Премодерируемое участие
1152 участника
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

Сибирские рассказы.

Обдорский острог на Ямале

Все картинки взяты из открытых источников для визуальной иллюстрации темы о Сибири, сибиряках и Сибирских острогах.

Эта тема озвучена мной в видео, текст ниже:

Ссылка на видео: https://youtu.be/EsqP3RpZzVw

* * *

Преподаватель одного из московских университетов рассказывал:

– Представляешь, у меня настоящий чукча учится! Только он на чукчу совсем не похож – два метра ростом, белый, глаза по семь копеек!

– Так какой же он чукча?

– Ну натуральный! Из Сибири приехал. Там у них племя совсем крохотное. Человек двести, не больше, как он рассказывает. То ли свае, то ли сваи…

– Сваи – это ж такие штуки, на которых в воде строят, нет?

– Да, но эти тоже – сваи. А, может, и не сваи…

В утвержденном государственном документе никакого племени с похожим названием нет. Но мало ли, что там запомнил университетский преподаватель!

– Так вот, эти чукчи – потомки ариев. Предтечи нашей цивилизации! Сохраняются там, в Сибири, свежезамороженные, как их семга в наших магазинах. И ничего… Красивые, кстати. Только длинные очень. Вроде бы европеоидного типа, но если присмотреться – нет. Пропорции не те. А так-то белый этот мой чукча! И очень толковый парнишка. Всем бы нашим такими быть.

Так-то вот. Не думайте, что чукчи – это обязательно с желтой кожей и глазами-щелочками, хитро поглядывающими из-под низко опущенных век. Чукча – это коренной житель Севера, Сибири. И точка!

Нет, не точка. Многоточие. Потому что есть еще один отличительный признак чукчи, столь же важный, как и место проживания. Настоящий чукча бьет белку в глаз без промаха. Настоящий чукча – феноменальный охотник, которого только подпусти к звериным угодьям, а он уже гору мехов добыл.

За свои снайперские таланты чукчи прославились во время второй мировой войны. Если просуммировать урон, нанесенный сибирскими снайперами армии вермахта, то получатся весьма впечатляющие цифры. Вон был такой чукча – Тулаев Жамбыл Ешеевич, уроженец улуса Тагархай. Так только он один набил более трехсот немецких офицеров. Правда, если разобраться, то был Жамбыл Ешеевич бурятом, но в такие тонкости за пределами Сибири не вдаются. Зато за подвиги был удостоен звания Героя Советского Союза. И ведь таких «чукч» Жамбылов множество было на военных фронтах.

Вот только рассказывают ветераны, что не всех смогли наградить, как положено. Набьет, скажем, чукча-снайпер уже не три сотни, а три раза по три сотни. И надо бы его если не к звездочке Героя, то хотя бы к ордену представлять. А тут всплывает нелицеприятный факт: оказывается, герой-чукча сырое мясо ест, а то и кровь пьет! И цепенеет командир, воспитанный в изнеженной европейской части России. И не может он понять, что сама природа продиктовала чукчам диету. Это для европейца строганина – желудочные проблемы такого масштаба, что и современному унитазу не справиться. А для чукчи – старинное, веками проверенное блюдо, полезное для здоровья и сил прибавляющее. Правда, и мясо для строганины не в государственном магазине покупается, не валялось оно месяцами по разным морозильным камерам, пока его почернелой пленочной судорогой не стянет.

Сейчас бы, конечно, на гастрономические пристрастия снайперов и ухом не повели. Нынешние врачи-диетологи еще и не то пациентам прописывают! Ну а тогда… Сырое мясо? Кровь? Не положено! А жаль. Множество героев осталось неизвестными – и все из-за сырого мяса! Вот ведь как вредно иногда, оказывается, быть гурманами. Всю карьеру загубить можно. Хотя… а нужна ли она, та карьера, что от тарелки мяса зависит?

