[lib-town] Из внезапно услышанного

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Здравствуйте

Радио. Интервью у дамы почтенного возраста по поводу открытия
совместного с поляками бала под звуки полонеза:

"Испытываю позитив""

Андрей

     ответов: 5   2018-01-16 03:32:29 (#3531678)

[lib-town] Андрей Медведев. О речи мальчика Коли

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Andrey Medvedev | 23 ноября 2017 в 19:16
Андрей Медведев
Ну хорошо Фейсбук. Проверим, кто более упрямый.
Первый раз пост удалили за распространение порнографии(!).
Второй раз за разжигание ненависти к определенным группам.
Это третья попытка. Я слегка изменил текст. Сгладил наиболее жесткие
места. Проверим, что будет теперь. Долго ли он тут провисит.

"Если бы мне пришлось выступать в Бундестаге, как мальчику Коле, то я,
пожалуй сказал такие слова:
- Уважаемые депутаты. Сегодня я увидел чудо. И это чудо называется
Германия. Я шел к вам и смотрел на красивые берлинские улицы, на людей, на
замечательные памятники архитектуры, и теперь я стою тут, и смотрю на вас. И
я понимаю, что всё это чудо. Что вы все родились на свет и живете в
Германии. Почему я так думаю?
Потому что учитывая то, что ваши солдаты сделали у нас, на
оккупированных территориях, бойцы Красной Армии могли запросто оставить на
месте Германии выжженное поле, руины и только параграфы учебников напоминали
бы о том, что была когда-то такая страна. Это страшно, но так могло
случиться.
Вы вероятно не помните всех подробностей оккупации, но это и не нужно.
Я просто напомню вам о том, что солдаты Вермахта и СС делали с советскими
детьми. Их расстреливали. Часто на глазах у родителей. Или наоборот, сначала
стреляли в папу с мамой, а потом в детей. Ваши солдаты насиловали детей.
Детей сжигали заживо. Отправляли в концлагеря. Где у них забирали кровь,
чтобы делать сыворотку для ваших солдат. Детей морили голодом. Детей жрали
насмерть ваши овчарки. Детей использовали в качестве мишеней. Детей зверски
пытали просто для развлечения.
Вот вам два примера. Офицеру вермахта мешал спать младенец, он взял его
за ногу и разбил его голову об угол печки. Ваши летчики на станции Лычково
разбомбили эшелон, на котором пытались вывезти детей в тыл, и потом ваши асы
гонялись за перепуганными малышами, расстреливая их в голом поле. Было убито
две тысячи детей.
И вот только за одно то, что ваши солдаты делали с детьми, повторюсь,
бойцы Красной Армии, видевшие бесконечное кровавое пепелище от Волги до
Западного Буга, могли сорваться, превратиться в беспощадных мстителей, и
уничтожить Германию полностью. Возможно, даже с её жителями. Ведь они
говорили и писали с фронта, не боясь цензуры, во время войны, что хотят
отомстить немцам. Не фашистам. Не нацистам. Именно немцам.
Но они этого не сделали. Жалею ли я об этом? Конечно нет. Как можно
жалеть о том, что не пролилась кровь? Как можно жалеть о том, что наши
солдаты и офицеры проявили невероятный гуманизм и милосердие? Я преклоняюсь
перед высочайшим духом и стальной волей моих предков, которые нашли в себе
какие-то невероятные силы, чтобы не стать такими же скотами, какими были
солдаты Вермахта. На пряжках немецких солдат писалось <<С нами Бог>>. Но они
были порождением ада и несли ад на нашу землю. Солдаты Красной Армии были
комсомольцами и коммунистами, но советские люди оказались куда большими
христианами, чем жители просвещенной религиозной Европы. И не стали мстить.
Смогли прочувствовать, понять, что адом ад не победить.
Вам не стоит просить у нас прощения, ведь лично вы ни в чем не
виноваты. Вы не можете отвечать за своих дедов и прадедов. И потом, прощает
только Господь. Но я скажу честно - для меня немцы навсегда чужой, чуждый
народ. Это не потому что лично вы плохие. Это во мне кричит боль сожженных
Вермахтом детей. И вам придется принять, что как минимум еще моё поколение -
для которого память о войне это награды деда, его шрамы, его фронтовые
друзья - будет воспринимать вас так. Что будет потом, я не знаю. Возможно,
после нас придут манкурты которые все забудут. И мы многое для этого
сделали, мы много что просрали сами, но я надеюсь, что еще не все потеряно
для России. Нам конечно нужно сотрудничать. Русским и немцам. Нужно вместе
решать проблемы Бороться с ИГИЛ и строить газопроводы. Но вам придется
принять один факт: мы никогда не будем каяться за эту нашу Великую войну. И
тем более за Победу. И тем более перед вами. Во всяком случае, повторюсь,
моё поколение. Потому что мы тогда спасли не только себя. Мы спасли вас от
вас самих. И я даже не знаю, что важнее."
Источник: www.facebook.com
https://tekstus.livejournal.com/790904.html

     ответов: 0   2017-12-09 16:04:22 (#3534977)

[lib-town] 13 книжных героинь, которые вдохновляют женщин по всему миру

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Здравствуйте, rest.

Еще раз наша редакция решается провести полевые исследования на книжную
тему. В этот раз мы попросили женщин, в том числе из других стран, ответить
на вопрос: кто их любимые женские литературные персонажи? На кого они
равняются, кто вдохновил их быть тем, кем они стали, или вдохновляет на
саморазвитие?

Мы получили интересные результаты. Большинство наших респонденток, а было их
больше двух десятков, назвали драматических героинь классических романов
вроде Джейн Эйр, страстных, мятущихся, не всегда счастливых. А вот любимые
киногероини имели совсем другой характер: принцесса-воин Ксена или Керри
Брэдшоу. Из этого мы сделали два вывода: многие экранизации совсем поменяли
личность классических книжных героинь: например, в легенде о Робин Гуде леди
Марион -- нежная дама, которую надо спасать, а в фильме с Костнером --
ироничная и волевая девушка, ловко владеющая мечом. Во-вторых, книги, по
которым сняты многие наши любимые фильмы, по независящим от нас причинам мы
не читали -- например <<Фантагиро>> Итало Кальвино, а вот фильм об
авантюрной принцессе в рыцарских доспехах с удовольствием смотрели все.

Тем не менее, представляем вам наших героинь. Начнем с тех, кто нам дорог с
детства.

Пеппи Длинныйчулок

Ирина (30 лет, Украина, социальный работник): Пеппи научила меня, что
послушание -- это не всегда хорошо, что манерами и правилами можно
пренебречь ради искренности, честности, дружбы, что девочка может драться,
быть самостоятельной и заставить себя уважать.

На самом деле, это очень, очень смешная книга. Смешно, как Пеппи
расправляется с хулиганами: одного на дерево, другого -- в кукольную
колясочку (читатель смеется до слез), как заставляет гоняться за ней
неуклюжих полицейских, как выступает в цирке (читатель скачет по дивану),
как дурачит воров и пытается вести себя хорошо в <<приличном>> обществе
(читатель высыпает сахарницу на пол). Пеппи делает все именно так, как НЕ
должны делать дети, и именно это приводит юных читателей в восторг. Правда,
при этом Пеппи добрая, щедрая, благородная девочка. Не забудьте перечитать
эту книгу вместе с вашими детьми!

Роня

Елена (27 лет, Украина, предприниматель): Мне тоже казалось в детстве, что
родители меня не понимают и очень хотелось убежать в лес и быть самой по
себе, Роня дала мне почувствовать, что все в наших силах и не надо ничего
бояться, что надо искать и находить близких по духу людей. Таких же
авантюрных мальчиков, например.

Вполне себе счастливая и подающая надежды дочь разбойника Рони в один
прекрасный день встречает сына из шайки конкурентов -- мальчика Бирка. Дети
заклятых врагов, Рони и Бирк то спорят и соревнуются, то спасают друг друга
от опасностей -- и наконец, проникаются взаимной симпатией. В тайне от
родителей они решают стать сестрой и братом. Но непримиримая вражда
разбойничьих родов мешает их дружбе. Дети ссорятся с родителями и сбегают из
замка в лес. Здесь среди опасностей дикой природы и сказочных чудовищ им
предстоит испытать на прочность свою дружбу и прожить полное приключений
лето. Чтобы вернуть детей, родителям приходится отказаться от вражды. В
конце повести разбойничьи кланы объединяются, а Рони и Бирк, к
неудовольствию своих отцов, дают клятву, что никогда не станут разбойниками.

Энн Ширли

Мирослава (24 года, журналист): Мне нравится вся серия, хотя я прочла эти
книги, будучи уже совсем не ребенком и даже не подростком. Это рассказ о
независимой, трудолюбивой и принципиальной девушке. Энн научила меня
рассчитывать на саму себя и не ждать никаких принцев.

Начнем с того, что Энн должна была быть мальчиком. То есть Марилла и Мэтью
Касберт, одинокие брат и сестра среднего возраста, живущие в деревне Авонлее
на острове Принца Эдуарда, решили усыновить из сиротского приюта мальчика,
который бы помогал по хозяйству. А приехала девочка, Энн Ширли, умная.
живая, добрая, вспыльчивая, рыжая. Персонаж Энн очень полюбился читателям. В
других книгах серии Энн взрослеет, учится, влюбляется, воспитывает детей.
Маленькая Энн стала прототипом Пеппи Длинныйчулок, а Марк Твен в свое время
назвал ее <<самым трогательным и очаровательным ребенком в литературе со
времен бессмертной Алисы>>.

Афина Паллада и другие греческие богини и нимфы

Кристина (35 лет, Украина, преподаватель): Мой папа был моряком, поэтому я
очень любила читать <<Одиссею>>, конечно, адаптированную для детей, а потом
и все мифы древней Греции. Конечно, моей любимой героиней была Афина
Паллада: мудрая, справедливая, смелая. Скажу теперь: не замешанная в
<<сомнительных>> интрижках, как другие нимфы, богини и царевны Эллады.
Настоящая леди. Но все они были прекрасны, всемогущи, неотразимы.

Прежде всего -- это основа западной культуры. Мы даже не представляем себе,
насколько сюжеты, герои и их приключения повлияли на все, что было написано,
придумано и сказано после Гомера. Без знания мифов у человека не может быть
никакой литературной культуры как таковой. Да, это мнение нашей редакции.

Взрослея, мы стали читать другие книги. О любви. И сами стали хотеть любви
<<как в книжке>> и стали искать сходство с героинями любимых романов. Все
смелые и страстные -- в наших думах: Лариса из <<Бесприданницы>>, гетера
Таис Афинская из одноименного романа Ефремова и все героини Дюма, и Консуэло
Жорж Санд.

Скарлетт О`Хара

Оговоримся сразу, что большинство наших респонденток называли именно это
героиню как женщину, с которой они себя сравнивают и которой хотели бы быть,
разумеется, в том, что касается независимости, настойчивости,
изобретательности и упорства. Возможно потому, что первый раз мы увидели
фильм и прочли книгу в те времена, когда женщина должна была быть
комсомолкой и матерью-героиней одновременно.

Мария (25 лет, Украина, фэшн-кондитер): Скарлетт не знает преград, она --
мастер флирта и всяких женских хитростей, плевать хотела на мнение общества,
способная на любовь, но не способная распознать ее в другом человеке.
Сильная женщина. И, конечно же, <<Я подумаю об этом завтра!>>

Роман о том, как красивая и амбициозная девушка всю жизнь любила не того
мужчину, любила придуманный ею самою образ, любила, потому что никак не
могла его заполучить. Любила сквозь войну и нищету, выходя замуж за других
<<на зло кондуктору>> или чтоб поправить материальное состояние семьи --
ведь Гражданская война между южными и северными штатами прошлась прямо по ее
усадьбе в Джорджии. В общем, она почти добилась своего. И поняла, что этот
герой ее грез совсем и не герой, а тот человек, которому стоило ответить
взаимностью, ушел и не обернулся.

Маргарита

Мария (37 лет, Украина, дизайнер): Мне хотелось чувствовать в себе то же
мистическое, <<ведьмовское>> начало, что и в Маргарите. Немножко <<играть с
огнем>>, решиться изменить свою судьбу и привлечь на свою сторону высшие
силы, пусть и не светлые. Все ради любви.

Это один из самых любимых романов в нашей подборке о книгах, меняющих жизнь.
В обычную, даже обыденную, пошлую и страшную жизнь некоторых москвичей вдруг
входит Сатана и его слуги. У него абсолютно свои дела в Москве, но вдруг ему
попадаются двое, любви которых нужно помочь, и тогда сила, <<которая вечно
хочет зла и вечно совершает благо>>, спасает Мастера и Маргариту.
Издательство <<Кальварiя>> выпустило этот роман в переводе на украинский.

Анна Каренина

Оксана (32 года, Россия, актриса): Вот в этот период моей жизни я люблю Анну
Каренину. За глубину чувств, за честность, за смелость.

Рамона (40 лет, Италия, редактор): Бесстрашная, нонконформистка, страстная,
роскошная. И мне не нравится то, как Толстой расправился с ее персонажем в
финале.

Жила была красивая, умная Анна замужем за нелюбимым старым мужем. Бывала в
высшем обществе, носила дорогие наряды, обожала своего сына. И вдруг
полюбила молодого и красивого, а он полюбил ее. Можно было скрывать,
прятаться и волочить интрижку годами. Но она решила уйти от мужа, открыто
жить с любимым, родила от него дочь и смирилась с тем, что в высшее общество
ее больше не звали. Смелый выбор. Все бы ничего, но только молодого и
красивого жизнь с подмоченной репутацией перестала устраивать и он решил
жениться на <<порядочной>> девушке. Что оставалось делать Анне?

Фериде

Татьяна (36 лет, переводчик, журналист, писательница): Если говорить о
девичьем чтиве, то я была большой поклонницей Фериде, девушки, которая сама
создавала себе проблемы, а потом с большими усилиями, но и с редким
достоинством, из них выходила. Рассчитывала на себя, умела дружить, любить,
быть благодарной, великодушной и гордой. В любви либо все, либо -- ничего.
Со временем я поняла, что крайности, особенно в любви, хороши только в
книжках, а в жизни надо быть умнее. И веселее.

