Современное религиоведение

  Все выпуски  

Введение в религиоведение Выпуск 134


Информационный Канал Subscribe.Ru


ВВЕДЕНИЕ  В  РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ 

Выпуск  134

23 июля 2002 г.


Содержание:

1. Упельсинкины новости

2. Интервью для Упельсинки


1. Упельсинкины новости

Здравствуйте, Уважаемые Подписчики!

Рада приветствовать Вас очередным Выпуском рассылки Введение в религиоведение. Отсутствие рассылки на прошлой неделе будет скомпенсировано двумя Выпусками, один из которых - перед Вами, а другой Вы сможете прочесть через пару дней. После чего рассылка отправляется на заслуженный отдых и возобновит свою работу лишь в сентябре. Надеюсь, что Вы не очень расстроитесь по этому поводу, тем более, что уже сейчас Вы откроете для себя много нового и интересного о религии Древней Месопотамии. Потому что в с сегодняшнем Выпуске я представляю Вашему вниманию интервью с востоковедом-шумерологом Владимиром Владимировичем Емельяновым.


2. Интервью для Упельсинки

 

Емельянов Владимир Владимирович, кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры философии и культурологии Востока Философского факультета СПбГУ (см. также ссылку на официальный сайт кафедры), шумеролог и историк арабо-мусульманской философии. Ведет преподавательскую работу также в Петербургском Институте Иудаики, Русском Христианском Гуманитарном Институте и в Смольном институте свободных наук и искусств. Опубликовано 55 работ на русском и английском языках, в том числе 2 монографии ("Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака" (1999), "Древний Шумер. Очерки культуры" (2001)) и 1 справочник ("Ислам. Карманный словарь" (2002)). Жена - Гаврилова Юлия Борисовна, коллега-востоковед, специалист по старошумерским царским надписям, переводчик с шумерского и арабского языков, соавтор справочника.

Уп.: Во-первых, говоря о Месопотамии, следует очертить географические и временные рамки. Давайте сделаем это для тех читателей, которые лишь поверхностно знакомы с данной темой.

В.Е.: Месопотамия - это территория современного арабского государства Ирак. Само слово "Месопотамия" переводится с греческого "Междуречье". Междуречьем этот край назвали неслучайно, поскольку здесь текут две полноводные реки - Тигр и Евфрат. В древности южная часть Междуречья была колыбелью государств Шумера и Вавилонии, а на севере располагалась Ассирия. Это время с середины IV тыс. до н.э. по VI в. до н.э. После захвата Вавилонии персами в 539 г. до н.э. Месопотамия на долгие столетия утратила политическую независимость. У персов ее отняли греки, у греков римляне, затем она опять принадлежала персам, потом ее захватили арабы, у которых перехватили инициативу турки Османской империи, а после Первой мировой войны она принадлежала англичанам. И только в 1958 г. н.э. Месопотамии удалось добиться независимости. Тогда и возникла современная республика Ирак (само это слово в переводе с арабского означает "древний"). Дважды на протяжении истории Месопотамия была центром цивилизации - во времена Вавилона и в эпоху Арабского Халифата, столицей которого в VIII-XIII вв. был Багдад.

Уп.: Что, на Ваш взгляд, выступает в Месопотамии на первый план? Как нам следует характеризовать эту страну?

