Премодерируемое участие
1149 участников
Администратор Людмила 59
Модератор -Олег-

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

Сенсация, которую проглядели: От США отходит технологический лидер Евразии.

Это прошло мимо широкой публики. Между тем случилось важное: США лишились поддержки крупного союзника, который не желает портить отношений с Россией и Китаем. Речь идёт о Южной Корее, входящей в десятку крупнейших экономик мира и технологическом лидере в Евразии. Для Москвы и Пекина это большое облегчение: в AUKUS Сеула – в отличие от Японии – точно не будет, отношения между нашими странами будут развиваться.

Трудно было ожидать такого "финта" от Южной Кореи, в которой дислоцированы войска и размещены элементы системы ПРО США, то есть от оккупированной американцами страны. И тем не менее появились несколько чётких признаков того, почему это случилось. Перечислю их в порядке хронологии.

Три мощных сигнала

Во-первых, стоит отметить холодный приём спикера Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси, третьего по значимости человека в американской иерархии власти, в Сеуле, с которой демонстративно не стал лично встречаться, пообщавшись по телефону, президент Южной Кореи Юн Сок Ёль. Он однозначно выразил тем самым отрицательное отношение своей страны к тайваньской провокации США. Пелоси прилетела в Сеул как раз оттуда.

Во-вторых, спустя всего несколько дней в ходе Восточноазиатского саммита (ВАС) в Камбодже министр иностранных дел Южной Кореи Пак Чин – обращаем внимание на детали! – заявил в присутствии глав МИД КНР и США, что "Республика Корея поддерживает политику "одного Китая", но мир и стабильность в Тайваньском проливе важны для Сеула, для региональной безопасности и процветания". Министр добавил, согласно сайту южнокорейского МИД, что

 

в случае усугубления геополитического конфликта в Тайваньском проливе региональная политическая и экономическая ситуация могут быть дестабилизированы, негативный эффект может дойти и до Корейского полуострова.

Это дипломатическое заявление было истолковано, в том числе в России, как мягкое осуждение прессинга Пекина на Тайвань после визита Пелоси, что в корне неверно. Это мягкое, и даже не очень мягкое, осуждение США. Потому что вместо политики "одного Китая" Вашингтон продвигает сейчас концепцию "неопределённого статуса" Тайваня, которую навязывает – с большим или меньшим успехом – своим союзникам и вассалам. В то время как американские марионетки в лице нынешней власти на острове заявляют, что "тайваньчики" сами решат, Китай они или нет, на готовящемся референдуме. Пак Чин на самом деле совершенно определённо имел в виду, что именно такая политика угрожает дестабилизацией политической и экономической ситуации в регионе, от чего может пострадать и Южная Корея, так как она неизбежно приведёт к китайской силовой акции.

В-третьих, ещё через несколько дней министры иностранных дел КНР и РК – Ван И и Пак Чин – провели продолжительную встречу в китайском Циндао, на которой обсудили, как развивать двусторонние отношения в различных областях, несмотря на противодействие со стороны США. Китайский МИД в своём заявлении по итогам переговоров подчеркнул, что американские мобильные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) THAAD на территории РК "не должны стать камнем преткновения для развития отношений между Пекином и Сеулом".

Эксперт подтверждает

Вот что пишет по этому поводу в своём телеграм-канале блестящий политолог и, как видим, не только американист Дмитрий Дробницкий:

Давно ожидаемая, но всё равно сенсационная новость. КНР и Республика Корея договорились на уровне МИДов об углублении торгового и индустриально-технологического сотрудничества. После встречи министры иностранных дел … в отдельных заявлениях … призвали к развитию отношений, основанных на трёх десятилетиях успешных коммерческих связей … И вот эта "защита отношений с Китаем", похоже, постепенно становится новой южнокорейской стратегией. В отличие от Токио, Сеул последовательно интегрирует свою индустриальную машину с китайской экономикой. Южнокорейские компании строят заводы в КНР. В Корее имеют хождение карточки Union Pay, Корея и Китай торгуют в национальных валютах. Кроме того, неустанные попытки Сеула наладить отношения с северным соседом обречены на провал без Пекина.

Со своей стороны, южнокорейцы подтвердили, что страны "договорились активизировать общение на высоком уровне по вопросам цепочек поставок, сотрудничества в области изменения климата и содействия культурным обменам". Предстоят переговоры и в формате "два плюс два" на уровне заместителей министров иностранных дел и обороны в течение этого года.

