Современное религиоведение

  Все выпуски  

Введение в религиоведение Выпуск 79


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru
 
 

ВВЕДЕНИЕ  В  РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ 

ВЫПУСК  79

1 июня 2001 г.

 

Содержание:
1. Упельсинкины новости

2.  Классики религиоведения. Б. Малиновский. Сэр Джеймс Джордж Фрэзер: очерк жизни и творчества (1942)

3. Тексты. Фома Аквинский. Сумма против язычников

4. Литература

5. Обзоры сайтов о религии

6. Новости религиоведения

7. Почта Упельсинке
 


1. Упельсинкины новости

Здравствуйте, Уважаемые Подписчики!

В сегодняшнем Выпуске рассылки читайте следующие материалы. Раздел Классики религиоведения - фрагмент из работы Бронислава Малиновского "Сэр Джеймс Джордж Фрэзер: очерк жизни и творчества (1942)". Раздел ТекстыФома Аквинский. Сумма против язычников (фрагмент). Литература, Обзоры сайтов о религии и Почта Упельсинке - постоянные разделы Рассылки. Новости религиоведения - раздел, в котором Вы сможете найти новости о разных событиях религиозной жизни. Обещанный мною раздел Диалог с Листа, к сожалению, откладывается ровно на одну неделю. А следующий Выпуск рассылки выйдет во вторник,  5 июня 2001 г.



Приглашаю всех желающих подписаться на Упельсинкино Со-Дружество. Здесь можно встретить гостей Интервью, обсудить различные темы о религии, задать интересующие Вас вопросы. Со-Дружество представляет  собой почтовый лист (почтовый форум, почтовую группу, конференцию) на сервере yahoogroups.com. Подписаться на лист можно, отправив пустое письмо по адресу upelsinka-subscribe@yahoogroups.com и подтвердив поступивший запрос.

2. Классики религиоведения

Бронислав Малиновский

Сэр Джеймс Джордж Фрэзер: очерк жизни и творчества (1942)

 
Введение
 
СМЕРТЬ Джеймса Джорджа Фрэзера 7 мая 1941 года символизирует конец эпохи. Фрэзер был последним представителем британской классической антропологии. Лучше, чем кто либо из наших современников, он представлял это течение в гуманитарной науке, черпавшее вдохновение в сравнительном изучении человека ради постижения греческой и латинской культур и культуры Древнего Востока. Возможно, его имя станет последним в ряду великих филологов-классиков Анатоль Франс сравнивал его с Монтескье - сравнение не лишенное верности масштаба, хотя, может быть, и не вполне точное. В том же духе мы могли бы косвенно сопоставить Фрезэра с Джонатаном Свифтом или с Фрэнсисом Бэконом, или даже с Томасом Мором. Но по прямой линии он, безусловно, был наследником таких фигур, как Тайлор, лорд Эйвбери, Гердер и Лессинг, Винкельман и Ренан.

Фрэзер родился, сформировался и работал в эпоху, когда гуманитарные штудии еще могли существовать в форме неспешных занятий, никак не связанных с практической жизнью. Его знания были обширны, а эрудиция всеохватна. Он мог спорить о физике с Кельвином, Максвеллом или Томсоном, он хорошо разбирался в биологии и других естественных науках; он писал очерки и стихи в стиле Аддисона и Лэмба. Гомера он читал по-гречески, Овидия и Вергилия - на латыни, а Библию - на арамейском. Юность он провел в своем любимом Тринити колледже в Кембридже, где и проявил себя. Этот колледж был для аспиранта цитаделью науки, как дом для англичанина - его крепостью. Первая мировая война, во время которой Фрэзер работал Над окончательной двенадцатитомной редакцией "Золотой Ветви", нанесла смертельный удар по занятиям классической филологией, гуманитарной науке и изящной словесности. Вторая мировая война, которую Фрэзеру уже не суждено было пережить, похоже, навсегда вычеркнула из нашей цивилизации фигуру ученого-гуманитария, равно как и фигуру джентльмена.

1. Парадокс личности Фрэзера и его трудов

 
НЕПРОСТО было понять Фрэзера как человека - в чем-то он разочаровывал, был полон противоречий и парадоксов. Вопреки всей широте его эрудиции и интересов он мог быть фанатично привязан к узким рамкам теоретических взглядов или предрассудков. С готовностью пересматривая свои выводы, если им противоречили факты, он тем не менее не терпел, когда кто-то возражал ему лично, и никогда не вступал в спор. Страстно влекомый ко всему необычному, странному и экзотическому в человеческом роде, он запросто мог быть выбит из колеи встречей с необычным человеком и с большим трудом приспосабливался к личным контактам с непривычными ему людьми. Будучи по природе человеком скромным и склонным избегать внимания к своей личности, он достиг высших формальных почестей и отличии, доступных в его положении.

