Звездные истории

  Все выпуски  

ЛЮДМИЛА КОЛЕСНИКОВА: "Я СЧИТАЛА ОЛЕГА МЕНЬШИКОВА МУЖЕМ"


ЛЮДМИЛА КОЛЕСНИКОВА: "Я СЧИТАЛА ОЛЕГА МУЖЕМ"


- Наверное, Меньшиков увидел вас под куполом цирка и мгновенно влюбился?

— Нет, боюсь вас разочаровать. Может, это было бы и романтично, но на самом деле все случилось не так. К моменту нашей встречи я, несмотря на свои девятнадцать лет, была совершенно независимой. При профессии, приличной зарплате и… при богатом ухажере. Жила с родителями в городе Железнодорожном и уже со второго курса Московского циркового училища работала в Цирке на Вернадского. Мой жених был моложе Олега, не женат и с серьезными намерениями. Он так красиво ухаживал: южные острова, букеты по сто роз, обеды в Париже... Если бы не Олег, может быть, у нас с ним все и сложилось…

Не знаю почему, но очень многих мужчин страшно «заводит» мысль о романе с воздушной гимнасткой. В мою гримерку за кулисами постоянно ломились поклонники. Но ко мне не так-то просто было подступиться. Так же неприступно я вела себя поначалу и с Олегом, тем более что абсолютно не знала, кто он такой. Я два года работала в Англии, дома почти не бывала. Актер и актер, подумаешь! Для меня он был просто очередной ухажер, и все.

…Стояло начало лета. Я только что вернулась с Мальдив. Прихожу в цирк на репетицию, а тут наш хореограф Саша зазывает на новоселье: «Приходи обязательно, Людочка!» — «Не знаю… А когда?» — «Когда скажешь, тогда и будет!» Еще задолго до приглашения Сашка часто упоминал, что у него есть друг Олег, известный актер. Честно говоря, я пропускала его слова мимо ушей — кино меня совсем не интересовало. А Саша опять за свое: «Олег спрашивает, кто будет… Ну ты как, придешь?» Помню, я еще удивилась Сашиной настойчивости.

Вечером после репетиции приезжаю на Кутузовский проспект. У Саши — гости, накрыты столы. Появился Олег: симпатичный, но слишком взрослый для меня. Широкие штаны, рубашка навыпуск... Я его толком даже не рассмотрела. К стыду своему, ни одного фильма с его участием я не видела. Нет, вру, «Утомленные солнцем» смотрела, но не знала, что он там играет. Помню, нас представили друг другу: «Люда». — «Олег». — «Очень приятно». — «Будем знакомы».

— Такое впечатление, что он приехал специально на вас посмотреть.

— Как позже выяснилось, это и были смотрины. Но я-то этого не знала, меня на новоселье пригласили. Сижу, салатами объедаюсь, с кем-то беседую, в его сторону даже не смотрю. Саша повел нас с Олегом показывать квартиру. Помню, в спальне я коснулась рукой тумбочки, и вдруг ладонь Олега нечаянно легла на мою. На одно мгновение. «Ой, прости», — он тут же отдернул руку. И все... Словом, за весь вечер мы с ним даже словом не перекинулись. Олег очень скоро уехал, как я сейчас понимаю, чтобы не было соблазна выпить больше, чем нужно. Явно хотел показать себя с лучшей стороны. Потом уже, когда у нас начался роман, он часто повторял: «Я обязан Сашке до конца жизни за то, что встретил тебя…»

— Меньшиков заметил, что девушка не узнает в нем знаменитость?

— Конечно, заметил. Может, именно этим я его и заинтересовала. А Саша при встрече не преминул отметить: «Олегу очень понравилось, что ты не из тех восторженных девочек, которые сразу же кидаются на шею. Простая, естественная. С тобой легко».Вернулась домой, рассказываю маме: «Знаешь, я у Сашки познакомилась с каким-то актером. Олег, Олег… Меньшиков, кажется. Ты не знаешь, кто это такой?» «Знаю, конечно! — удивилась мама. — Это же Костик в «Покровских воротах».

