←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
Партнер группы пишет:

Ева Весельницкая. Пространство Традиции.

Итак Традиция наша называется Школа. В связи с тем, что она относится к тому блоку Духовных традиций, которые носят название трансформационных, она обладает такой спецификой, отсутствием жёстко фиксированного ритуала, то есть вообще всяким отсутствием ритуала, и открытостью к знаниям, которые приходят и через другие традиции, и через науку, и прежде всего, естественно, через людей. Поэтому для людей, впервые сталкивающихся с таким типом традиции, это иногда кажется неожиданным, непривычным, странным - это так, если не очень "в плюс", а "в минус" - вплоть до того, что это что-то несерьёзное.

 

Мы относимся к такой группе традиций, которая осознанно совершенно не выделяет себя из внешней ткани жизни. Это совершенно осознанное действие. В течение последних пятнадцати лет, когда Школа получила внутреннее разрешение на открытый выход в мир, нас много раз пытались уговорить формализоваться. Это, естественно, сильно бы облегчило наше социальное существование. Потому что, когда мы говорим о нашей Традиции, нам сразу задают вот эти вопросы: "А вы кто? А вы откуда? А что за вами?" И самое удивительное, что чаще всего - ну теперь уже не удивительно, то есть это стало понятно - что спрашивают в данном случае не о сути и смысле, а о социальном статусе Духовной традиции. Ну зарегистрируйтесь, как какая-нибудь духовная община, как новая религия, - и всё будет понятно.

Это уловка социума. Для нас - это уловка социума. Потому что, если мы это сделаем, это сразу лишит нас известной доли пластичности и свободы. Это сразу выстроит внешнюю стену - "они" и "мы", свои и чужие, "наши" и "не наши". И это противоречит самой сути нашей Традиции.

В чем же она заключается?

В нашей Традиции есть только один-единственный ритуал, минимальный. У нас есть ритуал инициации. То есть, если человек, услышав о нашей Традиции, встретившись с кем-то из людей, имеющих к ней отношение, прочитав, скажем, книжку Игоря Николаевича, чувствует, что это знание, этот способ взгляда на мир, эта философия ему подходит, она ему нравится, она ему отозвалась, человек хотел бы попробовать построить, структурировать свою жизнь по этому способу, единственное, что он должен сделать, если он этого хочет, - это "встать под Закон".

Что это такое?

Закон, который состоит из трёх постулатов.

 

Первый постулат Школы звучит так:

"Каждый человек есть проводник бесконечного океана знания и силы, лежащего позади него".

Формула эта взята у Вивекананды. И тут вот тоже - зачем придумывать что-то, если есть идеально сформулированный текст? Этот первый закон, первый постулат - он этический. Каждый человек есть проводник бесконечного океана знания и силы, лежащего позади него.

 

Второй постулат - мировоззренческий:

"Познай себя как часть Мира, и Мир - как часть себя".

 

И третий постулат - он технологический, я бы сказала:

"Из мира следствий в мир причин, минуя отрицательные эмоции".

О смыслах и проявленности первого постулата. Потому что это постулат этический, и естественно, он определяет искусство жить для человека, который хочет действовать в соответствии с этим законом.

Что здесь главное? Главное здесь, что каждый человек. Это главное. Не "я - тот, который носитель знания; тот, кто уже прикоснулся к высокому знанию; тот, кто идёт по пути", а каждый - знает он об этом или нет, думал он об этом когда-нибудь или нет, интересует его самого это или нет.

Отсюда в более такой, может быть, простой, на внешний взгляд, формуле, это выражается формулой такой: "Каждая душа потенциально божественна". И вот здесь важно, что потенциально. На наш взгляд, это избавляет человека от гордыни, потому что если она уже божественна актуально, то вообще ничего уже делать не надо.