Своей мирской славой он во многом обязан стараниям леди Фрэзер, взявшей на себя заботу о его карьере. Самому Фрэзеру блеск и огни публичного признания внушали отвращение, с которым он стоически справлялся. Последнее же слово было за леди Фрэзер. Те из нас, кто были знакомы с этой талантливой, энергичной, внушавшей почтение и даже трепет подругой жизни Фрэзера, становились равно преданы им обоим. Обходясь без наград, титулов и почетных степеней, она помогала Фрэзеру в работе, занималась переводом его книг, вела его обширную переписку и поддерживала отношения с другими учеными. При всем том леди Фрэзер, несомненно, оставалась для большинства друзей ученого тайной, загадочной была и ее роль в отношении того места, которое Фрэзер занимал в академической среде.

Я был знаком с Фрэзером на протяжении тридцати одного года. Я имел возможность наблюдать его личные связи с коллегами-антропологами. Я пытался понять его способ подход; к проблеме, метод работы с фактами и развертывания теоретических построений. Поэтому мне известно, что личными контактами или своими работами он вдохновлял многих, может быть даже большинство, современных мыслителей и авторов в сфере антропологии, социологии и классической филологии. Между тем ему всегда было очень трудно затронуть суть вопроса в личной беседе. Великий исследователь человека редко бывал способен к взаимодействию с другим человеком к обмену знаниями и мнениями, обычно свойственному настоящему учителю. Для этого нужно было ожидать тех вдохновенных моментов, когда он начинал импровизировать и рассказывал отрывки прекрасной прозы - такие же мы находим и в его сочинениях. Хорошо известны его неподдельный интерес ко всякому новому факту, открытому в полевой работе, и его способность поддерживать своими письмами ученого, находящегося в поле. Когда я работал в Новой Гвинее и Меланезии, письма Фрэзера с его советами, вопросами и замечаниями помогли мне больше, чем что-нибудь другое.

Он был плохим оратором и посредственным лектором. Он явно испытывал страх перед публичными выступлениями и предпочитал зачитывать лекции, а не импровизировать. В сочинениях он отчетливо сформулировал свою позицию и развернуто выразил свои стойкие предубеждения. Например, он отвергал психоанализ и все, что с ним связано. Его было невозможно убедить почитать какие-нибудь работы Фрейда и его учеников, несмотря на то, что вклад Фрейда в антропологию базируется на материалах Фрэзера. Хотя он был поклонником и последователем Робертсона Смита, он так и не смог полностью оценить французской социологической школы Дюркгейма, развивавшей социальный взгляд Робертсона Смита на религию.

Фрэзер последовательно избегал споров и публичных дискуссий. Когда "Золотая Ветвь" была буквально "взята на абордаж" в рецензии Эндрю Лэнга, где тот высмеивал теории Фрэзера, называя их "овощной" или "Ковент-Гарденской" антропологической школой, Фрезер был так огорчен и раздосадован, что, как он сказал мне, был вынужден прервать работу на несколько месяцев. После этого случая Фрэзер никогда больше не читал критических статей и рецензий на свои книги.

Таким образом, Фрэзер - не преподаватель в узком смысле слова; он не был способен диалектически развернуть ясные аргументы и защитить их в споре. Мало что из его чисто теоретических положений может быть принято в том виде, в котором они выдвинуты. И все же Фрэзер был и остается одним из самых великих в мире учителей.

Около полувека полевая этнографическая работа находилась под властью идей Фрэзера. Таковы исследования Файзона и Хоуитта, а также Спенсера и Гиллена в Австралии, знаменитая Кембриджская экспедиция в Торресов пролив под руководством А. Хаддона в сотрудничестве с Риверсом, Селигманом и Майерсом, работа Жюно, Роскоу, Смита и Дэйла, Торди и Ратрея в Африке - вот только некоторые самые выдающиеся имена, - все эти исследования выполнены под духовным руководством Фрэзера.

