Все выпуски  

Мифополитология или о тех, кто правит миром. Сила вещей


Информационный Канал Subscribe.Ru

Сила вещей.

 

 

Древняя литература обычно пренебрегает описанием психологии своих персонажей, их чувств и мыслей. При этом изложены действия героя и слова, произнесенные им публично (которые фактически также являются действием). Надо сказать, что подобная манера часто лучше проявляет характер, чем многочисленные «психологические» произведения, показывающие «невероятно сложный внутренний мир» персонажей. Положа руку на сердце, признаем, что эта литература – в определенной степени плод гордыни, и внутренний мир человека несколько проще, и большинство поступков, да и мыслей носят вполне банальный характер (хотя иногда что-то и проблескивает).

«История дома Тайра» чрезвычайно талантливо живописует переход феодального клана от расцвета к упадку, и, далее – к гибели. Рассказ начинается с описания могущества аристократической семьи Тайра, глава которой – Киёмори стал военным диктатором Японии. Правление феодальных домов было характерно для этой страны. В Китае оно имело место лишь в смутные времена, а при стабилизации быстро сменялось бюрократической империей. В Японии же император традиционно воспринимался как священный символ государственности, а реальная власть находилась в руках феодальных семейств (которым, однако, никогда бы не пришло в голову сменить вечную императорскую династию – самую древнюю на планете).

Правда, первые века существования подобной системы (эпоха Хэйан), страной правил миролюбивый дом Фудзивари, сконцентрировавший в своих руках все ключевые государственные и придворные должности и каждого нового императора женившего на представительнице своего рода. Точно такая же практика применялась в определенные времена в Китае. Но там представители подобных кланов стремились основать новую династию (могущество которой рушилось обычно уже во втором поколении).

Фудзивари же относительно спокойно правили несколько веков, ставших временем замечательного расцвета литературы. Причем, большая часть книг того времени написана придворными дамами (женщинам рекомендую по этому поводу прочитать «Дневники придворных дам древней Японии» - так озаглавили изданный недавно сборник, включающий три прелестные автобиографические повести японских фрейлин).

Однако на окраинах страны обитали грубые вояки, которые постепенно втягивались в придворные смуты.

Двенадцатый век был в этом отношении переломным. Начав с роли наемников при враждующих ветвях дома Фудзивари, князья и их самураи превращались в подлинных хозяев страны. В эту эпоху власть друг у друга оспаривали две могущественные феодальные семьи – Минамото и Тайра. Владения Минамото располагались на востоке страны, и она (имея предком отпрыска императорской фамилии) чрезвычайно укрепилась, захватив обширные земли местных аборигенов – айнов.

Тайра же вышли с юго-запада Японии, и прославились своей борьбой с пиратством.

Минамото, опиравшиеся на значительные людские и земельные ресурсы, пожалуй, были сильнее. Но они были весьма недружны между собой, в то время как Тайра всегда держались сплоченно. Большую роль здесь сыграли две личности – Тайра Киёмори и Минамото Ёритомо.

Тайра Киёмори сумел победить неудачливого отца ЁритомоЁситомо и стать военным диктатором с прозвищем «правитель-инок». Дело в том, что он принял буддистский монашеский сан.

Это, впрочем, не мешало ему ни воевать, ни держать наложниц. «Повесть о доме Тайра» описывает потрясающую историю о том, как ко двору правителя прибыла певица и танцовщица Хотокэ, надеющаяся показать свое искусство. Однако Киёмори велел ее прогнать. Любимая наложница правителя, госпожа Гио, заступилась за бедную певицу (помня свою  бедственную юность). В результате же  певица столь понравилась Киёмори, что он сделал ее своей любимой наложницей, а Гио прогнал (она была уже не так молода – двадцать лет, против семнадцати Хотокэ).

Тогда Гио приняла постриг (несмотря на то, что многие стали добиваться ее благосклонности) и, вместе с матерью и младшей сестрой удалилась в хижину. Вскоре к ним присоединилась и раскаявшаяся Хотокэ (!). Так, вчетвером, они и скончали свои дни в молитвах. Сколь недосягаемо по своей добродетели эти женщины выглядят для сегодняшнего дня.

Сам правитель-инок производит впечатление человека вспыльчивого, чванливого и крутого на расправу. Но он не был ни мелочным, ни мстительным, хотя его характер постепенно портился под влиянием мучительной болезни (возможно, то был рак). Он не так мало сделал для блага государства. Однако был лишен необходимого такта, в том числе и по отношению к императорской семье, которая, хотя и почти не имела реальной власти, высоко почиталась в стране.

При этом существовало как бы два императора. Дело в том, что, желая освободиться от сковывающего церемониала, японские монархи частенько принимали постриг, коронуя своего малолетнего сына, внука или племянники. Поэтому кроме императора (государя), правителя-инока Киёмори в это время был еще и государь-инок Го-Сиракава – прожженный интриган (вообще, императорский двор выглядит не очень достойно – слабые, но чванливые и коварные вельможи, боящиеся военных правителей, но плетущие интриги и, как правило, выходящие сухими из воды).