Прошла неделя. Саша начал мне о нем напоминать: «Олег тобой все интересуется. Спрашивает, как твои дела, сколько тебе лет». — «Ну и что, сказал, сколько мне лет?» — «Сказал... Он смеется: «Молоденькая слишком!» Что-то он много вопросов о тебе задает», — так осторожно Саша стал «разминать почву».

В один прекрасный день собираюсь на свидание к своему ухажеру, вдруг звонит Саша: «Тебя сегодня Олег приглашает на спектакль». Я стою с полотенцем на голове, в банном халате и не знаю, как быть. «Спасибо, — говорю, — но я сегодня никак не могу... Может, в следующий раз?» «Олег так просил. Очень хочет тебя видеть», — не успел он договорить фразу, как я выпалила: «Хорошо! Когда и во сколько?» И только повесив трубку, поняла: «Господи, что же я наделала?! Меня ждет, можно сказать, без пяти минут жених, а я бегу непонятно к кому и зачем!» Приезжаю в театр. Нашла свое место в седьмом ряду. Помню, еще обиделась — а почему не первый? Не знала тогда, что семерка — счастливая цифра Олега. Сижу, маюсь. Я была еще та «театралка»! Спектакль «Кухня» очень тяжелый, я ничего не понимаю. Чтобы как-то себя занять, пытаюсь узнать на сцене Олега: ага, вот он! Нет, что-то тембр голоса не похож. А может, этот? Я же его всего один раз в жизни видела. Наконец появился Олег... Это я по аплодисментам поняла.

После спектакля захожу в его гримерку. Вместо расспросов о спектакле, которых я ждала, слышу: «Привет! Ну как ты?» И от него повеяло таким теплом, словно мы сто лет знакомы... Потом мы поехали ужинать. Компания в кафе «Пушкинъ» подобралась небольшая: Олег, Саша, позже подъехал друг Олега, актер Никита Татаренков с девушкой. Сидели допоздна, потом гуляли по Тверской, уже ночью забрели в сад «Эрмитаж». (Кстати, я тогда и не думала, что спустя пять лет буду работать в театре «Эрмитаж».) Помню, Олег вдруг заспорил с Сашей, что с этого дня бросит курить. Стоим у гостиницы «Минск». Пять утра, Саша и Олег азартно трясут друг другу руки, а я их разбиваю. Олег торжественно клянется: «С этой минуты ни одной сигареты! Если нарушу клятву, дарю Люде машину». Курить он действительно бросил, правда, на время. А вот машину так и не подарил!

На рассвете ребята поймали для меня такси. «Когда доедешь, позвони мне», — попросил Саша. «А почему это тебе? — удивился Олег. — Она позвонит мне!» И дал все свои телефоны. Вернувшись домой, я тут же позвонила. «Завтра увидимся» — сказал Олег, прощаясь. Засыпая, я подумала: «Это он шутит, наверное». Но на следующий день он действительно появился. Причем приехал за мной без водителя. А надо сказать, что водить Олег не любил и за руль садился только в исключительных случаях. О-о, для него это был настоящий подвиг! Весь вечер он, страшно гордясь собой, рассказывал, как по дороге ко мне заблудился, как спрашивал у оторопевших прохожих, куда ехать, как люди поражались, узнав в горе-водителе самого Меньшикова.

— С этого дня Олег начал за вами ухаживать?

— Скорее постепенно приручать к себе. Олег не стал брать меня штурмом, а дал привыкнуть, привязаться. Потом он улетел по каким-то делам, и мы каждый день перезванивались. Да и Саша со своей стороны продолжал подогревать мой интерес, все твердил: «Ты Олегу очень нравишься».

