Современное религиоведение

  Все выпуски  

Введение в религиоведение Выпуск 74


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru
 
 

ВВЕДЕНИЕ  В  РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ 

ВЫПУСК  74

11 мая 2001 г.

 

Содержание:
1. Упельсинкины новости

2.  Классики религиоведения. З. Фрейд. Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии

3. Религии. Истоки митраизма

4. Религиоведческий словарь. Анимизм

5. Литература

6. Обзоры сайтов о религии

7. Новости религиоведения

8. Почта Упельсинке
 


1. Упельсинкины новости

Здравствуйте, Уважаемые Подписчики!

Временно режим выхода рассылки изменен и ближайшие Выпуски будут выходить 1 раз в неделю.

Немного новостей. В пятницу, 4 мая 2001 г. в рамках рассылки Введение в религиоведение состоялось интервью с заведующим кафедрой философии и культурологии Востока философского факультета СПбГУ, д.ф.н. Е.А. Торчиновым. Интервью было размещено на Упельсинкиной странице в разделе Гости по адресу:
http://upelsinka.boom.ru/Interview/tor.htm

Кроме того, необходимо сделать маленькое добавление. У страницы Е.А. Торчинова имеется зеркало, которое находится по адресу http://www.members.tripod.com/~etor_best/ie4.html и работает безотказно.

Событие, не имеющее никакого отношения к религиоведению, но чрезвычайно близкое по духу автору рассылки:
 
Легендарный блюзовый гитарист Юрий Наумов снова в России! 
Концерты пройдут в Москве (12, 13 и 19.05), Киеве (17.05), Новосибирске (25.05), Челябинске (27.05). Подробности читайте на сайте www.russianblues.com

В сегодняшнем Выпуске рассылки читайте следующие материалы. Раздел Классики религиоведения - Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии. Продолжение статьи З. Фрейда Боязнь инцеста (Начало - см. Выпуск 72 от 30.04.2001). Раздел Религии - Истоки митраизма (по кн. Франца Кюмона "Мистерии Митры") - продолжение (Начало - см. Выпуск 72 от 30.04.2001). Религиоведческий словарь - понятие Анимизма. Литература и Обзоры сайтов о религии - постоянные разделы Рассылки. Новости религиоведения - раздел, в котором Вы сможете найти новости о разных событиях религиозной жизни. В конце Выпуска - Почта Упельсинке.



Приглашаю всех желающих подписаться на Упельсинкино Со-Дружество. Здесь можно встретить гостей Интервью, обсудить различные темы о религии, задать интересующие Вас вопросы. Со-Дружество представляет  собой почтовый лист (почтовый форум, почтовую группу, конференцию) на сервере yahoogroups.com. Подписаться на лист можно, отправив пустое письмо по адресу upelsinka-subscribe@yahoogroups.com и подтвердив поступивший запрос.


2. Классики религиоведения

Зигмунд Фрейд.

Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии.

Боязнь инцеста.

(Продолжение. Начало читайте в Выпуске 72 от 30.04.2001)

Если мы думаем, что поняли мотивы брачных ограничений австралийских дикарей, то нам предстоит еще узнать, что в существующих в действительности условиях наблюдается гораздо большая на первый взгляд сбивающая сложность. В Австралии имеется очень немного племен, у которых нет других запрещений, кроме ограничений тотема. Большинство племен организовано таким образом, что они сперва распадаются на два отдела, названных брачными классами (по-английски: Phtathries). Каждый из этих классов экзогамичен и включает большое число тотемистических семейств. Обыкновенно каждый брачный класс подразделяется на два подкласса (субфратрии), а все племя, следовательно, - на четыре; подклассы занимают место между фратриями и тотемическими семьями.  <...>

Историческое отношение между брачными классами, - число которых у некоторых племен доходит до 8, - и тотемистическими семействами, безусловно, не выяснено. Очевидно только, что эти учреждения стремятся достичь того же, что и экзогамия и даже еще большего, но в то время, как тотем-экзогамия производит впечатление священного установления, сложившегося неизвестно каким образом, т.е. обычая, сложные учреждения брачных классов, их подразделения и связанные с ними условия, по-видимому, исходят из стремящегося к определенной цели законодательства, может быть, снова поставившего себе задачей предохранительные меры против инцеста, потому что влияние тотема ослабело. И в то время, как тотемистическая система, как нам известно, составляет основу всех других социальных обязанностей и нравственных ограничений племени, значение фратрии в общем исчерпывается достигаемым ими урегулированием брачного выбора.