В.Е.: Это вопрос для большой монографии, которая, насколько мне известно, никем еще не была написана. Если в общих чертах, то есть несколько ключевых слов, которыми можно охарактеризовать месопотамскую цивилизацию от древности до наших дней. Первое слово - твердость. Иракцы - люди постоянных убеждений и твердых правил, они верны дружбе и упорны в противостоянии, они верят в справедливость мирового порядка и в правильность устройства Вселенной. Они желают не экономической, а космической стабильности сущего. Их идеал - стабильный внутренний рост дерева, когда оно наливается почвенными соками и затем медленно начинает цвести и плодоносить. Неподвижность и активное внутреннее развитие. Второе ключевое слово - эмоциональность. Люди Ирака чрезвычайно подвержены колебаниям настроения, для них характерно трагическое мироощущение. Поэтому они стараются не показывать своих чувств. Но в некоторых ситуациях чувства прорываются (например, на войне, в поэзии или на митингах протеста). Третье слово - бытийственность. Иракцы любят жизнь и верят в жизнь, а вот с верой в потусторонние миры у них не так благополучно. Их трагическое мироощущение еще и от этого хорошо скрываемого неверия. Ну, и четвертое - красота. Жители Ирака всегда любили красоту - и в себе, и в произведениях искусства, и в ритуалах, и в поэзии. К этому нужно добавить, что иракцы поразительно красивы (впрочем, как и многие современные египтяне).

Уп.: Что лично Вас привлекает в Месопотамии? Какой видится она Вам и почему Вас, как исследователя, заинтересовал именно этот регион?

В.Е.: Я занимаюсь древней Месопотамией по нескольким соображениям. Во-первых, это одна из немногих цивилизаций, активно развивавшихся в эпоху ранней древности (III тыс. до н.э.). Моя задача в том, чтобы понять социальную психологию людей той большой эпохи. Сегодня мы можем говорить, например, об античности как особом типе культуры. Но оказалось, что античность только часть огромного культурного ареала, развивавшегося во II-I тыс. до н.э. В этот ареал входят и древний Израиль, и города Финикии, и царство хеттов, и Рим, и арийская Индия, и Китай. Всем людям цивилизованных обществ той эпохи оказались присущи примерно одинаковые представлении об устройстве мира и предназначении человека. Но жители древнего Египта и древней Месопотамии, а также Элама и Хараппы (доарийская Индия) сформировались в другой системе координат, и мы хорошо знаем, что их ценностная система была отвергнута библейско-греческим миром. Так вот, интересно рассмотреть, что же объединяет мировоззрение столь разных социальных общностей, живших в одну историческую эру, и какие представления более ранней эпохи были когда-то отвергнуты людьми ранней древности. Экономика и политическая история этого периода изучены уже неплохо, а вот социальной психологии и духовной культуре пока не повезло. Во-вторых, из древней Месопотамии очень хорошо смотреть на все последующее культурное развитие человечества, поскольку наша цивилизация со всеми своими взлетами и падениями начинается оттуда. Однако сразу следует оговорить, что Месопотамия вовсе не есть та сингулярность, с которой, по мнению астрофизиков, началась Вселенная. Люди древних цивилизаций много и долго учились у своих предшественников. Поэтому, смотря из Месопотамии, лучше видишь не только последующие шаги цивилизации, но и предыдущие шаги человеческого общества на пути к ней. В-третьих, меня интересует феномен астрологии и основания ее рациональности, поскольку астрология (наряду с физиогномикой) есть древнейшее учение о человеке, основа основ всей психологии. Астрология началась именно в Месопотамии, древнейшие ритуально-календарные и предсказательные тексты датируются концом III-началом II тыс. до н.э. Персы и греки заимствовали символику и математику вавилонской астрологии, но при этом совершенно не поняли ее природы и заложенного в ней мироощущения. И моя задача в том, чтобы, реконструировав исходное мироощущение шумеро-вавилонской астрологии, понять ее рациональное зерно. Ведь там не было никакой мистики, никакого оккультизма, представления древних людей предельно естественны и берутся из повседневного опыта. Это если говорить о неких сверхзадачах моих исследований. Если же брать узкую специализацию, то Ваш покорный слуга - прилежный читатель гимнов, заклинаний, ритуальных и календарных текстов, преимущественно на шумерском языке.

Уп.: Много ли месопотамских текстов имеется в наличии у исследователей и какая часть из них расшифрована? Это, прежде всего, жреческие тексты или тексты, свидетельствующие об экономическом состоянии? Какие тексты преобладают?