Прошел месяц. И я неожиданно поймала себя на мысли, что очень жду его звонков, что мне его не хватает, что я о нем постоянно думаю... В день, когда Олег прилетал, мы с Сашей поехали его встречать в аэропорт, а оттуда отправились к Олегу на Фрунзенскую. Сидели втроем на маленькой кухне и отмечали приезд. Квартира у Олега была небольшая, красиво обставленная. Дорогая мебель «Версаче», много цветов в горшках, у стены — пианино. Не подумайте, что он с порога кинулся к инструменту и заиграл, чтобы покорить девушку. Нет, мы просто слушали музыку, дурачились, фотографировались, мальчики пили виски.

Я в первый раз попала в его дом и с этого дня там осталась. Не покидало ощущение, что Саша у нас в гостях. Наверное, и он это понял, потому что вскоре незаметно исчез. Мы впервые остались наедине, даже ни разу не поцеловавшись. «Ну что, пойдем спать?» — сказал Олег. Эта фраза прозвучала так естественно, будто я ее слышала от него каждый день… Едва мы проснулись, он говорит: «Все! Чемоданы — и ко мне!» Я оторопела: «Так быстро! А как же родители?» Олег тут же достал два кольца: «Одно тебе, другое мне. Теперь навсегда вместе!» Поначалу мы даже не знали, на какую руку их надеть. Помню, с кем-то советовались: до свадьбы на правой или левой руке носят кольца? Эти обручальные колечки достались Олегу в наследство и были дороги ему как память.

— А вам не хотелось официальных отношений?

— Я была молоденькой девочкой и, конечно, мечтала о семье, о детях... Но мне казалось, все это должно произойти после свадьбы. Красивое платье, фата, романтическое путешествие на остров... Олег же был сторонник тихого похода в загс. Для меня все случилось слишком быстро: и близость, и помолвка, и предложение жить вместе… За одну ночь мы решили все: и что любим друг друга, и что детей заведем. Договорились даже до того, что наши будущие дети будут учиться в Лондоне, жить в Италии и приезжать к нам, стареньким, в гости… Дома я обо всем честно рассказала маме. Она даже не успела в себя прийти, как зазвонил телефон. «Здравствуйте, это Олег, — представился он маме. — Можно Люду?» Она только открыла рот, чтобы выразить возмущение по поводу моей ночевки, как он ее тут же обезоружил: «Я люблю вашу дочь!» Конечно, родителей смущала разница в возрасте, Олег ведь был ровесником моей мамы: «Встречайтесь, кто вам запрещает. Зачем же сразу жить вместе?» Собственно, я думала так же и жить до свадьбы гражданским браком была еще не готова...

— А вы его познакомили с родителями?

— Нет, они общались только по телефону. Кстати, у Олега были попытки с ними познакомиться, но я почему-то этого избегала. Он часто меня подвозил к дому и хотя не говорил прямо: «Можно, я зайду?», я чувствовала: он этого очень хочет, но я почему-то так и не решилась его пригласить. Какие-то сомнения все-таки были… А потом стало некогда: то поездки за границу, то он слишком занят, то я... А вот с его родителями мы часто общались. Ездили к ним в Ильинское (Олег, как и я, родом из Подмосковья). Обычный деревянный дом, сад, дворовая собачка. Его папа, Евгений Яковлевич, замечательный, я с ним сразу же подружилась. А вот с мамой, Еленой Иннокентьевной, отношения были вежливые, но натянутые. Она ко мне слегка ревновала Олега, а может, я ей показалась слишком молоденькой. Как-то на выходные приехал на дачу Саша с женой и ребенком. Помню, я взяла малыша на руки и подумала: «Когда-нибудь и у нас будет такое же чудо…» И случайно поймала взгляд Олега: в нем было столько нежности...

О том, что хочет детей, Олег сказал мне сразу. Мечтал в дальнейшем, когда они появятся, купить большой дом. Мы даже играли в имена будущих детей. Помню, идем мимо кустов цветущего жасмина, Олег говорит: «О! Если родится девочка, можно назвать Жасмин!» Он с энтузиазмом строил планы: семья, дом, дети…

— Может, это были только разговоры?