Это книга о турецкой Джейн Эйр. О бедной сироте, которая влюбилась в кузена,
а он должен был жениться на ком-то другом. Поэтому Фериде убежала из дома и
вела полную лишений трудовую жизнь на педагогическом поприще: сеяла
разумное, доброе, вечное в глухих турецких деревнях. Конечно, ей приходилось
отражать ухаживания неподходящих мужчин. Спустя несколько лет она вернулась
погостить к родственникам и узнала, что кузен (зеленоглазый усатый красавец)
овдовел. А на самом деле он вообще всегда любил только ее, а та жена, уже
покойная, это так -- бывает.

Гермиона

Татьяна (26 лет, Украина, журналист, редактор): Я бы могла назвать много
книжных героинь, которые мне нравились, читая о которых, я представляла себя
на их месте. Но больше всего на меня повлияла Гермиона Грейнджер. Все, что
делала героиня в книге, мне импонировало. Для меня она самый интересный
персонаж, видно, с какой любовью ее характер прописывала Дж.К.Роулинг. Я
люблю ее за проницательность, ум, талант, преданность, умение быть хорошим
другом, изобретательность и хладнокровность, когда необходимо. Единственное,
что меня расстраивает в Гермионе, -- это ее выбор спутника. И как призналась
сама Роулинг недавно, именно Гермиона и Гарри -- идеальная пара, но у
писательницы были свои причины завернуть историю персонажа в другое русло.

Школа магии, заклинания, проклятия, пророчества, друзья, враги и монстры.
Удивительно, но целое поколение не просто развлекалось, читая эти книги, но
и нашло свои ролевые модели. Гермиона -- умница, инициативная, не боящаяся
ответственности, девушка-боевой товарищ.

А с годами мы идем дальше страстных диалогов и несчастной любви, дальше
хеппи-эндов, к истокам самих себя, и наши героини тоже меняются.

Дагни Таггертcircle

Светлана (36 лет, Украина, PR-менеджер): Мужчины называют стервой ту
женщину, из которой не удалось сделать дуру. А еще она -- стильная красотка!

<<Атланты>> в романе Айн Рэнд приговорены держать на своих плечах главные
движущие силы человечества -- производство, созидание и творчество. По ее
мнению, именно благодаря <<Атлантам>>, героям романа, возможно существование
человечества. По опросам общественного мнения, проведенного в 1991 году
Библиотекой Конгресса и книжным клубом <<Book of the Month Club>>, в Америке
<<Атлант расправил плечи>> -- вторая после Библии книга, которая привела к
переменам в жизни американских читателей. У нас роман <<Атлант расправил
плечи>> до 2008 года был малоизвестен, но стал популярен в последующие два
года, регулярно входит в двадцатку бестселлеров деловой литературы.

Симона де Бовуар

Амината (32 года, Сенегал-Италия-Франция, антрополог, писательница): Честно,
я не могу припомнить какого-то знакового женского персонажа. Образцом
честности для меня был Холден из <<Над пропастью во ржи>>, но он парень. А
вот женщиной, жизнь и философия которой -- пример для меня, является Симона
де Бовуар.

Вам нравится читать запрещенные книги? Которые запретили, дабы женщины часом
не стали считать себя равными мужчинам? Так вот, эта книга включена
Ватиканом в <<Индекс запрещенных книг>>. <<Второй пол>> -- одна из самых
известных работ автора, повествующая об обращении с женщинами на протяжении
человеческой истории; часто рассматривается как один из основных философских
трудов феминистского направления и как отправная точка феминизма второй
волны.

Дубравка Угрешич

Оля (42 года, Сербия-Италия, преподаватель, переводчик): Я тоже раньше
любила сестер Бронте и <<Унесенные ветром>>. А с недавних пор я занимаюсь
переводом книг Дубравки Угрешич, хорватской писательницы, и восхищаюсь ею и
ее героинями: сильными, смелыми, принципиальными, не идущими на компромиссы
с патриархальным миром.

<<Читать не надо!>> Дубравки Угрешич -- это смелая критика современной
литературы. Книга состоит из критических эссе, больше похожих на
увлекательные рассказы. А еще на русский переведен искрометный бунтарский
роман <<Снесла Баба-Яга яичко>>.

Фрида

Юлия (36 лет, Германия, руководитель проектов): Фрида -- и автор и
протагонист своих произведений, главная героиня своих картин и
стихотворений. Я люблю ее за твердость духа, умение не предаваться горю,
оставаться верной себе и при этом не предавать любви.

Мексиканская художница Фрида Кало давно уже стала культом, иконой, фильмом,
поп-артом и вдохновением для многих людей во всем мире. Жизнь Фриды была
всегда преодолением боли, ее сублимацией в искусство. Она родилась только
потому, что единственный сын ее родителей -- умер. Она попала в страшную
катастрофу, навсегда подорвавшую ее здоровье. Она полюбила поэта, который не
умел быть верным. Она рисовала себя, свою жизнь, свою душу, свою страну.
Величайшая художница и величайшая женщина в эмоциональной книге Жерара де
Кортанза.

--
Благодарствую и надеюсь на новую встречу,
Леди Светлада
Mailto: villa-13@y*****.ru
ICQ:663784683 Skype: lady_svetlada
Мой ЖЖ: http://fialka_s_fifaka.livejournal.com Twi:
http://www.twitter.com/LadySvetlada

     ответов: 0   2017-11-17 22:20:15 (#3530399)

[lib-town] 10 книжных героев, в которых не грех влюбиться

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Здравствуйте, rest.

Елена Колосова

Наши романы с этими мужчинами длятся не месяцы и не годы. Мы встречаемся с
ними всего лишь на протяжении... нескольких десятков или сотен страниц. Но
это не мешает нам влюбляться в книжных героев по уши, ждать с трепетом
каждого нового их появления в следующей главе, ахать в восхищении от каждой
их меткой реплики и немножко ревновать к их книжным возлюбленным.

Между тем вкусы у наших читательниц настолько разные, что даже среди книжных
героев они выбирают себе в ``любимчики'' порой совершенно противоположных
персонажей.

Борис Акунин ``Приключения Эраста Фандорина''

Любимый герой: Эраст Петрович Фандорин

Кира, 27 лет, медсестра: ``Если спросить у меня, какой мой любимый жанр
литературы, то криминальные романы я назову едва ли. Однако, как показывает
практика, именно они захватывают больше всего. И самый-самый любимый
персонаж, имя которого я, кажется, назову, даже если меня разбудят в ночь
перед экзаменом по высшей математике, как раз оттуда. Эраст Петрович
Фандорин -- за одно только сочетание Ф. И. О. его уже полюбить можно! При
этом ни одна экранизация, даже с признанным мачо Меньшиковым, не смогла
затмить идеальный образ идеального мужчины в моей голове, созданный, как это
обычно бывает, вопреки показаниям автора о цвете глаз и тонкости пальцев
главного героя. Все сходится: и дело любимое у него есть, и женщин с ума
сводит, при этом как бы не особо желая этого и вовсе не увиваясь за каждой
пышной юбкой. Ум, интеллект, скромность, глубина мысли, такое спокойное
понимание человеческой (и, в частности, женской) природы, благородность
манер без комичного перебора -- стандартная коробочка, да, но, видимо,
пропорции каждой характеристики уж больно термоядерными оказались! Ух,
сошлась бы я с ним в интеллектуальной беседе!..''

Любимые цитаты:

``Я знаю о тебе много, ты обо мне знаешь мало. От этого возникает недоверие,
от недоверия происходит непонимание, непонимание приводит к ошибкам''.

``Совершенно здоровый покойник''.

``Вечная беда России. Все в ней перепутано. Добро защищают дураки и
мерзавцы, злу служат мученики и герои''.

Терри Пратчетт ``Стража! Стража!''

Любимый герой: Лорд Витинари (патриций)

Людмила, 34 года, переводчик: ``Вот люблю таких самоуверенных типов. Обожаю
просто. То есть в жизни сейчас уже не очень люблю, а вот в книгах -- очень
даже. Откуда берется такая непоколебимая уверенность в собственном мнении,
что окружающие соглашаются, даже если, по сути, именно они-то и правы?
Почему-то все равно получается, что лорд Витинари всегда правее. Концы всех
ниточек и веревочек -- всегда -- патриций держит в своих руках. Остается
только следить с открытым ртом -- и восхищаться...''

Любимые цитаты:

``Если преступность неизбежна, то пусть она хотя бы будет организованной''.

``Патриций бывал весьма демократичным в своем недовольстве. Он находил массу
изысканных и довольно-таки болезненных способов, чтобы охватить своим
недовольством максимально большое число окружающих подчиненных''.

``Я не допущу, чтобы какой-то летающий тритон безнаказанно жег мой город.
Если кто-нибудь когда-нибудь и подожжет этот город, то это буду я''.

Сергей Довлатов ``Компромисс''

Любимый герой: Сергей Довлатов

Екатерина, 26 лет, ведущая на радио: ``Мужчина, в котором идеально соединены
талант, ум и блистательное чувство юмора. С легким налетом апатии ко всему
происходящему, железной логикой, терпением и силой. Журналист, которому
только и осталось, что верить в ``улыбку разума''.

Разумеется, далеко не идеальный (идеалов, как мы знаем, не существует), а
просто настоящий мужчина.

Таков главный герой ``Компромисса''.

Таков, собственно, и сам Довлатов''.

Любимые цитаты:

``Как благородно эволюционировало вранье за последние двести лет!''

``Посторонним сюда нельзя!'' -- ``А потусторонним, -- говорю, -- можно?''

``А вот с закуской не было проблем. Да и быть не могло. Какие могут быть
проблемы, если Севастьянову удавалось разрезать обыкновенное яблоко на
шестьдесят четыре дольки?!..''

Этель Лилиан Войнич ``Овод''

Любимый герой: Артур (Овод)

Наталья, 36 лет, менеджер по рекламе: ``Я читала эту книгу далеко не один
раз, и она занимает особое место в моей домашней библиотеке. И если уж
выбирать самого достойного из встретившихся мне книжных героев, то это будет
он -- Артур. Остроумный, думающий, тонко чувствующий, мужественный. В нем
есть стержень и воля, которые помогают ему преодолевать все: обстоятельства,
боль, себя самого... Им можно восхищаться и любить, но только со стороны.
Если уж рассматривать этого героя ``с практической точки зрения'', то для
семейной жизни он не особенно пригоден: остроумие его чаще все-таки злое, да
и его бескомпромиссность (ну, вы помните: ``или я, или Бог!'') -- тоже не
самое лучшее качество для семейного союза. Но вот сына я Артуром назвала,
это да''.

Любимые цитаты:

``Мы не имеем права умирать только потому, что это кажется нам наилучшим
выходом''.

``Думайте не о том дурном, что вами когда-то сделано, а о том хорошем, что
вы еще можете сделать''.

``Даже и две минуты не хочу быть серьезным, друг мой. Ни жизнь, ни смерть не
стоят этого''.

Макс Фрай ``Лабирины Ехо'' и ``Хроники Ехо''

Любимый герой: Макс

Илона, 34 года, экономист: ``Сколько бы ни говорилось о том, что идеальных
людей не существует, многие из нас все равно стремятся к поиску идеала,
пусть даже и на книжных страницах. Для меня это Макс из ``Лабиринтов Ехо'' и
``Хроник Ехо'' Макса Фрая. Идеальный мужчина в идеальном мире. Он настолько
хорош и неподражаем в каждом своем штрихе, что сразу становится понятно,
что: 1) писала его женщина; 2) другого такого, а уж тем более в реальной
жизни, нет. Потому что в нем все то, чего чаще всего не хватает (да чего уж
греха таить -- в природе не встречается): чисто мужские поступки и
поведение, но при этом совершенно не характерная для сильного пола мягкость,
доброта, склонность к анализу и самоанализу, а местами даже явные
переживания... И образованность, которая не колет глаз, и тонкое чувство
юмора, здоровая доля иронии к себе и к окружающим и наверняка цинизм со
взглядом побитой собаки: мол, только не обижайте... Попав в параллельный
мир, он раскрывает нам некоторые детали своего пребывания в нашем мире, в
том числе и тот факт, что был не оценен и брошен любимой девушкой -- думаю,
все его поклонницы согласятся, что на этом моменте ее хотелось
пристрелить... Понятно, что все книги с его участием были проглочены на раз,
а дочитывать последние страницы заключительной было больно, ``как наяву''
(если говорить сленгом сборника)... Макс для меня -- это такая идеальная
мечта, которой никогда не суждено сбыться, но о которой так приятно
размышлять и думать: ``А вдруг!''

Любимые цитаты:

``А разве у вас при дворе нет должности шута? Ну, такого специального
полезного идиота, который крутится под ногами, порет чушь и корчит рожи". --
``Идиотов-то у меня при дворе сколько угодно, -- признался Король. -- Но
специальной должности нет. Официально у этих господ совсем иные звания''.

``Все равно, если хочется изменить жизнь, надо ее менять. Все-таки своя
жизнь, не чужая. Жалко''.

``Как только окончательно утратишь бесценную способность чувствовать себя
идиотом, можешь считать, что жизнь практически закончена''.

Маргарет Митчелл ``Унесенные ветром''

Любимый герой: Ретт Батлер

Яна, 25 лет, инженер: ``Батлера, помимо его незаурядной (что в книге, что в
фильме) внешности, можно любить уже хотя бы за то, что он появляется всегда
в нужный момент. Надежность -- это именно то качество, которое сейчас
встретишь очень редко.

С ним весело, а еще он умеет зарабатывать деньги (предпринимательская жилка
у него, занимающегося контрабандой во время войны, явно имеется) и тратить
тоже. Он добр и внимателен к окружающим (вспомните хоть эту трогательную
юбку для Мамушки!) А еще этот человек очень любит детей. Ну не идеал ли?!''

