество съедобных моллюсков и крабов. Добычей вооруженных дубинами охотников становились морские львы. Что касается наземной охоты, то в эпоху мочика она, по-видимому, стала главным образом забавой знати.

Мочикские гончары и вазописцы с точностью и экспрессией запечатлели сцены рыбной ловли, сбора раковин, охоты, равно как и самих животных, мясо которых употреблялось в пищу. Однако не менее часто они изображали и явно непромысловых животных, в то время как несъедобные растения на изображениях попадаются лишь на элемент пейзажа. Наконец, различные представители фауны послужили основой для формирования образов мочикских богатств.

Зооантропоморфные образы преобладают в искусстве не только мочика, но и других групп американских индейцев. Даже в орнаменте растительные мотивы почти не встречаются. Преобладание животной тематики отражает особенности идеологии аборигенов Америки, связанные со значительными пережитками доземледельческой эпохи. Исследователи, уделявшие в своих работах место реконструкции мифологических представлений мочика, за редкими исключениями недооценивали их архаизм. Они либо расшифровывали их по аналогии с более знакомыми и привычными нам верованиями народов живших за пределами Южной Америки, либо подвергали "рациональной" интерпретации (зооантропоморфные существа - это люди, наевшие маски животных). Но прежде чем разбираться в религиозно-мифологических представлениях мочика, посмотрим, что за животный мир окружал в I-VII вв. жителей северного побережья Перу.

На мочикских изображениях запечатлены едва ли не все виды живых существ, обитавших в море, тугайных зарослях и пустынях. Точная передача деталей позволяет подчас определить не только род, но и вид животного. Изображены несколько десятков видов рыб, ракообразных, моллюсков, морские звезды. Среди морских птиц мы видим баклана, олушу, морского орла, глупыша, чайку. Часто встречаются сцены охоты на морских львов и отдельные изображения этих животных. Среди наземных млекопитающих основное место занимают лисы, олени и мелкие грызуны. Реже встречаются пумы, коати, летучая мышь и, возможно, вискача. Много птиц (совы, колибри, цапли, голуби, сокол, черноклюв, стервятники-урубу), пресмыкающихся (ящерицы, игуаны, змеи, черепахи). Мухи, сколопендры, пауки, скорпионы, бабочки, жуки представляют классы насекомых, паукообразных и многоножек.

Представители специфически горной фауны (медведь, кондов) встречаются редко. Что касается обитателей тропического леса. то хотя в видовом отношении их также немного (попугай, тукан, обезьяна), их изображения встречаются весьма часто. По-видимому, обезьян и птиц специально привозили из сельвы, чтобы держать для забавы, как ручных животных. Крокодилы, удавы, тапиры, лесные тропические грызуны были, очевидно, неизвестны.

Однако чаще всего на мочикских изображениях встречается ягуар. Объясняется это не изобилием ягуаров среди прибрежной фауны, а исключительным положением, которое этот хищник занимал в мифах и верованиях перуанских индейцев. Культ ягуара сохранялся на северном побережье еще с эпохи чавина (XII-VI вв. до н.э.). Сидящий у трона, этот хищник (или похожий на него оцелот) служил знаком достоинства правителя: изображения знатного лица. положившего руку на спину ягуара. В мифологических сценах ягуар сопровождает верховного бога луны - правителя среди божеств. К приходу испанцев ягуар в Моче и Чикаме не встречался. однако он водился в долине Пьюры. Трудно сказать, жил ли этот хищник в древности на территории мочика или же ягуаров привозили из других мест как священных животных.