— Мне кажется, он со мной вновь почувствовал себя влюбленным мальчишкой. Поэтому с удовольствием строил планы на будущее, это ведь свойственно юности. Я очень скоро забыла о разнице в возрасте. До встречи со мной у него был тяжелый период. Олег не снимался, играл только в театре. Вот и ухватился за меня, как за спасательный круг.

— Ну а как быть с прошлым? У вас — жених, у Меньшикова, наверное, тоже была до вас своя жизнь…

— Мой ухажер вскоре обо всем догадался и испарился, а что там было у Олега, я не спрашивала... Да и он не задавал вопросов. Он предоставил мне самой выбирать: вдруг потом пожалею? Он говорил так: «У нас с тобой два рюкзака за спиной — у меня побольше, у тебя еще маленький…» С первого дня мы не снимали кольца, иногда Олег надевал свое на большой палец, чтобы не потерять. Великовато оказалось. Я считала Олега своим мужем, у меня в телефоне он был так и записан — «Муж». Как будто бы мы все решили на много лет вперед. И в то же время меня не покидало ощущение, что все это происходит не со мной, что это какой-то мираж, параллельный мир.

Кстати, он сразу отдалил меня от друзей. Близкая подруга узнала о том, что я встречаюсь с Меньшиковым, только на моем дне рождения, то есть месяца через два после нашего знакомства. Увидев Олега, она буквально остолбенела: «Ты почему мне ничего не сказала?» Он приехал в ресторан первым, преподнес букет цветов и маленькое сердечко с бриллиантами от «Тиффани». Очень нежное и изысканное. Я до сих пор его не снимаю. Мы продолжали скрывать свои отношения от чужих глаз. У Олега было предчувствие, что огласка может все разрушить. Например, он не хотел идти на Московский кинофестиваль, на этом настояла я...

К выходу в свет мы поехали покупать мне наряд. Его выбор — черно-белое, очень сексуальное платье — меня удивил. Он не любил, когда я привлекала к себе внимание, и мои юбочки и каблучки забраковал сразу, как только мы стали встречаться. Советовал, чтобы я одевалась попроще, в основном в спортивном стиле. Любил, когда у нас в одежде было что-то одинаковое. Иногда я надевала его вещи, у меня до сих пор хранится его свитер.

Московский кинофестиваль был нашим первым. Раньше обо мне знали только люди из его близкого окружения. Олег сразу же предупредил: «Людочка, имей в виду, о нас начнут писать всякие гадости. Ты, пожалуйста, не обращай внимания. Мы вместе справимся!» Наше появление на лестнице «Пушкинского» произвело фурор — нас тут же окружили корреспонденты. Потом по традиции на набережной в Нескучном саду был банкет. Кстати, Олег не любил Vip-зону, где Никита Михалков принимает только избранных. Мы веселились с его друзьями — Маратом Башаровым, Юрием Башметом... Олег был в приподнятом настроении, всем меня представлял как свою невесту. Подвел к Никите Михалкову. Тот оценивающе оглядел меня с головы до ног и в знак одобрения что-то промурлыкал Олегу на ухо. После банкета мы перешли по нашему любимому мосту на другой берег и очутились дома. Помню, на мосту Олег взял меня за руку и сказал: «Смотри, какая луна. так будет всегда: ты, я и эта луна!» Все было замечательно. Это теперь я думаю: «Зачем тогда пошла на этот фестиваль? Скрывали бы свои отношения и дальше. Может, все сложилось бы по-другому…»

— Почему?

— Я же не знала, как журналисты относятся к Олегу, что в их интерпретации я буду «девушкой сопровождения». Олег не зря предупреждал: на следующий день газеты вышли с нашими снимками и комментариями. Олег сразу посоветовал: «Не читай!», но я не удержалась, да еще и подружки телефон обрывали, зачитывали «места». Где-то писали: «Говорили, что «голубой», а у него есть девушка», в другой газете утверждали: «Эта незнакомка — просто прикрытие его дружбы с Татаренковым! ». Для меня это было шоком. Такой моей реакции Олег и боялся…

— А ты не хотела выяснить правду?