Тем не менее, такое разделение имело важные последствия. В Европе духовная власть противостояла светской, а в Японии – придворная императорская (император, к тому же был верховным жрецом традиционной религии синто) оппонировала военным диктаторам

В своей статье «Японский оксюморон» палеонтолог и фантаст Кирилл Еськов довольно справедливо говорит о возникновении специфического японского уклада, со значительной ролью личности (что отличает страну Восходящего солнца от ближайших соседей), как о результате воздействия этого самого разделения властей.

Да еще были тут монастыри полные до зубов вооруженных монахов и постоянно конфликтующие с императором, военными властями и между собой.

В общем, все более раздражительный Киёмори потерял всякий необходимый такт, поссорился с большинством монахов (когда его карательная экспедиция уничтожила славнейший в Японии монастырь), потерял доверие феодалов и простого люда. У него начались ужасные галлюцинации, и вскоре он умер, а преемники далеко уступали правителю в талантах и энергии.

Один из принцев поднял мятеж и погиб, но на защиту императорского дома выступили Минамото.

Вначале среди них имелось несколько претендентов на верховную власть, но законные права была у Минамото Ёритомо – сына казненного главы рода Ёситомо. Некогда Киёмори пощадил юного Ёритомо, поддавшись уговорам женщин из своей семьи. Много лет Ёритомо ждал своего часа.

Другим реальным кандидатом был Минамото Ёсинака, дикий горец, чья пятидесятитысячная армия разгромила войска Тайра и заняла столицу. Но он был полнейший варвар, императорская семья воззвала к Ёритомо, и тот командировал своего младшего брата Ёсицуне, которому суждено было стать прославленным героем и полководцем.

Вообще, теория военного искусства пришла в Японию из Китая. Но, в условиях пересеченной местности, правильное развертывание колонн было не слишком целесообразным. Поэтому, огромное значение приобрели штурмовые отряды, разведка, диверсионные группы и пр. То есть древние японцы предварили войны постмодернистского века.

Ёсицуне разбил свирепых горцев Ёсинаки, и в двух сражениях добил укрывшихся на западных островах Тайра. При этом в морской битве он отбил малолетнего императора и две священные императорские регалии (Печать и Зеркало), якобы пожалованные некогда первому императору Японии его божественной бабкой солнечной богиней Аматэрасу.

Третья регалия – меч, некогда добытый богом бури Сусаноо из среднего хвоста убитого им восьмиголового и восьмихвостого змея (этот меч Сусаноо подарил своей сестре Аматэрасу) к сожалению, утонул.

Но Ёритомо Минамото позавидовал славе брата, и подослал убийцу. Ёсицуне сумел спастись, и уговорил государя-инока (старого Го-Сиракаву) разрешить ему начать карательный поход против вероломного старшего брата.

Однако Ёритомо Минамото прочно держал все нити власти. Мало кто откликнулся на призыв героя. Ёсицуне бежал на запад, некоторое время укрывался там, но был найден и погиб. Голову героя доставили старшему брату в шкатулке, наполненной сакэ. Однако его подвиги и трагическая судьба были воспеты в «Сказании о Ёсицуне» (перевод на русский А. Стругацкого).

Затем, Ёритомо отдал приказ уничтожить всех представителей дома Тайра, включая младенцев. Это привело к волне доносительства – на многих незаконных детей, которых всегда бывает немало в стране воинов и аристократов, указывали как на отпрысков свергнутой фамилии. Громадный и славный род был полностью искоренен (крайне редкий случай, но на островах спрятаться негде).

 Минамото Ёритомо стал военным диктатором и в стране на несколько десятилетий воцарились мир и покой. Но блестящий период Хэйан завершился. Япония вступила в период безраздельного господства самураев, который продолжался до революции Мэйдзи (середина 19 века) и модернизации страны.

 

 

Тему дополнительно раскрывает другой средневековый японский роман «Сказание о Ёсицунэ» (отлично переведенный Аркадием Стругацким).

В «Сказании» речь идет о самом Ёсицунэ. Это был человек трагической судьбы. Некогда, семья Минамото схватилась с Тайра в борьбе за власть и проиграла. Сыновья и родственники главы побежденного клана Ёситомо еле сохранили свои жизни, и влачили существование под пристальным полицейским надзором Тайра. Сам Ёсицунэ рос в буддийском монастыре.

Однако всегда найдутся люди, недовольные любым режимом. К Ёсицунэ пришел некий самурай и внушил ему мысли о мести. Через некоторое время, наш герой покинул обитель, и отправился искать помощи против Тайра.

Тем временем зашевелились и другие недобитые Минамото. Среди них – Минамото Ёритомо – старший брат Ёсицунэ.

Ёсицунэ пришел к старшему брату (которого он раньше никогда не видел) и объявил, что готов воевать с Тайра до полной победы. Ёритомо доверил ему командование армией.

Но воевать пришлось сперва не с Тайра, а с двоюродным братцем – свирепым варваром Ёсинакой.

Ёсинака уже успел нанести поражение войскам Тайра, и захватить столицу Японии. Он готовился к борьбе с Ёритомо и Ёсицунэ за лидерство, но решил все же добить Тайра и… потерпел поражение.

Ёсицунэ нанес Ёсинаке стремительный удар, и полностью разгромил превосходящие силы двоюродного брата. После этого он обрушился на Тайра.

Те, к тому времени укрепились на японском западе и готовили реванш. Но японский герой разбил их, причем не только на суше, но и на море (хотя он никогда не видел ранее морских кораблей, а Тайра являлись призванными флотоводцами, прославившимися борьбой с пиратами). В последнем сражении Куро Ёсицунэ захватил Священную Печать, некогда переданную японскому императору его бабушкой, богиней солнца Аматэрасу (другая реликвия, вывезенная Тайра – меч, к сожалению, утонул).

Однако в походе Куро поссорился с другим военачальником (Кадзивари) и тот стал его смертельным врагом. Вернувшись к Ёритомо (ставшему сёгуном – военным диктатором Японии), этот человек стал без конца наговаривать ему на Ёсицунэ.

Кроме того, герой стал жертвой придворных интриг. Старый император-инок Го-Сиракава (в Японии была сущая путаница с императорами, которые часто отрекались в пользу сыновей и уходили в монастырь, но продолжали исполнять свои функции; следует помнить при этом, что эти функции были чисто ритуальными, а реальная власть сосредотачивалась в руках правящей феодальной семьи) постарался клин между Ёритомо и Ёсицунэ.

Все это, в совокупности, привело к опале, и объявлению Ёсицунэ вне закона. Далее он скитался по Японии с группой верных друзей (среди них монах-воин Бэнкэй), травимый как зверь, и, в конце концов, был убит сыновьями феодала, у которого нашел приют. Те, впрочем, тоже ничего не выиграли от предательства – Минамото Ёритомо пошел на них войной и казнил.

Итак, в «Повести о доме Тайра» подробно описаны победы Ёсицунэ. А В «Сказании о Ёсицунэ» о них говорится мельком (их изложение дается устами завистника и клеветника, но излагал он верно). Подразумевалось, что о подвигах героя и так знает каждый японец.

«Сказание» сосредоточено на трагедии Ёсицунэ. И вот что странно. Его поведение в пору преследований мало напоминает действия в юности и в период военных триумфов. Нет, Куро не то чтобы пал духом, а, скорее, превратился в какого-то страдательного героя, стоика. Непонятно, как такой безинициативный человек мог совершить свои суворовские военные подвиги.

Или другой пример. На заре своей карьеры, странствующий Ёсицунэ схлестнулся с монахом-разбойником Бэнкэем. Сей неистовый Бэнкэй, (он даже лично разгромил монастырь, где его обидели) промышлял тем, что нападал ночью на самураев и отбирал их дорогостоящие мечи (хороший бизнес!). Но, при попытке проделать эту штуку с Ёсицунэ, был побежден и стал верным спутником героя (вроде Толстого Тука при Робин Гуде). Приняв, впоследствии, смерть рядом с ним.

Однако, при изгнании, Куро взял с собой любимую наложницу (знаменитую исполнительницу священных танцев). Но Бэнкэй потребовал, чтобы беременная женщина покинула беглецов и не была им обузой, пригрозив, что иначе он перестанет охранять принца. И тот послушался слугу, хотя и знал, что ожидает танцовщицу и ребенка, которого она должна была родить от Ёсицунэ. Ведь его старший брат и гонитель Минамото Ёритомо только что отдал приказ уничтожить всех Тайра, включая грудных младенцев. Даже и незаконнорожденных (коих в военно-аристократической стране всегда навалом).

Эти, и некоторые другие обстоятельства, наводят на мысль, что «Повесть о Ёсицунэ» - не биография, а блестящий литературный вымысел.

Автор «Повести» ставил задачу описать трагического героя, преследуемого завистником и братом-тираном. Данный сюжет напоминает некоторые китайские произведения, который, наверняка, послужили ему образцом.

Я думаю, Ёритомо Минамото отлично понимал низменность мотивов, двигавших завистником Кадзивари. Но Сёгуну (военному диктатору) было выгодно делать вид, что он всего лишь доверчивый правитель, а не феноменально холодный рационалист. Как Сталину нужны были люди типа Ежова или Берии – для грязной работы.

Сёгун Ёритомо, вероятно, знал, что его героический брат не готовит никакого заговора. Но он также знал, что, рано или поздно, такую попытку Ёсицунэ предпримет. Несмотря на свою действительную преданность старшему брату. Рано или поздно, найдется какой-нибудь смутьян, недовольный режимом, который начнет подстрекать Ёсицунэ к мятежу. Как это уже произошло когда-то в отношении к Тайра.

Да хоть ведь тот же Го-Сиракава, уже предпринявший шаги в данном направлении. И пути Ёсицунэ и старшего брата разошлись бы неизбежно. Ибо в этом заключается то, что на Востоке называют «сила вещей».

 

Алексей Фанталов.

ICQ 347-178-898

 

«День Победы 2».

«День Победы 2» 2.

 


Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: state.politics.politology
Архив рассылки
Отписаться Вебом Почтой
Вспомнить пароль

В избранное