В дальнейшем развитии системы брачных классов проявляется стремление расширить предохранительные меры за пределы естественного и группового инцеста и запретить браки между более отдаленными родственными группами, подобно тому, как это делала католическая церковь, распространив давно существовавшее запрещение брака между братьями и сестрами на двоюродных братьев и сестер, и прибавив к этому еще духовные степени родства.

Для интересующей нас проблемы не будет никакой выгоды от того, если мы попытаемся глубже вникнуть в чрезвычайно запутанные и невыясненные споры в происхождении и значении брачных классов, как и об отношениях к тотему. Для наших целей вполне достаточно указания на ту большую тщательность, с которой австралийцы и другие дикие народы стараются избежать инцеста. Мы должны сознаться, что эти дикари даже более чувствительны к инцесту, чем мы. Вероятно, у них больше искушений и потому против него они нуждаются в более обширных защитительных мерах.

Боязнь инцеста у этих народов не довольствуется, однако, установлением описанных институтов, которые, как нам кажется, направлены преимущественно против группового инцеста. Мы должны еще прибавить целый ряд "обычаев", которые направлены против индивидуального общения близких родственников в нашем смысле и соблюдаются совершенно с религиозной строгостью, и цель которых не может подлежать никакому сомнению. Эти обычаи или требуемые обычаем запреты можно назвать "избеганием" (avoidances), Их распространение переходит далеко за пределы австралийских тотемистических народов, но и тут я попрошу читателя довольствоваться фрагментарным отрывком из богатого материала.

В Меланезии такие ограничивающие запрещения касаются сношений мальчиков с матерью и сестрами. Так, например, на Lepers Island, одном из Неогибридских островов, мальчик в известном возрасте оставляет материнский дом и переселяется в "клубный дом", где он с того времени постоянно спит и ест. Если ему и дозволяется посещать свой дом, чтобы получать оттуда пищу, то он должен уйти оттуда не поевши, если его сестры находятся дома; если же никого из сестер нет дома, то он может сесть возле двери и поесть. Если брат и сестра случайно встречаются вне дома на открытом месте, то они должны убежать или спрятаться в сторону. Если мальчик узнает следы ног своих сестер на песке, то ему нельзя идти по этим следам так же, как и им по его следам. Больше того, он не смеет произносить их имен и побоится произнести самое обыкновенное слово, если оно входит, как составная часть, в их имя. Это "избегание", начинающееся со времени церемониала возмужалости, соблюдается в течение всей жизни. Сдержанность в отношениях между матерью и сыном с годами увеличивается, проявляясь преимущественно со стороны матери. Если они приносит сыну что-нибудь поесть, то не передает ему сама, а только ставит перед ним. Она не обращается к нему с интимной речью, говорит ему, согласно нашему обороту речи, не "ты", а "вы". Подобные же обычаи господствуют в Новой Каледонии. Если брат и сестра встречаются, то она прячется в кусты, а он проходит мимо, не поворачивая головы.

На полуострове Газели в Новой Британии сестра по выходе замуж не должна вовсе разговаривать со своим братом, она также не произносит больше его имени, а говорит о нем описательно.

На Новом Мекленбурге такие ограничения распространяются на двоюродных брата и сестру (хотя не всякого рода), но также и на родных брата и сестру; они не должны близко подходить друг к другу, не должны давать руки друг другу, делать подарков, но могут говорить друг с другом на расстоянии нескольких шагов. В наказание за инцест с сестрой полагается смерть через повешение.

На островах Фидж правила "избегания" особенно строги. Они касаются там не только кровных родственников, но даже и групповых сестер. Тем более странное впечатление производит на нас, когда мы слышим, что этим дикарям известны священные оргии, в которых лица именно с этой запрещенной степенью родства отдаются половому соединению, - если мы только не предпочтем воспользоваться этим противоречием для объяснения указанного запрещения вместо того, чтобы ему удивляться.