— Я долго не решалась. Даже когда мне намекали, резко обрывала разговор. Как я могу самого близкого человека в чем-то подозревать?! Только через год спросила: «Это правда? То, что о тебе говорят?». Он ответил: «Нет, неправда». И я ему поверила, в конце концов, со мной он был мужчиной! После фестиваля мне стали обрывать домашний телефон: «Дайте интервью! Скажите, кто вы?» Ажиотаж вокруг моей персоны поднялся страшный. Приезжали к нам в Железнодорожный, сидели в засаде, журналисты приставали с вопросами к маме. Одна газета, опубликовав мое фото, обратилась к читателям: «Напишите в редакцию, если знаете, кто она». Позвонил какой-то «доброжелатель» и выдал меня с потрохами.

А наша с Олегом жизнь тем временем продолжалась. Помню, как мы поехали в Питер. Олега так любят в этом городе, так тепло встречают! Для нас закрывали дворцы-музеи, и мы гуляли по ним совершенно одни. Там Олег без конца меня фотографировал. Кстати, сам он фотографироваться не любит — считает, что очень плохо получается. Зато постоянно снимал меня. Помню, он щелкнул меня у атлантов Зимнего дворца. Кто-то нам рассказал, что если потереть палец атланта и загадать желание, оно непременно сбудется. Вот я и загадала: «Пусть у нас с Олегом будет ребенок…» В этот момент он меня и сфотографировал…

На банкетах к Олегу постоянно клеились девушки: то автограф попросят, то потанцевать пригласят, то тянут погулять, несмотря на мое присутствие. Порой мне приходилось оттеснять слишком настырную поклонницу плечом. Когда Олег выпьет, его несет. Однажды со словами: «Нам пора» я утащила его с прощального банкета. Утром просыпается в поезде и испуганно спрашивает: «Как я себя вел?» «Отвратительно, — говорю. — Ты громко смеялся и махал руками!» Олег жутко расстроился.

— Олег ходил в цирк на ваши представления?

— Нет, он очень за меня переживал и, думаю, не хотел, чтобы я занималась воздушной гимнастикой. Это же риск, опасность. Знаете, отношения с Олегом на меня так внезапно и мощно обрушились, что я на какое-то время даже забросила профессию. Забыла и о работе, и о подружках, и о родителях. Олег заполнил собой все. Я жила его жизнью, приезжала в офис «Театрального товарищества 814», часто ждала Олега после репетиций. Помню, даже присутствовала на каких-то читках… Олег представлял меня всем исключительно так: «Это моя будущая жена».

— Кстати, как тебя восприняло окружение Олега? Ведь в его «Товарищество» входят друзья-единомышленники, которые с ним не один год.

— Не скажу, что все были довольны моим появлением. Некий момент напряжения ощущался. «Какая-то выскочка появилась рядом с нашим Олегом!» — порой читалось в глазах его свиты. Он стал много времени проводить со мной, мы раньше уезжали с вечеринок, что вызывало всеобщее недовольство. Может, Олег выпил бы еще и остался, а она его увозит! Его помощница, второй режиссер, которая в душе меня почему-то страшно боялась, в глаза льстила. По этой лести я и поняла, как она меня ненавидит. Именно она, говорят, и нашла потом в ГИТИСе Олегу молоденькую жену… Не знаю, что ему говорило про меня окружение, но Олег часто повторял: «Они не хотят, чтобы ты была со мной».

— А что, у Олега были проблемы с алкоголем?

— Он с самого начала предупредил, что эта проблема в его жизни существует и что он может на два-три дня исчезнуть. При его работе ему обязательно нужна была разрядка, и я это понимала. Когда Олег выпивал, он становился «своим парнем» — жизнерадостным и до неприличия веселым, но каждый раз наутро после шумной вечеринки чувствовал себя виноватым.

— А вы не составляли ему компанию?