Любимые цитаты:

``Если вы ничего плохого не делаете, то лишь потому, что вам не
представилось возможности''.

``Лучше получить пулю в лоб, чем дуру в жены''.

``Право же, Скарлетт, я не могу провести всю жизнь, гоняясь за вами в
ожидании, когда удастся втиснуться между двух мужей''.

Эрих Мария Ремарк ``Триумфальная арка''

Любимый герой: Равик (хирург)

Валентина, 28, флорист: ``Равик воплощает в себе те качества, которые я так
люблю в мужчинах: умение целиком и полностью сосредоточиться на работе,
искреннее восхищение женщиной, немногословность и внутреннее одиночество. Он
умеет пить и умеет ждать. Видеть суть вещей и праздновать жизнь даже в самых
нечеловеческих условиях. Он из тех мужчин, которых невозможно приручить и
сделать домашними, потому что они всегда в пути к своей цели, пусть
последняя порой и становится наваждением. Равик любит простые вещи и ясные
чувства, ценит мужскую дружбу и женскую красоту. И именно в его уста
Ремарком была вложена фраза, которую я всегда вспоминаю, когда нахожу себя
ревущей в подушку каким-нибудь ноябрем: ``Ночь все всегда усложняет. Дешевое
отчаянье ночной темноты. Разве могут слова, сказанные в ней, быть правдой?
Для настоящих слов нужен яркий свет''.

Любимые цитаты:

``Все, что можно уладить с помощью денег, обходится дешево''.

``Ты хороша, как все мечты мужчины, как все его мечты и еще одна, о которой
он и не подозревал''.

``Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом
любил''.

Дж. Р. Р. Толкин ``Властелин колец''

Любимый герой: Сэм (спутник Фродо)

Анна, 23 года, врач-косметолог: ``Наверное, мой выбор покажется многим
странноватым. Тем более что это даже не главный, а очень даже второстепенный
герой... Но я знаю точно, что если бы в жизни мне такой встретился, то пусть
и не сразу, но я совершенно точно бы в него влюбилась! Всяческие романтичные
герои -- это не по мне, а вот Сэм обладает всеми необходимыми мужчине (по
моему мнению) качествами: он мало говорит, много делает, и знает, что значит
быть верным.

В завершение книги у него, кстати, и сложилось все как нельзя лучше: семья,
жена, дети. Хотя на его долю выпало испытаний не меньше, чем на долю Фродо,
он ``звезду'' не включил и нашел в себе силы жить дальше''.

Любимые цитаты:

``Мир и вправду полон опасностей, и в нем много темного, но много и
прекрасного. Нет такого места, где любовь не была бы омрачена горем, но не
становится ли она от этого только сильнее?''

``Не доверяй своей голове, Сэмуайз, это далеко не лучшее, что у тебя есть!''

``Даже самый маленький человек способен изменить ход будущего''.

Виктор Гюго ``Собор Парижской Богоматери''

Любимый герой: Пьер Гренгуар

Валентина, 29 лет, военнослужащая: ``Этот персонаж неоднозначный, далеко не
на сто процентов положительный, и в книге он показан как с хорошей, так и с
плохой своей стороны. Но ведь и у реальных людей, в которых мы влюбляемся,
тоже есть свои недостатки...

Пьер Гренгуар для меня -- это такой романтичный болтун-милаха, который любит
себя и любит пофилософствовать, а еще обладает ни с чем не сравнимым
чувством юмора. Он умен, он не на шутку увлечен поэзией (сам пишет стихи и
осуждает людей, которые их не читают), легкомыслен и в некоторой мере
циничен. А еще он красавец и обольститель. Ну и предатель, как водится. Но
тут уж сердцу не прикажешь -- люблю такого, какой есть!''

Любимые цитаты:

``Ко всем человеческим поступкам можно относиться двояко: за что клеймят
одного, за то другого венчают лавром''.

``Когда человеком владеет одна мысль, он находит ее во всем''.

``Любовь подобна дереву: она растет сама собой, глубоко запуская в нас свои
корни, и нередко продолжает зеленеть даже в опустошенном сердце''.

Федор Достоевский ``Идиот''

Любимый герой: князь Лев Мышкин

Ольга, 33 года, преподаватель: ``Моя самая большая ``книжная'' любовь еще со
студенческой скамьи -- это, безусловно, князь Лев Мышкин. Со стороны он
несколько чудаковат и наивен, но для меня он само воплощение доброты,
чистоты душевной, простоты и ясности ума. Этот человек в свои почти тридцать
лет сумел сохранить мироощущение ребенка, светлый взгляд на мир, искренность
-- и это достойно любви и уважения. Конечно, Мышкин совсем не приспособлен к
жизненным трудностям, его хочется обнять, взять под свое крыло и защитить от
всех невзгод. И бесконечно вести с ним умные беседы''.

Любимые цитаты:

``Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот еще не трус''.

``Можно ли любить всех, всех людей, всех своих ближних? Конечно: нет, и даже
неестественно. В отвлеченной любви к человечеству любишь почти всегда одного
себя''.

``Нет ничего обиднее человеку нашего времени и племени, как сказать ему, что
он не оригинален, слаб характером, без особенных талантов и человек
обыкновенный''.

А в каких книжных героев влюблялись или могли бы влюбиться вы?


--
Благодарствую и надеюсь на новую встречу,
Леди Светлада
Mailto: villa-13@y*****.ru
ICQ:663784683 Skype: lady_svetlada
Мой ЖЖ: http://fialka_s_fifaka.livejournal.com Twi:
http://www.twitter.com/LadySvetlada

     ответов: 0   2017-11-17 22:05:14 (#3530396)

[lib-town] Приглашаем стать участником "Зимнего бала"

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Здравствуйте, rest.

Международный творческий культурно-реабилитационный проект <<Литературный
виртуальный Интернет-город Либ-таун>> и голосовой чат <<Libtown-VC>>
приглашают всех творчески настроенных людей и поклонников их творчества
принять участие в волшебном предновогоднем конкурсе <<Зимний бал>>.

С 18 по 28ноября 2018 г. на адрес svetla***@l*****.ru и на скайп
lady_svetlada будут приниматься работы от желающих заявить о себе на
<<зимнем балу>>.

3 декабря 2017 г. (воскресенье) мы с вами встретимся на голосовом чате
<<Libtown-VC>> и на радио <<Либ-тауна>>, где состоится <<Зимний бал>>, и вы
сможете познакомиться с его участниками.

Мало того, именно там мы узнаем имя победителя! Или победителей. Все будет
зависеть от вас, дорогие слушатели!

Участвовать могут все желающие - вне зависимости от наличия гражданства в
государстве <<Завентрилье>>. Условия самые простые, хотя и требующие от
авторов максимума таланта и креатива.

1. Написать стихотворение-представление. В нем описать героя/героиню, к
которым вы будете обращаться в последующих произведениях. Авторам-женщинам
предстоит покорять Снежного лорда, мужчинам же достается Снежная королева,
любви которой они станут добиваться. В стихотворении описать, как выглядит
герой (Снежный лорд) или героиня (Снежная королева). Каким обладает
характером, что любит и чего не любит.
2. Написать стихотворение-представление. В нем описать вашу встречу с
героем/героиней на <<Зимнем балу>>. Рассказать, какое герой (Снежный лорд)
или героиня (Снежная королева) произвели на вас впечатление. Сразу ли сердце
забилось чаще или поначалу ваш визави вам категорически не понравился.
3. Написать стихотворение-признание. В нем открыть свои чувства
герою/героине. Описать, как это происходило. Быть может, вы опустились на
колено и преподнесли ей кольцо. Или, смущаясь, шепнули <<люблю>> в вихре
вальса на маскараде.
4. Написать стихотворение-эпилог. В нем рассказать, что же произошло:
как герой/героиня ответили на ваше признание. Растопили ли ваши слова лед в
сердце Снежного лорда и Снежной королевы либо они остались равнодушны, а
любовь вышла безответной.

Дополнительные условия

Все 4 эпизода происходят в одно и то же время и в одном и том же месте - во
дворце Либ-тауна во время <<Зимнего бала>>. Вы - автор - и ваш герой/героиня
- гости этого вечера. Вы можете перемещаться в пределах дворца, придумав
галереи, комнаты, балконы и т.д. Придумывать украшения, музыку, присутствие
других гостей - все то, что создает антураж.

Все 4 стихотворения нужно нзаписать в аудио и прислать на адрес
svetla***@l*****.ru или на скайп lady_svetlada без музыкального оформления
и предварительной обработки голоса!

Итак, до встречи!
Жду тех, кто рискнет и поедет на бал...

--
Благодарствую и надеюсь на новую встречу,
Леди Светлада
Mailto: villa-13@y*****.ru
ICQ:663784683 Skype: lady_svetlada
Мой ЖЖ: http://fialka_s_fifaka.livejournal.com Twi:
http://www.twitter.com/LadySvetlada

     ответов: 0   2017-11-17 17:33:50 (#3530333)

[lib-town] Так ли страшно будущее, как его малюют? Субъективные заметки о фантас

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Привет!

- Мы поняли, что мир находится в тотальном тупике технологическом,
социальном, моральном, - с видом мудреца, уставшего от окружающей тщеты
и безнадежности изрёк Борис Стругацкий, расположившись за трибуной на
подиуме актового зала дома творчества. Но мы не учли одного фактора, -
он сделал паузу, так что у слушателей все замерло внутри в томительном
ожидании мы приготовились к истинному откровению, которое перевернет
наши взгляды на жизнь. Мы не учли позитивной и мощной силы частной
собственности.

Тут мне стало как-то не по себе.

Стругацкие - мастера, чьими книгами мы зачитывались. Созданный их даром
Полдень двадцать второго века мы если и не рассчитывали увидеть лично,
то надеялись, что его увидят наши потомки. Они писали книги о
звездопроходцах и светлых людях будущего, внушали нам, что у человека
должны быть друзья, работа и любовь, это делает его человеком. И вдруг
мы слышим что-то мелко-пошленькое о частной собственности, о
прогрессивности мещан и лавочников, которых раньше в своих произведениях
братья полоскали нещадно и часто даже несправедливо. Что творится? У
меня тогда начал крепнуть когнитивный диссонанс.

Потом Борис Стругацкий стал духовным родственником Новодворской, завел
сайт, где бесконечно долго и нудно объяснял нам, сиволапым, как с
детства советскую власть ненавидел и какие фиги в кармане держал.
Сегодня у меня ощущение, у него было какое-то постыдное желание
вписаться в новый безжалостный мир, стать глашатаем и здесь - но желание
это тщетное. В девяностые музыку стали заказывать те, кто любит шансон,
а не <<рокот космодрома>>.

Это был 1990 год, секция по фантастике и детективам Союза писателей
проводила ежегодный семинар в доме творчества в Дублтах (Латвия) для
молодых детективщиков и фантастов. Поскольку тогда у меня в журналах уже
вышли несколько повестей, то с видом будущего классика я приперся туда.
И застал там еще толпу таких же <<классиков>>, которых за счет Союза
расселили в комфортабельных номерах. И началась работа обсуждения в
небольших группах предоставленных авторами произведений как и положено в
творческих коллективах зло, искрометно, безжалостно, до сих пор помню,
какими словами меня поливали.

Времена были интересные и судьбоносные. Ломалась парадигма нашего
советского социума. И на глазах рождался новый, совершенно
фантастический по тем нашим понятиям мир, что для фантастов, конечно,
очень важно. И для детектвщиков тоже открывался новый мир - наступали
лихие девяностые, которые требовали своих Толстых и Ремарков. Ну а
главное появилась возможность реально стать писателем и напечататься.
Еще года три-четыре назад начинающему автору напечатать фантастику уже
само по себе являлось фантастикой. А тут начали выходить один за другим
сборники рассказов и повестей начинающих акул пера как правило, кстати,
достаточно убогие. Пусть маленькие, но рассказики, своя фамилия под
книжной обложкой для человека значит очень многое. Ты будто переходишь в
другую категорию Хомосапиенсов чукча из читателя становится писателем.

Семинары вели известные тогда писатели Прашкевич, Снегов. Бросалась в
глаза определенная разница между фантастами и детективщиками. Если
авторы детективов были больше угрюмые, вышедшие из органов, типа меня,
или отягощенные излишним жизненным опытом одиночки и мизантропы, то
фантасты были люди безбашенные, безалаберные, много пьющие, веселые и
обладающие патологической тягой тусоваться друг с другом. Это
первоначальное впечатление с годами утвердилось. И сегодня сообщество
писателей фантастов это огромная тусовка, разделяющаяся на более мелкие
тусовки, спаянная общими взглядами и идеологией. А детективщики сидят по
дачам и квартирам, строчат свои опусы, пугают население, и им на фиг
никто не нужен.

Начало девяностых это время совершенно диких перемен. Впереди разрушение
уже достаточно истощенной перестройками и ускорениями страны, экономики.
В магазинах ни шиша, и вместе с тем гласность с <<Огоньками>>, срывание
покровов с нашей <<поганой истории>>, развенчание кумиров и прочие радости
идеологической войны. Тогдашняя литература это достаточно точное
отражение времени. Все, и писатели, и обычные люди, будто разумом
поехали и кинулись нечищеными зубами кусать запретные плоды. Именно
тогда появились первые кооперативные издания, которым уже до лампочки
были и цензура, и мораль, и вообще все. И миллионными тиражами стали
выходить совершенно удивительные произведения. В брошюрах тиражом
несколько миллионов экземпляров вышла повесть непонятного автора,
скрывающегося за псевдонимом Корн <<Похождения космической проститутки>> -
эдакое блевотное чернушное творение, привлекшее народ снятием всех
тормозов и вдалбливанием новых смыслов - проститутки, бандиты, Содом и
Гомора. На, читатель, кусай запретное яблоко, бросайся вон из рая,
познав добро и зло в полуграмотном изложении мутного автора. Вместе с
тем стали появляться произведения пусть не столь одиозные, но начиненные
гигантским зарядом пошлости, нахальства и творческой беспомощности.
Помню у родственников на заводе по подписке распространяли произведения
Малышева это такое чудо-юдо, по сравнению с которым даже Тармашев
является Гомером и Чеховым вместе взятыми. <<Малышева в одни руки больше
трех не давать>>. Сметали, как горячие пирожки. Как сейчас помню: под
видом красавца в окружение космической принцессы внедрился инопланетный
осьминог, придушил её в постели. <<Ловите безжалостного осьминога-убийцу>>
- это цитата. Сюжетами он не заморачивался, часто слово в слово
передирая всем известные произведения американских классиков, типа
<<Робота-полицейского>> - был такой рассказ.