В Battas на Суматре эти правила "избегания" распространяются на все родственные отношения. Для Batta было бы крайне неприлично сопровождать родную сестру на вечеринку. Batta-брат чувствует себя крайне неловко в обществе сестры даже в присутствии посторонних лиц. Если кто-нибудь из них заходит в дом, то другой предпочитает уйти. Отец так же не останется наедине со своей дочерью в доме, как и мать со своим сыном. Голландский миссионер, сообщающий об этих нравах, прибавляет, что, к сожалению, должен считать и очень обоснованными. У этого народа принято думать, что пребывание наедине мужчины с женщиной приведет к неподобающей интимности и, так как они опасаются всевозможных наказаний и печальных последствий от полового общения между кровными родственниками, то поступают вполне правильно, когда благодаря таким запретам стараются избежать подобных искушений.

У Barongos в бухте Делагоа в Африке странным образом самые строгие предосторожности принимаются по отношению к невестке, жене брата собственной жены. Если мужчина встречается где-нибудь с этой опасной для него личностью, то тщательно избегает ее. Он не рискует есть с ней из одной миски, нерешительно заговаривает с ней, не позволяет себе зайти в ее хижину и здоровается с ней дрожащим голосом.

У Akamba (или Wakamba) в Британской Ост-Африке существует закон "избегания", который должен был бы встречаться чаще. Девушка обязана тщательно избегать родного отца в период времени между наступлением половой зрелости и замужеством. Она прячется при встрече с ним на улице, никогда не рискует сесть возле него и ведет себя так до момента своего обручения. После замужества нет больше никаких препятствий для ее общения с отцом.

(Окончание читайте в следующем Выпуске)


3. Религии

Истоки митраизма

(по кн. Франца Кюмона "Мистерии Митры")

(Продолжение. Начало читайте в Вып. 72 от 30.04.2001)

То, что за Митрой в религии древних персов признавалась выдающаяся роль, подтверждается массой свидетельств. В надписях Артаксерксов рядом с призывами к Ахура Мазде содержатся и призывы к Митре, которые сопровождают обращения лишь к еще одной богине - Анахите. Великие Цари, безусловно, особо почитали его и считали своим личным покровителем. Именно его они призывали свидетелем своему слову, именно к нему обращались в момент вступления в битву. Несомненно, его считали приносящим победу правителям: признавалось, что он низводит на них тот мистический свет, - Хварно, - который, по маздеистским поверьям, является достоянием царей, освещает их власть и служит залогом постоянного успеха.

Знать следовала примеру государя. Значительное число теонимов, составленных с использованием имени Митры, которые носила знать с глубокой древности, служит подтверждением тому, что в данной среде этот бог был объектом всеобщего поклонения.

Митра занимал важное место в официальном культе. В календаре ему был посвящен седьмой месяц и, разумеется, также шестнадцатый день каждого месяца. Во время посвященного ему празднества, если верить Ктесию, царь имел привилегию совершать в его честь обильные жертвенные возлияния и исполнять священные танцы. Безусловно, этот праздник считался благоприятным для торжественного жертвоприношения и пышных церемоний. Митраканы были знамениты по всей внутренней Азии и, став впоследствии праздником Михраган, вплоть до нынешних времен должны были справляться в мусульманской Персии в начале зимы. Слава Митры простиралась до самых берегов Эгейского моря: это единственный иранский бог, имя которого пользовалось известностью в Древней Греции, - этот факт сам по себе мог бы служить свидетельством тому, насколько сильно он почитался народами огромной соседствующей с ней империи.

Религиозный культ, отправляемый монархом и всей аристократией, помогавшей ему править огромной территорией его владений, не мог остаться в границах лишь нескольких провинций его государства. Нам известно, что Артаксеркс Ох возводил статуи богини Анахиты в различных столицах, - как в Вавилоне, Дамаске и Сардах, так и в Сузах, в Экбатанах и в Персеполе. В особенности Вавилон, где помещалась зимняя резиденция государей, населяло многочисленное официальное духовенство - "маги", имевшие превосходство над местными жрецами. Официально предоставленные им прерогативы не были направлены на то, чтобы предохранить их от влияния сильной жреческой касты, существовавшей рядом с ними. Изощренная и систематическая теология халдеев наложилась на ранний маздеизм, который представлял собой, скорее, совокупность традиционных представлений, нежели свод хорошо разработанных учений. Мифологии обеих религий постепенно оказались сближены, их божества отождествлены, и семитская астролатрия - извращенный плод давнишних научных наблюдений - возобладала над натуралистическими представлениями иранцев. Ахура Мазда был сопоставлен с Белом, царящим на небесах, Анахита ассимилировалась с Иштар, правящей на планете Венера, а Митра сделался Солнцем, богом Шамашем. Последний, как и Митра в Персии, являлся в Вавилонии богом справедливости, так же, как и Митра, появлялся на востоке, на вершинах гор, и совершал ежедневно свой путь на сияющей колеснице, так же, как и тот, наконец, приносил победу воинам и считался защитником царей. Трансформации, которые персидские верования претерпели под влиянием семитских учений, были столь глубокими, что уже много столетий спустя, в Риме, подлинной родиной Митры признавали нередко берега Евфрата. Согласно Птолемею, этот могучий солнечный бог почитался во всей областях, простиравшихся от Инда до Ассирии.

Вавилон был лишь этапом на пути распространения маздеизма. Еще в глубокой древности маги через Месопотамию достигли сердца Малой Азии. Уже при первых царях династии Ахеменидов они, по-видимому, массово расселились в Армении, местная религия которой постепенно оказалась вытеснена вводимым ими вероучением, и в Каппадокии, где возжигаемые ими огни еще пылали во множестве во времена Страбона. В весьма отдаленную эпоху они продвинулись до самого Понта, до Галатии и Фригии. Даже в Лидии при Антонинах их потомки распевали еще гимны на варварском языке в святилище, строительство которого приписывалось Киру. Эти общины, по крайней мере в Каппадокии, сохранились, должно быть, и после победы христианства и просуществовали до V в. н.э., бережно передавая из поколения в поколение свои обычаи, нравы и культ.

Примечательно то, что этих колонистов называли "магузеями" - что является точной греческой транскрипцией семитского названия с окончанием во множественном числе. Их литературным языком и, возможно, языком богослужения был не персидский, но арамейский, который уже при Ахеменидах сделался языком дипломатических и торговых отношений во всех странах к западу от Тигра. Ничто не может послужить лучшим свидетельством тому, насколько глубоким оказалось влияние "халдеев" на этот анатолийский маздеизм.

Казалось бы, падение империи Дария должно было пагубно сказаться на этих рассеянных в далеких краях колониях, которые отныне оказались оторванными от своей родины. В действительности случилось, скорее, обратное - маги нашли в диадохах столь же заботливых покровителей, каковыми были для них Великий царь и его приближенные. После распада империи Александра можно видеть, как в Понте, в Каппадокии, в Армении и в Коммагене устанавливаются династии, с охотой возводившие свои генеалогии к Ахеменидам. Независимо от того, действительно ли эти семейства являлись иранскими или нет, - их предполагаемое происхождение обязывало их почитать богов своих мнимых предков. В противоположность греческим правителям Пергама или Антиохии, они воспроизводили древние традиции как в религиозной, так и в политической сфере и облекали себя своего рода аристократическим достоинством, чтобы во всем походить на давних властителей Азии. Местная аристократия, управлявшая страной, также принадлежала или претендовала на принадлежность к древнему народу завоевателей. Главы кланов, по крайней мере в пределах Армении сохранявшие в процессе всех преобразований и перемен вплоть до Юстиниана наследственный титул "сатрапов", спесиво соблюдали и старинную веру своих пращуров, не выказывая никакой враждебности к иным религиозным культам, отправляемым в их государстве, эти правители и сановники из их окружения оказывали тем не менее особое покровительство храмам маздеистских божеств. Они все еще отдавали дань поклонения Оромазду (Ахура Мазде), Оманосу (Воху Мане), Артагнесу (Веретрагне), Анаит (Анахите) и другим богам. Особенной их благосклонностью пользовался Митра; монархи питали к нему в некотором смысле личное расположение, о чем свидетельствует имя Митридат, часто встречающееся во всех династиях. Очевидно, Митра оставался для них, как и для Артаксерксов и Дариев богом, дарующим победу государю, выражающим и поддерживающим законную власть. Это почтительное отношение к обрядовой практике персов, унаследованное от легендарных предков, идея благочестия, как опоры трона и условия всякого успеха, ясно прослеживается в высокопарной надписи, высеченной на монументальном надгробии, которое Антиох I Эпифан из Коммагены (69-34 гг. до н.э.) повелел воздвигнуть себе на отроге Тавра, откуда открывается перспектива долины Евфрата. Барельеф изображает правителя в торжественном облачении с высокой тиарой на голове, держащим в левой руке скипетр и пожимающим правую руку Митры; чело его украшает нимб с лучами в напоминание о союзе, который он заключил с этим богом. Правитель Коммагены, со стороны матери являвшийся потомком Селевкидов из Сирии и возводивший свой род по отцу к Дарию, сыну Гитаспа, сливает воедино память о своем двойном происхождении и ставит в один ряд персидских и эллинских божеств и обряды точно так же, как в его роду имя Антиох перемежалось с именем Митридат.

Подобным же образом в соседних областях правители и иранское духовенство в разной степени подверглись влиянию греческой цивилизации. При Ахеменидах любой народ, проживавший между Понтон Эвксинским и Тавром, благодаря терпимости центральной власти имел возможность сохранять свои местные культы, равно как и свой язык и свои собственные обычаи Но во время великой смуты, вызванной крушением персидской империи, все политические и религиозные барьеры исчезли, разнородные расы внезапно вынуждены были войти друг с другом в соприкосновение, и в результате внутренняя Азия прошла через этап синкретизма, аналогичный тому, который мы можем более ясно наблюдать в Римской империи. Сближение всех теологий Востока и всех греческих философских систем породило самые неожиданные сочетания, и соперничество между этими разнообразными учениями сделалось чрезвычайно активным. Многие из магов, расселившихся по территории от Армении до Фригии и Лидии, разумеется, отбросили в то время всякую былую сдержанность, занялись оживленной пропагандой, и так же, как и евреям в ту эпоху, им удалось объединить вокруг себя некоторое количество прозелитов. Позднее, преследуемые христианскими императорами, они, так же, как и знатоки Талмуда, были вынуждены возвратиться к своей былой односторонности, замыкаясь во все более неприступном ригоризме.

(Продолжение читайте в следующем Выпуске)


4. Религиоведческий словарь

Анимизм (от лат. animus≈душа, англ. animism, нем. Animismus, фр. animisme) - вера в существование души и духов, универсальная для всех культур человечества. Термин А. введен Э Тайлором, разработавшим на основе обширного этнографического материала и теорию А. - "учения о духовных существах, которое служит воплощением сущности спиритуалистической философии в противоположность материалистической". Э. Тайлор понимал А. как философию, возникшую в первобытности из естественной потребности ума объяснить жизнь и смерть, здоровье и болезнь, сон и сновидения, экстаз и галлюцинации; обобщив наблюдения над самим собой и окружающей природой, "дикарь" пришел к концепции души - особого существа, которое дает жизнь всему живому и продолжает жить после смерти тела.

Э. Тайлор видел в А. "минимум религии", т. е. то начальное ядро, из которого выросли все поздние и сложные религии; "учение о душе составляет главную часть религиозной философии, которая связывает непрерывной умственной нитью дикого поклонника фетишей с образованным христианином". Он показал, что представления о душе прошли долгий путь исторического развития. На ранних стадиях душа воображалась смертной, материальной (например, мягкой на ощупь, по убеждению эскимосов), имеющей животный облик и телесные потребности (в пище, питье, жилище и проч.). Лишь с течением времени вырабатывается утвердившееся в поздних религиях понимание души как бессмертного бестелесного существа, имеющего вид человека, в теле которого она пребывает (пребывала).

Теория А. оказала большое влияние на развитие этнографии и религиоведения. "Это была стройная, всеобъемлющая концепция, исходившая из идеи единства исторического процесса и из идеи прогрессивного развития культуры" (С. А. Токарев). Немногие ученые выступали против нее; отдельные попытки отказаться от термина А. не получили поддержки: утверждение, что А. отсутствует в буддизме, признано несостоятельным. Некоторые сложения Э. Тайлора подверглись критике. Э. Тайлор считал, то вначале возникло учение о душах, а затем оно развилось в более широкое учение о духах. Г. Спенсер, внесший заметный вклад в разработку теории А., также полагал, что идея одушевления природы возникла в ходе дальнейшего развития представлений о душе. Этот взгляд разделял Ю. Липперт, в России -  Н. Н. Харузин, А. Д. Сухов.

В противовес этому высказывалось мнение, что к понятию о духах человечество пришло раньше, чем к "открытию души" (Р. Маретт, Л. Я. Штернберг). Было обосновано положение, что А. не является первичной стадией религиозных воззрений: ему предшествовал доанимистический период. Так по мнению Б. Малиновского, Дж. Фрэзер в своей "Золотой ветви" убедительно показал, "что А. не является ни единственной, ни даже преобладающей верой в первобытном культе". Но этот взгляд не восторжествовал полностью: некоторые ученые продолжали признавать А. "минимумом религии" (С. П. Толстов, А. Д. Сухов). В течение более чем столетия, прошедшего после появления теории А., учеными разных стран был накоплен богатейший фактический материал, показывающий разнообразие представлений о душах и духах у народов мира. У многих народов отмечена вера в множественность душ.

(В. Н. Басилов, см. Литература)

5. Литература

2. Классики религиоведения: З. Фрейд. Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии. - СПб, Алетейя, 2000. С. 18-23.
3. Религии: Ф. Кюмон. Мистерии Митры. Пер. с фр. Цветковой С.О. - СПб: Евразия, 2000. С. 21-31.
4. Религиоведческий словарь: Религиозные верования: Свод этнографических понятий и терминов. Вып. 5. - М., "Наука", 1993. С. 21-22.
См. также:
Тэйлор Э. Первобытная культура. М., 1939. С. 198.
Спенсер Г. Основания социологии. СПб., 1876. Т. I.
Липперт Ю. История культуры. СПб., 1895.
Шурц Г. История первобытной культуры. СПб., 1907.
Сухов А. Д. Философские проблемы происхождения религии. М., 1967.
Токарев С. А. История зарубежной этнографии. М., 1978.


6. Обзоры сайтов о религии

Буддизм:

Ссылки на ресурсы на английском языке:

The official website of the Dalai Lama, with history, biography, and teachings.
http://www.dalailama.com

The website of the Tibetan Government-in-Exile offers comprehensive news updates and information on Tibetan history and culture.
http://www.tibet.com

The website of the International Campaign for Tibet provides information about their worldwide efforts to publicize the plight of the Tibetan people and the community in exile.
http://www.savetibet.org

The Milarepa Fund is a non-profit organization dedicated to the promotion of universal compassion and nonviolence. The Fund actively supports the non-violent social change that the Tibetan struggle embodies.
http://www.milarepa.org

Tibet House in New York City is a cultural center, with gallery, library, archives, and a repatriation collection of outstanding examples of Tibetan art.
http://www.tibethouse.org

The Tibet Fund assists the social and economic advancement of the Tibetans, both inside and outside Tibet, through programs in health, education, and economic and community development.
http://www.tibetfund.org

Publisher of Buddhist books and translations of sacred texts as well as a clearinghouse of information on Tibetan Buddhism
http://www.snowlionpub.com

The hub for Tricyle: The Buddhist Review, a quarterly magazine providing a forum for Western dharma practitioners.
http://www.tricycle.com

Buddhist publishers specializing in books by dharma teachers and translations of the original Buddhist texts.
http://www.wisdompubs.org

Founded to make available the talks and writings of the late Tibetan teacher Chogyam Trungpa Rinpoche, Shambhala offers hundreds of Buddhist titles.
http://www.shambhala.org


7. Новости религиоведения

Лекции профессора Торчинова в Москве.

12-13 мая 2001 г. в Москве состоятся лекции профессора Е.А. Торчинова.
Тема: религия и философия Китая (даосизм, китайский буддизм, конфуцианство, народная религия).
Адрес: Б. Овчинниковский пер., дом 24, строение 5, зал на 2-ом этаже, ст. м. Новокузнецкая.
Контактные телефоны: 445-1972 (Лена), 943-0338 (тоже Лена, но другая :)


8. Почта Упельсинке

Писем нет. :)


Приятного Вам чтения и до встречи в новом Выпуске!

Упельсинка.

UPELSINKA - Upelsinka's Page

e-Mail: upelsinka@mail.ru   e-Home: http://upelsinka.boom.ru


Архив рассылки "Введение в религиоведение"-http://subscribe.ru/archive/science.humanity.religstudies
Архив рассылки "Интервью для Упельсинки" - http://subscribe.ru/archive/religion.interview
Упельсинкина страница - http://upelsinka.boom.ru

Зеркала сайта Упельсинкина страница:
http://upelsinka.narod.ru
http://www.geocities.com/upelsinka



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru

В избранное