Спорные мысли: История

  Все выпуски  

Спорные мысли: История 'Справка о красных латышских стрелках. Предыстория'


Справка о красных латышских стрелках. Предыстория

В последние годы все, что мы слышим о латышах - это "фашисты", "эсэсовцы", и тому подобную ересь. Я уже писал о том, почему латыши оказались в войсках СС (недобровольно), и о том, как они воевали (без энтузиазма, за небольшим исключением тех, кто пострадал от советской власти). Но, вообще-то, для латышского народа первой половины ХХ века характерны были как раз не нацистские, а социал-демократические взгляды, вплоть до радикального коммунизма.

Красные латышские стрелки. Если я правильно понимаю, Москва, 1918 год. Судя по отсутствию листвы, снимок сделан еще до мятежа левых эсеров, который эти молодцы как раз и подавили. Фото: mayatnik.net
Красные латышские стрелки. Если я правильно понимаю, Москва, 1918 год. Судя по отсутствию листвы, снимок сделан еще до мятежа левых эсеров, который эти молодцы как раз и подавили. Фото: mayatnik.net

Рассказываю.

В XVIII-XIX веках принципиальным отличием социально-экономического устройства современных Латвии и Эстонии от Литвы было наследование земельных наделов старшим сыном. В Литве, как и в соседних русских областях, земельные наделы делились между сыновьями. Как итог, в Лифляндии, Курляндии и Эстляндии преобладали крупные крестьянские хозяйства, а крестьянин был, в значительной доле, человеком зажиточным. А то и богатым. Сужу по своим предкам: они не стеснялись судиться с местным бароном и местным пастором (церковному приходу принадлежали земли, которые обрабатывали мои пращуры) и ничего, выигрывали эти тяжбы - даже несмотря на то, что суды формировались теми же "немцами", баронами и священнослужителями. Поднакопив средств, один из моих предков начал строительство небольших грузовых парусных судов; построенные семь шхун успешно перевозили различные грузы, некоторые из них доходили даже до Индокитая. Одна из ветвей моего рода, в итоге, превратилась в купцов: там несколько поколений подряд сыновья становились капитанами, кто каботажного, а кто и дальнего плавания, и некоторые из них управляли кораблями, построенными на верфи нашего рода.

Так что крестьянин в северной Прибалтике запросто мог быть человеком зажиточным, несмотря на свой статус арендатора. Когда появилась возможность - земли выкупались... Но наследовал их все равно только один сын, обычно - старший.

Довольно типичный дом типичного крестьянина в Латвии. Сейчас разрушается, но, вообще-то, полтораста квадратных метров или больше, из которых треть - "батрацкая", туда заселяли временных (а иногда и постоянных) наемных работников. Обычный крестьянин конца XIX века нанимал одного-двух батраков на сезон полевых работ, и двух-трех батрачек, для ухода за птицей и скотиной. Не выдумываю, знаю точно. Фото: fotokto.ru
Довольно типичный дом типичного крестьянина в Латвии. Сейчас разрушается, но, вообще-то, полтораста квадратных метров или больше, из которых треть - "батрацкая", туда заселяли временных (а иногда и постоянных) наемных работников. Обычный крестьянин конца XIX века нанимал одного-двух батраков на сезон полевых работ, и двух-трех батрачек, для ухода за птицей и скотиной. Не выдумываю, знаю точно. Фото: fotokto.ru

Что же происходило с остальными?

Остальным отец и старший брат должны были обеспечить "выкуп". Обычно это было обучение какой-либо профессии: место ученика оплачивалось мастеру родственниками будущего ремесленника. Ну или парню оплачивали обучение на шкипера в морской школе - так становились капитанами мои родственники. Впрочем, возможны были и другие варианты: например, кому-то могли купить небольшой магазин, или построить корчму. Зависело от наличия денег. Кому-то могли просто дать денег, чтобы сам решил свою дальнейшую судьбу.

Ну и, разумеется, часть крестьянских хозяйств была не настолько богата, чтобы "выводить в люди" младших братьев. Такому парню светило либо мыкаться в батраках, либо - самая худшая участь - стать батраком у собственного старшего брата. Либо идти в город, на случайные заработки.

Так или иначе, но в этих трех губерниях, помимо крестьянства, накапливалось все больше и больше "свободных рабочих рук" - из батраков, разнорабочих, подручных в мастерских, которые не могли найти денег оплатить свое вступление в соответствующую ремесленную гильдию.

И было их реально много. Не хочу долго лазить по справочникам, поэтому просто сообщу, что к началу ХХ века в Лифляндии процент рабочего класса был выше чем в любой российской губернии; больше было только в Москве и Питере. Рига не просто так стала одной из промышленных столиц Российской империи!

Ну ладно, вот цифры из "Большой Энциклопедии" п/р Южакова (1904 год): Московская губерния 325574 рабочих, 13.4% населения; Санктъ-Петербург 133361, 10.7%; Лифляндская губерния 51000, 3.9%; Санктъ-Петербургская губерния 35289, 4.1%; Нижегородская губерния 39407, 2.5%. В остальных губерниях еще меньше, и абсолютные цифры, и проценты.

А где рабочий класс - там и социал-демократия. Причем если рабочие в первом поколении (пришедшие из деревень бывшие крестьяне; таких было подавляющее большинство в русских городах), как правило, поддерживали меньшевиков, то рабочие потомственные, в основном, становились на позиции большевиков. Именно Лифляндия, вместе с Петербургом, главные центры опоры для партии Владимира Ильича Ленина.

Долго ли - коротко ли, но пришла революция 1905 года. Бунты и восстания прокатились по всей стране, но были они сильно разновременными, и царскому правительству удалось успешно их последовательно подавить.

Латыши народ, конечно, не настолько задумчивый, как соседи-эстонцы, но тоже люди... неспешные. Так что волнения в Лифляндии начались с заметным опозданием по сравнению с центральной Россией. К этому моменту царь уже пошел на все уступки, какие мог, и большего ждать было достаточно глупо. Поэтому в Лифляндию (а заодно Курляндию и Эстляндию) ввели войска, и довольно жестоко подавили бунты. Основным способом подавления недовольства были массовые порки, однако и погибло немало народу - в процентном отношении куда больше, чем в русских губерниях. Почти сравнимо с долей жертв в вооруженном восстании в Москве.

Кстати говоря, занимались подавлением мятежей казачьи войска. Для полевой войны эти подразделения были не слишком уже приспособлены, однако гонять бандитов или давить бунты - самое оно. Отличались казаки жестокостью, частенько неоправданной, самодурством, и чванством. Латыши их до сих пор (!) не любят, а многие считают, что казаки и русские - это два разных народа. Небезосновательно считают, вообще говоря.
Вот они, вот, зловредные казаки в Риге, на переднем плане! Как раз фото "начало ХХ века". Источник: Яндекс.Дзен
Вот они, вот, зловредные казаки в Риге, на переднем плане! Как раз фото "начало ХХ века". Источник: Яндекс.Дзен

Жестокое, а местами и кровавое, подавление выступлений в Прибалтике привело к еще большей радикализации местных политических взглядов. Переводя на русский язык: еще большая доля населения стала поддерживать большевиков.

Продолжение скоро.


В избранное