Интересны изображения домашних животных: уток, морских свинок, лам и собак. Впрочем, о первых точно не известно, действительно ли мочикцы разводили этих птиц. Несомненные изображения домашних уток сохранились лишь от инкского времени, а те многочисленные фигуры мускусных уток и мандаринок, которые запечатлены на мочикской керамике, могут принадлежать и к диким видам. Морских свинок, наверняка, разводили на мясо (в некоторых районах перу они сохраняют это значение до сих пор), но в изобразительном искусстве им уделено скромное место. Лам (судя по анализу костей этих животных с мочикского городища Пампа Гранде) не только использовали для перевозки грузов и для жертвоприношений, но и забивали на мясо. Мочикские ламы - загадка для зоологов. Современная лама с трудом может поднять человека. мочика же изображали это животное как верховое ( в качестве седоков показаны калеки, которые не могли иначе передвигаться). Судя опять же по изображениям, шея мочикских лам короче, чем у современных. Наконец, нынешних лам разводят только в горах, мочикцы же, по-видимому, разводили их в низменных долинах (а не выменивали у горцев, как предполагалось прежде): в культурных слоях найдены кости молодняка и зародышей лам. не исключено, что мочикцы или их предшественники вывели особую домашнюю породу. Чтобы управлять животными, мочика протыкали отверстие в ухе ламы и продевали туда уздечку.

До прихода испанцев индейцы побережья разводили безволосых собак. Опыты по восстановлению этой породы ведутся сейчас в Перу. Возможно, у мочика были и шерстистые собаки. Собак использовали на охоте и на войне, а мясо их употребляли в пищу.


5. Классики религиоведения

Жорж  Дюмезиль (Gerges Edmond Raolul Dumezil)
(1898 - 1986)

Родился в Париже. Окончил Ecole Normale Superieure (1916). С 1919 - адъюнкт-профессор. С 1924 - доктор наук. В 1924 переехал в Стамбул и до 1931 г. состоял профессором Стамбульского университета  по специальности истории религий. Был лектором в университете в Упсале (Швеция) (1931-1933). Вернувшись в Париж, возглавил кафедру сравнительного изучения религий индоевропейских народов в Ecole pratique des Etudes (1935). Вел курс армянского языка в Ecole Nationale des Langues Vivantes (1937-1948). Заведовал кафедрой индоевропейской цивилизации в College de France (1949-1968). В 1968 г. уходит на пенсию со званием почетного профессора College de France. Умер в 1986 г.

Краткую информацию о Ж. Дюмезиле на английском языке Вы также можете найти здесь
 

Ж. Дюмезиль принадлежит к числу крупнейших ученых современной Франции в области гуманитарных наук. Поражают его исключительное трудолюбие и продуктивность, обширная эрудиция и разносторонность научных интересов. Дело не просто в широте его научного профиля - таких ученых во Франции немало. Любопытно то, что две основные линии его научных исследований - сравнительная мифология и история религий, с одной стороны, и кавказская филология - с другой, никак, по-видимости, между собой не связаны. Подобно римскому богу Янусу, Дюмезиль двулик, и даже среди его ревностных поклонников многие знают только одно из этих лиц. На Западе он больше известен как мифолог и историк религий. Об его кавказоведческих трудах знает лишь небольшой круг специалистов. Между тем того, что сделано Дюмезилем в изучении хотя бы западнокавказских языков, хватило бы другому на целую жизнь...
В.И. Абаев. Ж. Дюмезиль - исследователь Осетинского эпоса и мифологии.
В кн.: Ж. Дюмезиль. Осетинский эпос и мифология (См.: Литература)


Предисловие автора к "Книге о героях"
("Le livre des Heros. Legendes sur les Nartes", Paris, 1965)

На северных склонах Кавказской гряды, в плодородных или песчаных долинах, прилегающих к ней со стороны Европы, на узкой, покрытой пышной растительностью прибрежной полосе, отделяющей горы от Черного моря, в теснинах и ущельях, по которым мчатся воды; Кубани, Терека и более мелких рек, разместилась интереснейшая мозаика народов Старого света. Одни из этих народов уже жили здесь во времена, о которых свидетельствуют древние греческие и римские авторы, другие были оттеснены с севера бесчисленными нашествиями, устремлявшимися из Азии в сторону Атлантики; третьи сами явились дерзкими головными отрядами некоторых из этих нашествий; оказавшись отрезанными от основной массы, эти пришельцы привязывались к завоеванному краю и приживались на кавказской почве, привлеченные ее удивительными пейзажами, климатом и людьми. В этом - другая особенность северокавказцев: несмотря на различие в происхождении, несмотря на соперничество, на внутренние и межплеменные распри, которые так помогли русскому завоеванию, но и прекратились лишь после него, здесь сложился свой тип материальной и духовной культуры, тип, хоть и не одинаковый для всех - он имеет множество вариаций, - но очень своеобразный по сравнению с южными и северными соседями Кавказа.