- Читал Стругацких, - говорил мне один знакомый. В общем-то, не так
плохо. Но Малышев конечно на две головы выше.

Народ сошел с ума. Какая была жизнь, такие и авторы, такая фантастика.

Маститые писатели, которые вели семинар, пытались нам привить
представления об ответственности творцов за создаваемые ими миры, о
морали, нравственности, о том, что писать надо уметь. Мы внимали. Но
понимали, что времена настают другие. Надо успеть вовремя перемен урвать
кому заводик с пароходом, кому свою долю литературной славы. Видимо,
правы были мы. Пришло время бифуркации, слово могло заставить камень
общества покатиться в другую сторону. И нужно было вдалбливать в
общество свои смыслы, какие мы считали нужными. И не было времени на
сомнения.

А вот со смыслами была беда. Продолжается она и до сих пор.

Советская фантастики расцвела в шестидесятые годы, давшие настоящих
мастеров Стругацких, Булычева, Биленкина, Подольного, Савченко,
Мартынова, многих других. И уже тогда началось размежевание между
творческими течениями. Появились две большие школы фантастов, между
которыми естественно, как и положено в творческих сообществах, началась
дикая склока. Сначала чисто литературная, а потом переросшая в
политическую со всеми сопутствующими - говорят, доходило и до доносов с
анонимками, ну а уж выяснение отношений в прессе и худсоветах это
святое. Итак, появились в семидесятые годы Ленинградская школа, ее
теперь именуют школа Стругацких, и московская, при издательстве <<Молодая
гвардия>>. К началу девяностых они окончательно стали идейными
антагонистами.

Фантастика это не столько литература. Те же детективы гораздо ближе к
классической литературе с их детально выверенным сюжетом,
психологизмом, расстановкой действующих лиц, яркими образами. У
фантастов это тоже встречается, но для них главное образ будущего или
тень неизведанного. Пускай тот же Ефремов страдает, как стилист, образы
у него плосковатые, язык порой труден, но образ будущего в <<Туманности>>
завораживает. Это гениальное произведение, оно звучит, как слаженный
симфонический оркестр мощно, напористо, пробирая до печенок. У
Стругацких будущее светлое, теплое, приятное, оно льется старым добрым
джазом. Сейчас в чести тяжелый металл но это в лучшем случае. А больше
ария заморского гостя в исполнении лучших басов медицинских вытрезвителей.

Размежевание между этими школами прошло именно по пониманию образа
будущего. Ленинградцы, в душе по большей части неполживые питерские
интеллигенты по традиции либералы и антисоветчики, писали мрачновато, но
талантливо. И будущее у них выглядело угрюмо, но ярко, в стиле мы все
умрем, мы все виноваты. Молодогвардейцы, школа Ефремова, писали о
коммунистическом грядущем, с литературными дарованиями у них было
похуже, поэтому это будущее у них получалось светлое, радужное, но до
безобразия скучное и пресное. Перчику к этой ситуации добавляло
открытое противостояние между Стругацкими, которые отстаивали социальную
фантастику, требовали безжалостно вскрывать язвы общества со всей
строгостью перестроечного <<Огонька>>, и Казанцевым, который все задвигал
про коммунистическое послезавтра, аномальные явления, гигантские стройки
коммунизма. Кто был прав в споре? Стругацкие обвиняли Казанцева в
многословии, неумении писать, ставить насущные проблемы. В чем-то они
были правы - Казанцев уступал им по литературному уровню. Но в своей
нише он был все же большой писатель, призывавший людей изучать тайны
космоса, строить подводные города, он поражал воображение статуэтками
инопланетян Догу, взрывом чужого корабля над тайгой. Он будил
романтиков, инженеров, строителей. А Стругацкие с каждой книгой
замыкались в мизантропии и пессимизме, придавали своим книгам тройной
смысл, мало кому понятный, а возможно и вообще его не было. Так что
размежевание между школами было размежеванием в оценке образа будущего.

Вообще, фантастов я насмотрелся не так уж много, поскольку на свои
собрания меня не звали, но достаточно, чтобы понять эта тусовка, которая
носит на себе некоторые сектантские черты. Она жестко структурирована,
там есть четкое разделение на гуру признанных авторитетов, мнение
которых вообще не обсуждается. Их подобострастно именуют мэтрами среди
них, кстати, и действительно хорошие писатели типа Рыбакова. И на
приближенных. И на массовку - обычных писателей, которые жутко хотят
быть напечатанными и признанными, и видят это только в одном случае
следовать принятым в их сообществе правилам. Тусовка постоянно проводит
какие-то сборища, семинары, встречи. Куча всяких призов, премий Росконы,
<<улитки>>, всего не сосчитать и не запомнить. Первые премии в двадцати
номинациях, вторые, просто премии, просто одобрение. Все строго по
ранжиру. Строго по определенному тебе в секте месту. Ну а вокруг этого
процесса вьются сотни тысяч единиц мошкары - фанатов, которые, по
большому счету, ничем не отличаются от фанов Арбакайте и Кирокорова, их
кумиры для них высшие авторитеты. Ну и на самом верху царят божества это
братья Стругацкие. И живое воплощение Бога не Земле Борис Стругацкий,
когда еще был жив.

Не знаю, хотел ли Борис добиться этого, но под его теплым ненавязчивым
руководством всеми этими процессами не закрепленными ни в каких
договорах, только силой авторитета, разработаны жесткие правила для
окормленных им фантастов, и шаг влево, шаг вправо побег, и ты уже и не
наш, не тусовочный. С некоторыми их пунктами трудно не согласиться так,
нужно о нереальном писать максимально реально, чтобы верили. Но вместе с
тем и есть такие, которые вывели всю эту толпу пишущих в либеральные
прерии. Главный критерий книга должна быть социальная, поднимать
сокровенные проблемы общества и, главное, бороться против фашизма и
гнусного тоталитаризьма. С понятием фашизм сами Стругацкие так до конца
и не разобрались, но очень они его не любили. Ну а с тоталитаризмом все
ясно - читай между строк советская власть, СССР, Архипелаг ГУЛАГ, ГУЛАГ
Архипелаг. Так что хочешь быть в тусовке соответствуй, дави совка в себе.

Естественно, более-менее вменяемые авторы от этой благодати вскоре стали
отваливаться. Некоторым это удалось, и они заняли достойное место, хотя
это духовное давление долго еще сказывалось на творчестве вспомнить
хорошего писателя Лукьяненко с его типичными для этой школы
интеллигентскими соплями и антисоветскостью, только недавно исправился и
стал глядеть на мир не через это кривое зеркало. Некоторым классикам
удается витать над всеми этими разборками и быть почитаемыми всеми
Головачев, Гуляковский, Павлов, Михайлов. Им по статусу уже можно не
клясться в верности борьбе с тоталитаризьмом.

В принципе эта тусня довольно комфортна и чем-то даже интересна.
Общаются между собой люди, напиваются, выясняют, держа за грудки друг
друга, кто гениален, а кто просто чертовски талантлив ну все как обычно
у пишущей или танцующей братии. Хуже всего то, что они одно время
сильно влияли на издательскую политику. Всеми этими <<улитками>>, званиями
<<Лучший фантаст>> они создавали у издателей ощущение, что только из их
среды выходят настоящие, а не поддельные фантасты, ну а все остальные
графомания. И эта политика долго приносила свои плоды.

У меня и моего соавтора первый фантастический роман вышел в 1998 году.
Притом только благодаря родному <<ЭКСМО>>, в котором я тогда попал в
первые строчки бестселлеров за книги <<Свидетелей не оставлять>> и
<<Мертвяк>>. В общем отношения с издательством у нас до сих пор теплые,
там издали фантастику, спасибо им, соавтора же Александра Зеленского
потом взяли в редактора серии <<Абсолютное оружие>>, и он там успешно
рулил несколько лет. И его таскали на все эти тусовки. И на каком-то
очередном семинаре один из авторитетов ему мрачно сказал:

- Илья Стальнов. Эх, как же мы вас просмотрели, что вы сами выплыли.

Действительно, выплыли сами. С того времени мы произвели восемь томов,
были не раз переизданы. И ни разу не признаны не то, что нормальными
писателями, но и писателями вообще. Мы для них чуждый материал. Мы сами
по себе.

У меня характер с одной стороны терпеть не могу тусовки. С другой
вынужден был пытаться туда проникнуть еще при СССР, потому что желание
увидеть напечатанной свою книгу непреодолимо. Ещё в 1988 году я прочитал
в газете, что в Москве действует сообщество от <<Молодой гвардии>> из
молодых писателей, дающие возможность публиковаться. Тогда один за
другим стали выходить сборники молодых. Сдуру отправился я туда со своим
фантастическим рассказом. У меня тогда в журналах были две повести уже,
так что я ощущал себя маститым. Застал там не содружество стремящихся к
прекрасному, доброму и вечному молодых людей, а ленивое сборище типов,
которым интересны только они сами. На меня обратили внимание примерно
как на таракана, приползшего на кухню мол, портит вид, а еще крошки
ворует. Походя отпинали <<сюжет вроде и есть, слог никуда не годится, в
общем, гуляй, Вася, жуй опилки, катись в свою военную прокуратуру>>.
Правда напоследок
люди то вежливые, сказали заходите обязательно еще. Больше я там не
был.

Неучастие в тусовке для творчества писателя имеет большие преимущества
ощущаешь себя независимым, не испытываешь гнет чужого вкуса и чуждых
идей. Вместе с тем это плохо сказывается на карьере и изданиях -
выпадаешь из общего круга и почему то становишься для всех врагом. Нет,
писатели тебя по больше мере просто не замечают, но могут и похвалить
снисходительно все-таки ребята в большинстве своём неплохие. Для критики
тебя просто нет, равно как и для разных наград и знаков признательности
благодарного народа. А вот для околотусовочного мирка ты становишься
врагом. Тебя никто не хвалит в Интернете, потому что ты чужой, зато
психованные фанаты не преминут тебя укусить мелкими зубками.

Имея тиражи в общей сложности почти три миллиона единиц, я все таки не
совсем посторонний человек в этом ремесле. Но столько гадостей, сколько
я читал про свои фантастические произведения, я никогда в жизни не
слышал. <<Нечитабельно>>. <<Убейся аб стену>>. <<Закончи сначала школу>>. И
прочий глас народа. А однажды наш с Сашкой псевдоним стал нарицательным.

Интернет переписка. <<Вы говорите, что Стальнов хорошо пишет. Это который
Дивова гнобил? Это отвратительно, и книги отвратительные>>. И вообще на
дыбу.

Это был анекдот. Олег Дивов притащил рукопись для <<Абсолютного оружия>> -
первую его книгу. Сашка прочитал и дал, кажется, вполне здравые
рекомендации немного отжать воды, прибавить динамики, закрутить сюжет. В
общем, выдал то, что Дивова, в целом неплохого писателя, тянет вниз до
сих пор отсутствие хорошего сюжета и словесное недержание. Сашка,
кстати, этот роман потом напечатал. Но, мне показалось, Олег, которого
лично, к счастью, не знаю, как и его герои - существо капризное и
истеричное. Поэтому он разразился статьей потрясающего накала, как гад
Зеленский не печатал его из вредности душевной, пихал ему свои опусы под
псевдонимом Стальнов и требовал писать так же. Ну и дальше тоже всякие
пакости мелочно и подловатенько, потому что именно Зеленский ему выписал
пропуск в литературу. Господи, сколько же Стальнова поливали потом
фанаты их у Олега как у Пугачевой, таких же психопатов, как и герои его
книг.

Ныне тусовки фантастов четко делятся по одному критерию - взглядам на
будущее. Сегодня гнёт школы Стругацких уже не тотален. Появилось много
других тусовок. Форумы в <<Вихре времен>>, в котором участвует автор
Афтершока Спесивцев, многие другие. Но их идеологическая монолитность
остается обязательной. Радует, что все больше становится наших.

Печатать фантастику я перестал, хотя иногда руки тянутся, но издателей
она не интересует, приходится выкладывать в интернет. Интересно, что на
литературных сайтах она вызывает нездоровую негативную реакцию <<это еще
хто такой, тот, кто Дивова обидел, а сам пишет то, что и литературой
даже с бодуна не назовешь>>. Хотя мне на Олега плевать, и не обижал я
его. На сайтах, не связанных с литературой, почему-то отзывы
диаметрально противоположные. Но литературная жизнь
борьба, а бороться мне надоело. Поэтому детективы наше все.

Хотя читаю я фантастику в больших количествах, преимущественно русскую.
И, надо отметить, что за последние годы появилось немало хороших
авторов, умеющих и любящих писать, но не всегда печатающихся. Появляются
новые имена. Не запоминаю их запоминаю книги. Иногда очень неплохие.

Но для меня фантастика интересно другим. Книги, пользующиеся
популярностью, достаточно четко отражают ожидания социума что люди хотят
от будущего, о чем мечтают и как они его видят.