Вывод из всего этого однозначный: в "сдерживании" Китая Южная Корея участвовать не будет, Сеул будет с Пекином сотрудничать и развивать это сотрудничество.

Россия тоже в фаворе

Имеется ещё одна "лакмусовая бумажка", показывающая нежелание Сеула участвовать в возглавляемом США "крестовом походе" против Китая и России. Это откровенное нежелание южнокорейских фирм покидать русский рынок из-за событий на Украине. Мало того, они не только намерены остаться, но и укрепить свои позиции. Об этом прямо заявил в интервью РИА Новости почётный президент южнокорейской Федерации предпринимателей на северном направлении (FNE) Ким Юн Сик.

Зашедшие на местный рынок компании, такие как Хендэ Мотор, Лотте, CJ и другие, совсем не думают об уходе. Напротив, они хотели бы купить американские или японские компании, которые уходят с рынка… Мы тоже хотели бы вместе с российскими партнёрами выкупить японские энергокомпании на Сахалине и в других местах, чтобы превратить их в предприятия, производящие зёленую энергию – в частности, водород,

– заявил этот южнокорейский бизнесмен, возглавляющий компанию Shindong Enercom. По данным южнокорейской таможни, за первые четыре месяца 2022 года товарооборот между странами составил 9,3 миллиарда долларов, что на 24% больше прошлогодних показателей. Объём двусторонней торговли России и Южной Кореи в 2021 году превысил 27 миллиардов долларов. Южнокорейский экспорт вырос на 45% и почти достиг докризисного уровня 2014 года в десять миллиардов.

Конечно, некоторые южнокорейские фирмы испугались американских угроз, но в целом РК демонстрирует невиданные для экономически развитой страны, глубоко интегрированной в западный мир, желание и уровень экономического взаимодействия с Россией. И они будут, безусловно, расти по мере охлаждения и свёртывания отношений России с Японией. У Сеула также имеются с Токио территориальные проблемы и существуют глубокие исторические обиды, которых нет в отношении России.

Почему мы особенно нужны Сеулу?

Есть ещё одна серьёзнейшая проблема, которая делает Сеул крайне заинтересованным в наилучших отношениях с Москвой и Пекином. Россия и Китай являются единственными странами, способными позитивно повлиять на специфического северного соседа Южной Кореи – КНДР, которая периодически грозит Южной Корее войной. Россия – в основном политически, а Китай ещё и экономически, так как его роль в северокорейской экономике исключительно велика. Обе страны, и особенно Китай, будут априори в этом деле надёжными партнёрами Сеула, так как Пекин точно не хочет, чтобы в Корее повторилась вьетнамская история.

А именно – объединение Вьетнама под эгидой Севера, который, сохранив хорошие отношения с далёкой Москвой, быстро стал региональным конкурентом и соперником Китая. С единой Кореей, в которой соединится экономическая мощь Юга и одна из крупнейших в мире военных машин Севера, такое тоже неизбежно произойдёт. 

Что с того?

Подводя итог, можно констатировать следующее. Теперь уже практически точно, что Южной Кореи не будет в AUKUS, ядре усечённого, но по-прежнему крайне агрессивного Запада, куда англосаксы намерены привлечь Японию, что у них, видимо, получится. Корейцы и японцы, повторим, – старые враги и нынешние экономические конкуренты с нерешённым территориальным вопросом, которым будет трудно ужиться в одной лодке. В Сеуле также, видимо, осознали, что США "сливают" союзников (один пример Тайваня чего стоит, Украины, впрочем, тоже), сплошь и рядом жертвуют ими ради своих интересов (это пример ЕС), используют двойные стандарты, диктат, шантаж, превращают в оружие экономику и финансы.

Американцы, которые не в состоянии договориться между собой даже внутри страны, ненадёжны, им нужен хаос и ослабление других стран, чтобы казаться сильными и сохранять свою приказную систему. А для Южной Кореи всё это будет означать катастрофу. Вряд ли в Вашингтоне, конечно, так просто с этим смирятся, но между "новым Карфагеном" и Евразией нынешнее правительство Южной Кореи сделало, похоже, правильный выбор. Если у Сеула получится сохранить вновь избранный курс, это станет ещё одним подтверждением упадка американской гегемонии.

Сергей Латышев

Это интересно
0

13.08.2022
Пожаловаться Просмотров: 164  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии временно отключены