— Нет. Я не пила и не курила, и это Олегу безумно нравилось. Еще ему нравилось, что я такая, какая есть: не хожу по квартире с бокалом шампанского, томно пуская сигаретный дым в потолок. Он терпеть не мог дешевого пафоса. Могу запросто помыть посуду и пожарить яичницу. В первый раз это его вообще в священный трепет повергло. Помню, сидим с Никитой Татаренковым у Олега на Фрунзенской. Страшно есть хочется, а идти куда-то лень. «Могу вам яичницу приготовить!» — предлагаю. Когда поставила перед Олегом тарелку с яичницей, он как-то даже оробел: «Нет-нет, я не буду». Никита уминает яичницу за обе щеки, а он вилку испуганно вертит. Потом наконец попробовал, еще и добавки попросил.

— Кстати, в прессе очень активно писали о тесной дружбе Никиты Татаренкова и Меньшикова…

— Никита играл в его спектаклях, потом они вместе снялись в «Золотом теленке». Никита часто приходил к нам в гости со своей подружкой, но чаще один, ездил с нами повсюду, мы вместе обедали. Порой что-то ревнивое проскальзывало в наших с Никитой отношениях, но уже в конце... Никита Татаренков был и есть...

— Как вы думаете, в ваших отношениях было больше правды или игры?

— Это была любовь-сказка, которую мы сами сочиняли. После первой же ночи сразу и бесповоротно решили: мы — муж и жена! У нас была привычка гулять вместе по Фрунзенской набережной. Мы шли «выгуливать» друг друга, как выгуливают собачек. «Ну что, собачка, пойдем погуляем?» — говорил мне Олег. Нашим тайным местом был Нескучный сад, где мы любили фантазировать. В саду стоит заброшенный маленький особнячок. Мы часто бродили вокруг него. «Это будет наш дом. Во-о-н, видишь, окно на втором этаже? Это будет моя спальня». «А где моя?» — обижаюсь. — «А твоя напротив…» — «А почему моя так далеко?» — «Чтобы скучать друг по другу». И через паузу: «Самое большое окно видишь? Это будет общая спальня…» Мы выдумывали нашу будущую жизнь, населяли ее друзьями, вещами, домами, какими-то предметами… Порой мне, может быть, не хватало реальности. Уж очень зыбким был фундамент у нашего общего дома. Олег был не только придумщиком наших отношений, но и отличным исполнителем. А из меня актриса никудышная — молодая наивная девочка. А пьеса-то сложная, не для двух исполнителей, в ней их оказалось трое…

— А кто этот третий?

— Мне не хочется об этом говорить... Недоброжелатели мне намекали, потом стали предостерегать — я только отмахивалась. А когда Олег изменился, я стала задумываться... Началось все с поездки на Лазурный Берег к известному бизнесмену, другу Олега. У него была огромная вилла на берегу моря. Этот человек очень заинтересовался моей особой, когда узнал, что Олег собирается на мне жениться. Осенью мы дружной компанией — Ваня Демидов с дочкой, я с Олегом и Никита Татаренков — поехали во Францию. Отдохнуть и, как я понимаю, заодно и меня представить.

Помню, перед поездкой я его спросила: «А надолго мы уезжаем?» «На месяцок», — ответил Олег. Я разочарованно вздохнула: «Ой, так надолго!» А он обиделся...

Вилла меня потрясла. Настоящий замок с огромным парком и бассейном. Все поначалу было замечательно. А потом как-то неожиданно Олег изменился. «Может, он увлекся работой?» — думала я. Олег как раз начал работать над новой пьесой «Игроки», которую собирался ставить в Москве. Вставал рано, куда-то пропадал, я завтракала в одиночестве, потом шла на пляж. Его желание побыть одному и мое нежелание быть одной схлестнулись… Все стало распадаться. Олег, который обычно был как фейерверк, вдруг становился пугающе угрюм и молчалив. После взрыва веселья вдруг какие-то терзания, мучения непонятные, словно передо мной два Олега. Помню, гуляем по набережной и долго молчим. Словно все слова уже сказаны, жизнь прожита. Порой это тягостное молчание страшно угнетало. «Почему он молчит? — гадала я. Часто ему говорила: «Я тебя не узнаю». Таким я его не знала, таким он меня пугал...