По фантастике можно изучать историю. Двадцатые годы коммунистический
оптимизм, на Марсе коммунисты устраивают революции. Есть забытые, однако
очень забавные произведения. В одной книге в будущем комсомольцы
полетели к звездам, все такие красивые, а там им противостояли
капиталисты в виде насекомых и мерзких жаб. Тридцатые-сороковые первые
пятилетки, война. Фантастика строгая, немногословная супермашины,
линкоры с электрическими пушками, научные открытия, приручение пингвинов
и белых медведей. Война закончилась, нужен был образ коммунистической
перспективы. Появилась суровая <<Туманность Андромеды>> с ее Кольцом.
Шестидесятники энтузиазм, снятие лишних оков, иллюзии по поводу
прогресса и освоения космоса. Появляются Стругацкие с Полднем. Это все
еще время героев, но уже не суровых, уже не казарменный коммунизм, а
уютный, с садиком, салом и хаткой. Восьмидесятые раздрай и застой.
Начинается скука. Мельчают смыслы. Журналы фантастики вместо освоения
космоса пишут о будущем Сибири важное дело, но масштабы не те. Какая-то
тоска уже появляется. Ожидание чего-то. И дождались Горбачева, Яковлева
с Шеварндазе и <<Огонька>>, спалившего мозги наших сограждан. Здравствуй
запретный плод, привет чернуха.

В девяностые мы пытались расширить жанр, сделать его остросюжетным.
Помню, в числе многих наши книги продвигали жанр космического боевика. И
именно тогда на страницах русских книг прописались Джоны и Биллы,
русские герои за бесперспективностью канули в лето, а если о России и
писали, то как о деградировавшей стране, где все плохо и скоро кранты
всем конец. Светлое будущее в светозарных в США, в западном мире. Мы же
с самого начала долбили в одну точку Российская Империя, позитивные
векторы развития, антиамериканизм. Мы писали о русском реванше, а
рукопожатные, обласканные прессой и почитателями мастера пера и
ластика звали страну в историческое небытие.

В то время очень быстро скончалась научная фантастика. Какие открытия,
какой космос, какие свершения? Где она, ваша наука с освоением космоса и
океанов? Кому на фиг нужно? Наука это про улучшенный айфон и нейросети
вон, есть киберпанкк, там на развалинах цивилизации информацию качают
сразу в мозг, и мышкой елозить не надо вот это да, это фантастика настоящая!

И пришла эра фэнтези. Старик Хоттабыч с тремя волосками и все мировые
проблемы решены. Какое будущее? Даешь прошлое. Средневековый антураж.
Мечом по башке и заклинанием некроманта вдогонку. Почему так
происходило? Потому что во дворе взрывы. Чечня. Америка не
сегодня-завтра бомбить нас будет. Все хреново. Перспектив никаких.
Только чудо нам поможет. И вот вам сказка про Колобка и все так
интересно, занимательно и, главное, куда реалистичнее, чем планы
Правительства по стабилизации жизни в России. Долой от мира. Даешь
кислотные фантазии. Кто-то на герыч сел, кто-то в фэнтези плюхнулся.

Тогда же, в девяностые, стал моден жанр постапокалипсиса. Если для
Запада это страшилки для сытого обывателя, то для нас было просто чем-то
родным, что даже фантастикой не поименуешь. Мне кажется это был жанр
капреализма капиталистического реализма (сам только что додумался). Если
соцреализм был социально оптимистичен и описывал человека-творца, то
карпеализм это про то, как все хреново, и что человек в основе своей
подлая свинья и стяжатель.

Особая тематика, подраздел постапокалипсиса, хомяческая литература,
пользующаяся повышенным спросом. Как все на Земле накрылось
эмалированной ванной от нашествия вируса-мутанта, и на обломках
цивилизации бродят всякие негодяи вместе с положительными героями и
собирают или отбирают всякие нужные вещи, роют схроны, и там хранят свои
богатства, позволяющие им лично выжить и удобно устроиться. Кристально
чистый людоедский капреализм. Человек человеку корм.

А что ныне творится? Фэнтези безраздельно царствует до сих, но больше у
девочек (кстати женщины составляют около девяносто процентов читателей
художественной литературы, отсюда и популярность теткиных детективов).
Девочкам нужна любовь и принцы. Ну а нормальный народ в двухтысячные
очухался, и ему захотелось снова стать не рабами, а гражданами. Люди
начали понимать, что страна у нас одна, окружена врагами, которые нас
мечтают грабить всегда. А мы в заднице. И за историю мы профуфырили
огромное количество шансов стать круче всех. А нужно то было всего
послезнание что война начнется 22 июня, что супербомбу надо делать из
урана 235. Вот если бы тогда все знали. А пошлем им попаданца. И
ринулись толпы из нашего времени в прошлое перестраивать Россию,
выигрывать войны малой кровью, возвращать былое величие. С одной
стороны забавно и глупо выглядит, с другой стороны симптом хороший
возвращается у людей желание набить морду тем, кто довел нас до жизни
такой, и возвыситься снова. Законное желание.

Возникают локальные какие-то жанры. Например, художественные описания
компьютерных игр. Кому надо не только играть, но и еще читать про это
непонятно, но пользуется популярностью. Ему импульс достаточно хороший
задал своими книгами Лукьяненко, но после него мало кто чего вменяемое
пишет. Или недавнее недоразумение серия ЕВА онлайн о том, как прилететь
на другую планету, пожить на свалке, захватить космический корабль и
поиметь принцессу, предварительно насовав себе в башку компьютерных
чипов и программ, которые из тебя, мелкого дурака, за три секунды
сделают супермена. Одно меня радует комиксы пока на нашей почве не
прижились. Комиксы это уже диагноз.

Интересно, что практически нет фантастики, которая дает образ будущего.
Нет ничего типа Ефремова или Стругацких, или того же Мартынова. Те
образы будущего, которые создаются это преимущественно космические
оперы а-ля Звёздные войны, наполненные монархической чушью, сплошь про
звездных герцогов и императоров. Социально уродливые конструкции
фактически нежизнеспособные, но убедительные для детей и
экзальтированных прокурорш. Но реального образа будущего нет. Нет даже
попыток оценить, куда идёт человечество. Помню за последнее время одну
серьезную книгу в жанре НФ - Ибатулин <<Роза и червь>>, но все равно это
не образ будущего. Такое ощущение, что людям это просто неинтересно Люди
хотят спрятаться от этого будущего

Существует узкая ниша коммунистической фантастики. На память вспомню
Богатырева с его <<Марсианином>> - хоть стиль немножко вязкий, много
недоработок, идейных странностей, но попытка создать образ
коммунистического будущего есть. Даже издана в бумаге книга. А где
другие? Нет интереса у читателей? Ну ладно, издательства не издают, но в
самиздате почему ничего?

Правда я прогнозирую, что именно этот жанр будет набирать обороты, если
появятся люди, которые будут в нем работать. Но пока зрелище жалкое.

Литература это не просто рассказки. Фантастика достаточно мощный
мобилизующий фактор Сколько покорителей звезд говорили о том, что именно
фантастика двинула их в профессию. У скольких ребят после чтения тех же
ранних Стругацких появлялось желание честно и не щадя себя строить
лучший мир. И то, что образ лучшего мира не воспроизводится сегодня это
симптом тревожный.

Но все же уверен в обществе будет скачок. И светлое будущее еще
понадобится. Ну а пока. Вспоминаю терминатора. Когда главного героя
забирают в полицию, он говорит:

- Я из будущего. Страшного будущего.

Чтобы оно было не страшным, нужно проецировать светлые идеи. В общем,
писатели, друзья мои, несите свет, а не копайтесь в отходах.

И ещё наверняка найдутся желающие оценить мое творчество словами <<сам
дурак>>, приводить неудачные цитаты из моих произведений, демонстрируя
мою никчемность. Я с вами со всеми согласен червь я, и не смею, но
слова сами на бумагу просятся, в том числе не только в книгах, но и
статьях. Не виноват я

     ответов: 4   2017-10-14 16:12:45 (#3523022)

[lib-town] Вечера в Чайной избе

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Здравствуй, Либ-Таун,

"... Что такое "молвить" я не понял, но "молвят" они,
видимо, тоже. Перечитайте, лучше, "Солярис" Лема.
И, мне кажется, что автор - женщина. "

Зычный голос графа ещё перекатывался по углам залы Чайной избы.
Закончив, он внушительно помолчал, окинул всех присутствующих орлиным
взором, опустился на дубовую скамью, и потребовал вина, - промочить
горло.

- Ну, вааще... аутор жжёт!! Зацените, пиплы! - ирокез на голове
пацанки Лео аж вибрировал от возбуждения. - Лайк однозначно! Не
форгетнуть Юрасику форварднуть...

Его преосвященство с интересом разглядывало новый пирсинг пацанки. И,
ни к кому не обращаясь, пробормотало - Любопытно бы с ней в баню
сходить ...

Боцман поперхнулся ромом. Латунский, открыв рот, в восхищении
уставился на Кардинала. Покрасневшая Дафна прошептала довольно громко
- Ваше преосвященство, вы ... ээ-э ... хорошо себя чувствуете?

Кардинал непонимающе приподнял бровь.

Назревающий скандал разрядила Скромная персона, временно заменяющая
Светлейшую графиню: - просто Его Высокопреосвященство начиталось Стига
Ларссона, и подумало нет ли на спине Алеолины татуировки дракона, не к
ночи будь помянут.

Кардинал благосклонно моргнул, и снова ушёл в свои мысли.

- Ага, - сказал Латунский, с трудом отрываясь от соблазнительной темы,
- драконы, там, разные, знаем, читали. А вот что тут нам Барм Урис
втирал, я не всосал. Автор женщина - это он про Лема аль про Пушкина?

- Да какая разница? - буркнул Старый Боцман, - сам этот автор - салага
сухопутная, хуже женщины на корабле. "Молвить" ему непонятно. Любой
юнга знает что такое мол. А как его вить из джута тоже не великий
секрет.

- Вы хотите сказать, - Дафне не удалось скрыть удивления, - что они
там все вили мол?

- или молы - Боцман был неколебим.

- Афимол, Ситимол, супермол - меланхолично протянул граф О'Ман.

- А чё, имхо, клёво дед задвинул! - Лео смешала в стакан томатный сок
с пивом и присосалась к трубочке.

Дафна нерешительно посмотрела на Кардинала, но Его преосвященство
витало где-то очень далеко, и не проявило интереса к теме.

- Мне всё же кажется ваша трактовка слова "молвить" не лежит в
основном русле научной мысли.

- Точняк. Не мэйнстрим. Но внушает. - отозвалась пацанка.

- А вы как думаете? - обратилась ученица кардинала к критику
Латунскому.

- Тот принял очень важный вид, не спеша разгладил бороду, возвёл очи
горе, и раздумчиво повторил - Как я думаю, спрашиваете? - он
победоносно оглядел компанию и рявкнул - Головой! - и загоготал,
в полном восхищении от собственного остроумия.

Дафна опять покраснела. Пацанка презрительно длинно сплюнула, и сунула
в рот сразу четыре пластинки жвачки.

Барм Аллей неодобрительно покачал головой. - К вам обращаются как к
литературоведу, а вы паясничаете.

- Дак хгде ж здеся литература? - изумился Латунский. - Али вам понятие
редуцирования недоступно? Ясен пень, молвить - это некультурное
воспроизведение молнить, хде эн редуцировано наподобие как в солнце, а
вэ волюнтарстски добавлено, как бы для благозвучия, значить. И
означает оно в исходно тексте шо все оне там друх у друха молниями
кидались, ругались, надо думать. Ведь тогда, кажись, телеграфа не
было.

Дафна что-то быстро записала себе в блокнот. И спросила - А про корыто
вы что скажите?

- Да чего там говорить, - Латунский снисходительно и благодушно
поглядел на графа и студентку. Боцмана он демонстративно не замечал. -
Здеся мы опять же имеем редухцию, кою я уже упоминал. Есть слово
корысть. Именно она и есть сильнейший мотив персонажей сказки. А
корыто, мы должны понимать как редуцированную корысть в народном
безграмотном, значить, выражении.

Не, брателло, ты гонишь. - Лео надула огромный пузырь жвачки, и он
лопнул прямо в лицо критику. - Тебе пиплы русским языком шпрехают -
рыто, ака вырыто но недорыто. А ко - значит корпоративчик - всем
фэндомом рыли.

Дафна застенографировала и эту речь.

- Ага, так значит, ага, - бормотал Латунский, и было прям видно как
эта новая мысль укладывается в его голове. - Рыто, значит, а ко -
редуцировали от корпорации.

- А невод вы откуда редуцируете? - лениво спросил Боцман?

- Эту реплику из зала мы с негодованием отметём как неполиткорректную
и ревизионистскую. - Латунский задрал бороду, и попытался испепелить
старого моряка взглядом.

- невод - Общеславянское. Этимология точно не установлена. Обычно
толкуют как преф. производное от утраченного вод <<невод>>, родственного
швед. vad <<невод>>, латышск. vads <<большой невод>>, ср.-н.-нем. wade
<<рыболовная сеть>> и др. <<Отрицательное>> название объясняется табу
(чтобы рыбы не узнавали опасный для них предмет). Школьный
этимологический словарь русского языка.

Все ошарашено уставились на пацанку. - Неа, а чё я? в инете так прямо и
запостили. Непонятно, но ведь колбасит. а?

--
Попутного всем ветра, и семь футов под килем!
Старый боцман
mailto:old-boatswa***@y*****.ru

     ответов: 0   2017-09-25 19:12:23 (#3519855)

[lib-town] Вездесущий Пушкин

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Но знаешь сам: бессмысленная чернь
Изменчива, мятежна, суеверна,
Легко пустой надежде предана,
Мгновенному внушению послушна,
Для истины глуха и равнодушна,
А баснями питается она.
Ей нравится бесстыдная отвага.

     ответов: 4   2017-09-24 09:08:47 (#3518503)

[lib-town] 1975

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

... Или ты променял роль статиста в бою на главную роль в клетке?..
. George Roger Waters
Роджер Вотерс

     ответов: 0   2017-09-17 22:00:34 (#3518506)

[lib-town] Изобретения, придуманные знаменитыми писателями

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Здравствуйте, lib-town.