В.Е.: Вероятно, Ваш вопрос касается древнейших текстов, записанных клинописью на глиняных табличках. Таких текстов на сегодняшний день обнаружено около миллиона. Опубликована большая их часть, но раскопки продолжаются, и каждый год дает науке еще несколько десятков текстов. В древнейшей Месопотамии говорили на двух языках - шумерском и ассиро-вавилонском (аккадском). Встречаются и одноязычные, и двуязычные тексты (билингвы). Примерно две трети опубликованных текстов составляют хозяйственные и административно-правовые документы, дошедшие из храмовых, дворцовых и частных архивов. Работая с этими текстами, приходится больше считать, чем читать, потому что это бухгалтерские ведомости. Одна треть приходится на тексты духовного содержания, т.е. на все, что не цифры. Сюда относятся царские надписи, законодательства, письма, религиозно-идеологические тексты (храмовые и царские гимны, гимны в честь богов (так называемые мифы), заговоры, молитвы, пословицы, гадательные тексты, астрологические предписания), а также учебно-научные тексты (двуязычные списки слов и знаков, медицинские рецептурники, упражнения по математике и астрономические расчеты). Некоторые таблички еще плохо поддаются дешифровке (в основном, это самые ранние рисуночные отчетные ведомости из шумерского города Урука), но это скорее исключение из правил. Правила же чтения табличек установлены еще полтора века назад и закреплены в ряде учебных пособий. Для ассириолога сегодня не является проблемой прочесть табличку, но все еще проблематично ее понять. Особенно это касается текстов на шумерском языке. Если аккадский, относящийся к восточной ветви семитских языков, хорошо известен и этимологически соотносим со своими ближайшими родственниками (древнееврейским, арабским, арамейским языками), то шумерскую лексику мы знаем очень недостаточно по причине нашего незнания родственников шумерского языка, и по этой же причине, к сожалению, пока невозможны исследования по шумерской этимологии. Так что прочесть-то ты табличку, может, и прочтешь. Но что ты в ней поймешь - это уже зависит от твоего знания лексики и грамматики, исторических реалий, а также от твоей начитанности в работах коллег. А знания приходят с опытом.

Уп.: Почему в России так мало занимались религией древней Месопотамии?