А чукчам тем, что с винтовками своими старенькими, типа «Арисаки» образца 1905 года, на фронт шли, стреляли по врагу точно, как по белкам в родной тайге – четко в глаз, чтобы шкуру не портить и заряды сэкономить, низкий поклон.

Эльвира Вашкевич

Это отрывок из рассказов - Сибирское ожерелье, авторЭльвира Вашкевич.

ИСТОЧНИК: сайт Сибирские экспедиции.

* * *

ИЗ ЖИЗНИ СИБИРСКОГО ОСТРОГА

Февраль - месяц морозов и метелей в Сибири, какой день не обходится без завывания вьюги. Снежная позёмка подгоняемая сорвавшимся неведомо откуда ветром, бежит по полям набивая кое-где непроходимые сугробы, и заставляя путников закутываться поглубже в тулупы.

Вот таким поздним февральским вечером 1725 года к северным воротам Бикатунской крепости подъехал небольшой отряд из четырех верховых всадников и трех повозок запряженных тройками лошадей. -«Отворяй», закричал ехавший впереди на гнедом жеребце верховой. Из-под высоко поднятого воротника тулупа и глубоко нахлобученной шапки выглядывала лишь седая от иния борода, да красный от мороза нос.

-«Неужто кузнецкие пожаловали?»,- ответили со сторожевой башни.

-«Они самые, ружья вам привезли, пакет для приказчика, да винного жалования*.

-«Андрей, где ты там ходишь»,- крикнул сверху, переминающийся с ноги на ногу, дозорный.-« Иди встреть гостей, вишь люди с дороги, замерзли».-

Андрей-огромный детина с трудом открыл ворота, которые из-за набившегося снизу и с боков снега никак не хотели отворяться. И вся кавалькада въехала во внутренний двор крепости.

После поездки через безкрайние леса и поля, уставшие от дальней дороги путники, почувствовали уют и тепло окружившего их жилья.

- « Как же вы добрались?:» -спросил Андрей у ехавшего впереди десятника - «У нас здесь два дня такой буран дул».

-« Воевода приказал, срочно ружья к вам свезти и винное жалование, да впридачу к празднику каждому служивому по три чарки, да по две поселенцам - за именины царевны Анны Петровны. Еле пробрались кое-где сугробы по пояс» - ответил ему десятник.

Белые от инея лошади нетерпеливо били копытами по утоптоному снегу, в надежде получить свою порцию овса. Разгрузив поклажу и определив лошадей в конюшню, Андрей повел гостей в «командирской дом», который выделялся своими большими размерами среди построек крепости.

-« Извиняйте, что не встретил»,- сказал вышедший им на встречу приказчик Семён Визигин.- « Иван, и ты здесь?»,- протянул он руки к впереди идущиму десятнику.

Семён по-приятельски обнял Ивана, поздоровался со всеми приезжими и приказал Андрею позвать весь командуюший состав крепости, и гарнизонного священника отца Фёдора.

-«Снимайте пимы-то, да вот на печь складите, пущай просохнут, а пока черки* наденьте, Марфа из заячьих шкурок нашила».

-«Вот пакет тебе от воеводы»,- снимая тулуп и вытаскивая откуда-то из-под меховой безрукавки увесистое послание, сказал Андрей.

Семён разорвал пакет, и достав исписанный мелким почерком большой лист бумаги, наклонился к свету ярко горящей свечи.

-«Ну так и знал!» - воскликнул он.-« Сколько прошу добавить нам хотя бы пару пушек, а ответ всё один - подождите чуток, а если джунгары задумают бикатунскую крепость воевать - они ждать не будут».

Семён налил гостям чаю подсел поближе и, когда гости разговорились, отогревшись с дороги, с интересом стал слушать кузнецкие новости.

Рассказывал в основном Иван, а его товарищи лишь изредка вставляли свои замечания.

