Тайны и открытия

  Все выпуски  

Тайны и открытия Выпуск № 67 Новости и 'О семье Шелли'


ТАЙНЫ И ОТКРЫТИЯ
Выпуск № 67

Новости и "О семье Шелли"
4 октября 2007 г.
ТАЙНЫ И ОТКРЫТИЯ

Рассылка о новых открытиях, достижениях, сенсационных теориях.

Автор рассылки:
Татьяна Алёшина.

Адрес для писем:
aleshina@imperium.ru.
Сегодня в рассылке:

Здравствуйте!

Три австралийских крокодила шокировали ученых и общественность. После того как рептилий поймали на населенном людьми побережье и вертолетом переправили от греха и добычи подальше в заповедные районы (снабдив датчиками перемещений), крокодилы вернулись в родные места. За три недели они проползли примерно по 400 км каждый! Один из биологов после такого марш-броска сравнил крокодилов с бумерангами. И объяснил, что, возможно, как близкие родственники птиц, эти пресмыкающиеся могут пользоваться той же навигационной системой.
А в мире земноводных другие чудеса - лягушки, которых видно насквозь. Но это уже не по части природных тайн, а дело рук людей с пробирками.

Жизнь -- не сахар!

Ученые давно заметили, что если сокращать калории в рационе червей и обезьян, подопытные живут дольше. Недавно исследования немецких биологов сосредоточились на глюкозе - и выяснилось, что черви, лишенные этого простого углевода, живут дольше тех, кто питается сахаром, на 25%!
Объясняется это парадоксальным фактом. У лишенных глюкозы червей резко повышается выработка свободных радикалов - нестабильных молекул, разрушающих клетки. Действие этих молекул считается одной из причин старения, но… в ответ на "выброс" свободных радикалов организм червя быстро вырабатывает систему эффективной защиты, и благодаря этому живет намного дольше.
Исследование немецких эндокринологов бросает камень и в огород антиоксидантов, призванных бороться со свободными радикалами. Антиоксиданты, которыми кормили червей, нейтрализовывали свободные радикалы, но заодно лишали организм защиты, которая активизируется при их повышенном появлении.
Так что прием разрекламированных препаратов и витаминов "против старения", возможно, на самом деле ускоряет превращение тела в развалину.

Все начиналось в глине.

"И создал Господь Бог человека из праха земного"… Библейский сюжет о сотворении Адама из глины перекликается с новой гипотезой российского ученого о возникновении жизни на Земле. Академик РАН Юрий Наточин утверждает, что первые живые клетки не могли появиться в океане, а, скорее всего, возникли во влажной глинистой почве.
Чтобы живой организм начал свое развитие, необходим синтез белков из нуклеиновых кислот. Этот процесс невозможен, если молекулы находятся в натриевой среде, но в океанской или морской воде обязательно присутствует натрий.
Для синтеза белков требуется калий, и как раз этот элемент в необходимых количествах есть в глине. Вероятно, первые предшественники живых клеток образовались в лужице дождевой воды, задержавшейся на глинистой почве.
Первая протоклетка появилась на Земле примерно 3,5 миллиарда лет назад. А полноценная живая клетка - на миллиард лет позже. После этого она и ей подобные угодили в море и начали приспосабливаться к морской воде. Те из них, что выбрали плотную оболочку, не пропускающую соль, позже эволюционировали в растения, а клетки, создавшие мембрану для солевого обмена с внешней средой, - в животных.
А вот откуда на нашу планету попали органические вещества, из которых построилась жизнь, -- по-прежнему загадка. Скорее всего, разгадка - в космосе.

Посмотри сквозь лягушку.

Лягушка, выведенная в японской лаборатории, имеет абсолютно прозрачную шкурку. А значит, ее не нужно резать, чтобы наблюдать развитие внутренних органов или болезней, и это гуманней по отношению к лягушкам, вечным жертвам медицинских экспериментов.
Прозрачных лягушек вывели из мутантных представителей коричневой японской лягушки, родившихся с бледной кожей. Лягушки, которых видно насквозь, могут размножаться, но потомки в третьем поколении погибают из-за избыточного количества рецессивных генов.
Это первое четвероногое, которое ученые довели до состояния прозрачности. Прежде такого удавалось добиться только с рыбами. А вот млекопитающим просвечивать не светит: структура их кожи не позволяет устроить подобную игру с генами.