В.Е.: Это сложный вопрос, и он требует развернутого ответа. Проще всего было бы сказать, что заниматься религией Месопотамии мешали большевики, засевшие в востоковедных организациях и запрещавшие пропаганду религии. Однако сразу мог бы возникнуть следующий вопрос: "Почему же в таком случае не прекращалось исследование древнеегипетской религии?" Отсюда ясно, что не все так просто. Религия древней Месопотамии оказалась мало изученной в России по трем причинам. Первая причина - это, как ни странно, характер самих шумеро-аккадских источников. Памятники искусства почти до нас не дошли, а что касается текстов, то большую их часть составляют хозяйственно-административные документы, из которых почти ничего нельзя узнать о религии (за исключением имен богов, перечисления жреческих должностей, а также номенклатуры и точного количества жертв). Тексты же духовного характера составляют меньшую часть корпуса и к тому же понимаются значительно хуже отчетно-цифровых по причине нашего недостаточного знания языков и реалий того времени. Такова вообще специфика месопотамских источников в отличие от египетских: религиозное отдельно, а хозяйственное отдельно. В египетских же текстах, будь они хозяйственные или правовые, обязательно затрагиваются религиозные вопросы. В чем причина такой специфики - пока сказать не могу... Так вот, когда появилась наука ассириология, то поначалу ею интересовались исключительно богословы и библеисты, изучались преимущественно только тексты духовного характера (эпос, гимны, молитвы, заговоры). Так было во всем западном мире. Но в начале прошлого столетия русский ученый Михаил Васильевич Никольский успешно дешифровал огромный архив хозяйственных документов из шумерского города Лагаша, и с этого начался западный социально-экономический бум в ассириологии. Шумер, Вавилония и Ассирия дали в руки ученым такое количество текстов по древней экономике, а Европа так интересовалась в то время экономическими теориями, что судьба ассириологии на долгие годы вперед была предрешена. Месопотамия стала материалом для многочисленных дискуссий по вопросу о существовании общественно-экономических формаций. Инициаторами сперва выступили немцы, а затем русские большевики, пытавшиеся подвести древние цивилизации Востока к марксовой рабовладельческой формации... В этом вторая причина - временная ангажированность источников в политико-идеологических дискуссиях ученого мира. В результате о религии шумеров и вавилонян вспомнили только в начале 1960-х годов, когда социально-экономическое направление в востоковедении пошло на спад и ассириологи задумались о социальной психологии. Но ведь понятно, что если бы сами источники не дали повода, этого бы не случилось. Наконец, третья причина - природные склонности российских ассириологов. Основатель русской ассириологической школы Вольдемар Казимирович Шилейко очень отличался по своим склонностям от отца русской египтологии Бориса Александровича Тураева. Тураев был человек глубоко и сильно верующий, и древний Египет привлекал его как цивилизация, ставшая твердыней христианской веры. Он изучал Египет для того, чтобы выявить в его духовной истории предпосылки для развития монотеизма и монашества. Своим диссертантам Тураев давал темы по религии, в свою коллекцию папирусов и скульптур он тоже предпочитал брать религиозные памятники, поэтому ничего нет удивительного в том, что, несмотря на большевизм, египтология в России религией занималась. Кроме того, не забудьте уже сказанное о характере египетских источников - они все или почти все о религии. Шилейко же был типичный декадент, сын Серебряного века, поэт. У него был гениальный ум, уникальная способность к расстановке фактов в правильном порядке, но совершенно не было веры. Вместо веры у него была фантазия, поэтический дар, и от текстов духовного содержания он требовал прежде всего красоты и занимательности. У него сложился не то чтобы эстетический, а эстетский подход к шумеро-вавилонским духовным текстам как к литературе и поэтическому творчеству. Ученики Шилейко унаследовали его любовь к литературе, но усилили лингвистическую сторону работы с памятниками. Александр Павлович Рифтин и Игорь Михайлович Дьяконов были совершенно неверующие люди, для которых религия древней Месопотамии как бы и вовсе не существовала. Дьяконов свел всю религию к мифологии, а мифологию - к работе мозга в условиях определенной экономической формации. Ученица и во многом оппонент Дьяконова Вероника Константиновна Афанасьева продолжила шилейковское направление словесничества в изучении месопотамской духовности. По сути дела, до начала 1990-х годов в российской науке был только один серьезный опыт изучения религии Вавилона. Это монография Игоря Сергеевича Клочкова "Духовная культура Вавилонии", в которой месопотамская культура рассмотрена прежде всего как религиозная, хотя само слово "религия" по условиям времени не могло быть указано в заглавии. Таков, вероятно, самый полный ответ на Ваш вопрос.

Уп.: Могу ли я попросить Вас остановиться подробнее на теме месопотамской религии?..