Мы уже упомянули Зигмунда Фрейда, который, исследуя факты из области антропологии, черпал их у Фрэзера. С самого начала и до сих пор работы, выполненные Юбером и Моссом, Леви-Брюлем, Бугле и Ван Геннепом - представителями французской социологической школы, во главе которой стояла доминирующая личность Дюркгейма, были бы немыслимы без вдохновляющего влияния достижений Фрэзера. В Германии Вундт, Турнвальд, К. Т. Пройс и многие другие строили свои идеи на прочном фундаменте, заложенном Фрэзером. В Англии такие авторы, как Вестермарк и Кроули, Гильберт Меррей и Джейн Харрисон, Сидни Хартлэнд и Эндрю Лэнг, исходят из идей Фрэзера и сверяются по нему, даже если с ним не согласны. Блестящий и пробуждающий мысль исследователь Р. Р. Маррет из Оксфорда в своих трудах проецирует теории Фрэзера на материал более тонкий и более аналитически разработанный, но меньшей оригинальности и охвата. Продолжая традицию Фрэзера, Э. Джеймс (Е. О. James) своими превосходными недавними работами вносит вклад в понимание с помощью антропологического анализа сегодняшних проблем.

Фрэзер повлиял на таких людей, как Анатоль Франс, Бергсон, Арнольд Тойнби и О. Шпенглер. Больше, чем какой-нибудь другой автор, он открывал доступ к этнографическим данным и вдохновлял многих мыслителей-первопроходцев истории и психологии, философии и морали. Это становится видно, если перечислить темы, которыми антропология затронула или подтолкнула исследования в других областях: табу и тотемизм, магия и экзогамия, примитивные формы религии и развитие политических институтов. Со всеми этими темами впервые работал и наиболее адекватно их трактовал Фрэзер.

На личности этого великого шотландского ученого, его учении и его творчестве лежит отсвет парадокса, свойственного его работам. Даже преданный почитатель порой удивляется, столкнувшись с одним из наивных теоретических доводов "Золотой Ветви" или некоторых других его книг. Кажется, что его неспособность убеждать противоречит его мощи, способной вдохновить и обратить в свою веру.

Как мне представляется, объяснение парадокса Фрэзера лежит в специфическом сочетании достоинств и недостатков его мышления. Он не диалектик и даже, может быть, не мыслитель-аналитик. Но, с другой стороны, он наделен двумя великими достоинствами - это визионерская мощь художника создавать свой собственный мир и присущая подлинному ученому способность интуитивно отделять закономерное от случайного, основное от вторичного.

Из первого достоинства проистекает очарование стиля, умение обратить монотонные длинноты этнографических отчетов в драматическое повествование, создать зримые образы Далеких стран и экзотических культур - те из нас, кто по прочтении Фрэзера там побывали, лучше могут оценить это. 

Его научная интуиция породила эмпирическую направленность его творчества. Это приводило к тому, что он перерывал этнографическую литературу - очень часто уже сформулировав какую-нибудь невразумительную теорию - И извлекал оттуда данные, которые нередко камня на камне Не оставляли от его собственных предположений, но открывали нам достоверные факты о магии или религии, родстве Или тотемизме в реальной перспективе и достоверном контексте этих явлений, развернутых перед нами столь живыми и дышащими человеческими желаниями, верованиями и интересами. Отсюда этот необычайный дар Фрэзера преображать сырой материал эрудиции в удивительную архитектуру фактов, в которой уже были заложены в зародыше многие теории, позже отлитые в слова другими. Большинство трудов классической эволюционной и сравнительной школы угнетает нас нескончаемыми перечислениям этнографических наблюдений. Преображенные Фрэзером, они оживают в "Золотой Ветви", делают "Тотемизм и экзогамию" интересной и полезной книгой, а "Фольклор в Ветхом Завете" превращают в настоящую антропологическую сагу.