Коротко.

* Фотографии следов снежного человека проданы на аукционе "Кристи'c" в Лондоне за 3500 фунтов стерлингов. Снимки были сделаны британской экспедицией в Гималаях в 1951 году, на высоте 5790 м. Следы спускались с более высокого перевала и устремлялись вдаль по леднику. Это фактически первое документальное свидетельство обитания снежного человека в Гималаях. А впервые йети видели там якобы в 1925 году.
* Исследовав состав перуанского метеорита, эксперты не нашли никаких признаков веществ, которые могли бы повлиять на здоровье жителей местности, где упало небесное тело. Метеорит был металлическим, имел в диаметре размеры меньше метра и пробил землю на 5 м в глубину. Недомогания перуанцев, живущих поблизости, списывают на массовый психоз.

Мэри, Перси и Франкенштейн

Mere fatale


Мэри Шелли и Перси Биши Шелли. Муж и жена. Писатели. Со дня рождения мужа прошло 205 лет, жены -- 200. Удивительно, но Мэри, которая кроме "Франкенштейна" ничего значительного не написала, широким массам известна гораздо больше, чем ее муж -- один из основоположников романтизма, поэт с мировым именем. Голливуд, а точнее, Кен Рассел, обращался к обоим Шелли, а также к их приятелю Байрону в фильме "Готика". Рассела, естественно, интересовало то лето, когда был написан "Франкенштейн", атмосфера кошмара и наркотических видений. Однако жизнь супругов Шелли -- из ряда вон не только для тогдашней пуританской Англии, но даже и для сегодняшнего мира, когда возможно все.

Дочь писателя и феминистки.


Мэри Шелли появилась в семье, которая для своего времени была, как сейчас сказали бы, чрезвычайно продвинута. Она родилась в Лондоне, 30 августа 1797 года. Сорокалетняя мать девочки, Мэри Уолстонкрафт, была одной из первых суфражисток -- женщин, которые боролись за одинаковые права с мужчинами, -- и автором многочисленных эссе на эту тему. Она вышла замуж за отца Мэри, имея на руках внебрачную дочь Фанни. Факт, вопиющий в глазах приличного общества конца XVIII века. Впрочем, отца Мэри Шелли -- Уильяма Годвина -- внебрачная дочь жены волновала мало. Литератор и публицист, он был духовным сыном Французской революции и проповедовал свободу нравов.
На одиннадцатый день после рождения дочери Мэри Уолстонкрафт умерла. Это событие повлияло на всю последующую жизнь будущей писательницы. Мать для нее была обожаемым идолом, и портрет ее всегда стоял у Мэри Шелли на столе. Мистические предчувствия, впечатлительность, постоянное ожидание несчастья сопровождали ее всю жизнь. Отец, оставшись один, немедленно женился. Справиться с детьми и домом рассеянному литератору было не под силу. Избранницей его стала вдова с детьми, простая и далеко не такая образованная, как покойная госпожа Уолстонкрафт.

Он не боялся ничего, кроме предательства.