* * *

(Затем гостей в баньку пригласили, где они отдохнули душой и телом)

* * *

-«Эх, хороша банька»- сказал вошедший за Иваном светловолосый казак Ефим, - «Славно попарились, будто заново на свет народился».

Помолившись собравшиеся расселись за большим столом. Выпив по чарке и закусив хрустящими рыжиками все с аппетитом принялись хлебать щи.

-«Знатные щи», - приговаривал сидевший рядом с Семёном худощавый казак Василий, - « Давно таких ни едал».

-«Да и пироги хороши,» - подхватил Ефим. - « А рыбу-то небось сами заготовляете,» - добавил он.

-«Дед Архип да Митька-хлопец из пасадских, по-осени на Бии рядом с крепостью рыбачат, рыбка в это время пожирнее, да и сберегается проще: мы её посолим и в бочки, да в погреб холодный, немного постаит, а тут уж и зима вот она».- ответил Яков Вагинов.

-«Пропитание большей частью сами заготовляем, кое-что у Фоминских берём - поселенцы с Бердского острогу, лет пять назад на Оби обосновались, недалече от старой крепости - вёрст 20 отсюда.

Хлебопашествуют, скотину разводят, огороды большие сажают - крепкое хозяйство.

Да и наши посадские тоже развернулись, землица здесь плодородна, богатые урожаи овса и ржи собирают. Едут к нам люди с томской, кузнецкой округи, хоть и джунгары рядом, а землица-то она тянет к себе, да и реки полны рыбой, леса - зверьём».

Досыта наевшись и попив чаю с шаньгами, казаки рассевшись на широкие лавки расставленные вдоль стены, стали обсуждать насущные жизненные проблемы.

Расставленные повсеместно свечи, выхватывали из темноты лица говорящих, отражая их большими расплывчатыми тенями на стенах горницы.

-«Не хотелось сразу говорить, а сказать нужно»,-тяжело вздохнул Иван.

Лица бикатунских казаков сразу же вытянулись, предчувствуя, что десятник сейчас скажет что-то очень важное.

-«Из Томска известие пришло, государь наш царь Пётр скончались 28 января».

В наступившей тишине пронёсся скорбный вздох.

-«Господи упокой душу отца нашего государя Петра», - перекрестившись вымолвил отец Фёдор.

-«На руках у императрицы помер», - продолжил Иван.

-«Как же теперь Россия без Петра-то? Хоть и жесток был государь, за то о государстве Российском всей душой радел, вон и Бикатунский острог по его повелению срубили», - вздохнул Семён.

-«А кто ж теперь на престол-то взойдёт? Никак Пётр Алексеевич - внук почившего государя?», - поинтерисовался отец Фёдор.

-«Екатерину, жену Петра государя, Сенат на престол возвёл. Теперь она главная в государстве Российском». - выкладывал последние новости Иван.

На какое-то время все замолчали, обдумывая неожиданно свалившуюся, прискорбную весть.

-«Ну, а у вас как Семён? Не утихомирились еще джунгары, все-таки ближе всех к ним стоите?» - нарушил молчание Иван. - « Говорят на юг в горы подались?»

-«Не знаю, что у вас там говорят, а здесь того и гляди джунгары на приступ пойдут»,- ответил Семён. - «Поблагодари воеводу за ружья, ко внемени подвезли, да только побольше бы и пушек прибавить, а про джунгар, вон Андрей тебе кое-что расскажет - сам поймешь. Андрей, расскажи-ка что видел.»

Андрей задумался как бы собираясь с мыслями, прокашлялся в кулак и начал свой рассказ:

-«Ну значит третьяго дня, вокурат перед бураном собрался я капканы проверить, да пару сосен срубить, привезти - в часовне брёвна заменить. Ну думаю не далече один управлюсь.