Однажды мы компанией отправились на морскую прогулку на огромной яхте нашего гостеприимного хозяина. Пришвартовались в Портофино. Долго гуляли по старинным узким улочкам. Мне даже показалось, что между нами снова появилась прежняя теплота. В тот вечер Олег предупредил, что будет ночевать на палубе. Я уже собиралась ложиться, как в каюте совершенно неожиданно появился Ваня Демидов и с порога ошеломил: «Я думаю о тебе постоянно, ты мне снишься!» Потом попытался обнять. «Вань, ты что? — возмутилась я. — Я люблю Олега!» — «Ну и где же твой Олег?» — «Спит на палубе». — «Спит... Ну, так и думай…» В этот момент кто-то постучал в дверь каюты. Я безумно испугалась. Первая мысль: «Олег. Он может все не так понять!» Слава богу, это была горничная. «Немедленно уходи!» — велела я Ване и вытолкала его из каюты.

После этого странного разговора я начала сопоставлять какие-то моменты, вспоминать разные мелочи: может, Олег действительно меня обманывает? «А вдруг он играет со мной? Все было так красиво, романтично, а потом все внезапно закончилось...» — думала я. А тут еще я наконец посмотрела «Покровские ворота» и заметила, как он бывает порой похож на высокопарного Костика...

— А поговорить с ним не пытались?

— До месяца, который мы должны были провести на Лазурном Берегу, я не дотянула неделю. Очень хорошо запомнила день, когда закончилась наша сказка. У меня так все наболело, что однажды вечером я не выдержала: «Больше не могу здесь находиться. Я улетаю». Мы лежали рядом, и он в темноте говорил мне резкости. Что я слишком мала, чтобы понять его, что вокруг меня много воздыхателей, что я его здесь бросаю... Олег не кричал, просто говорил, но это было очень больно. Больше я не могла этого выдержать. Выскочила в парк и, рыдая, побежала по аллее к морю. Обслуга с недоумением смотрела мне вслед... На следующее утро мы молча позавтракали и поехали в аэропорт.

Олег как ни в чем не бывало всю дорогу держал меня за руку. Не понимаю, почему я тогда не сказала: «Давай сдадим билет, и я никуда не полечу». А ведь так хотелось! Помню, как оглянулась, когда стояла у стойки регистрации, как он махнул рукой. Как только Олег исчез, внутри словно что-то больно щелкнуло. В эту секунду я готова была все бросить и бежать за ним. Именно тогда, в самолете, я почувствовала, что люблю его. Раньше я об этом как-то не задумывалась... Так мы и разошлись в разные стороны. «Ей — налево, мне — направо, ну и до свидания», — позже спел Олег в новогодней передаче. Мне кажется, это про нас с ним…

— Не жалеете, что стали «сбежавшей невестой»?

— Теперь я могу сказать: «Я счастлива, что поступила так. Приобрела я намного больше, чем потеряла».

Когда Олег прилетел в Москву, я пришла в «Товарищество» отдать ему кольцо. Подготовила заранее речь, а как его увидела, все забыла. Он репетировал «Игроков», такой загорелый, красивый, в белой рубашке. У меня аж сердце запрыгало. «Может, пойдем в скверик погуляем?» — предложил он. — «Пойдем». Я лепетала заученную речь, а потом, все скомкав, сказала: «Зачем мне твое кольцо, если мы расстались?» Он вдруг улыбнулся и сказал, раскинув руки: «И что? После всего, что было, так возьмем и расстанемся?» Я замотала головой: «Нет!» и бросилась на шею. Кольцо, правда, все равно отдала: «Мы уже были с кольцами, давай попробуем без них...

Олег с головой погрузился в работу, а я начала готовиться к поступлению во ВГИК, ничего об этом ему не сказав. Это из-за Олега я решила стать актрисой. Мне казалось, вот стану актрисой и наконец пойму, что он за человек!»