У Мэри матери не было вовсе, грубая и недалекая мачеха не могла ее заменить. У ее будущего мужа были и мать, и отец, но ничего общего с ними ребенок иметь не мог. Он родился в графстве Суссекс 4 августа 1892 года. Отец -- баронет Тимоти Шелли -- был вспыльчивым деревенским джентльменом и не имел никаких литературных талантов. Со старшим сыном он держал себя строго. Мать Элизабет была склонна к вспышкам ярости. Литературной деятельностью она тоже не занималась, однако писала своим родственникам интересные талантливые письма. Она была красива, и сын унаследовал ее красоту. По отзывам современников, он был строен, голубоглаз и кудряв. В роду Шелли, равно как и в роду его матери Элизабет Пилфолд, никогда не было писателей. Ребенком Перси был мечтательным, выдумщиком, кроме того, был так чувствителен, что, разволновавшись, мог упасть в обморок. В возрасте 10 лет его отдали в школу "Сион-Хаус", где сверстники насмехались над его необычностью, а старшие дети так просто издевались. Учился Перси хорошо, был добр, имел пылкое сердце, поэтому, несмотря на издевательства большинства, завел себе несколько друзей.
Через два года 12-летний подросток перешел в Итон. Именно здесь он начал писать и был признан поклонниками большим поэтом. Здесь царил тот же произвол по отношению к младшим студентам. Старшие могли безнаказанно издеваться над новичками. Перси это возмущало. В Итоне его прозвали "сумасшедшим Шелли". Один из его соучеников вспоминал: "Я видел Шелли окруженным со всех сторон, с гиканьем и свистом его дразнили, как бешеного быка". Однако он не сдавался и вообще не боялся ничего, кроме предательства. Перси решил не обращать внимания на издевательства и побороть в себе желание мести, которое испытывал к своим врагам.
После Итона Шелли намеревался завершить свою учебу в Оксфорде, однако проучился он там недолго -- в 1811 году студента Шелли из Оксфорда исключили за напечатанную им брошюру "Необходимость атеизма". Через пару лет он появился в доме Мэри Годвин -- ничуть не утративший романтизма и в 21 год из чувства долга женатый (за эту женитьбу отец поначалу лишил его средств).

Встреча.


Произошла в доме Годвинов. Перси заметил 16-летнюю стройную блондинку с пронзительным взором, которая была не только хороша собой, но и на равных поддерживала разговор на любые темы. Мэри перечитала всю библиотеку отца, в которой были Ариосто, Тассо, Петрарка. К тому же она занималась сочинительством. Как написала она сама о себе позже: "Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимающих видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве. Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было "писать разные истории". Пылкий 21-летний Шелли влюбился в 16-летнюю Мэри, и больше они не расставались. Короткий период ухаживания заключался в том, что Мэри назначала Шелли свидания у могилы матери, а потом они обсуждали труды очередного мыслителя и так забывались, что отмахивали целые версты по пригородам Лондона. У молодого Шелли была одна проблема -- он был женат и имел ребенка. Можно сказать, что дочь владельца кофейни, Гарриет Вестбрук, женила его на себе. Когда-то она училась вместе с сестрами Перси и таким образом познакомилась с ним. Он ей чрезвычайно понравился. А когда Гарриет поняла, что у богатого аристократа доброе и благородное сердце, то закидала его письмами, в которых жаловалась на произвол отца и свою горькую судьбу. Предлагала помочь ей бежать из родительского дома. Сохранились свидетельства кузена Чарльза, которому Шелли признался, что "отдает себя Гарриет не из любви к ней, а из рыцарского долга". В общем, рыцарский долг завел Шелли далеко -- Гарриет оказалась недалекой мещанкой и мечтала о меховом манто и выходах в свет. Шелли сходил от этого с ума...
И вот как когда-то он увел из дома Гарриет, теперь он уводил Мэри. Влюбленные решили вместе совершить побег.

Странствия и горести.