Под властью своей фантазии Фрэзер жил в некоем очень реальном и, с его точки зрения, объективном мире. Он придавал своим теориям форму, вылепливая их из пластичного материала наблюдений, собранных по всему свету и им же самим переиначенных, так что его факты без всякого преувеличения подтверждают истинность его пусть и интуитивных взглядов. Этим объясняется постоянный интерес Фрэзера к полевым исследованиям и тот факт, что он редко - если вообще когда-нибудь - интересовался теориями. Он любил дополнения к живой картине собственного мира - драме человеческого существования. Но он не переносил никаких хирургических вмешательств в этот мир со стороны теоретической критики. Вот почему ирония Эндрю Лэнга была для Фрэзера не личным оскорблением, а святотатственным покушением на Вирбия, Осириса и Бальдура Красивого. Теорию инцеста Вестермарка Фрэзер весьма непочтительно заклеймил как "ублюдочную имитацию науки". Она раздражала его не потому, что противоречила ему, Фрэзеру, лично, а потому, что его любимые дикари, насколько он знал их, сочли бы столь беспомощное представление об инцесте бестолковым и непонятным. При всем своем несколько жеманном пренебрежении психоанализом, Фрэзер настаивал, что примитивному человеку свойственны промискуитет и инцест. С почти материнской заботой о дикарях он восхищался их развлечениями и удовольствиями, в то же время искренне сожалея об их греховности.

В реакции Фрэзера на критику и в его собственной критике или неприятии каких-то взглядов никогда не было ничего мелочного, злого, завистливого и переходящего на личности. Я не знал никого скромнее, почтительнее в своей любви к фактам и столь безразличного к хуле и похвалам. Из всех его качеств, наверное, именно эта подлинная преданность предмету своих научных и художественных интересов и полное небрежение личным успехом придали величия этому художнику, ваявшему теорию в живой среде примитивного человека.
 


3. Тексты

Фома Аквинский
 
Сумма против язычников

 
Книга первая
 
Глава 7
 
О том, что истина разума не противоречит истине христианской веры

Хотя вышеупомянутая истина христианской веры превосходит способность человеческого разума, однако то, что дано разуму от природы, не может противоречить этой истине.

В самом деле, известно, что то, что врождено разуму от природы, в высшей степени истинно - настолько, что даже помыслить это ложным невозможно. С другой стороны, нельзя счесть ложными и истины веры, столь очевидно подтвержденные свыше. А поскольку истине противоречит лишь ложь, что с очевидностью явствует из рассмотрения их определений, постольку невозможно, чтобы вышеупомянутая истина веры противоречила тем принципам, которые разум познает естественным образом.

И еще. То, что вводится в душу ученика учителем, содержится в знании учителя - если только он намеренно не вводит ученика в заблуждение, чего о Боге подумать нельзя. Но знание известных от природы принципов вложено в нас свыше, поскольку сам Бог - создатель нашей природы. Следовательно, эти же самые принципы содержатся и в божественной мудрости. Значит, все, что противоречит принципам этого рода, будет противоречить и божественной мудрости, а следовательно, не может быть от Бога. Значит, то, что хранится верой и известно из откровения, не может противоречить естественному познанию.

К тому же. Противоречивые доводы связывают наш ум так, что он не может двигаться вперед к познанию. Значит, если бы противоречивые познания посылались нам Богом, то именно для того, чтобы помешать нашему уму познать истину. Но такое от Бога исходить не может.

Далее. [Во-первых,] если природа остается неизменной, [ее] естественные свойства также не могут меняться. [Во-вторых], в одном [разумном существе] не могут одновременно сосуществовать противоречивые мнения. Следовательно, Бог не внушает человеку какого-либо мнения или верования, противоречащего его естественному познанию.
 
Вот почему апостол говорит в Послании к Римлянам: "Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем" (10:8). Однако поскольку слово это превосходит разум, некоторые считают, что оно ему противоречит. Но этого не может быть.

И авторитет Августина согласен с этим; во второй книге Комментария на Книгу Бытия он говорит: "Что откроет истина, никоим образом не может противоречить священным книгам ни Ветхого, ни Нового Завета".

Из всего этого с очевидностью вытекает, что какие бы ни выдвигались аргументы против догматов веры, они неверно выводятся из первых принципов, которые врождены нашей природе и известны сами по себе. Поэтому они не имеют силы доказательства, но являются доводами либо вероятными, либо софистическими. А значит, их можно опровергнуть.
 

Глава 8
                                                 
Каким образом относится человеческий разум  к истине веры

Нужно, очевидно, принять во внимание также и то, что чувственные вещи, из которых человеческий разум берет начало познания, сохраняют в себе некоторый след подражания Божеству, однако след столь несовершенный, что для прояснения собственной сущности Бога он оказывается решительно недостаточным. В самом деле, действия обладают некоторым сходством со своими причинами, поскольку деятель делает себе подобное, однако не всегда действие достигает совершенного сходства с деятелем. Таким образом, человеческий разум для познания истины веры, которая может быть вполне известна лишь тем, кто видит божественную сущность, может собрать кое-какие правдоподобные [доводы]. Однако их отнюдь не достаточно для постижения вышеназванной истины так, как если бы она была понятна [человеку] непосредственно или благодаря доказательству. Тем не менее весьма полезно для человеческой души упражняться с подобными доводами, пусть и слабыми, лишь бы она не принимала это в самонадеянности за понимание или доказательство; ибо нет ничего сладостнее, чем возможность рассмотреть - пусть мало и слабо - что-то из вещей высочайших, как уже говорилось ранее.