Запряг Серка в сани, переехал на ту сторону Бии и повернул к западу, там уж сосны больно хороши, да и зверья полно. Отъехал версты четыре, вдруг Серко остановился, захрапел. Ну думаю что-то не так, вылез присмотрелся - следы волчьи, а неподалеку вроде как человек лежит, подошел поближе - джунгар, а рядом еще один - волками погрызанные. Смекнул я, что разведчики это, к крепости видать пробирались да не дошли.

Ну, проверил я капканы, заготовил бревна, а сам думаю, а может не одни они здесь были, проеду подальше посмотрю. Благо буранов не было, куда следы ведут - хорошо видать. Направился я значит по следам, наверное около часу ехал, смотрю - снег лошадьми утоптанный, видать всадников десять стояло не меньше, а тех двоих вперед в разведку выслали, да не дождались.

Поразмыслил:-« Наверное что-то задумали ироды, не зря около крепости крутились»,- а куда делись-непонятно? То ли где-то неподалёку войско их стоит, да разведку вперёд выслали. То ли хотели выяснить, насколько крепость укреплена?

Думаю значит, в крепость торопиться нужно, доложить Семёну Визигину надобно, кабы в расплох нас не застали.

Да, на обратном пути не чаял что живым вернусь».- Андрей замолчал, как бы не зная продолжать ли свой рассказ? Сидевшие вокруг казаки, захваченные этой историей, враз зашумели:

-«Что там дальше-то. Не тяни, рассказывай!».

Андрей немного помолчав продолжил:

-«Вечереть уже стало, ну думаю далеко забрался, кабы до ночи назад успеть. А вокруг тишина такая и на небе облачка пошли, видать, буран скоро разыграется успеть бы вернуться.

Повернул я назад, а погода меняется вот уж и снег лопухами полетел, да все сильнее, сильнее. А тут и ветер подул да такой свирепый налетел, что уже и Серка своего не вижу. Ну думаю все пропал, куды ехать,где дорога кругом только снег. Одна надежда на Бога. Закрыл глаза,

-« Господи, помоги, если на то воля твоя, не оставь раба твоего Андрея, если грешен в чём - прости меня Боже».

Бросил я вожжи и вручил судьбу свою в руки Господа. А буран разбушевался такой, что рук своих не видно, куды только бредет мой Серко сам не знаю. А из головы эти джунгары не выходят, если сгину, как дальше дело повернётся?

Сколько времени прошло неизвестно, вот уже и стемнялось. Сижу уткнувшись в тулуп, с надеждой на Господа. Только почуял вдруг, что дымком запахло. А вскоре остановился Серко - ворота крепостные.Ну вот вроде и все», - закончил Андрей.

-«Ну дык это хорошо ещё обошлось для тебя»,- вдруг ни с того, ни с сего подал голос, дремавший, прислонившись к тёплой печи, Архип.

-«Вон бабка Ефросиния сказывала, что ей из фоминских кто-то рассказывал: Так вот в позапрошлом году отправились трое тамошних мужиков в лес по дрова, не далече от деревни-то. Привязали коней, взяли топоры и направились в чащу деревья рубить. Ну, значит за этим делом и застиг их буран, да такой, что дорогу к лошадям не смогли отыскать. Кинулись деревенские мужики после бурана пропащих искать, да только лошадей и сыскали, а те мужики как в воду канули.

А далее вот какой слух пошёл, что ходят эти мужики по дорогам в непогодь, ищут путников застигнутых в пути метелью, особливо кто один. Похлопают они его сзади рукой по спине, и дорогу до дому спрашивают, а посля уткнут головой в сугроб, и держат пока тот дух не испустит. Вот таки дела. А тебе то твой Серко жизню спас, а то встретились бы те трое, и поминай как звали».

Казаки сидели раскрывши рты. В полумраке повисло тягостное молчание, только отец Фёдор перекрестился, и будто читая молитву произнёс - «Избави нас Господи от такого наказания, убереги от нечистой силы».

Первым очнулся Иван:

-«Да-а, вот это история, ну и Серко! А джунгарам видать так и неймется», - подытожил он сказанное Андреем.