В.Е.: Если бы существовали стандартные объективные критерии для описания религии (подобные тем, что существуют в филологии для описания рукописей), я мог бы в нескольких предложениях ухватить сущность месопотамской религии. Пока же критерии или довольно расплывчаты, или слишком просты (ритуал, нарратив, этос и тому подобное). Но все же я попытаюсь. В древней месопотамской цивилизации отчетливо различаются два культурных субстрата, каждый из которых имеет собственный религиозный облик. Шумеры - классические политеисты, поклоняющиеся силам внешнего мира и не желающие редуцировать эти силы к чему-нибудь одному. Основу их религиозного мироощущения составляет магико-прагматический функционализм, то есть желание знать свойства силы, которой необходимо овладеть. Существо невозможно вне предписанной ему функции, а причина функции - судьба или имманентно заложенная в нем сила. Вся религия подчинена календарному ритуалу, а это означает, что бог почитается не как таковой, а только в связи с теми периодами года, в которые он проявляет себя наиболее активно. Если это не его время - значит, он рискует никаких жертв не получить, если его - получит по максимуму, все будут перед ним стелиться и в ножки кланяться. Еще одна особенность шумерской религии - почитание не бога, а места, где он живет. То есть, получается, что для шумеров божество не существует вне предписанного ему судьбой времени и места, и судьба наряду с силой, присущей божеству, намного важнее личности данного божества. У семитов (аккадцы, вавилоняне, ассирийцы) все наоборот. Для семитов очень важны личность божества и вера человека, они допускают возможность внутреннего, глубоко интимного и межличностного контакта между человеческим и божественным (чего категорически не допускали шумеры). Здесь очень сильна тяга к единобожию и, как неизбежное для ранней древности, к обожествлению правителя. Придя к власти в Месопотамии в эпоху Саргонидов, семиты унифицируют календарь, систему мер и весов, пантеон и затем власть. В более поздние времена проявлялась аналогичная тенденция. Можно четко сказать, что в эпоху Саргона главой месопотамского пантеона была богиня Иштар, в Вавилоне все боги подчинялись Мардуку, а в Ассирии во главе собрания богов был Ашшур. Под влиянием Саргонидов к унификации пантеона начали стремиться и шумеры, но сделали они это очень по-своему, приведя собрание богов к присяге не одному, а трем верховным божествам - Ану, Энлилю и Энки. С другой стороны, импульс семитского (и шире - афразийского, вспомните ситуацию в Египте) единобожия был погашен в Месопотамии влиянием шумерского политеизма. Так что в результате сложилось нечто среднее между политеизмом и монотеизмом: получеловеческая-полубожественная личность, живущая по законам календаря, но ищущая свободы от власти времени. В общем, получился Гильгамеш. Это, можно сказать, окончательный итог развития месопотамской религиозной традиции.

Из особенностей месопотамской религии отметим также слабую разработанность представлений о загробной жизни, почитание небесных тел и растений, нелюбовь к обожествлению животных, антропоморфность божеств, особую цивилизованность ритуалов (каннибализм и человеческие жертвоприношения не встречаются, инцест очень редок), акцентированность религии на весенних обрядах интронизации царя и священного брака.

Уп.: Многих читателей интересует вопрос о шумерской астрологии...