Приближалось 5 июля, мой день рождения. И на этот же день приходился последний тур. Олег, как всегда, поздравил меня первым — позвонил за полночь: «Ну, как будем отмечать?» Договорились праздновать скромно, вдвоем. А у меня утром поступление. Стою в очереди абитуриентов, вдруг звонок Олега: «Людочка, через час жду тебя на пристани. Теплоход отплывает». Я растолкала всех абитуриентов и бросилась сдавать первой. Бац — Офелия! Читаю скороговоркой, лишь бы побыстрее. Поступлю, не поступлю — не важно! И лечу на Речной вокзал. Олег для меня арендовал большой теплоход. Вот это был сюрприз! В кают-компании накрыт стол, все собрались — Саша c подругой, Никита Татаренков и мы с Олегом. Тут я всем и объявляю: «А я с экзамена во ВГИКе». Саша просит Олега: «Позвони, пускай возьмут девочку. Она уже все сдала». Вечером мы позвонили с теплохода и узнали, что я поступила. И отмечали уже два праздника — мой день рождения и поступление.

— У вас опять отношения наладились?

— Мы опять стали видеться, но гораздо реже. Это были уже другие отношения. Обычные. Банальные. Мы много раз расходились, потом мирились. Просыпаемся вместе, он улыбается. «Что ты такой радостный?» — «Все-таки хорошо, что ты рядом!» Потом — опять в разные стороны. Со временем мы превратились в близких друзей. Олег часто говорил: «Секс — не главное в жизни». Ему нравилась роль эдакого маститого Актер Актерыча рядом с начинающей артисткой. Любил расспрашивать о занятиях: «Ну, как успехи в учебе?» Сейчас я понимаю, что молола полную чушь, а он важно кивал в ответ: «Ну да, ну да!..» Теперь мы боялись говорить о будущем, будто все это куда-то исчезло. Перестали говорить на темы, лично нас касающиеся. Только два наших обручальных колечка долго лежали рядом на комоде в его комнате…

Самый высокий градус отношений мы прожили чуть ли не в первый же день, а дальше что? Помню, как-то не виделись целый месяц. Я очень ждала его звонка, но самой позвонить мешала гордость. Ждешь и мучаешься, а звонка все нет — неделю, вторую, третью… Вдруг ночью звонок: Олег приглашает меня на мюзикл «Чикаго». Ура! Мы снова увидимся. Потом опять надолго пропадает. Прошел год... Однажды позвонил и пригласил на «похороны» спектакля «Кухни». «Надень, пожалуйста, то белое платье, помнишь?» — попросил он.

Помню, отмечали вдвоем его день рождения. Это было в последний год наших отношений. Именно тогда я поняла, насколько он одинок. Олег сел за пианино и спел «Синенький скромный платочек». Грустные слова: «Ты говорила, что не забудешь ласковых радостных встреч...» А я почему-то подарила ему галстук желтого цвета. Не знаю почему, ведь желтый — цвет разлуки... Мы созванивались все реже и реже. Как-то позвонила, и вдруг Олег мне сообщает: «Люда, я женюсь!» «Ну, поздравляю! Рада за тебя», — сказала я, а сердце екнуло. Я долго не могла ни с кем встречаться, настолько ярким и интересным человеком был Олег. От грустных мыслей отвлекала работа. Меня начали много снимать: это и «Татьянин день, и «Врачебные тайны» и «А зори здесь тихие». Так благодаря Олегу я стала актрисой...

Я долго думала о нашей истории и только сейчас могу сказать, что наконец его поняла. Мне кажется, он был со мной честен. Просто не захотел ломать мне жизнь. Ведь жить, постоянно чувствуя присутствие третьего лица, невозможно. Слишком тяжелым оказался его «рюкзак прошлого»…

ИСТОЧНИК - "КАРАВАН ИСТОРИЙ", сайт "Семь дней", Зайчик Ирина


В избранное