-« Ну, пусть только попробуют сунутся, ответим им как надо, и за сожженный острог отомстим» - гневно выкрикнул Семён. - « Оружия вот только маловато».

-« У нас тоже несладко, джунгары всё грозятся Кузнецк сжечь, а гарнизон то супротив них небольшой, да и пушек маловато, вокруг крепости поселенцам ни какого житья от них нету: посевы жгут, скотину угоняют, мужиков и баб в полон берут. Люди воеводу просят защитить от иродов, а что он может, самого забота гложет как-бы крепость уберечь» - Вставил Ефим.

– «А раньше то вообще в осаде сидели, кругом Кузнецкую крепость джунгары обложили, нос не могли высунуть, вот как только на Бии фортецию построили, так хоть немного вздохнули», - добавил молчавший до этого Степан.

-«Да, забывают про нас в столице, сколько просим гарнизона да артилерии добавить, а подвезли с Тобольска пару пушек - и всё, да как вот только этим обойдёшься». – со вздохом подытожил десятник кузнецких.

-«А слыхал, Семён, что вроде как государыня хочет запретить «винное жалование» - помолчав немного, опять завёл разговор Иван.

-«А мне все равно хоть бы и запретили, так может денежное довольствие вместо того добавят. А к вину так я не особо охоч.Ну, а по праздникам то все равно всем выдают, пей - не хочу. Вот и вы к именинам царевны Анны Петровны и служивым и поселенцам подарок от государыни привезли», - ответил Семён.

-«А вот слышал я от воеводы, наш новый губернатор князь Михаил Владимирович Долгорукий рассказывал, как праздновали в Москве победу под Полтавой», - продолжил эту тему Семён. - «Так вот, после победы покойного государя нашего Петра над шведским королем, пред домами были выставлены накрытые столы. А перед домом коменданта Москвы Матвея Гагарина, которого государь в двадцать первом годе казнил, бочки с водкой и пивом стояли. Восемь дней продолжались празднества. Не обошли эти празднества и наши сибирские земли, хотя и с некоторым опозданием. Так, что думаю государыня Екатерина продолжит этот почин, какие праздники или события - будет по городам и фортециям подарочки рассылать, а об винном жаловании и горевать не стоит», - закончил Семён.

-«Да, как высоко Матвей Петрович взлетел, а вон чем кончилось, не смог ему государь казнокрадства простить» - вздохнув проговорил Яков.

-«Суров был Пётр Алексеевич, но по справедливости казнил не чистых на руку, несмотря на их заслуги. Вот и сибирский губернатор поплатился за свои делишки»,- согласился с ним Иван.

Помолчав некоторое время, казаки завели разговоры о житье-бытье своем, о землице, что, по слухам будут давать служилым людям в наделы. Выросшие в сёлах, тосковали они по крестьянскому труду, да и в пропитании надел – большая подмога.

–«Пойдем на свежий воздух»,- предложил Семён Ивану.-«Пусть мужики поговорят».-

Они вышли на двор. Ясная, морозная ночь окутала всё вокруг, одев в серебро инея оцепеневшие от стужи деревья. Стояла такая тишина, что слышно было как потрескивают на морозе бревна башен крепости. Кутаясь в овчинные тулупы они подошли к берегу Бии. Снег на реке отражая звездное лунное небо, источал волшебный фиолетовый свет. На противоположном берегу темной стеной чернел сосновый лес, уходящий далеко на запад и восток, а на юге верстах в семидесяти от крепости начинался горный Алтай - вотчина Джунгарского ханства.

-«Да, где найдешь ещё такое чудо как Алтай. Не даром джунгары так воюют за него!»,- выразил свой восторг Иван.

-«Не хотят они свою выгоду упускать: соболя, лисицы, бобры, белка -лучший товар для продажи на рынках», - уже более спокойно сказал он.

