Спорные мысли: История

  Все выпуски  

Спорные мысли: История '1812. Неизвестная Отечественная. 5. Смоленское сражение'


1812. Неизвестная Отечественная. 5. Смоленское сражение и его последствия

Предыдущая глава - о крахе планов Наполеона.

Эту главу я... зарезервирую.

Тут вот какое дело. Именно под Смоленском вторжение Наполеона должно было быть остановлено - никто его ни в какую Москву пускать не собирался. Укрепления Смоленска были подправлены, на складах созданы необходимые запасы, причем речь не только о продовольствии, а вообще обо всем, что может понадобиться довольно-таки массовым армиям.

И сдавать Смоленск было нельзя никак! Потому так и рвались 1-ая и 2-ая русские армии к Смоленску, изо всех сил стараясь соединиться до штурма города, не допуская его сдачи Наполеону.

Но - сдали.

В этом вопросе надо очень внимательно разбираться, с картами, документами, и свидетельствами участников (о Смоленском сражении частенько говорят, как о сражении ошибок - которые совершали поочередно обе стороны, пока оно не закончилось). А пока я это не сделал - вот эту, важнейшую, главу я оставлю открытой. Пусть будет, как напоминание о несделанной работе :)

* * *

Сдача Смоленска кардинально изменила стратегическую ситуацию.

До Смоленска: Великая армия Наполеона терпела логистический крах, таяла, как сугроб на солнце от болезней и дезертирства.

После: армия Наполеона получила в свое распоряжение новую операционную базу, со значительными запасами, защищенную от фланговых диверсий с севера мощным гарнизоном Полоцка, с юга - теми самыми Припятскими болотами, которые вечно не дают агрессору проводить согласованные наступательные операции в этой части Евразии.

И неважно, кто этот агрессор: монголы, Красная армия при наступлении на Варшаву, или вермахт Третьего рейха.

Фактически, сложилась полностью иная стратегическая обстановка.

* * *

Длительный период лишений снизил численность войск, находящихся в распоряжении Наполеона, до 180-220 тысяч человек. Некоторую их часть было необходимо выделить для защиты складов Смоленска, организации доставки снабжения до действующих частей... Однако, так или иначе, под рукой у Наполеона постоянно было от 140 до 160 тысяч человек.

С одной стороны, гораздо меньше, чем в начале кампании. И "раздавить" противостоящие войска - уже не получится.

С другой стороны, нет необходимости в огромных обозах, численность армии теперь вполне в тех размерах, с которыми справляются стандартные интендантские службы, методы, и приемы.

Более того: при этих размерах уменьшается и количество больных и травмированных. Дороги, конечно, страдают - но, опять же, не вымешиваются в грязь проходящими колоннами. В целом, война из мероприятия грандиозного, ранее неиспытанного, масштаба потихоньку схлопнулась до хорошо знакомой Наполеону ситуации противостояния двух ста-стапятидесятитысячных армий.

Думаю, Наполеон был чрезвычайно доволен, когда получил известия о захвате огромных - и почти не пострадавших от боевых действий - складов Смоленска.

* * *

Были, однако же, плюсы и для русской армии.

Наконец-то удалось соединить две разобщенные ранее армии. Теперь в распоряжении Барклая было от ста до ста пятидесяти тысяч человек, и этой армией уже можно было вполне успешно угрожать Наполеону. Тотальное преимущество Великой армии испарилось под летним солнцем, и ситуация вновь пришла к более-менее контролируемой ситуации. Да, с превосходством противника в числе, да, с сохраняемой Наполеоном стратегической инициативой. Однако обстановка больше не требовала стремительного бегства "от Великой армии", не разбирая куда и как.

Выросший размер объединенной армии создавал дополнительные трудности со снабжением, перемещением, санитарным обеспечением. Но не более, чем у французов; скорее менее, поскольку русская армия несколько уступала числом, и двигалась по нетронутым боями и реквизициями территориям. В отличие от французов.

* * *

В целом, можно констатировать, что первый период кампании 1812 года - закончился.

Для него было характерно подавляющее численное преимущество Великой армии над противостоящими русскими войсками, настолько большое, что о каком-либо сопротивлении всерьез говорить было нельзя. Скорость продвижения французских войск вглубь России ограничивалась больше их собственной подвижностью (а также возможностями организации хоть какого-то снабжения), чем противодействием русской армии.

Вместе с тем, французская армия несла чудовищные потери из-за своих чрезмерных размеров, а русские армии, разделенные на две части, испытывали сложности скорее при выборе пути отступления, чем при снабжении.

После Смоленского сражения наступает второй период кампании 1812 года.

Численность армий эффективно сравнялась; русская армия уступает, но незначительно. Однако и французская армия теперь не может делиться на отдельные корпуса: любая слишком удалившаяся группа рискует быть уничтожена русской армией до подхода помощи.

Масштабы проблем с логистикой и санитарией теперь у обеих армий схожие, с некоторым преимуществом у русской армии. Зато Наполеон теперь получает продовольствие, боеприпасы, разнообразное барахло не из Пруссии, а из Смоленска - "плечо снабжения" уменьшилось в разы! По большому счету, теперь из Польши и Пруссии ему нужны только подкрепления, замена выбывших из-за ранений и болезней.

После таких глобальных перемен полностью меняется и картина боевых действий. Это теперь этакий сложный средневековый танец: русская армия делает шаг назад, занимает какие-нибудь промежуточные позиции; через день-два её "находит" передовой корпус французской армии, но в бой не вступает, ожидая подхода главных сил. Еще через день-два приходят главные силы французской армии, русское командование оценивает ситуацию, и принимает решение отступить дальше. Цикл повторяется.

По мере удаления от Смоленска силы Наполеона медленно, но верно уменьшаются; в небольших стычках, от несчастных случаев и болезней, постоянно гибнут или становятся инвалидами солдаты. Их замена требует все больше и больше времени; у русской армии ситуация с подкреплениями не в пример лучше. Поэтому медленно, но верно силы выравниваются.

Впрочем, Наполеон сохраняет значительное превосходство в качестве войск. Россия при подготовке к войне отмобилизовала всё, что шевелилось (и не отползло прятаться под плинтус); качество солдат, мягко говоря, было не лучшим. Опытных солдат в русской армии было относительно немного, а опыт крупных сражений, нахождения под пулями и ядрами, в те времена значил очень немало. Разнообразные ополчения, и вовсе, имели очень сомнительную боевую ценность. Люди в них были настроены воевать до победного конца, но при этом не имели ни боевого опыта, ни выучки, ни хорошего оружия... Да что там, многие ополченцы не попали бы в действующую армию просто по причине малого роста, хлипкого телосложения, или болезней, делающих их негодными к строевой службе. Они даже обычные дневные переходы переносили с большим трудом...

У Наполеона все совсем по-другому. Наиболее робкие и наименее дисциплинированные солдаты Великой армии успели дезертировать на пути до Смоленска, поэтому под командованием Наполеона остались опытные, храбрые, дисциплинированные, ответственные, стойкие к трудностям солдаты. Их мотивация - вера в своего императора, желание славы, верность товарищам... Ну и, конечно же, несметные богатства, которые ждут их в Москве - надо только дойти и взять их!

Этот "вальс" (шаг русской армии назад - шаг французской армии вперед, повторить) все продолжался и продолжался, у Барклая не было очевидного ответа, когда русская армия будет способна остановить противника, Москва все приближалась и приближалась...

И тут вступила в дело третья сила этой войны - русское общество.

Об этом - в следующей главе.


В избранное