1. Наушники

65 лет назад вышел в свет один из самых известных романов-антиутопий - <<451
градус по Фаренгейту>>. Если вы читали эту книгу, то наверняка помните
крошечные приемники <<ракушки>>: их помещали в ухо, чтобы звуки из них
воспроизводились прямо в мозг. И если в 50-х это казалось фантастикой, то
сегодня все мы уже привыкли пользоваться наушниками-капельками.

2. Атомная бомба

Понятие <<атомная бомба>> и его современное значение впервые появилось в
книге Герберта Уэллса <<Освобожденный мир>>. Через три десятка лет об этом
страшном виде оружия узнал весь мир...

3. Методы работы полицейских

Помните знаменитого Шерлока Холмса, главного персонажа целой серии рассказов
Артура Конана Дойля? Так вот, именно благодаря ему полиция Скотланд-Ярда
научилась разгадывать самые запутанные случаи. После публикации <<Записок
Шерлока Холмса>> сотрудники полиции начали обращать внимания на следы на
месте приступления, а также собирать окурки и пепел для анализа.

4. Подводная лодка

В то далекое время, когда передвигаться по морю можно было лишь на
парусниках или пароходах, французский классик Жюль Верн уже вынашивал идею
абсолютно нового типа судов. Полностью металлическая подводная лодка
<<Наутилус>> впервые появилась на страницах его романа <<20000 лье под
водой>>.

5. Схема отмывания денег

Как сколотить капитал на том, чего не существует? Этим искусством в
совершенстве овладели современные политики, но саму идею предложил...
Николай Гоголь! В <<Мертвых душах>> он детально описан способ покупки и
продажи того, что есть лишь на документах, но не в реальности. Думаю, не
стоить рассказывать, как эту схему применяют сегодня.

     ответов: 3   2017-09-15 21:33:58 (#3485208)

[lib-town] Тошнит от голых задниц и женоподобных мужиков

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Яна Поплавская: <<Меня тошнит от голых задниц и женоподобных мужиков,
которых мне впихивают под видом высокого искусства>>. Это вызвало огромный
резонанс: кто-то благодарил актрису за правду, кто-то грязно оскорблял и
даже угрожал. <<АиФ>> попросил Яну Поплавскую прокомментировать ситуацию.

Синоним вранья

-- Все знают: голова нам дана, для того чтобы думать. Но, к сожалению,
огромное количество людей неправильно ею пользуются, не задумываясь о том,
что сегодня происходит.
Слово, которое очень часто сегодня используется, -- толерантность -- я не то
что не люблю, я ненавижу его! Именно с помощью этого слова играют в грязные
игры с общественным сознанием и меняют действительность. Есть такая теория,
<<Окно Овертона>>: это концепция, с помощью которой даже высокоморальному
обществу можно насадить любую идею за очень короткое время, полностью
изменив социальное сознание. Я не демагог, на протяжении очень многих лет
читаю лекции для политиков, бизнесменов, студентов и обычных людей, преподаю
им уроки речевой психологии. Слово -- это высокоэффективное оружие.

Толерантность сегодня -- это синоним вранья, замыливания острых социальных и
культурных вопросов.

Так вот, слово <<толерантность>> для меня -- это самый страшный инструмент
манипуляции. Под это слово загоняют всё. Толерантность сегодня -- это
синоним вранья, замыливания острых социальных и культурных вопросов.
Например, национализм очень часто подменяется понятием патриотизм, а это,
что называется, <<две большие разницы>>. Происходит страшная вещь:
деструктивное изменение понятий добра и зла, их меняют местами -- из-за
этого теряются общечеловеческие ориентиры.
Мы живём в обществе, где очень удобно говорить неправду. И получается, что
очень часто политики выступают как хамелеоны, это мировая практика, и закон
тогда -- что дышло: куда повернул, то и вышло.
Поэтому и появилось это <<прекрасное>> слово, которым заменяется всё:
толерантность. Как только неудобно говорить правду, говорится: <<Мы
толерантны>>. А на самом деле это слово делает из общества молчаливый скот.
Который начинает всего бояться. Кто-то мне возразит: а кто знает, как
правильно жить? Нет такой книги, где это написано. На самом деле есть.
Называется Библия. У мусульман это Коран, у иудеев -- Тора. В этих книгах
написаны абсолютно чёткие правила и чёткие человеческие законы.

Жертвы толерантности. Произведения, которые звучат неполиткорректно
Знаменитую эпатажную картину Альфонса Алле <<Битва негров в тёмной пещере
глубокой ночью>>, несмотря на то, что она представляет собой всего лишь
чёрное полотно, из-за одного слова <<негр>> можно считать неполиткорректной.
По логике голландского музея шедевр Эжена Делакруа <<Еврейская свадьба в
Марокко>> следует переименовать в <<Свадьба одного из национальных
меньшинств в Марокко>>.
Профессор Императорской Академии художеств Александр Риццони, создавая
полотно <<Жиды-контрабандисты>>, вряд ли думал о том, что спустя 155 лет это
слово будет звучать оскорбительно.
В литературе тоже встречаются нетолерантные шедевры: название книги Марка
Твена <<Янки из Коннектикута при дворе короля Артура>> звучит
неполиткорректно.
По аналогии с <<неграми>>, <<янками>> и <<евреями>> украинцы могут счесть
стихотворение Тараса Шевченко <<Хохлы>> оскорбительным.
Название картины знаменитого русского художника-баталиста Василия Верещагина
<<Подавление индийского восстания англичанами>> тем более провоцирует
международный конфликт.
К другой картине Василия Верещагина могут придраться уже власти. Название
полотна <<Политики в опиумной лавочке. Ташкент>> дискредитирует власть.
Название картины Томмазо Мазаччо <<Святой Пётр исцеляет калек>> звучит
нетолерантно. По сегодняшним меркам итальянскому художнику стоило бы назвать
своё полотно <<Святой Пётр исцеляет людей с ограниченными возможностями>>.
Названия картин Валентина Серова <<Баба в телеге>>, <<Баба с лошадью>> могут
оскорбить чувства женщин. Если следовать логике голландского музея, их
следует переименовать в <<Девушка с лошадью>> и <<Женщина в телеге>>.
Если говорить о защите прав детей, то нужно отказаться от прежнего названия
картины Якопо Тинторетто <<Избиение младенцев>>.
Можно пойти дальше и в названии произведений разглядеть буквальные нарушения
законов. К примеру, картина художника Винсента Ван Гога <<Курильщик>> должна
сопровождаться пометкой об ограничении возраста <<18+>> и предупредительной
надписью о вреде табакокурения.
<<Любительница абсента>> Пабло Пикассо пропагандирует алкоголизм. В название
необходимо добавить информацию о вреде алкоголя.
А скульптура <<Галл, убивающий себя и свою жену>> и вовсе звучит
неприемлемо, так как нарушает закон, демонстрируя способ убийства и
самоубийства.
Для понимания не нужно быть семи пядей во лбу, не нужно быть религиозным
человеком. Да можно, в конце концов, быть не очень образованным атеистом,
чтобы взять и прочитать эти законы. Это общечеловеческие законы, что
правильно и что неправильно. Правд может быть очень много, но истина одна.
Честно скажу: личная жизнь любой человеческой особи меня не интересует. Я ни
в коем случае не посмею <<залезать>> в чужие спальни. То, что происходит за
закрытыми дверями и устраивает двух людей, -- двух -- это их личное дело, их
жизнь. Какое я имею право давать какие-то оценки, если люди, какой бы ни
были они ориентации, это не демонстрируют никоим образом? Но когда это
выливается прилюдно, когда это прикрывается искусством и культурой, то тогда
у меня возникает вопрос: почему на это никто не обращает внимания?
Мы живём в обществе, где очень удобно говорить неправду. И получается, что
очень часто политики выступают как хамелеоны, это мировая практика, и закон
тогда -- что дышло: куда повернул, то и вышло.
Это миф, что нельзя ничего цензурировать. Жизнь любого человеческого
общества регулируется законом. Это закон человеческий, закон
государственный. Иначе бы была анархия.
Вы, когда воспитываете своих детей, их контролируете? Контролируете. Вы
говорите с младых ногтей: это хорошо, это плохо, так можно себя вести, так
нельзя. Вы ориентируетесь на понятия, которым учили родители. Потому что
человек -- это не одиночное, а социальное существо. Ему нужно общество, он
не мыслит себя без него и не может жить в одиночестве, если только это не
отшельник.
Например, когда ваш ребёнок начинает учиться в школе, вы не позволите ему
смотреть или приносить в класс порнографические материалы: это табу!!! Вы не
позволите своему ребёнку в школьном сочинении писать матерные выражения, и,
как цензор, немедленно вычеркнете их. Потому что такие слова -- опять же
табу. И нет в вас никакой толерантности в подобных вопросах, правда? Потому
что есть законы общества, по которым это общество и живёт.
Но вдруг в последнее время что-то стало меняться. Собираются человеческие
существа, неважно, какого они пола, и думают: как бы нам привлечь к себе
внимание?
И (о чудо!) им в голову приходит гениальная идея: <<А давайте покажем голые
задницы и даже члены на всю страну -- и будет нам счастье, будет нам
прибыль, и будет скандал>>. Сказано -- сделано.
Помните недавний скандал со спектаклем в Эрмитаже, где актёры стоят на сцене
на согнутых коленках в низком наклоне и дуют губами, вытянутыми в трубочку,
друг другу в анальное отверстие? Нарисовала картинку? В интернете есть
фотографии...
Юрий Любимов От <<Доброго человека>> до <<Бесов>>: лучшие спектакли Юрия
Любимова Я выросла в театральной среде. Мой отец-отчим Владимир Викторович
Александров, который воспитывал меня с 4 лет, работал с Юрием Петровичем
Любимовым всю свою сознательную жизнь на Таганке, будучи его вторым
режиссёром. Моя мама служила в Театре на Таганке, и я, как и другие
актёрские дети, выросла за кулисами, в <<красношапочном>> возрасте играла в
двух очень известных спектаклях (<<Обмен>> и <<Перекрёсток>>) и находилась
бок о бок с актёрами легендарного театра. Думаю, вы не поспорите со мной,
что Юрий Петрович Любимов был признанным гением мирового масштаба, он
работал фактически на всех мировых театральных сценах. Но даже под
расстрелом Любимову не пришло бы и в голову снимать трусы с Высоцкого,
Хмельницкого, Золотухина и иже с ними, чтобы, например, Высоцкий в роли
Гамлета выходил с обнажёнными гениталиями и говорил бы: <<Быть или не
быть>>.
На Таганку всегда был лом! Народ шёл не на голые попы, не на то, что актёры
обливали друг друга кефиром, молоком, грязью или помоями или совершали акт
псевдо-дефекации: когда садятся на сцене и тужатся. И кидают в зал
псевдодерьмом. Это то, что представлено на российских театральных сценах. Не
надо называть это искусством. Не надо. Искусство должно быть прекрасным,
доступным или не очень, интеллектуальным, но не отвратительно патологически
отталкивающим.
Театральная сцена -- это не отстойная яма, это не нужник. Даже если вы не
изучали историю театра, то, я уверена, слышали о площадных театрах, которые,
например, были в Германии. Это не выдавалось никогда за искусство, это было
развлечение для толпы: хлеба и зрелищ! Когда на сцену выходили, пукали и
тушили пуканьем свечи. Маргинальная толпа была в восторге.
Но совсем другое дело, если мы говорим о Большом театре. Большой театр --
это лакмус, это лицо моей Москвы, моей страны. Я видела отрывки записи
несостоявшейся премьеры балета <<Нуреев>>. Там, безусловно, есть талантливые
вещи, очень интересные. Но меня не интересует, что Нуреев был
эксгибиционистом и гомосексуалистом. Это его личное дело, его личная жизнь.
Я не уверена, что сам Нуреев хотел бы, чтобы его личность была преподнесена
таким образом.

Почему запретили балет о Нурееве?

Меня интересует только одно: каким образом этот человек, истинная звезда,
знаменитый танцор, с которым практически невозможно состязаться на балетной
сцене, превратился в мировую легенду. О нём слагали мифы, это был человек
необыкновенной, сумасшедшей трудоспособности, посвятивший себя профессии: он
ею жил. А то, что он делал у себя в спальне, меня не интересует. Я не
Господь Бог, чтобы его судить.
А сейчас давайте я переключусь с позиции профессионала на обывателя. На
генеральном прогоне на центральной сцене театра с мировым именем перед
зрителем предстаёт фотография Нуреева, купленная, как говорят, за 300 тысяч
евро. Вы услышали сумму? Я могу только предполагать, что эта фотография была
сделана им для кого-то из его любимых, скажем так. Не секрет, женщины тоже
отсылают интимные фотографии своим возлюбленным: это человеческие отношения,
и в этом нет ничего предосудительного.
Вы же в спальне тоже не находитесь в трусах, лифчике, и не ведёте себя там,
как партизан. Но вы не пойдёте на Красную площадь и не займётесь сношением
со своим партнёром, для того чтобы назвать это искусством. Хотя почему бы
нет, с другой стороны, правда? Знаете, какое количество людей соберётся,
чтобы на вас посмотреть, пока вас в полицию заберут и срок вам впаяют за
развратные действия?
А почему тогда можно гениталии показывать на главной сцене страны? Это же
мечта нашего детства: попасть в Большой. <<Я была в Большом!>> Это что-то
недостижимое было в своё время, туда определённым образом одевались, шли,
как на праздник, там собиралось интеллектуальное общество посмотреть, что
сделано в большом искусстве.