– «Да,много здесь водится всякого зверья, кто ж добровольно откажется от такого богатства. И государь наш покойный объявил все земли по Бии и Катуни до истоков - российскими, потому-то и острог повелел здесь поставить несмотря на отчаянное сопротивление джунгар», -высказал своё мнение Семён.

-«А помнишь как вместе строили этот острог, не ужели опять придется воевать за него с джунгарами? Слыхал, что Андрей рассказывал», - поделился он своими тревогами.

-«Не оставят они вас в покое - такой лакомый кусок потерять. Вон в десятом году сожгли острог в устье Оби. Теперь к этому подбираются»,-ответил ему Иван. - «Попроси ещё раз воеводу может всё-таки пушек вам добавит»,- посоветовал он.

-«Про пушки уже написал, с тобой бумагу передам. Может всё же услышат наши просьбы на верху»,- с надеждой в голосе произнёс Семён.

Они еще долго стояли, разговаривая о нелегкой жизни служивых людей, вспоминая совместные походы, о сослуживцах погибших в стычках с джунгарами, за этот благодатный край, и ещё о многом, о чём говорят давно не видящие друг друга старые приятели.

Мороз постепенно крепчал, и друзья то и дело потирали то нос, то щеки.

-«Ну что, пойдём в избу, а то того и гляди нос приморозишь».- не выдержал Иван.

После морозца в избе было особенно уютно, в печи все еще потрескивали не прогоревшие дрова, отражаясь пламенем на стенах избы.На палатях уже похрапывали двое из приезжих,намучившиеся после длительного путешествия. Остальных положили кого на полу, кого на лавках. 

Иван немного сдвинув спящих, легко запрыгнул на тёплые палати, и накрывшись шубой тут же уснул.

Юрий Копытин.

_____________________________________________

Примечания:

«Винное жалование»: В городах Сибири (равно как и европейской части страны) на протяжении XVII–XVIII вв. практиковалась так называемая «винная дача», когда спиртное выдавалось властями практически всем слоям населения бесплатно. 

Делалось это в основном по праздникам. К числу этих праздников относились царские тезоименитства и дни рождения государя и членов его семьи. 

Такая раздача «погребного питья» именовалась «винным жалованьем», которое получали практически все слои населения: служилые, торговые и промышленные люди, посадские, духовенство, а также пашенные крестьяне и нищие. 

Слово «водка» - не употреблялось, говорили - «хлебное вино».

_____________________________________

Джунгары (Ойраты): 1635 год был первым общепризнанным годом существования Джунгарского ханства. Пространство, занимаемое этим царством, было весьма значительно: хребты Тянь-Шаня, кочевья Большой Орды, да сибирская линия ограничивали его. 

Джунгарии принадлежал и Южный Алтай, где кочевало племя урянхайцев (алтайцев).

Уже через несколько лет объединившиеся джунгары начали активно воевать против всех соседей – от их набегов страдали китайцы, монголы, казахи, уйгуры и прочие народы, населявшие просторы Центральной Азии.

_______________________________________

Бикатунский острог, основан по указу Петра I в 1709 году. Сожжён джунгарами в 1710 году.

Вновь возведён в 1918 году в 20 верстах от прежнего.

_______________________________________

Князь Матвей Гагарин - с мая 1707 года комендант Москвы.

С марта 1711 года - первый губернатор Сибири. 

Был повешен в 1721 году в Санкт-Петербурге за казнократство по указу и в присутствии Петра I.

В назидание другим его тело на семь месяцев оставили висеть на площади перед Биржей.

_______________________________________

Это отрывки из рассказа - Из жизни Сибирского острога. Автор Юрий Копытин.

ИСТОЧНИК: сайт Сибирские экспедиции.

* * *

На этом всё, Юрий Шатохин, Веб Рассказ, Новосибирск.

Всего хорошего, до свидания.

Это интересно
0

01.12.2020
Пожаловаться Просмотров: 57  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 0

Для того чтобы писать комментарии, необходимо