В.Е.: Шумерской астрологии не существовало. У шумеров было астролатрическое мироощущение, то есть их религия в большой степени была основана на вере в могущество небесных объектов - светил, планет и звезд. Небесными объектами командовали те же самые боги, которые жили в городских храмах. У них было два типа жилищ - земные престолы храмов и небесные престолы (или стоянки). Все главные шумерские боги имели такие небесные жилища - и Энлиль, и Энки, и Нинурта, и Нисаба, и многие другие. К небесным богам на той ранней стадии развития религии относились божества планеты Венера (Инанна), а также Луны (Нанна) и Солнца (Уту)... Ну, может быть еще божество планеты Юпитер, которое называлось Шульпаэ. Небо у шумеров значительнее Земли, и во главе всего пантеона стоит бог Неба Ан. Почти все эти боги в то же время были хозяевами городов. По-видимому, с древнейших времен шумерской истории мироздание было разделено шумерами на верхнюю и нижнюю сферы, и верх командовал низом. Впоследствии, у вавилонян и ассирийцев, этот принцип небесного господства превратился в космогоническую теорию, согласно которой каждый земной объект имеет свой небесный прообраз. Прообразы имели и города, и храмы, и реки, причем считалось, что сначала река Тигр была создана в созвездии Рака, а затем по приказу богов ее копию "построили" на Земле. Космогоническая теория вавилонян и ассирийцев превратилась с развитием наблюдательно-вычислительной техники в искусство предсказания событий. Поначалу наблюдали за всеми небесными явлениями без разбора - и за кометами, и за помрачением лунного диска, и за появлением гала вокруг Луны, и за изменениями на Солнце, и за соотношениями между Луной, Солнцем, планетами и созвездиями... Одним словом, все понималось как знак и имело свое толкование. Затем работа звездочетов-предсказателей стала более избирательной. Они заметили, что в течение года Луна проходит через 18 созвездий, а Солнце через двенадцать, и во время каждой из этих стоянок в окружающем мире происходит нечто особенное. Лунный зодиак начали использовать, но он не прижился. Остался солнечный зодиак, состоявший из созвездий, названия которых были связаны с месяцами и обрядами канонического шумеро-вавилонского календаря. Этот календарь родом из культовой столицы шумеров священного Ниппура, корнями он уходит бог знает куда, и первые сведения о нем доходят уже из самых ранних шумерских текстов... Так вот, сначала стали почитать эти двенадцать созвездий, а потом уже и особые точки, связанные с созвездиями, - то есть, знаки зодиака. По зодиаку определяли судьбу царя и благоприятность царских мероприятий, и надо сказать, что до конца месопотамской политической независимости ситуация тут не изменилась. Как и в Шумере, был интересен царь страны и сама страна, но не отдельный человек. Первый же человеческий гороскоп на основе солнечного зодиака (месяц, знак и планеты) был составлен только в V веке до н.э. в Вавилоне уже при персидском владычестве. Так начиналась астрология - полунаука-полуискусство, возникшая в Вавилоне на основе шумерского астролатрического мироощущения. Последующие века и культуры сделали из астрологии оккультного монстра, хотя в ней нет совершенно ничего мистического. Астрология это аграрное мировосприятие: взошло такое-то созвездие - пора сеять (или убирать). В основе астрологии смесь подлинного ощущения биокосмических ритмов и ложного упования на приметы. Психологическая основа астрологии очень глубока, здесь собственно психология смыкается с физиологией, потому что как человеческий коллектив, так и отдельный человек появляется на свет, сразу подключаясь к определенной природной программе. Он появляется уже в некой системе координат, и в дальнейшем он может сделать выбор только исходя из параметров этой системы. Древние это знали, но только ощутительно и через коллективный ритуал. Задача современной науки - понять рациональное основание этого древнего чувства. У меня очень узкий фронт работ - чтение и интерпретация клинописных астрологических текстов. Остальное пусть делают биофизики и психофизиологи. Но совершенно ясно, что со временем на месте паранаучного феномена астрологии должна возникнуть строгая научная дисциплина, подобная гелиобиологии или хронобиологии. Я для себя условно назвал ее хронопсихологией. И одним из направлений ее должно стать изучение календарных ритуалов по всему миру в психологическом аспекте, т. е. в плане исследования способов адаптации к природным изменениям в течение года или других периодов. Изучив способы адаптации, мы далее могли бы перейти к изучению тех моделей коллективного сознания, которые возникают на этой первичной основе. Ну, а уже потом перешли бы от коллективного сознания к индивидуальному поведению и сознанию... Ну хорошо, я уже и так сказал больше, чем хотел.

Уп.: В каком состоянии в данный момент находится наука шумерология? Каковы перспективы ее развития в России и в других странах?