Шелли бросил Гарриет почти с легким сердцем -- помогать ей он не переставал никогда, а тут еще выяснилось, что жена, тоскуя с мужем-поэтом, изменила ему с банальным офицером. Перси вызвал Гарриет на разговор в Лондон, объяснил ей, что более не может с ней жить. И на этом прежнюю жизнь посчитал законченной. 28 июля 1814 года Перси и Мэри бежали из дома Годвинов и пересекли Ла-Манш в открытой лодке. С ними решилась бежать и Клер Клермон -- дочь второй миссис Годвин, мачехи Мэри. Добрались до Парижа, а потом отправились на мулах и пешком в Швейцарию. Может быть, это были самые счастливые шесть недель в их жизни. Далее следовали лишь одни разочарования. Осенью влюбленные вернулись в Лондон, где их осудили все, и даже отец Мэри. Какое-то время они жили на разных квартирах, чтобы "не светиться" -- Шелли повсюду искали кредиторы, так как он назанимал денег под будущее наследство и помогал буквально всем, кто хоть что-нибудь просил у него. Гарриет, родившая второго ребенка, впала в депрессию, а через год и вовсе покончила с собой -- утопилась. Шелли и Мэри хотели было взять опеку над двумя сиротами и принять их в семью, но власти отказали им, посчитав Шелли слишком неблагонадежным, чтобы воспитывать собственных детей. После такого удара супруги (после смерти Гарриет они обвенчались) решили покинуть негостеприимную Англию и переехать в Европу. Они путешествовали по Италии, Швейцарии и Франции. За те восемь лет, что Мэри провела с Шелли, у них родилось четверо детей. Выжил только последний сын Перси -- Флоренс. Он-то и пережил своего отца. И когда впоследствии Мэри спрашивали о ее жизни с Шелли, она всегда отвечала: "Те восемь лет, что я провела с ним, стоили целой жизни". Современник поэта выразился поэтичнее: "Прекрасный и нереальный ангел, тщетно бьющий своими лучезарными крыльями в пустоте". Погиб Перси Биши Шелли, когда ему не было и тридцати лет. На лето 1822 года был снят дом на берегу моря, возле итальянской деревушки Сан-Теренцо. В один из дней Шелли узнал, что в Ливорно прибыл его лучший друг Лей Гент, и немедленно со знакомым отправился туда на лодке. Погостив немного, двинулись в обратный путь. Лодку застала гроза, и домой Шелли и его знакомый не вернулись…Через 10 дней тела нашли выброшенными на берег. По высокой фигуре и томикам Китса и Софокла в карманах пальто был опознан Перси Биши Шелли. Горю Мэри не было предела. Она и друзья получили разрешение сжечь тело Шелли. Обугленное сердце вдова забрала себе и зашила в ладанку, чтобы носить на груди до самой смерти. Прах похоронили на протестантском кладбище в Риме, где покоился старший ребенок Мэри и Перси Вильям.

Франкенштейн родился в парах опиума.

В то дождливое лето 1816 года чета Шелли и лорд Байрон оказались волею судеб на берегах Женевского озера. Байрон, скрываясь от поклонников, занял виллу на одном берегу озера, молодожены -- на другом. Шелли и Байрон катались на лодке вдоль берегов, и во время этих поездок последним был написан "Шильонский узник". Много вечеров прошли на вилле Байрона "Диодати". Здесь, как уверяют некоторые исследователи творчества Байрона, приятное общество курило опиум, в промежутках рассуждая обо всем на свете. В один из вечеров зашел разговор об опытах Эразма Дарвина (деда Чарльза) по оживлению неживой материи. Будто бы тот хранил в пробирке кусок вермишели, пока тот каким-то чудесным образом не начал двигаться. Спорили. Решили, что будущее оживления - в гальванизации (воздействии электрическим током). Скорее всего, именно эти разговоры подтолкнули к пари -- участники вечеров, включая наперсника и врача Байрона Полидори, решили каждый написать по страшной истории. Именно после рассказов об ожившей вермишели Мэри Шелли поднялась в свою спальню… Дальше с ее слов: "Глаза мои были закрыты, но я каким-то внутренним взором необычайно ясно увидела бледного адепта тайных наук, склонившегося над созданным им существом. Я увидела, как это отвратительное существо сперва лежало недвижно, а потом, повинуясь некоей силе, подало признаки жизни и неуклюже задвигалось. Такое зрелище страшно; ибо что может быть ужаснее человеческих попыток подражать несравненным творениям создателя". В ужасе от увиденного, Мэри соскочила с постели и долго не могла заснуть. Однако наутро она объявила, что сочинила рассказ, и тут же села его записывать: "Это было ненастной ноябрьской ночью…" Так появился Франкенштейн.

Лиза НИКИТИНА


Информация о рассылке.
Использованы материалы сайтов:


BBC-news
NewScientist
Yahoo news
Ananova
Membrana
Discovery Channel news
Guardian
NEWSru.com
Лента.ру
MIGnews
и других.

Архивы предыдущих выпусков лежат здесь
Архивные выпуски рассылки вы можете прочитать также на сайте Arcanus

В рассылке использованы материалы еженедельника "Комок"

© «ТАЙНЫ И ОТКРЫТИЯ» 2007 г.

В избранное