<<Спасибо за смелость!>>

Знаете, я свой пост о толерантности в соцсети писала и абсолютно не
рассчитывая на то, что он сработает как детонатор, вызовет такой сумасшедший
интерес. Было 10 тысяч лайков и 2,5 тысячи комментариев. Люди писали:
<<Спасибо вам за то, что вы сказали, спасибо вам за вашу смелость>>. Ребят,
да какая смелость, в чём смелость? Вы помните сказку про голого короля? Она
сюда подходит просто как никогда. Только маленький ребёнок прошептал, а
потом сказал громко: <<Король-то голый!>> Но вся свита, боясь выглядеть
глупыми ослами, говорила королю о том, что у него прекрасное платье. Дело в
том, что страх меняет сознание. Если <<это>> показывают на столичных сценах,
если то, что было не нормой, подсовывают нам под видом нормы, люди начинают
бояться, они говорят друг другу: молчи, тебе что, нужны проблемы? Бог с ним,
они сами разберутся, чего тебе, больше всех надо? Если это показывают, то,
может быть, это мы с тобой ничего не понимаем? Да, нас тошнит, но кому-то
там виднее.
И мне становится страшно. Потому что я отношусь к тем людям, которые считают
себя патриотами. Я родилась в этой стране, я москвичка, я очень люблю этот
город. Я патриот своих друзей. Патриотизм -- это ещё близкие люди, близкие
по духу, по менталитету. Это твои корни. Я люблю своих друзей, я люблю свою
семью, я очень этим дорожу. И я не хочу, чтобы у моих детей, у моих будущих
внуков менялось сознание. А мне пишут: <<Всё равно, сука, мы пройдём
парадами, как ты пишешь, по твоей Москве и по России>>.
За одну ночь с публикации поста огромное количество этих людей
организовались в группы, которые стали мне присылать порнографические
материалы, писать, что, мягко скажем, займутся оральным сексом с моими
сыновьями, отымеют их -- вы понимаете, как. И тогда они поймут, что
заниматься сексом с мужиками круче, чем с бабами.
Два моих сына от бешенства бились в конвульсиях. Немыслимая злоба выливалась
на меня. Хотя там не было ни одной фамилии и призыва к гонениям на геев.
Нет, не из-за трусости: мне нечего бояться. Я вообще мало чего боюсь в этой
жизни. Но молчать я не буду. Потому что больше не могу.
Николай Цискаридзе. Нужны ли в театре нормы приличия? Я не совершаю никаких
противоправных действий. Что, разве я буду нерукопожатна за то, что
возмутилась тем, что не называется искусством? Посмотрите, что сказал
Цискаридзе: он категорически против того, что происходит, сцена не для
этого. Искусство должно быть прекрасно, это правда. Да, оно проблемно, оно
поднимает различные социальные темы. Искусство всегда было в нашей стране
иносказательным, особенно во времена застоя. Как сказать тем самым эзоповым
языком, как показать ту социальную правду, которая волнует людей? Ну не
голой же задницей! Не голым членом! Не выставленным напоказ анальным
отверстием!
В театр приходят родители с подростками. Вы мне хотите сказать, что это
сформированная психика? Я занимаюсь с детьми всю свою жизнь, преподаю, у
меня благотворительный фонд. Не смейте менять их сознание. Есть мужчина и
женщина, два пола: мужской и женский. А если говорить человеку всё время,
что он свинья, то он действительно захрюкает. Если постоянно говорить о
толерантности, если впихивать людям в голову то, что не является правдой, а
является ложью, но называть это правдой, через некоторое время (очень
быстро) общественное сознание начнёт меняться. У наших с вами детей. И к
чёрту полетят все семейные ценности, порвутся все семейные связи, семья в
том виде, в котором она существует, перестанет существовать -- навсегда,
понимаете?
Огромное количество гетеросексуалов -- правда, видимо, скоро они превратятся
в меньшинство -- ратуют за семейные ценности. Но почему нам с вами в голову
не приходит обратиться в мэрию Москвы за разрешением идти парадом по
Тверской? Давайте вместе с вами нарисуем киношную картинку: тысячи мужчин и
женщин с улыбающимися лицами в едином порыве идут в семейных трусах, в
майках, держат друг друга за руки, за ними -- их улыбающиеся дети. И все --
с плакатами: <<Мы занимаемся сексом с моей женой, с моим мужем, таким-то и
таким-то образом, в таких-то позах, и у нас появляются вот такие прекрасные
мальчики и девочки>>. Если бы я была инициатором такого прохода по Москве,
мне бы сказали в ответ: <<Вы что, озверели, что ли? Какой парад натуралов?
Давайте-ка, Яна, вызовем вам дуровоз, госпитализируем вас, будем лечить...>>
Яна Поплавская: Вода ушла, горе осталось Правду очень сложно сказать даже
самому себе. Не говоря уже о таких трибунах, как телевидение, печатные,
радийные СМИ. Правда, понятия добра и зла у нас изувечены, практически во
всём произошла подмена. Про человека, который занимается
благотворительностью, скажут: это всё пиар. А я отвечаю всегда только одно:
а попробуйте сами так попиариться. А попробуйте, как это делают тысячи
прекрасных людей, протянуть руку помощи, собирать фуры, поезда, самолёты.
Посвятить себя помощи другим, чужим, безымянным людям, чтобы дать им надежду
на спасение в горе и одиночестве. Разве это не человеческий закон? Да,
человеческий. Можно вспоминать Спарту и говорить: давайте не будем помогать.
Людей станет меньше, воздух станет чище.
А как вы воспринимаете словосочетание <<слуги народа>>? Отрицательно. Но
ведь изначально же было по-другому. Мой прапрадед, я его застала, был
офицером царской армии, у нас дома есть наградная Библия царя Николая. До
последних дней своей жизни он говорил: <<Служил Отечеству. Служил своему
народу>>. Он прошёл все войны с простреленным позвоночником, в корсете.
А сегодня вы знаете о зарплатах депутатов? Это сотни тысяч рублей. Меня
очень волнует вопрос: если ты решил посвятить себя на какое-то количество
времени, пусть на 5 лет, служению своему народу, то как же ты можешь
наблюдать жизнь людей из окна своей машины? Только человек, который живёт на
такую же зарплату, как его соотечественники, сможет понять: как ездить в
общественном транспорте, что такое продуктовая корзина, как платить за ЖКХ.
И, только испытывая те же тяготы, что и народ, этот депутат сможет писать и
предлагать законы, меняющие жизнь этих людей к лучшему. Как же он может
понять женщину, находящуюся в крайней степени отчаяния, у которой на руках
больной ребёнок? И ей тысячи людей по моей стране собирают по 100, по 200,
по 500 рублей, -- вот эта христианская лепта -- чтобы помочь семье
прооперировать и спасти этого ребёнка. Я знаю это не понаслышке и кланяюсь
этим людям: вот они, настоящие Слуги Народа.
Почему бы депутатам и чиновникам, получающим огромные деньги (правда, подчас
для меня непонятно, за что), не жертвовать частью своей зарплаты? Пусть
будет не половина, Господи, пусть десятина будет! На то, чтобы облегчить
жизнь людей, которые тяжело живут в России. Я очень много езжу по регионам.
Как же тяжело живут люди! Я вообще не знаю, как они выживают иногда.
Может быть, вы скажете, что я выросший романтик. Нет. Я очень адекватный
человек. Но понятие социальной несправедливости в последнее время
колоссально, абсолютно. Президент моей страны в едином лице (при таком
количестве заместителей, помощников!) на прямой линии с народом решает
частные вопросы определённого количества людей, которые надеются только на
него. Как это возможно? Как? Тогда пусть решает всё только президент, не
надо держать такой штат чиновников и различные ведомства! Если народ уповает
только на Путина.
Так вот, я хочу, чтобы люди, которые приходят в Думу и работают на
государственной службе, знали, как живёт тот самый народ. И чтобы на
собственной шкуре они понимали, что такое жить на крохотную зарплату,
кормить, учить и одевать своих детей. Я хочу, чтобы чиновники лечились не за
границей, а дома, в своей стране. Надо, чтобы был государственный закон на
эту тему. Тогда фонды благотворительные не будут вынуждены отправлять детей
на операции за границу. Потому что если чиновники будут лечиться тут, то
построятся громадные, потрясающие медицинские центры, в них будут
вкладываться деньги.
Я стойкий оловянный солдатик, мне не всё равно. Людям, с которыми я живу бок
о бок, тоже не всё равно. Потому что нет никакого стыда сказать о том, что
является правдой. Понимаете? Есть только доблесть и честь любого человека,
который выходит и говорит не о шкурнических интересах, а о том, что волнует
страну.
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

http://www.aif.ru/culture/opinion/yana_poplavskaya_nenavizhu_tolerantnost

     ответов: 0   2017-08-28 22:00:56 (#3515617)

[lib-town] Fwd: Атака вируса-шифровальщика Петя.

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

Пересылаемое письмо От: Сергей А. Кузин
Время создания: Tue, 27 Jun 2017 17:06:42 +0000

Уважаемые коллеги, приветствую! Сегодня в мире началась очередная
атака вируса-шифровальщика с названием <<Петя>>. На текущий момент,
18:56, защиты на текущий момент нет. Ждём обновлений к утру. По этому,
в ближайшее время в сети Университета будут отключены все сетевые
дисковые устройства. Убедительная просьба - не открывать письма от
незнакомых отправителей, не открывать вложения в письмах, если не
уверены что точно знаете отправителя и содержимое вложения. На текущий
момент зафиксированы способы распространения под видом финансовых
документов.

Так же просьба проверять используемые флэшки на вирусы, перед тем как
открыть их содержимое. На текущий момент Антивирус Касперского в
университете запускает процедуру проверки автоматически, но всёравно просьба
обратить на это внимание.

Для информации - данная атака затронула компанию Роснефть, остановила
контейнерные перевозки компании Maersk, затронуло крупнейшие банковские и
телекоммуникационные компании Украины.
Повторю - способа защиты, кроме как отключить используемый сетевой протокол
- нет.

С уважением,
Директор департамента информационной инфраструктуры и технологий
Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта
Кузин Сергей

Конец пересылаемого письма --

     ответов: 4   2017-07-01 19:03:34 (#3503402)

[lib-town] Кавтарадзе Сергей Юрьевич

Сказочная страна "Завентрилье" и ее столица "Либ-таун" приглашают Вас в чудесное путешествие !

<<<<Архитектура -- это не столько просто, сколько очень логично>>>>
Интервью с лауреатом премии <<Просветитель>> Сергеем Кавтарадзе

Премию <<Просветитель>> в 2016 году получил искусствовед Сергей Кавтарадзе
за книгу <<Анатомия архитектуры>>. <<Горький>> обсудил

с ученым, как у людей возникает потребность в упрощениях, как разные эпохи
выстраивают картины мира и как с этим связана

запрещенная в России организация ИГИЛ.

--Как человек становится просветителем: откуда берется это желание, как он
понимает, что ему это нужно?
--Я вас слегка разочарую: дело в том, что я совершенно не собирался быть
просветителем. Меня наградили премией, которая так

называется, -- и я вдруг им стал. А так все немножко по-другому происходит.
В какой-то момент я перестал писать книги,

заниматься творческой работой, хотя оставался искусствоведом. Потом, через
много лет почувствовал, что надо все-таки

продолжать это занятие. Я очень люблю архитектуру, и было обидно видеть, что
многие люди вокруг меня не знают простейших

вещей. Им просто не повезло. Мне это на лекциях объяснили, а кто-то просто
смотрит на здания: с колоннами -- без колонн,

красиво -- некрасиво; церквушка на пригорке -- ах, какая красота. И все. Ну
я подумал, что стоит попробовать об этом написать.

Это первое. А второе -- я за собой замечал, что мне нравится объяснять и
вроде у меня это получается. Когда я приступал к

работе над книгой, я не думал, что она получится такой. Начинается она
просто, а дальше идут достаточно сложные вещи. В

общем, вот так люди к этому приходят. Пишешь-пишешь, потом книга выходит,
потом тебя выдвигают на премию, потом ты ее

получаешь -- и вот у тебя спрашивают, как стать просветителем.
--Я, конечно, спросила вас об этом не только потому, что вам дали
одноименную премию, а потому что меня поразило, как вы

рассказываете об архитектуре. Когда студентам, не изучающим
искусствоведение, преподают историю мировой культуры, самый

главный их вопрос -- зачем нужно различать ордеры и знать устройство храма?
А вы на редкость легко на этот вопрос отвечаете.
--Спасибо, это и так, и не так. Смысл этой деятельности еще и в том, что она
полезна для самого автора. Когда сам для себя

хочешь понять, чем ты занимаешься, начинаешь отвечать на самые простые,
базовые вопросы. Это, во всяком случае, мой метод.

Представляете, как Деррида какой-нибудь пишет? Я, правда, читал только
переводы -- не прокопаешься, ничего легко не поймешь.

Я предпочитаю докопаться: а что человек хотел сказать на самом деле и что
хочу сказать я? Это очень помогает самому

пишущему. Додумываешь -- и записываешь. Но какие-то вещи, честно говоря, и
мне преподавали в университете достаточно просто.

Я и в книге писал о том, что мое увлечение архитектурой началось с того, что
мне повезло: введение в специальность и курс по

ренессансной культуре нам в МГУ читал Виктор Николаевич Гращенков. Он так
здорово это делал, что я именно на его лекциях

понял: архитектура -- это не столько просто, сколько очень логично. И все
там объяснимо. Эта ясность и логичность меня

настолько покорили, что увлекли на всю жизнь. Сейчас я уже не такой молодой
и все равно остаюсь верен этому знанию.
--Вы говорили, что ваша книга нужна, чтобы объяснить, как работает
архитектура, человеку, который в ней не разбирается. А

что, по-вашему, ему это знание дает? Можно ли это знание масштабировать или
оно годится ровно для самой архитектуры?
--Конечно, можно масштабировать. У меня была такая цель -- рассказать об
истории искусства как таковой через архитектуру. Я

рассказываю о Вельфлине, или о Пановском, или о Зедльмайре и их теориях, а
они писали не только про архитектуру. Я пытаюсь,

чтобы читатель понимал, что в искусствознании происходит, ну или, по крайней
мере, происходило. Как работают искусствоведы,

как они думают, в том числе об архитектуре. Это первое.
И есть второе, что для меня очень важно. С одной стороны, архитектура,
конечно, влияет на людей и ими руководит. Ритм колонн

действительно указывает, в каком ритме идти человеку, какими шагами. Даже в
какой-то мере -- в каком ритме биться его сердцу,

если уже красиво выражаться. И есть вторая сторона. Мы живем физически в
одном мире, но коллективно видим мир другой -- то,

что называется картиной мира. В каждой эпохе картина мира совершенно разная,
и одна из функций архитектуры -- рассказать о

том, как видели мир люди той или иной эпохи. Это как бы след нашего видения
мира. В какие-то эпохи важнее не то, как устроен

физический мир, а то, как вы можете притянуть в него мир трансцендентный.
Как <<завлечь>> сферу божественного в коробку храма?