В.Е.: Давайте сперва поговорим о перспективах ассириологии, поскольку шумерология является ее частью (наряду с аккадистикой, хеттологией, урартологией, эблаистикой, хурритологией и эламитологией - науками, изучающими историю и языки народов, писавших клинописью). Ассириология в России на протяжении полувека находилась в одних руках. Это были руки Игоря Михайловича Дьяконова, бывшего одним из самых выдающихся историков и лингвистов XX века. Дьяконов создал в СССР большую ассириологическую школу, центром которой был Ленинград. Школа поначалу была историко-филологической. Ее ядро составляли люди, изучавшие экономику и право Вавилонии. Историков Ассирии не было совсем, лингвисты занимались составлением элементарных грамматик, литературу и искусство изучали только два человека - В.К.Афанасьева (в плане истории художественной культуры) и И.С.Клочков (с позиций историка этики). Впоследствии, когда Дьяконов увлекся сравнительным языкознанием, появились московские лингвисты, которые начали под его руководством составлять этимологический словарь афразийских языков. И наконец, в самые последние годы своей жизни Дьяконов увлекся теорией мифа и теорией культуры, но явных учеников так и не нашлось, а тайным был я. После смерти Дьяконова стихийно, как-то сами собой образовались три направления российской ассириологии, для каждого из которых теперь есть своя кафедра. Социально-историческое направление традиционно для кафедры истории стран Древнего Востока Восточного факультета СПбГУ. Здесь по-прежнему делают акцент на вавилонской экономике и политико-правовых отношениях, хотя у некоторых студентов в последнее время появился интерес и к истории Ассирии (что очень отрадно). Компаративно-лингвистическое направление доминирует на кафедре древневосточных языков в московском РГГУ, где преподает Л.Е.Коган - самый способный ученик Дьяконова в области афразийской лингвистики. Религия и духовная культура древней Месопотамии изучаются на кафедре философии и культурологии Востока Философского факультета СПбГУ, где я курирую отделение философии и религии стран Ближнего Востока. Перспективы, как видите, самые заманчивые. Если есть кафедры - будут и специалисты. Теперь о шумерологии. Если ассириологов в мире насчитывается около тысячи, то шумерологов известно не более сотни. Работа шумеролога необычайно интересна и очень нелегка. Пока все, за что ни возьмись, представляет большую проблему. Нет полного списка знаков с расшифровкой значения пиктограмм (подобного египтологическому списку иероглифов Гардинера). Нет полного и удовлетворительно выполненного контекстного словаря шумерского языка (с 1984 г. вышли только три тома, навлекшие серьезную критику). Нет хороших работ по шумерскому синтаксису. До сих пор не написана история шумеро-аккадской словесности. Нет работ по категориям шумерской религии и очень мало работ по шумерским культам ( две по лунному богу Нанне, по одной по Энки, Инанне и Нинурте, но совсем нет, например, по Энлилю, Нисабе, Ану). В основном, на Западе пишут или филологические (издания текстов), или историко-политические работы. В России шумерологи или переводили памятники словесности (Афанасьева), или писали грамматики (Дьяконов, Канева). Исключительное место в теоретической шумерологии занимает докторская диссертация Дьяконова по социальной истории государств Шумера, не превзойденная никем на Западе по глубине проникновения в проблематику и по широте обобщений. Кажется, зарубежные коллеги до сих пор не доросли до ее понимания... На сегодняшний день ситуация в российской шумерологии более чем благоприятна. В Эрмитаже работает специалист по социально-экономическим текстам III династии Ура Наталия Викторовна Козлова, недавно издавшая в Германии около пятисот текстов эрмитажного собрания. Продолжает работу по интерпретации протошумерских пиктограмм Айзик Абрамович Вайман - один из крупнейших дешифровщиков мира, которому человечество обязано знанием представлений древнейших шумеров о счислении времени. Единственный в России шумеролог-лингвист Ирина Трофимовна Канева заканчивает новую версию грамматики, уже выходившей в 1996 г. и ставшей библиографической редкостью. Продолжает активно трудиться лауреат Государственной премии РФ Вероника Константиновна Афанасьева, знаменитый переводчик шумерских текстов и знаток шумерской глиптики. Ваш покорный слуга недавно закончил книгу о ритуалах древней Месопотамии. В аспирантуре Института востоковедения учится Юлия Борисовна Гаврилова, которая пишет диссертацию по анализу шумерских царских надписей. Даст Бог, подрастут на разных кафедрах студенты... Так что все хорошо, работы шумерологам хватит, места в науке много, а жизнь продолжается.

Уп.: В чем Вы видите актуальность занятий Месопотамией в наши дни?