Такое мнение согласуется и с авторитетом Илария, который говорит в книге О Троице, рассуждая о подобного рода истине, так: веруя, "берись задело, стремись вперед, не отступай: пусть я знаю, что ты не достигнешь цели - все равно я поздравлю тебя с продвижением вперед. Ибо кто благочестиво устремляется к бесконечному, хоть и не достигнет его никогда, всегда обретет пользу, идя вперед». Но не вноси себя самого в эту тайну, не утони сам в недоведомой пучине неопределимого Сыновства, самонадеянно полагая, будто постигаешь вершину ума: помни, что есть непостижимое.
 


4. Литература

2. Классики религиоведения: Бронислав Малиновский. Научная теория культуры. Москва, ОГИ, 1999. С. 165-171.
3. Тексты: Фома Аквинский. Сумма против язычников. Книга первая./ Пер, вступ. Статья, коммент. Т.Ю. Бородай. Долгопрудный. Вестком. 2000. С.  55-59.


5. Обзоры сайтов о религии

Христианство:
Старообрядческая лавка. Магазин по продаже религиозных книг, икон, крестов и т.д.
http://www.old-shop.chat.ru/

Статьи свящ. Георгия Чистякова
http://pvd.chat.ru/HTML/chistjakov.html

Мессианские евреи:
Друзья русского еврейства - мессианские евреи
http://www.frji.org/

Менора. Еврейский мессианский журнал
http://www.menora.org/

First Fruit of Zion
http://www.ffoz.org

Разное:
Институт религии и права
http://www.glasnet.ru/~irlaw/

Страница Андрея Якушева
http://yakushev.da.ru/religion/


6. Новости религиоведения

Свято-Троицкая научная конференция "Духовные стратегии третьего тысячелетия"

С 5 по 8 июня 2001 г. в Русском Христианском гуманитарном институте состоится ежегодная междисциплинарная научная конференция "Духовные стратегии третьего тысячелетия".

Конференция вызвана к жизни необходимостью осмысления итогов развития христианской цивилизации и проблем, которые ставит перед человечеством новый век. Название "Свято-Троицкая" отражает и время проведения конференции, и главным образом, символизирует ее богословский и экзистенциальный смысл. Христианство - историческая религия. Бог не только открывал себя человеку, но в лице Христа вошел в пространство его культурно-исторического бытия. В результате за 2000 лет мир изменился до неузнаваемости.

Конференция призвана показать, что христианство по-прежнему является мощной культурообразующей силой развития цивилизации и обсудить духовные стратегии третьего тысячелетия. Структура конференции определяется ее духом апостольского служения миру и идеей полифоничного влияния христианства на культуру.

Подробности читайте на сайте http://www.rchgi.spb.ru
Программа конференции - http://www.rchgi.spb.ru/Pr/Program1.zip


Международная конференция "Религиозная свобода:
мас-медиа, образование и церковь как факторы общественного утверждения".

24-25 мая, в Киеве проходила международная конференция "Религиозная свобода: мас-медиа, образование и церковь как факторы общественного утверждения".

Организаторы:
Международная академия свободы религии и вероисповеданий.
Институт философии им. Г.С. Сковороды НАН Украины.
Госком Украины по делам религии.
Мин. образования и науки Украины.
Международный центр права и религиоведения Бригем-Янгского университета (Brigham Young University, USA).

В работе конференции приняли участие ученые, эксперты из Испании, Венгрии, Латвии, Литвы, Норвегии, России, Румынии, США, Украины и др.;  руководители госструктур по делам религий Венгрии, Латвии, Литвы, Румынии, Украины.

Основные вопросы:
"Религиозная свобода и государственное образование".
"Мас-медиа и религия".
"Международные нормы защиты свободы религии в области образования".
"Международные нормы свободы религии в мас-медиа".
"Защита религиозной свободы в Европе и Украине".
"Роль образования в утверждении свободы религии и религиозной толерантности".
"Мас-медиа о НРД и религиозные меньшинства".
"Содержание религиозного и религиоведческого образования и воспитания".