Вплоть до прошлого столетия и даже позже социальное устройство здесь было феодальным и патриархальным (...) Набеги, шумная непоседливость не сходящей с коней молодежи, смертельные опасности, в обстановке которых привыкли жить эти села, мораль, основанная на богатых древних традициях и поддерживаемая песнями, хвалебными и насмешливыми, постоянно порождали дух геройства, возведенное в доктрину презрение к смерти, побуждали к исключительным и парадоксальным поступкам. Все это в сочетании с экономическими условиями приводило к тому, что уважение приобреталось отнюдь не показным или постоянным богатством; устройство празднеств, многолюдных пиров, ежечасная готовность к гостеприимству, безудержная и безграничная щедрость, храбрость в бою и красноречие - вот что возвышало людей, все богатство которых заключалось в прекрасном оружии и добрых конях. Пока Кавказ был обособлен, словно неприступная твердыня, этот довольно последовательно проводимый в жизнь идеал мог держаться, поскольку анархия принималась за независимость. Но иллюзия быстро рассеялась, когда великая северная империя решилась на завоевание: за треть столетия не покорившиеся без борьбы кавказские общества сумели доказать лишь свою отчаянную храбрость и свой безнадежный анахронизм. Надо ли говорить, что для ученого, а не политика сам этот анахронизм со всеми ценностями, которые он сберег живыми -  а вне Кавказа можно найти лишь их искаженное отображение в книгах, - чудесно притягателен? И этим гораздо больше, чем величием природы, объясняется то завораживающее воздействие, которое Кавказ оказывал на самых выдающихся и самых впечатлительных русских людей.

В центре хребта, на север и запад от того ущелья, где русские проложили знаменитую Военно-Грузинскую дорогу, живет народ, которому исторические изыскания вот уже более трех четвертей века отводят роль, значительно превосходящую его нынешнюю небольшую численность, - осетины. До появления казацких станиц осетины в отличие от соседей - черкесов, чеченцев, дагестанцев, грузин - были единственным во всей мозаике индоевропейским народом, к тому же весьма своеобразным. Последний осколок обширной группы племен, которых Геродот и другие историки и географы древности обобщенно называли скифами и сарматами и которые в водовороте великих нашествий, под различными именами, в частности алан и роксолан, прошли по всей Европе, оставив свой след и как бы свою подпись даже во Франции в наших различных ╚Sermaize╩ - Sarmaticum (1). Все эти людские массы, неустанно бороздившие степь и ее окраины от Средней Азии до Дуная, в конце концов исчезли, поглощенные славянскими, венгерскими, тюркскими образованиями. И только потомки алан, проявив большую жизнестойкость, сохранили речь, происхождение которой легко объяснимо. В ней явно распознаются черты скифского языка - северного, рано обособившегося брата классических иранских языков. Отсюда понятен растущий интерес к осетинам, проявляемый с конца XIX в. лингвистами, историками, социологами, фольклористами и всеми, кто с какой-либо точки зрения изучает все индоевропейское. Самую прославленную часть осетинских предании по праву составляют сказания о Нартах.

Примечания:

(1) Имеются в виду географические названия во Франции, см., напр.: Sermaize-les-Bains.

Продолжение читайте в следующем Выпуске.


6. Словарь религиоведения

Одигитрия - один из трех, наряду с умилением (гликофилуса, елеуса) и орантой (знамением) иконографических типов Божией Матери в Русской Православной Церкви. Наиболее известные иконы этого вида: Казанская, Смоленская, Тихвинская, Иверская, Черниговская, Споручница грешных, Иерусалимская икона Божьей Матери и т.п.

Опресноки - лепешки из пресного теста, у евреев - маца. Опресноки используется в лат. и армянском обряде, и некоторыми протестантами для причастия.

Орациане (от лат.  oratorium - молельня, часовня) - члены католической конгрегации священников, основанной св. Филиппо Нери (1515-1595) в Риме в 1551 в виде духовных собраний в молельне, отсюда название. В 1575 Папа Григорий XIII утвердил конгрегацию Орациан. Из принятой в конгрегации практики сочетания пения и чтения возник музыкальный жанр оратории. Орациане неоднократно вызывали недовольство светских властей. В настоящее время число Орациан невелико (несколько сотен)

Осмогласник - то же, что и Октоих.


7. Литература

История религий: Мирча Элиаде, Ион Кулиано. Словарь религий, обрядов и верований (серия "Миф, религия, культура"). - М.: ВГБИЛ, "Рудомино", СПб: "Университетская книга",  1997. С. 62-67.
Мифология: Б.Н. Путилов. Миф-обряд-песня Новой Гвинеи. М., "Наука", 1980. С. 16-21.
Этнография: Исчезнувшие народы. Сборник статей (по материалам журнала "Природа")/ Под ред. докт. ист. наук П.И. Пучкова. М., "Наука", 1988 ("Исследования по фольклору и мифологии Востока"). С. 150-154.
Классики: Ж. Дюмезиль. Осетинский эпос и мифология. М., "Наука", 1976 ("Исследования по фольклору и мифологии Востока"). С. 8--10.
Словарь религиоведения: Азбука христианства. Словарь-справочник. Сост. А. Удовенко. МАИК "Наука", 1997.


8. Обзоры

Христианство:
Официальный сервер греческой Православной митрополии в Торонто (Канада), Константинопольский
патриархат (на англ.).
http://www.gocanada.org/

Православная церковь в Южной Корее. История православия в Корее. Православные храмы в Корее.       http://koreaorthodox.narod.ru/
   
Неофициальная страница о Святой горе Афон (на англ.).
http://www.medialab.ntua.gr/athos/uk/general/top.htm    

Сайт Сергея Ковригина г. Санкт-Петербург
http://www.laib.narod.ru

Газета ╚Путь к Жизни╩ г. Луганск, Украина
http://www.waytolife.narod.ru

Информационный вестник ╚Свеча╩ г. Иркутск
http://www.svecha.newmail.ru

Церковь Ассамблея Бога г. Москва
http://assembli.narod.ru

Церковь Нового Завета г. Хабаровск
http://churchkhab.al.ru

Разное:
The Baha'i World
http://www.bahai.org

BlessedBe.com
http://www.blessedbe.com/
 


9. Семинары

Итак, перед Вами рубрика, которая, по сути, является реконструкцией бывших Приложений к рассылке Введение в религиоведение. Мне хотелось бы, чтобы наше с Вами письменное общение не прекращалось и посему я рискну проводить что-то подобное семинарским занятиям. Разница, конечно, большая, но - тем не менее. Мне интересно было бы услышать Ваше мнение на тот или иной счет в вопросах по религиозной тематике. Данный раздел будет ненавязчиво появляться в среднем 2 раза в месяц. О чем я, собственно, и объявляю. А в следующем Выпуске мы поговорим с Вами о развитии представлений о религии.


10. Почта Упельсинке
Упельсинка, привет! Напиши мне чего-нибудь, да? А я тебе тоже смогу что-нибудь рассказать?  =) Спасибо, Dimka
Весьма содержательное письмо. ;) Но "что-нибудь" писать я не буду. Извините, господин студент Санкт-Петербургского государственного университета... (судя по e-mail ;) ) Н-да, вот такие "казусы" случаются в высших учебных заведениях... :))

Благодарю всех, кто прислал свои письма и вопросы к будущим гостям Интервью для Упельсинки.

Пишите и задавайте Ваши вопросы!


 

Приятного Вам чтения и до встречи в новом Выпуске!

Упельсинка.

UPELSINKA - Upelsinka's Page

e-Mail: upelsinka@mail.ru   e-Home: http://upelsinka.boom.ru


 
 


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru

В избранное