В.Е.: Месопотамия - это Ирак, Ирак - это арабский мир, арабский мир - это ислам. Большей актуальности не придумать. Ассириологи как-то забывают подумать о связи между древней Месопотамией и современной, о преемственности древних религий Ближнего Востока и ислама. И совершенно напрасно. В Ираке, в Египте, в Сирии, повсюду, где были древние цивилизации, давно считают иначе. Для иракца вавилонский царь Хаммурапи или шумерский правитель Гудеа - предок и пример жизни. Законы Хаммурапи проходят в учебниках для младших классов. Все, что пишут о древнем Ираке на Западе и в России, внимательно изучается арабами. Поэтому мы должны осознать единство иракской культуры от древности до современности и изучать Месопотамию в том числе и с политическими целями. Прежде всего, это сохранение неизменного дружеского и партнерского курса в отношениях между Россией и Ираком. Да, мы знаем, что сегодня там царит диктатура. Но настанут когда-нибудь и лучшие времена. И хорошо будет, если в эти времена народ Ирака почувствует помощь и поддержку со стороны своих российских друзей.

Уп.: Помимо шумерологии Вы являетесь историком арабо-мусульманской философии. Я предполагаю, что в этом можно усмотреть чрезвычайно гармоничный синтез Ваших научных интересов. Т.к. Месопотамия и ее культура - это, если так можно выразиться "прошлое" той территории, на которой ныне располагается государство Ирак; а Ислам - это "настоящее" этого государства (под словами "прошлое" и "настоящее" я подразумеваю исключительно временные рамки). Мои предположения верны или нет?

В.Е.: Дело в том, что в арабистике у меня довольно своеобразная ниша. Я занимаюсь древневосточными корнями ислама и древневосточными категориями, попавшими в арабо-мусульманскую философию. Направление это совершенно новое, первые публикации появились во Франции и Англии только в конце 80-х годов прошлого века. Но возникшая тогда тенденция к рассмотрению ближневосточной цивилизации как единого целого в пространстве и времени находит все больше приверженцев по всему миру. Изучаются древневосточные культы на территории арабских доисламских городов, отдельные мотивы и категории, явно пришедшие в средневековую литературу Востока из местной древности. Теперь становится ясно, что арабо-мусульманская философия Ирака (калам) развивалась под сильным влиянием предшествующей религиозной традиции (это и шумеро-аккадская древность, и сирийское христианство, и манихейство), а, например, исламские философы иранского происхождения привели в свои теории множество зороастрийских ценностей. Все это необходимо изучать, чтобы получилась картина единой цивилизации Ближнего Востока, цивилизации как модели социального поведения, которую затем можно будет исследовать во взаимодействии с другими моделями... То есть, получается, что мне интересен Ближний Восток и как единая в пространстве и времени цивилизация, и как участок развития человечества в эру ранней древности.

Уп.: Большое спасибо за интересный рассказ. Я надеюсь, что в будущем нам еще не раз удастся встретиться на страницах нашей рассылки. И последний вопрос: каковы Ваши пожелания подписчикам рассылки Введение в религиоведение?

В.Е.: Желаю вам не попасть в беду, а если попали, то уцелеть. Это сейчас самое главное. Пока человек жив, все прекрасно и все возможно. Честно говоря, не хочется желать того, что и так к вам придет, если вы это заслужите. Мы слишком много говорим о деньгах, об экономике, о политике, о науке, об искусстве и забываем, что все это - производные человека. Будьте сами живы и здоровы, все остальное приложится.


Приглашаю всех желающих подписаться на Упельсинкино Со-Дружество. Здесь можно встретить гостей Интервью, обсудить различные темы о религии, задать интересующие Вас вопросы. Со-Дружество представляет  собой почтовый лист (почтовый форум, почтовую группу, конференцию) на сервере yahoogroups.com. Подписаться на лист можно, отправив пустое письмо по адресу upelsinka-subscribe@yahoogroups.com и подтвердив поступивший запрос.

Приятного Вам чтения и до встречи в новом Выпуске!

Упельсинка.

UPELSINKA - Upelsinka's Page

e-Mail: upelsinka@mail.ru   e-Home: http://www.upelsinka.com


Архив рассылки "Введение в религиоведение"- http://subscribe.ru/archive/science.humanity.religstudies
Рассылки Subscribe.Ru
Религиозная жизнь в Нидерландах
Новости "Упельсинкиной страницы"
Новости сайта "Мирча Элиаде"


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное