Новости от Первого канала

  Все выпуски  

Новости от ОРТ на 25.12.2000 23:00:08


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru

Понедельник, 25.12.2000 22:33:08

В ПРЕДНОВОГОДНЕМ ИНТЕРВЬЮ, ДАННОМ ЖУРНАЛИСТАМ ОРТ, РТР И "НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЫ" ВЛАДИМИР ПУТИН ВЫСКАЗАЛСЯ ЗА СВОБОДУ И НЕЗАВИСИМОСТЬ ПРЕССЫ В РОССИИ

Владимир Путин В интервью российским журналистам Президент России подчеркнул, что для них "никаких опасений с точки зрения закручивания гаек в административной сфере не предвидится". "Это - контрпродуктивно для самой власти, потому что общество этого уже не вынесет - общество хочет иметь свободную прессу", - подчеркнул глава российского государства.

"Единственное, от чего должны зависеть журналисты, так это - экономическая составляющая. Они должны быть независимы ни от кого. Они должны развиваться на собственной экономической базе", - отметил Путин.

Остальные темы интервью, связанные с внутренней и внешней политикой России представлены в стенограмме в разделе "Новости".


Понедельник, 25.12.2000 22:20:00

ПРЕДНОВОГОДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА РФ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

(c) OPT Видеосюжет в формате Windows Media
Владимир Путин Корр.: Владимир Владимирович, год назад Вы поняли, что Вам, почти наверняка, придется управлять страной. Скажите, за то время, что прошло, вот за этот год, пришлось ли Вам расставаться с какими-то иллюзиями? Потому что, понятно, что у Вас было Ваше представление о том, какие Вы принимаете дела, какова ситуация в стране.

В.Путин: Помните, по-моему, Джавахарлал Неру как-то сказал, что у него столько проблем, сколько людей в стране. Поэтому вот какое-то похожее чувство здесь есть. Вы знаете, я никогда не забываю о том, что у нас при всех положительных тенденциях, которые мы сегодня наблюдаем, - они очевидны, они есть в экономике, в нашей жизни, это, правда, только тенденции, но, тем не менее, - все-таки, при всем при этом, я никогда не забываю о том, что огромное количество наших граждан живет очень тяжело, живет бедно. И вот это чувство меня никогда не покидает. Не могу сказать, что это всегда помогает при принятии каких-то прагматических, я бы сказал даже технократических решений в сфере экономики. Наверное, это не всегда самый лучший советчик. Но, в конечном итоге, мне кажется, что это чувство все-таки помогает делать эти решения более взвешенными.

(c) OPT Видеосюжет в формате Windows Media
Корр.: Владимир Владимирович, вы говорили, что для того, чтобы страна сохранилась как более или менее передовая экономическая держава, нужно 7-10 процентов роста в год. Вот по этому году у нас вроде выходит как бы 7%, да? Уже правительство обещает 4%, да? И рост съеживается, и как-то непонятно вообще - удалось что-то или нет? Нефть - цены падают, опять падаем, да? Что вообще происходит?

В.Путин: Ну, в целом, и вы это тоже знаете хорошо, у нас, как я уже упомянул об этом, положительные тенденции есть в экономике, они очевидны: 7%, может быть, даже 7 с небольшим, все-таки будет рост экономики, ВВП. От 15%, от 10-15 и больше, до 30 процентов, рост промышленного производства в некоторых секторах. Пенсии у нас где-то на 30 процентов подросли.

Действительно, вы правы, особенно в последние месяц-полтора, особенно в последний месяц, некоторые тревожные тенденции наметились. Есть свидетельства о том, что рост несколько приостановился. У нас немножко увеличилась безработица. Нужно еще понять, связано это с проблемами, колебаниями временного характера - с концом года, с предпраздничной ситуацией, тоже возможны такие колебания, - или это связано с чем-то более глубинным.

(c) OPT Видеосюжет в формате Windows Media
Но в целом я бы все-таки отметил позитив. И главным образом он заключается в том, что нам удалось не проесть те самые нефтедоллары, о которых вы упомянули.

Но, скажем, если мы возьмем и посмотрим на плоскую шкалу подоходного налога, на 13 процентов, конечно, наверное, с социальной точки зрения это не очень справедливо. Как же так? И богатые, и низко обеспеченные слои населения все платят одинаковый подоходный налог. Но здесь мы руководствовались не соображениями социального характера, а экономической логикой, исходили из того, что нам нужно, в конце концов, предпринять действия не силового характера, а экономические действия, направленные на повышение доверия к государству, первое. И второе, на выведение из тени значительной части экономики страны. Мы очень рассчитываем на то, что это приведет к увеличению массы поступающих налогов в казну.

Были и другие решения, не менее осмысленные, и, на мой взгляд, верные. Все это определенные социальные ожидания позитивного характера все-таки в обществе породили. И, на мой взгляд, это самое главное.

Корр.: Есть ли какая-нибудь концепция государственного регулирования. Что надо, что государство должно регулировать? Что оно регулировать не должно, вот?

В.Путин: Я бы хотел еще раз прояснить свою собственную позицию. Я полагаю, что вот эта другая часть, основополагающая, что ли, в экономической политике, конечно же, должна заключаться в том, что мы максимальным образом должны обеспечить экономическую свободу граждан и юридических лиц. При этом под регулирующей ролью государства, конечно же, должны понимать способность государства обеспечить те правила и условия, которые оно само вырабатывает.

Корр: В связи с этим много говорили об олигархах, да? Значит, их вроде бы собирались встраивать куда-то. Вот вопрос, кто такие олигархи? Есть ли они, сохранились ли они, вот? И кто такие неолигархи?

В.Путин: У нас в стране под олигархами понимали представителей крупного бизнеса, которые из тени, за спиной общества стараются влиять на принятие политических решений. Вот такой группы людей быть не должно. Но представители крупного бизнеса, российского капитала не только имеют право на существование, они вправе рассчитывать на поддержку государства. Вот те, которые влияют из тени, - я таких уже вокруг себя не наблюдаю, и думаю, что это тоже плюс.

Корр: Можно вопрос в этой связи? Все-таки многие утверждают, что, безусловно, в России складывается все более и более мощная рыночная экономика. Но только основными игроками на этом рынке будут, главным образом, государственные предприятия. Госкапиталист - в таком, в жестком виде.

В.Путин: Я сказал, что государство должно обеспечить максимальную экономическую свободу для граждан и юридических лиц. Вот это ответ на ваш вопрос. А само государство должно только вырабатывать нужные правила и обеспечивать их исполнение. Далеко не всегда государство является собственником эффективным. Мы это уже неоднократно проходили и знаем это хорошо.

Корр: Когда вы стали Президентом, очень высока была ставка ожидания, казалось, что очень быстро наступят такие существенные перемены к лучшему. Но при этом говорили, что премьер-министр Касьянов - это технический премьер, какое-то время спустя произойдет смена кабинета министров.

В.Путин: Во-первых, я никогда не говорил о том, что Михаил Михайлович Касьянов - технический премьер. Я нисколько не сомневаясь в том, что правительство и председатель правительства со своими обязанностями справляются. Справляются удовлетворительно. Можно ли считать, что все в этой структуре функционирует идеально? Нет, так считать нельзя. Правительство стало работать, на мой взгляд, на сегодняшний день достаточно эффективно.

Вместе с тем это не значит, что там нечего менять и не нужно думать о совершенствовании этого механизма. Поэтому мы с Касьяновым обсуждали эту тему, и я попросил его подумать над тем, как сделать работу правительства более эффективной. Он тоже согласен со мной в том, что есть над чем в этом смысле поразмышлять, и готов сделать определенные предложения в этой сфере. Но это не связано ни с отставкой правительства, ни с какими увольнениями очередными и так далее. Я полагаю, что политическая стабильность многого стоит.

Корр: Министры силового блока и команда в более широком смысле, правительство и администрация президента, Вас все устраивает, что там происходит?

В.Путин: Если человека все устраивает, то он - полный идиот, понимаете? Здорового человека в нормальной памяти и нормальном состоянии не может всегда все устраивать. Конечно, многие вещи мне кажутся несовершенными. Я полагаю, что нам многое нужно будет делать для того, чтобы все, весь этот властный блок работал более эффективно, повторяю. И мы будем это делать без революции, в том числе, и без кадровых революций.

Корр: К вопросу как раз о команде, о потрясениях и о правительстве. В последние дни, до скандальных нот дискуссия о том, как нам организовать РАО ЕЭС России, - в том числе, на заседании правительство это обсуждалось. И после его заседания Анатолий Борисович Чубайс и Андрей Николаевич Илларионов друг друга обвиняли, ну, разве что, не в прямой лжи. Все-таки, Вы лично стоите за реформу РАО ЕЭС в России по Чубайсу или по какому-то другому плану? Потому что каждый, ссылаясь на Вас, говорит прямо противоположное.

Владимир Путин В.Путин: Я вижу здесь несколько положительных элементов. Ну, во-первых, если ссылаются на меня, то значит, слово президента что-то значит. Это уже плюс. Этот вопрос давно созрел. Проблема только в том, как это делать, по какому пути пойти. И если Вы меня спросили, нужно ли это делать по Чубайсу, я Вам могу сказать - нет, делать нужно по уму.

- Болезненное для Анатолия Борисовича заявление.

- Ничего болезненного здесь нет. Я к Анатолию Борисовичу отношусь с огромным уважением. Но он - руководитель компании. Мировая практика показывает, что структура сама себя изменяет и реструктуризирует не всегда плохо, но всегда при учете своих собственных интересов. Интересов компании, конечно, я имею в виду. А правительство должно принять решение в интересах всего государства.

Корр.: Но многие тут ждут и чисто бюрократический выход из этой такой скандальной ситуации. Два высокопоставленных человека говорят прямо противоположное, обвиняя друг друга во лжи.

В.Путин: Я не вижу здесь какой-то катастрофы и не считаю, что здесь нужно что-то драматизировать. Пусть борются, пусть защищают свою точку зрения, свою позицию.

Корр.: То есть, можно сказать, что и тому, и другому Вы по-прежнему доверяете как специалистам в сфере их компетенции?

В.Путин: Я доверяю и тому, и другому.

Корр.: Вы произнесли слова в свое время о диктатуре закона. И складывается такое впечатление, что вот очень многие в правоохранительных органах на местах, слишком многие, восприняли это как свою собственную диктатуру. И в рамках как бы наведения порядка осуществляется, такой тотальный прессинг, рэкет по сути, против мелкого и среднего бизнеса.

В.Путин: Я согласен с Вами. Я абсолютно согласен. Действительно, мелкий и средний бизнес задыхается под бюрократическим прессом, под налоговым прессом. И очень многое нужно сделать для разбюрокрачивания ситуации, для того чтобы он задышал и стал действительно, как это происходит во многих странах мира, основой экономики.

В этой сфере тоже планируются ряд осознанных действий, связанных и с так называемыми "контрольными проверками" и т.д. Есть проект закона по организации этой контрольной деятельности. Повторяю, очень многие нужно будет сделать в сфере налогообложения.

Корр.: Прошедший год - это очень большая политическая реформа, со времен 93-го года фактически таких политических изменений не было. Одни видят в этом тенденцию позитивную, демократизацию, хоть и в рамках такого более целеустремленного государства, а другие негативную усиление элементов авторитаризма.

В.Путин: Вы имеете в виду, что сделано, и как я оцениваю изменения во внутриполитической сфере, да?

На самом деле что произошло? Что федеральные функции были провозглашены на территориях, но реально федеральными органами власти и управления из Москвы не исполнялись. А чтобы они не были брошенными, региональные лидеры сделали единственно правильное действие, приняли единственно правильное решение - они подняли эти функции федеральной власти и стали сами их использовать. И обвинять их в этом никто не имеет права.

Так вот, когда мы думали о том, с чего нужно начать в сфере экономики, мы пришли к выводу, что невозможно вообще ничего сделать, не имея в руках эффективных инструментов проведения этой политики. Когда нет единого правового и экономического пространства в стране. И решили, что начать нужно именно с этого.

Теперь то, что касается представителей президента в округах. С самого начала говорил об этом и могу повторить еще раз. Представители президента в округах не должны влезать в сферу компетенции местных руководителей. Мы постепенно уходим от децентрализованного государства. Но мы ни в коем случае не должны вернуться к суперцентрализации по советскому образцу. Это было бы другой ошибкой. Мы обязательно должны поддерживать авторитет, властные полномочия и оставлять нужные возможности региональным лидерам для решения тех крупномасштабных вопросов, которые есть на территориях.

Но самое главное даже не это. Самое главное в том, что для того, чтобы у нас вся машина функционировала более или менее без сбоев, нужно подумать над совершенствованием другой важной составляющей - местного самоуправления.

Я когда был в гостях у Солженицына, мы много говорили на эту тему. И должен сказать, что у него есть вещи, на которые не только можно, но и нужно обратить внимание. Нужно, чтобы местное самоуправление было ближе к народу, во-первых. Чтобы люди, которые избирают местных руководителей, могли бы потребовать, реально потребовать от них исполнения их обязанностей и обязательств. А не так, как это происходило сейчас в некоторых районах Дальнего Востока.

Корр.: Но я хотел бы все-таки ваш ответ услышать на такой конкретный вопрос. Вот, если эта развилка: демократия и авторитаризм.

В.Путин: Авторитаризм - это пренебрежение Законом. А демократия - это исполнение Закона. Потому что в Законе выражается воля населения страны, которую материализуют избранники народа - депутаты Государственной Думы и Совета Федерации. Вот исполняем Закон, который принят легитимным органом власти, - у нас все в порядке с демократией.

Корр.: Вот от лица обывателя спрошу.

В.Путин: Ну, Вы на обывателя не очень похожи.

Корр.: Тем не менее, тем не менее. Вот смотрит человек и говорит: вот еще полпреды, а вот еще один орган - Госсовет, там сидят люди, это еще один зал для заседаний, там о чем-то говорят, а потом они выходят из этого зала заседаний и говорят: Президент прав. И вот это общее ощущение от того нового, что внесено вот в федеральную реформу.

В.Путин: Вы знаете, многое зависит от того, как подается материал. Что нам было до сих пор известно? Разве кто-нибудь и знал и отдавал себе отчет в том, что федеральные органы власти и управления: суд, прокуратура и прочие, и прочие, в значительной части случаев содержались за счет местных бюджетов, что государство никогда не выделяло средств на ремонт, часто не платило заработную плату. Это все делали местные руководители. Об этом никогда никто не думал, в голову не приходило.

А если мы полагали, что с приходом каких-то представителей президента они сразу, значит, возьмут на себя все властные полномочия в регионах и быстро решат все проблемы, а этого не происходит, то это неверно сформированные ожидания. Это наша ошибка. Это мы должны были своевременно более внятно и точно объяснить, что делается и для каких целей.

Корр.: Хорошо. А Госсовет, какая реальная польза от этого органа власти? Он совещательный, как я понимаю. Но при этом многие члены Госсовета хотят расширения своих полномочий, каких-то конституционных полномочий.

В.Путин: Это неплохо, у нас каждый чего-то хочет. Вот понимаете, когда у нас все перестанет всего хотеть, это будет беда. А что касается Государственного совета, то могу сказать, на сегодняшний день это совещательный орган действительно. Для меня это важный орган, потому что я таким образом имею возможность регулярных встреч, контактов, общения с руководителями региональных структур власти. Думаю, что вот такой прямой контакт очень полезен. Кроме того, это такой орган, через который можно было бы обкатывать определенные решения, важные для страны.

Корр.: Через полпредов нельзя ли тоже самое сделать?

В.Путин: Нет.

Корр.: То есть, иметь контакт с властью на местах.

В.Путин: Через полпредов можно. Но я считаю, что президент страны должен общаться и напрямую с руководителями регионов. И это механизм прямого общения. Причем, я хочу обратить ваше внимание, полпреды-то исполняют наши, федеральные функции на местах. А я хочу напрямую общаться с руководителями регионов в части, их касающейся, в части касающейся их полномочий. А это все-таки немножко разные вещи.

Корр.: Что касается Государственной Думы, насколько вам кажется эффективной работа законодательного органа власти, который сейчас, так же как и прежде, весьма часто придается-таки политически декларативным размышлениям?

В.Путин: На протяжении многих лет мы не могли принять ряд законов, которые были приняты на протяжении последнего года. Вот, скажем, тот же Налоговый кодекс. На повестке дня у нас Кодекс о трудовых отношениях. И я думаю, что это будет сделано. Болезненный вопрос был с землей. Он не решен до сих пор. Но Дума подошла к этому его решению вместе с правительством.

Посмотрите, как Дума работает над Основным законом страны в сфере экономики, над бюджетом. Своевременно. Такого никогда раньше не было. При всех спорах, при всем напряжении, при известном кипении страстей, все-таки проблемы решаются. И это весьма позитивно.

Корр.: Владимир Владимирович, во время одной из последних поездок Вам задали вопрос об оппозиции, и Вы такую оригинальную формулу употребили: Либо это хулиганы. Если это не хулиганы - это оппозиция. Я не совсем ее понял.

В.Путин: Ну, судя по тому, что происходит иногда, и мы знаем об этом, о таких событиях, как, например, взрыв памятника Николаю II, уничтожение памятника, либо вещи аналогичного порядка можно сказать, что нелегальная часть оппозиции существует. Хотя я не думаю, что у них есть хоть какой-то шанс добиться своей цели подобными средствами в сегодняшней России. Думаю, что это абсолютно невозможно.

Что же касается легальной оппозиции, то здесь все тоже не так просто, потому что у нас нет точной политической структурно выстроенной жизни в стране. Ее нет, потому что у нас нет устойчивых общенациональных партий. Больше они носят все-таки такой характер политических клубов по интересам. Но основа для создания таких партий есть. И если в ближайшее время будет принят закон о политических партиях, которые смогут распространять свое влияние не только в рамках Садового кольца, но и на территориях, смогут там эффективно работать, и если эти партии будут произрастать до Садового кольца именно с территории страны, то в этом случае у нас можно будет говорить о том, что правительство, допустим, сформировано чисто по партийному принципу. И тогда ему явно будет противостоять какая-то легальная оппозиция, которая не согласна с теми предложениями, идеями или той политикой, которая проводится правительством.

Корр.: Владимир Владимирович, не можем естественно обойти чеченскую проблему в этом разговоре. Каковы на Ваш взгляд итоги и военные, и политические? Как скоро радикальный переход от собственно военных методов к собственным политическим произойдет?

В.Путин: Ну, сначала два слова, собственно, о проблеме. Абсолютно очевидный факт, если в первую, так называемую, кампанию речь шла о независимости Чечни, и, в конечном итоге, Россия согласилась с этим. Я, знаете, сейчас не побоюсь сказать, согласилась ценой национального позора. Но согласилась с этим. Ну и что мы получили? Мы получили не самостоятельное государство - Чеченскую республику, а территорию, оккупированную на самом деле бандформированиями и религиозными экстремистами, территорию, которую начали использовать в качестве плацдарма для нападения на нашу страну и для раскачивания ее изнутри. Для того чтобы защищать независимость Чечни, не нужно было нападать на соседний Дагестан.

И даже после этого мы не сразу приняли решение об операции в Чечне. Только после четырехкратного нападения на Дагестан и взрывов домов в Москве мы окончательно убедились в том, что нам не решить этой проблемы без ликвидации баз террористов на территории самой Чеченской республики. Только после этого мы приступили к операции на территории Чечни.

Но что делать дальше? Значит дальше нужно доводить дело до конца с точки зрения военной составляющей. И здесь, я думаю, нам нужно переходить к тому, что мы сейчас уже начали делать. А именно, мы на постоянной основе там посадили дивизию 42-ю, очень хорошо подготовленную, неплохо обученную, и лучше всех других дивизий оснащенную. Мы сейчас там разместили, практически уже закончили размещение бригады внутренних войск. Непосредственно боевые действия с бандформированиями в некоторых горных районах будут продолжать спецподразделения. Они должны состоять из профессионалов.

Вместе с тем, постепенно, постепенно мы должны нормализовать там ситуацию, создавать органы власти и управления. Нужно, наконец, чтобы многострадальный чеченский народ осознал, понял и поддержал окончательно те усилия, которые предпринимаются Россией в направлении восстановления жизнедеятельности этого региона России.

Еще раз хочу акцентировать на этом внимание: главный упор теперь будет делаться на социальные реабилитации и экономическое восстановление.

Корр.: Владимир Владимирович, а кто возьмет на себя создание мер доверия между гражданским населением, между женщинами чеченскими, мужчинами чеченскими, которые не все боевики, и военными.

В.Путин: Только сами чеченцы это могут сделать.

Корр.: А военные?

В.Путин: Ну, разумеется, военные тоже. Но решить проблемы Чечни можно, только опираясь на самих чеченцев. Но военные решают там огромное количество задач, даже не свойственных армии. Вот до сих пор сегодня для того, чтобы пенсии и заработная плата бюджетников в Чечне дошла до простого человека, до сих пор используются финансовые учреждения Министерства обороны.

Корр.: А кто глава Чечни?

В.Путин: Глава Чечни? У Вас сомнения есть? Кадыров.

И хочу, чтобы и сомнений ни у кого не было. У нас будет только один центр власти в Чечне - Ахмад Кадыров. Он назначен президентом страны и будет пополнять свои обязанности до тех пор, пока мы не перейдем к другим способам решения политических вопросов подобного рода - к избранию руководителя республики.

Корр.: А, кстати, как тогда Вы относитесь к последним контактам представителя Союза правых сил с представителями, как я понял, все-таки чеченских боевиков, которая вот в Ингушетии на днях состоялась. Насколько вообще это вредно или опасно за спиной армии воюющей вести переговоры с лицами, которые являются вообще военным противником?

В.Путин: Я думаю, что политические контакты не вредные, вести их можно. Не думаю, что это наносит существенный ущерб моральному состоянию войск. Потому что в войсках знают: окончательное решение - за президентом, за мной. А у меня на этот счет есть твердое убеждение - все, кто с оружием, должны быть преданы суду.

Корр.: Некоторое время назад было принято решение, что отчасти армия в Чечне будет размещаться внутри населенных пунктов. Потому что, если ария стоит, как орда, в поле, окруженная закопанной бронетехникой, никто никогда не поверит, что мы пришли вообще в Чечню навсегда.

Путин: Все считали, что в чеченском обществе мы никогда не найдем поддержки. Оказалось, что это не так. И боевикам пришлось перейти к террору против собственного народа. А это поставило на повестку дня вопрос о защите этого народа от боевиков.

Корр.: Насколько чеченский опыт, в том числе и негативный, вообще повлияет как на концепцию военной реформы, так и на ее появление, на то, что начали, наконец, заниматься вооруженными силами?

В.Путин: Повлияло. Это повлияло, конечно, Потому что стала очевидна некоторая структурная расхлябанность самих вооруженных сил. Стало очевидно, что они у нас выстроены с флюсом, что значительная часть материальных ресурсов уходит в те сферы и области, которые не востребованы сегодня и вряд ли будут востребованы завтра.

Корр.: Что имеется в виду?

В.Путин: Ну, есть много сфер военной деятельности, ресурсы в которые как бы направляются впрок. Но вот у нас - миллион триста тысяч вооруженные силы. А когда достаточно неожиданно для нас началась кампания в Дагестане летом 99 года, выяснилось, что у нас почему-то на передовой воюют мальчишки, которых несколько месяцев назад призвали в армию. Почему так произошло? Да не от хорошей жизни, а потому, что выявилось, что воевать-то некому. А армия - миллион триста. Как же так?

Корр.: То, что армия должна быть профессиональной, это вот уже завершенное, законченное решение или это вопрос дискуссий?

В.Путин: Армия должна быть профессиональной, это значит, что мы должны отказаться от массового призыва на срочную военную службу. Я думаю, что нам вряд ли удастся решить этот вопрос быстро. Но это - достойная цель.

Корр.: Владимир Владимирович, вопрос о "Курске". Такие трагедии - это всегда урок. В данном случае, какой урок "Курска" для нас?

В.Путин: Моральный, прежде всего. Моральный для всех, для всех нас. Главное, что вызвало такую реакцию в общество, что в сердце каждого человека отразилось, заключалось в том что, во-первых, мы все как бы ставили себя на место наших подводников, каждый чувствовал себя, как будто он там находится. Поэтому это было так больно. И потом, чувство бессилия, конечно. Но вот это было самым страшным, потому что вроде вот она лодка-то, мы знаем, где она, а сделать никто ничего не может. Но это и вывод в чисто практическом плане, в том плане, в котором уже был поставлен вопрос о структурной перестройке в армии, о военной реформе.

Корр.: Если можно, я тогда сменю тему следующим образом. Вы много раз говорили о том, что все российские проблемы лежат внутри страны. И тем не менее, за короткий срок Вы совершили очень много зарубежных поездок. Скажите, в целом какая логика внешних контактов России, для себя Вы ее как обозначаете?

В.Путин: Если Вы обратили внимание, то действительно я посещал или те страны, с которыми мы непосредственно граничим, либо то страны, которые являются нашими крупнейшими партнерами. Это в основном индустриально развитые страны "большой восьмерки".

Знаете, даже я бы сказал следующее. Мы в свое время, в советские времена так напугали весь остальной мир, что это привело к созданию огромных военно-политических блоков. Пошло ли это нам на пользу? Конечно, нет. Но десять лет назад мы почему-то решили, что все нас так сердечно любят и все остальные должны быть семеро с сошкой, а мы одни с ложкой. Если говорить даже из стран "большой восьмерки". И нам даже и ложку не нужно, потому что достаточно только рот открывать, а галушки сами будут нам туда забрасывать. Выяснилось, что и это не так.

Мы должны избавиться от имперских амбиций с одной стороны, а с другой стороны точно и ясно понимать, где лежат наши национальные интересы, бороться за эти интересы.

Корр.: Владимир Владимирович, а как быть со странами, с так называемыми, не знаю, может быть, неправильное слово, проблемными режимами?

В.Путин: У нас в прежние времена со многими из этих стран отношения в области экономики, политики строились на идеологической базе. Нам нужно абсолютно деидеологизировать эти отношения. Но использовать тот уровень межгосударственных связей, который был. И главное, здесь ничего не растерять.

Корр.: Это касается того региона, где Иран, Ирак?

В.Путин: Это касается и этого региона тоже. Здесь есть определенное своеобразие, которое заключается в необходимости учета озабоченностей международного сообщества, связанных с проблемами безопасности. Мы, как страна-член Совета Безопасности ООН, как член "большой восьмерки", должны учитывать эти озабоченности. Но, повторяю, не забывать про свои национальные интересы. В том же Ираке или Иране происходят существенные изменения. В Иране - очевидные изменения. Там, вот мы вспоминали о наших внешнеэкономических связях, а для Ирана, значит, Федеративной республикой Германия открыта кредитно-льготная линия "Гермес". По-моему, в объеме одного миллиарда марок или даже двух миллиардов, надо уточнить, сейчас я не помню, могу ошибиться. Но, во всяком случае, вот на такой уровень выходят отношения между Европой и Ираном. А нам-то что стесняться?

Корр.: Вы готовы к такому уровню сотрудничества?

В.Путин: Мы не только готовы, я считаю, что должны это делать.

Корр.: Приход новой администрации американской вызвал, в общем, такие заметные стенания среди нашей политической элиты, ну, в значительной степени она просто вся выросла на связей о администрацией демократов. Да? Вот. Но, во-первых, ожидается некая жесткость, все ждут, что позиция новой американской администрации будет крайне жесткой. Если это позиция таковой будет, чем мы на это можем ответить?

В.Путин: Во-первых, мне трудно с Вами согласиться, что мы должны прогнозировать ухудшение российско-американских отношений. Вот мой анализ новейшей истории показывает, что когда у власти в Соединенных Штатах находились республиканцы, не было ухудшения даже американо-советских отношений. Нам всегда удавалось с республиканцами найти нужный тон и нужный ключ в общении друг с другом. То, что сейчас говорит вновь избранный президент Соединенных Штатов... а он говорит о том, что мы в области безопасности, обороны можем строить отношения, действительно, с чистого листа, потому что - и дальше очень важно - потому что Соединенные Штаты и Россия не являются больше врагами и противниками, как это было в прежние советские времена. Но разве это не позитив?

Корр.: Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, каким бы Вы хотели видеть себя в глазах российских граждан? А почему я об этом спрашиваю. Потому что некоторые российские граждане уже написали книжки про маленького Володю и даже, говорят, какой-то скульптурный портрет.

В.Путин: Никогда об этом не думал. Но понимаю, что когда кто-то делает что-то подобное, видимо, руководствуется самыми лучшими соображениями. Хочу за это поблагодарить, но просил бы этого не делать. Просил бы ни книжек не писать, ни бюстов не отливать. Не могу, правда, активно этому противостоять, но очень прошу этого не делать. Я бы хотел, чтобы граждане воспринимали меня как человека, которого наняли на работу. Наняли на работу для исполнения определенных функциональных, профессиональных обязанностей. На определенный срок. Воспринимали бы как человека, с которым заключили договор, трудовой договор. На четыре года.

Корр.: Последнее десятилетие этого столетия было очень тяжелое. С такими глобальными потрясениями, и, наверное, все признают, что большая, большое было участие Бориса Николаевича Ельцина, первого президента России, в создании этих больших глобальных перемен.

В.Путин: Это человек мужественный, человек, который мог и брал на себя ответственность. Это, принципиальное, важнейшее качество для руководителя такого ранга. И он не боялся брать на себя эту ответственность. Должен вам сказать, что он никогда не навязывал мне своих решений. Даже тогда, когда я фактически был его подчиненным. То есть, был председателем правительства, в то время, когда он был президентом. У него свой стиль отношений с людьми, он мне очень импонирует. И уж тем более, конечно, не навязывает никаких решений сегодня. Но, интуиция, действительно, у него сильная. И у него очень большой опыт. Опыт международных связей. Некоторые вещи, которые мы с ним обсуждали, я брал на вооружение, использовал уже сегодня, но не потому что он предлагал мне сделать так или иначе, он просто размышлял вслух. И я кое-что у него утащил. И использовал. На мой взгляд, эффективно.

Корр.: Может быть самый последний вопрос. Про наступающий Новый Год, который в то же самое время - Новый Век. Есть ли у вас какое-то особое чувство к этому празднику?

В.Путин: Каких-то уж особых чувств и переживаний в связи с наступлением Нового Века, откровенно говоря, не возникает. Не успел еще об этом подумать. Но, Новый Год я просто люблю как очень добрый и... праздник, с которым связаны ожидания. На мой взгляд, мне, во всяком случае, представляется, что результаты последнего месяца последнего года дает нам возможность думать о будущем в позитивном ключе. Мне бы очень хотелось, чтобы такое настроение было не только у меня, но и у всех граждан России.


Понедельник, 25.12.2000 20:25:42

КОМАНДОВАНИЕ ПВО В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ В 7 УТРА ПО МОСКОВСКОМУ ВРЕМЕНИ СООБЩИЛО ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ: САНТА КЛАУС ПЕРЕСЕК ВОЗДУШНОЕ ПРОСТРАНСТВО НАД АТЛАНТИКОЙ

Санта Клаус К встрече Деда Мороза в Штатах подготовились всерьез, потратив только на новогодние елки 82 миллиона долларов. Наверняка, покупая сегодня подарки, лидер страны Билл Клинтон испытывал легкую грусть. Ведь это его последнее Рождество в ранге президента. И даже если хочется - остаться на высоком посту невозможно. Чуда не произойдет, даже если Клинтон пошлет письмо в финский город Рованиеми, где находится официальная штаб-квартира Санта Клауса. Кстати, у самого волшебного деда неожиданные проблемы. На этот раз в Ровиниеми случилась самая теплая за последние 40 лет зима. Санта Клаусу просто жарко, хотя и не так, как посетителям крупнейшего австралийского пляжа Бонди Бич в Сиднее.

- Мы никогда так не веселились, какой там снег. Солнце, море и водные лыжи. Вот это Рождество, - говорят они.

Водные лыжи, как оказалось, любит и Санта Клаус. Правда, сломать свой график он не может, пришлось кататься в холодных водах реки Потомак в американском штате Вашингтон. Льда здесь, правда, больше, чем воды. И все удовольствие Деда Мороза длилось недолго.

Официальный сайт ОРТ

(c) 1996-2000, OPT
127000, Россия, Москва, Академика Королева ул., д.19, ДИП, служба Web-ресурсов
Комментарии и отзывы по дизайну присылайте Web-мастеру ОРТ Ирине Бржевской
Воспроизведение материалов или их частей запрещено без согласования с Контент-мастером ОРТ Дмитрием Воробьевым
При использовании материалов необходима ссылка на Общественное Российское телевидение как источник информации и линк на главную страницу официального сайта ОРТ (http://www.ortv.ru)



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Поиск

В избранное