Мало построить здание, нужно, чтобы сакральное в него пришло и в нем
существовало. И это становится для людей главным,

например, в Средние века. То, что сейчас строится, тоже дает отпечатки --
показывает, как устроен мир в наших глазах сегодня.

Наш сегодняшний мир многим не нравится, его называют бездуховным, и он
действительно во многом бездуховный. Ну совсем

неинтересно людям, существует ли что-то божественное.
--Откуда берется это утверждение о бездуховности?
--Ну я просто слышу и смотрю... Я бы сказал, что это отчасти так. Возьмем,
например, то, что называется постмодернизмом, и

даже популярное до сих пор учение Роберта Вентури, его супруги Дениз Скотт
Браун и партнера Стивена Айзенкура о том, что

здания существуют всего двух видов. Во-первых, <<здания-утки>>, которые
принимают форму того, что там, условно, продается:

продаются гамбургеры -- и здание в форме гамбургера, утиное мясо -- в форме
утки, здание в форме креста -- значит, в нем

церковь. Во-вторых, <<декорированные сараи>>, то есть примерно то же самое,
только там на фасаде все нарисовано (в принципе, с

их точки зрения есть и третий тип -- <<достопримечательность>>). Такой
подход говорит о том, что у нас просто плохо с

человечеством в этот момент. Потому что архитектура не должна заниматься
только рассказом о функции, она должна заниматься

еще чем-то высоким. По крайней мере, храмовое зодчество, хотя необязательно
только оно. Речь не только о вере в Бога. У

человечества должно быть стремление к тому, чтобы добиться большего или
сделать мир лучше... Только желательно, чтобы это

делали не самым кровавым образом, такая опасность тоже есть. Нельзя сказать,
что архитектура этим руководит, но она отражает

дух таких эпох, показывает, когда есть подобные интенции, а когда их нет. До
недавнего времени их не было, сейчас

появляются.
--А вам не кажется, что то, что вы называете бездуховностью, и отсутствие
нового отчасти продиктовано тем, что наш мир уже

переполнен объектами, знаками, символами предыдущих эпох? Не очень понятно,
где в пространстве, перегруженном всем этим

наследием, осталось для нас место.
--Я бы не сказал, что наследием мир сильно перегружен...
--Я имею в виду, что мы научились расшифровывать, что нам сообщает
архитектура античности, средневековья и так вплоть до

постмодернизма, -- и в итоге мы живем в мире, буквально набитом смыслами.
--Вот я об этом и говорю. То самое, о чем писал Вентури в своей книге: это
эпоха, которая видит во всем только смыслы.

Сейчас, говоря о мире, мы используем чисто семантический подход: есть знак,
означающее, означаемое... А вообще это довольно

короткий отрезок человеческой истории, когда человек видит во всем
исключительно семантику. Я думаю, что мы из него выходим.

На самом деле, смыслы -- это только часть картины мира. Там и визуальные
образы могут быть, и какие-то космологические

представления. А еще важнее, если уж говорить совсем серьезно, -- не просто
то, какая у нас картина мира, а как мы себя

чувствуем в картине мира. Когда вы говорите о смыслах, вы как бы ставите
себя -- человечество ставит себя -- вне этой картины

мира. А, например, эпоха авангарда, с моей точки зрения, заключается в том,
что человек видит себя внутри картины мира и

пытается ее изменить. И даже эстетизировать или построить справедливое
общество. Потом меняется эпоха, человек как будто

становится мудрее и смотрит извне, и говорит: вот это означает вот это, а
это -- то. Мне кажется, сейчас мы снова готовы

нырнуть в картину мира и попытаться что-то сделать. Поэтому я и говорю, что
хорошо бы без крови обошлось. Там уже будет не

до символов, потому что символы не стреляют и как пули не летают. Смена эпох
в том и состоит, что мы перестанем говорить про

семантику, наполнение смыслом. Будет что-то другое.
--Все это вы говорите с позиции историка, человека, у которого очень большой
обзор. Но смена эпох не умещается в жизнь людей,

которые живут сейчас. А может ли современная архитектура зафиксировать
состояние современного человека, не в крайних формах,

не в здании-гамбургере? Что за картина мира, в которой мы сейчас живем, она
про что?
--Сейчас картина мира довольно кардинально меняется. Это не я, это Чарльз
Дженкс сказал первым, а я дополняю. Мы начинаем

осознавать, что хаос не так уж хаотичен, появляются науки о сложных
системах, даже в самых запутанных ситуациях есть свои,

скажем так, формулы и какие-то границы, пределы. Это важное чувство частично
передается современной архитектурой --

например, недавно ушедшая от нас Заха Хадид это чувствовала. Она зря, на мой
взгляд, бралась за кроссовки и яхты, но

архитектура у нее получалась очень интересной. То, что ее младший партнер,
Патрик Шумахер, называет параметризмом, на самом

деле означает обращение к наукам о сложных системах. Но главное, что в такой
современной архитектуре -- той, что называется

биотеком, например; той, что называется параметризмом, -- начинает
чувствоваться, что человек своими большими проектами,

зданиями-объектами пытается как бы слиться с природой, ненасильственно в нее
внедриться.
Если вы посмотрите на архитектуру XX века, что классическую, что
модернистскую, -- она всегда противопоставляет себя

окружающему миру: это здание-кристалл, которое прокламирует себя правильным
посреди нерегулярной, неправильной природы. А

сейчас появляется архитектура, которая пытается <<встроиться>> в планету и
как бы деликатно ее модернизировать, пытается не

противопоставлять себя природе, а изменять ландшафт. Она вся такая в зеленых
насаждениях, кустиках, с газонами на крыше, и

вход в нее уже фактически ландшафтного масштаба -- пещеры, в которых уже не
поймешь, где внутреннее пространство, где

внешнее. По большому счету такие тенденции изменяют лик Земли, но изменяют,
не подменяя образ, а встраиваясь. И мне

кажется, что за этим стоят серьезные тенденции, более широкие, чем чисто
архитектурная проблематика. По крайней мере,

западный человек уже не смотрит на мир извне и не рассуждает, где какой
символ получился, -- он встраивается в этот мир,

вновь начинает чувствовать себя его частью.
Я знаю три подобных эпохи. Во-первых, так человек встраивал себя в Творение
зиккуратами -- и модернизировал, ориентировал

по-своему всю Вселенную. Так он встраивался в эпоху Ренессанса, когда
создавал гармоничные сооружения, центрические храмы,

потому что надо было соответствовать гармонии, данной ему Творцом. Так он
встраивался в эпоху авангарда: он должен был

сделать Вселенную лучше, помочь Богу -- о чем писал Малевич. Мне кажется, мы
сейчас к этому возвращаемся.
--В теории литературы некоторое время назад возникла идея, что после
постмодернизма с его проектом децентрации всего, снова

возникает потребность вернуть центр, вертикаль, иерархию. В архитектуре та
же тенденция? Когда вы говорите про мир как

произведение искусства, это ведь можно понять и в совершенно
постмодернистском ключе.
--Нет, я, конечно, говорю о модернизме, потому что модернизм в моем
понимании -- это всегда проект мирового масштаба, проект

преобразования мира. А постмодернизм -- это смиренный отказ от такого
проекта: мы иронизируем, играем символами прошлого, но

своего проекта вне искусства у нас нет. В этом смысле мы сейчас условно
возвращаемся в эпоху модернизма, у людей опять есть

потребность в проекте мироустройства. Можно заметить такого рода проекты у
всем известной организации, запрещенной в России,

хотя они живут в другой эпохе, но все равно, да и в нашей политической жизни
тоже можно заметить -- дайте нам вождя, большой

проект и ведите вперед! Подозреваю, что так.
--Недавно в фейсбуке активно обсуждали пост о том, что победа Дональда
Трампа в США -- это результат провала просветительского

проекта. Вы как считаете, просвещение, образование вообще может привести к
каким-то <<правильным>> политическим решениям?
--Ну все идет как идет. Мне кажется, что тут особо ничего не сделаешь --
сейчас на политическую сцену (и это не впервые в

истории) выходят совсем не просвещенные массы или как-то просвещенные, но
совсем не так, как следует. Происходит это во

многом из-за научно-технического прогресса. У людей появился избыток
свободного времени, очень многим уже не надо работать

от рассвета до заката, чтобы хоть немного поесть, и вот эти люди, не
успевшие потратить свое время на образование, приходят

в политику и говорят <<дайте нам слово>>. И, кстати говоря, в какой-то мере
это объясняет и то, о чем я говорю, -- нужду в

проекте. Потому что проект -- это всегда упрощение жизни. Они обычно хотят
более простую модель, сложная их не устраивает,

потому что они ее умом объять не могут, не научились еще, не
натренировались. Поэтому -- дайте нам простую модель, уберите из

нее лишние параметры, потом лишних людей, потом еще что-то лишнее... Мы и у
нас сейчас это отчасти видим -- когда врываются

какие-то люди в казачьих одеждах или без них на современные выставки и
говорят: нам это искусство не нужно, а это нужно. Это

то же самое: дайте нам понятное искусство, потому что с этим мы не успеваем,
не догоняем -- вот буквально.
--Получается, просвещенными могут быть только отдельные эпохи, а
пропорционального увеличения просвещенности ждать не стоит?
--Почему, сейчас просвещенных людей, конечно, больше. В эпоху Древнего Рима
было хуже: одни были просвещенные, а другие -- ну

совсем дикие. А теперь те, кто были дикие, какие-то племена, они теперь
французы, немцы. Да и славяне подтянулись. Так что

вперед цивилизация идет. Но, видимо, идет возвратно-поступательным
движением, и в какой-то момент прибегает толпа людей,

которая говорит не <<разверните паровоз, поехали обратно>>, но
<<притормозите поезд, мы не успели сесть, чтобы ехать в будущее>>

или <<сдайте назад, мы тоже хотим погрузиться>>. В таких ситуациях -- когда
прибегают, останавливают, тянут назад, садятся и

потихоньку едут дальше -- регулярно оказывается все человечество. Потом
следующие прибегают или эти сходят на станции и опять

не успевают, опять тормозят.
--Если вас послушать, получается, гуманитарные науки описывают, как устроен
мир, что, казалось бы, всем необходимо. Тогда

почему в нон-фикшене, лекциях большей популярностью пользуются естественные
науки? Почему люди удивляются, что книга,

объясняющая устройство архитектуры, получает премию одновременно с книгой о
биотехнологиях?
--Я, честно говоря, не чувствую, что интереса нет или что гуманитарные науки
проигрывают. Я вообще не такой уж наивный

человек и, когда писал свою книгу, просчитывал, что именно будет интересно.
Не в том смысле, что дорический ордер интересен,

а ионический меньше, а в том плане, что есть запрос и я его чувствую. Не
жалуюсь на отсутствие посетителей на лекциях, да и

тираж книги растет -- готовится третье издание. Есть запрос на приобщение к
прекрасному, есть потребность поговорить о

высоких вещах. О том, что такое храм на самом деле: не просто коробка, а
сверху луковичная главка с крестом -- а что за этим

стоит. Вы можете быть верующим человеком или неверующим, но это надо
понимать -- что храм становится храмом тогда, когда

становится Домом Божим. Если свидетельство присутствия Бога есть -- это
сакральное искусство. Если нет -- не сакральное. Вот

такого рода темы -- это я просто привожу как пример -- людям очень важны. И
я совершенно не чувствую, что про биотехнологии

пишите, а про это не надо. А еще гуманитарная область уж не меньше, чем
техническая требует чтения текстов на бог знает

каких языках, требует аналитической работы. И предлагать это людям надо --
они с удовольствием слушают и читают, я это вижу.
--Что вам самому интересно читать? Читаете ли вы современную русскую
литературу?
--Я плохой тут знаток, и многое проходит мимо меня, но я стараюсь не
упускать новые вещи Пелевина и Сорокина, хотя вот

последний роман Пелевина еще в руки не брал. Иногда под настроение, уезжая
на дачу, перечитываю с удовольствием какие-то

страницы Умберто Эко. <<Имя розы>> мне нравится.
--А были в вашей жизни книги, которые произвели на вас сильное впечатление?
--Честно говоря, я бы не сказал. Примерно так же меня спрашивают, есть ли у
меня в Москве любимые здания, <<назовите три

дома>>. Да нет у меня в этом смысле <<любимчиков>>. Ну вот в детстве, в
юности очень любил Пушкина. У меня был академический

шеститомник от отца, и я его периодически читал. Не то чтобы я совсем не
понимал Серебряный век, но пушкинская ясность, за

которую его так любили в сталинские времена, импонировала и мне в юности. Я
читал и ранние его хулиганские вещи, в 14 лет

или даже пораньше, знаете: ух ты, Пушкин, оказывается, какие вещи писал!
Позже, как ни банально, еще обожал Маяковского.
--Если бы просветители могли что-то изменить в настоящем, на что бы вы
хотели повлиять?
--Я на самом деле не такой человек, который послания человечеству
отправляет, не энтузиаст, который готов призвать или

возглавить. Я вот попробовал немножечко на вручении премии призвать, чтобы
журналисты в зале хоть как-то занялись защитой от

сносов архитектуры конца XIX века, начала XX. Но как-то, видимо, я не очень
пламенно это сказал, толку пока нет. Сносят

дальше.
--Может, просто не так быстро?
--Вы знаете, призывы работают не очень быстро, а экскаваторы сносят скоро.
https://gorky.media/context/arhitektura-eto-ne-stolko-prosto-skolko-ochen-logichno/

     ответов: 0   2017-06-23 23:14:12 (#3502643)