Среди выступавших, Дьюрем Коул, директор BYU Международного центра права и религиоведения, в своем докладе отметил, что в Украине, как и в других постсоветских странах, государственные структуры проводят планомерную политику подавления НРД и религиозных меньшинств. При этом широко используются публикации в контролируемых мас-медиа.  Поэтому, только совместные усилия всех религиозных структур, в тесном сотрудничестве с национальными и международными институтами религиоведения, религиозного образования, защиты свободы религий могут привести к действительной, а не только задекларированной свободе совести и вероисповеданий.

Участники конференции пришли к согласию, что многочисленные случаи нетолерантности, предвзятости и оскорблений в прессе, в значительной мере, происходят не только из-за неосведомленности и отсутствия минимальных знаний в сфере религиоведения у журналистов, но и в результате давления на журналистов, а также их заангажированности.

Конференция пришла к выводу, что религиозное образование не может носить принудительный и дискриминационный характер. Участники конференции единогласно высказали обеспокоенность существующим ограничением в Украине религиозной свободы и предпринимаемыми попытками введения государственной религии.

Подробности читайте на сайте: http://www.usmalos.com



 
Администрация города Нижнего Новгорода
Департамент по связям с общественностью, конфессиональному и межрегиональному сотрудничеству
603005, Нижний Новгород, ул. Пискунова, 47, тел. (8312) 36-44-09, факс (8312) 39-13-02, Welcome@admgor.nnov.ru

Пресс-релиз

В Нижегородской академии МВД состоялся семинар по новым религиозным движениям

30 мая в Нижегородской академии МВД России состоялся семинар "Социально-психологические и культурологические особенности нетрадиционных религий  в современной России". Семинар, координатором которого является преподаватель академии подполковник Александр Лушин, проводится уже в четвертый раз. Семинар носит внутренний характер и предназначен в первую очередь для преподавателей и курсантов академии, работников правоохранительных органов.

Вел семинар полковник Геннадий Воронин, начальник одной из кафедр академии. Среди выступающих, кроме преподавателей и курсантов данного учебного заведения, были представители других компетентных правоохранительных органов, настоятель храма Успения Божией Матери о. Алексей Горин, глава миссионерского отдела Нижегородского православного Братства Александра Невского Сергей Семенов. 1-й заместитель директора департамента по связям с общественностью, конфессиональному и межрегиональному сотрудничеству администрации Нижнего Новгорода Игорь Симонов сделал доклад о религиозно-общественной ситуации в Нижегородском регионе.

На семинаре речь шла прежде всего о религиозных объединениях, вызывающих общественное беспокойство, в отношении которых журналисты и религиоведы употребляют термины "деструктивные культы", "тоталитарные секты". Специальные доклады были посвящены деятельности "Церкви саентологии", "Ассоциации Святого Духа за Объединение мирового Христианства" ("Церкви Объединения") и нек. др. подобным группам; особенностям приемов по привлечению людей в данные организации, правовым аспектам проблемы.

Подробности читайте на сайте: http://www.admcity.nnov.ru


7. Почта Упельсинке

Письма бывают разные. Бывают короткие с совершенно неожиданными вопросами:
 

Упельсинка? Где найти материалы по истории свободомыслия?


Бывают с вопросами о том, где можно найти конспекты и материалы для подготовки к экзаменам... :))

А бывают и такие:

...И еще раз спасибо за факт существования. В наше время, когда литературы так мало, а та, что есть - несоразмерно дорогая...
С уважением и благодарностью, Мария


Спасибо Вам, мои хорошие. Я очень благодарна всем Вам за Ваше внимание и доброту.


Приятного Вам чтения и до встречи в новом Выпуске!

Упельсинка.

UPELSINKA - Upelsinka's Page

e-Mail: upelsinka@mail.ru   e-Home: http://upelsinka.boom.ru


Архив рассылки "Введение в религиоведение"-http://subscribe.ru/archive/science.humanity.religstudies
Архив рассылки "Интервью для Упельсинки" - http://subscribe.ru/archive/religion.interview
Упельсинкина страница - http://upelsinka.boom.ru

Зеркала сайта Упельсинкина страница:
http://upelsinka.narod.ru
http://www.geocities.com/upelsinka



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться Relayed by Corbina
Рейтингуется SpyLog

В избранное