Наша Традиция утверждает, что шанс есть у каждого. И это его личный шанс. Шанс есть у каждого. С точки зрения нашей Традиции, нет и не может быть человека, которому "не дано", "ему ещё рано", "он ещё не дожил", "не в этом воплощении", "вот пусть сначала отработает". Мы убеждены, что шанс есть у каждого, что бесконечный океан знания и силы, лежащий позади каждого человека, может быть явлен через каждого, может быть явлен даже через человека, который об этом никогда не думал.

Поэтому мы убеждены, что главное знание - это люди. Знание - это прежде всего люди. Потому что, если каждый человек единичен, неповторим, несхож ни с кем и ни с чем, единственен, то, следовательно, то знание, та часть знания, тот океан знания и силы, который лежит за ним, может явить миру только он. И с рождением человека человечество получает шанс увидеть и услышать ещё какую-то новую небывалую грань из того океана знания и силы, который существует в мире, и с уходом человека мы навсегда теряем шанс увидеть ту неповторимую грань, которую мог явить миру только он.

Поэтому, с нашей точки зрения, смысл жизни человеческой - единичной жизни, не человечества в целом - в том, что он жив. В этом и есть главный его смысл - единичной жизни человека - в том, что он жив. В том, что он пришёл в этот мир. Это уже непреходящая, несомненная, неколебимая ценность и святыня - жизнь человеческая.

Тогда с этой точки зрения возникает другой вопрос - а как же все эти разговоры про механизмы, про типы информационного метаболизма, про доминанты - про то, что у всех у нас есть, да? Одинаковые механизмы, одинаковые кнопки... что всего 16 типов информационного метаболизма, всего вот сколько-то доминант, и других не бывает, всего 12 знаков зодиака, и даже они исчислимы, хотя это многогранно...

Это всё то место, где все мы похожи, да. И когда мы говорим о том, что человек неповторим и божественен, то это совсем не в том месте, где мы думаем. Да, в инструментальности своей мы сходны. Мы сходны в своей биологической инструментальности, в своей социологической инструментальности, в своих эмоциональных реакциях, потому что мы относимся к одному человечеству. Мы - люди, мы - человечество, нечто единое.

Удивительно красивый есть у индусов образ - Пуруша, один большой человек, в котором все мы явлены. Если это принять, как переживание, что все люди - это один неповторимый человек... Это часть наша, но это не все мы. И вот этот момент и даёт действительно место уже для работы - чтобы через эту инструментальность, данную нам природой, выявить то единственное и неповторимое, что может явить каждый из нас.

Вот в этом смысле мы говорим "каждая душа потенциально божественна".

Потому что между её актуальной божественностью, то есть её неповторимостью, вот этим океаном знания и силы, лежащим за каждым человеком, и явленностью есть вот эта вся конструкция инструментальная, которую мы получили, с одной стороны, в ходе развития человеческой цивилизации как таковой, с другой стороны - в ходе нашей индивидуальной социализации, каждого из нас, в ходе нашего воспитания, роста, развития, в ходе нашей индивидуальной жизни. И наверное было бы совершеннейшим безумием (в дурном, медицинском смысле) говорить, что этого не надо. Мы же знаем прекрасно, что человек человеком в полном смысле вне людей стать не может. Сказка о Маугли удивительно красива, и всех нас сильно привлекает - как детей, так и взрослых. И это заклинание "Маугли, помни о том, что мы одной крови" - оно актуально и для нас. Но с другой стороны - это же сказка! Это смысл, а не технология.

Мы все знаем, что научные эксперименты, печальные ситуации, которые бывали в жизни, подтверждают, что дитя человеческое, если оно не воспитывалось среди людей, остаётся только биологически принадлежащим к виду Homo Sapiens. У него не возникает интеллект, не возникает речь, и он даже не встаёт на две ноги, как известно. Само дитя, если его не учить, если оно вырастет среди зверей, останется четвероногим, потому что, в принципе, мы где-то там не очень приспособлены для нашего собственного прямохождения. Это проблема. Ведь мы единственный биологический вид, который переход этот имеет - с четырёх на две. Любое животное, даже самое высшее, оно рождается сразу готовое для жизни. Дитя человеческое, рождённое таким слабым и незащищенным, не имеющим возможности выжить вне человеческого сообщества, в отличие от животных, в этом несёт свою слабость и в этом несёт силу, потому что от его якобы недоношенности, недоразвитости в каком-то биологическом смысле оно открыто для восприятия того, что даст ему человечество. В этом и есть наша сила. Когда начинают говорить, что вот как-то что-то там неправильно придумала природа - почему вот животное родилось, и через несколько часов почти совершенно самостоятельно, а дитя человеческое нуждается в столь долгом присмотре, охране, то наверное именно для того, чтобы в этот период присмотра и охраны, в этот период открытости, зависимости предельной от близких оно имело возможность воспринять то, что даст ему человечество, и что сделает его действительно человеком. Все мы прекрасно понимаем, что как бы потом взрослый человек не сетовал на недостатки своего воспитания, не сетовал на то, что он был слишком воспитан, слишком зарегулирован, слишком задавлен конвенциями, мы также прекрасно понимаем, что без этих конвенций, без знания культуры человечества мы просто не можем жить. Можно, конечно, отринуть конвенции и нарушать правила уличного движения до абсурда, но надо помнить, что машина железная. Если вы хотите освободиться в таком пределе от конвенций, то надо быть готовым к тому, что за это придётся платить гораздо более дорогим. Вопрос... Дело каждого решать.

Значит, прежде всего в основе первого постулата, жизненного постулата, который даёт возможность выстроить своё отношение к жизни в соответствии со Школьным законом, - это осознавание, переживание того момента, что тебе дан шанс, и каждому дан шанс, но это только шанс, и в твоих руках - стать тем, чем ты можешь стать, или нет. Потому что мы убеждены, в нас это место святой веры, что жизнь человеческая - это его собственность, и каждый имеет священное право - каждый! - ...священное право делать со своей жизнью, - не с чужой, а со своей жизнью, - всё, что он хочет. Естественно, если его желания будут не совпадать с законами человеческими, и мирскими, и социальными, в которых он живёт, то он должен быть готов к тому, что судить его будут по этим законам, а не по его внутренним, и к этому он тоже должен быть готов.

 

Беря на себя ответственность за свою жизнь, за свой стиль поведения, за право нарушать или не нарушать законы и конвенции человеческого сообщества, человек тем самым берёт на себя ответственность... то есть помнит и "ставит свою подпись", что он готов нести ответственность по законам того мира в котором он живёт. Это он должен понимать.

Но мы все знаем, что эта довольно легко произносимая фраза - и я думаю, что вряд ли я вам сказала что-то такое супер-новое, - невероятно трудна в исполнении. Намного легче заниматься чужой жизнью, чем своей. И все мы с гораздо большей легкостью, энтузиазмом и энергией относимся к чужой жизни, к чужим делам, чем к своим.

И вот отсюда - следующий этический закон (это всё в рамках первого постулата), этическое правило поведения в жизни школьного человека - человека, принадлежащего к нашей Традиции,

"Никогда не живи чужой жизнью, и никогда не вешай свою жизнь на другого".

Опять-таки, формула, как всегда, проста. Применение её к действию влечёт за собой огромную тяжёлую работу. Как это - не жить чужой жизнью? А как тогда близкие, родные, за которых мы несём ответственность и с которыми мы связаны? - А вот так. Это очень сложная и напряжённая ситуация во взаимоотношениях. Близкие, родные, с которыми мы связаны ответственностью, друзья наши... любовью, привязанностью... - такие же люди, как мы, со своей жизнью. Мы, в силу своей любви, в силу своего желания, в силу своих обязанностей человеческих должны помогать, содействовать, воспитывать, лечить - ну, всё, что входит в нашу человеческую жизнь, но только до того места, до которого это не затрагивает интересы их жизни.

Ну вот как это на простом примере, самом ярком - дети наши, да? Вот здесь и наступает первая тонкость. С нашей точки зрения формула "мой ребенок" абсолютно несправедлива. Конечно, я тоже говорю "мой сын", ну естественно говорю - ну удобно, на языке-то человеческом.

Человек не может быть чей-то. Человек может быть с кем-то.

Вот это осознавание и даёт внутреннюю точку опоры в каждой ситуации, в каждом решении. Ребенок, даже самый маленький, только что рождённый, - это человек, и он не наша собственность. Он пришёл в мир через нас, и в данном смысле мать - это человек, которому доверено это существо принести в мир, принять и помочь ему в этот мир войти.

Это не наша собственность. Так же, как и наши родители - не наша собственность, а мы - не их.

Если вы взяли на себя ответственность родить ребенка, родить человека, то вот это знание, что вы родили, привели в мир человека, он пришёл через вас... вы взяли на себя эту ответственность - вы обязаны помочь ему наилучшим способом - по вашему пониманию, любви, уму, знанию - освоиться в этом мире, стать человеком в этом мире - и всё. Это гораздо более сложная, тонкая, возвышенная духовная работа, чем просто "мой ребенок". И тогда очень часто возникающий вопрос: "Как же духовный путь и семья? Как же духовный путь и дети?" - совершенно исчезает.

В Школе в нашей, в Традиции, есть Мастер Школы Виргиния Иоановна, она живёт в Вильнюсе. Сыну её 8 лет. Вот первые три года после того, как она родила его, её учителем был её ребенок. "Это твой Учитель и это твой Мастер". Жизнь у нас такая своеобразная была, было очень много людей вокруг, ситуации безумно интересные, тут Игорь Николаевич что-то рассказывает... Что бы ни происходило, что бы не было, вот это его время... никогда в жизни она не сделала - а мы жили в одном доме, вместе, у нас был такой совместный кусок жизни - ... Вот простая вещь - ой, кормить надо - быстренько покормить, потому что там интересный разговор идёт... Вот время кормить - она забрала ребенка и ушла его кормить, и абсолютное отсутствие сомнений в том, что то, что там за дверьми происходит, там какая-нибудь интеллектуальная беседа, медитативная какая-нибудь ситуация там духовная, а она там за дверью ребенка кормит, что это неравнозначно по ценности, - никаких сомнений. И её весь путь, Виргинии Иоановны, её путь от ученицы до Мастера Традиции это показывает.

Знаете, это вопрос ведь внутреннего отношения, внутреннего смысла, внутреннего заполнения. Вот это вот один из таких показателей нашей... ну, любой трансформационной традиции. Каким смыслом ты это наполнил, и если ты помнишь и внимателен...

Одно очень простое правило - надо просто помнить и быть внимательным

- очень трудно выполнимое.

Если ты помнишь и внимателен, то твоё от тебя никогда не уйдёт. Пустая суетность, пустая жадность - ай-ай-ай, мне нужно было там дома вот... а там... - вопрос ведь в вас. Я ещё вчера сказала, да, - вопрос не в магии, а в маге. Чем вы это наполнили. Вот через это, мне кажется, можно вот так пока в беседе, скажем, как-то услышать, что же это такое - не жить чужой жизнью, и не вешать свою жизнь на других.

Как это - не вешать свою жизнь на других? А очень просто. Вот как выглядит это... Если вы спрашиваете совета, то ответственность за ответ - на вас, а не на том, кто вам отвечал. Ведь вы же спросили? Там его дело - как он вам ответил, это уже его жизнь. И всё, это ваша жизнь...

Если вы задаёте вопрос, то ответственность за последствия - на вас, потому что вы его задали. Если вы пришли к кому-то за помощью и её приняли, то ответственность на вас, потому что вы пришли, ваша подпись. Если вы начали, встали на духовный Путь, и приняли позицию ученика, и выполняете со всей ответственностью, со всей любовью, со всей тщательностью, на которую вы способны, указания Учителя - ответственность на вас, а не на Учителе.

И отсюда следующий шаг внутри этой системы, искусства жить по Школьному Закону:

никогда не объясняй свои действия действиями других людей, даже самим Господом Богом.

Я предлагаю тем, кто хочет поиграть, попробовать половить себя хотя бы в течение дня на этой вот ситуации. Это не обязательно, что вы там примете Закон, - ну просто познакомиться с собой - очень интересно. Это так трудно оказывается - не объяснять свои действия ничем и никем, кроме себя самого! А как же? А тип информационного метаболизма? Это вот погода, это люди, это вот... ну до таких мелочей... Это безумно трудно. Потому что это вычленяет вас из компании, которая вас же и защищает.

Ведь как мы в жизни устроены? Мы сдаём той компании, к которой мы принадлежим, тому "Мы", к которому мы принадлежим, ответственность, облегчаем себе жизнь. За это эта компания гарантирует нам некую безопасность. "Будьте любезны, разделите со мной ответственность". "Нет, пусть Парламент разделит ответственность с Правительством - и никто не будет ни за что отвечать".

Смешные вещи у Жванецкого бывают - ну помните, есть такая у него шуточка: "А уж такие фразы: "я это сделал, и я отвечаю за всё" - удаются нам вообще только по частям". Есть у него такая шуточка, очень точная с точки зрения психологического механизма человека.

Мы так социализованы, да?

"Инициатива наказуема", "незаменимых нет", "я, ты, он, она - вместе целая страна", "МЫ".

И это правильно, человечество бы не выжило в процессе своей социализации, если бы не собиралось в определённые объединения - от первого объединения "семья, род, клан" до огромных этих объединений - государство, маленькое оно или большое, и в пределе - человечество. И чем больше сейчас идёт разговоров о иных цивилизациях, о иных мирах, тем сильнее люди воспринимают это - что есть ещё отдельное такое множество - человечество. Это естественный путь развития.

Но есть обратная сторона, как всегда. Сначала человечество организовывалось для облегчения собственной жизни, потом эта структура, которая возникала для облегчения жизни, начала довлеть над человеком. Ещё Христос, предвидя это, сказал в Евангелии: "Не человек для субботы, а суббота для человека". Ещё Христос, предвидя, что происходит, уже тогда, уже цивилизация, уже оно было. И сейчас - то же самое.

Вообще, кто для кого? Мы для государства, или оно для нас? Не зря в цивилизованных странах говорят, что лучшее правительство это то, о котором никто ничего не знает, его не замечают. Человек инстинктивно себя спасал, и не имея возможности преодолеть, скажем, давление этой внешней структуры, уходил в исследование, в переживание внутренних вещей в поисках смысла, которым можно было наполнить эту жёсткую форму, а тем самым, в действительности, увеличивая свою внутреннюю одухотворенность, обращаясь к своему субъективному миру, к его душе, и тем самым создавая это напряжение и спасая себя от полной вообще смерти.

Именно за счёт внутренней душевной, духовной активности остаётся жив человек... гораздо чаще, чем за счёт хорошо тренированного физического тела в экстремальных ситуациях. Ну естественно, тело должно выдерживать - оно может просто не выдержать, поэтому его надо любить, беречь, потому, что это инструмент, подаренный нам Богом.

 

Понимаете, самое трудное, оказывается, понять, что мы сами тоже имеем право делать со своей жизнью всё, что мы хотим. Вы знаете, я много лет уже училась, и знала и пережила это, и действительно уже чувствовала, что это становилось как-то моё, а не просто данное мне от Традиции - то, что каждая душа потенциально божественна, и только на седьмом году обучения меня постигло, ну я не знаю... инсайт... когда я вдруг осознала, что я тоже, что не только каждый человек от Бога, но я тоже от Бога для себя самой и для всех.

И тогда и наступает вот это вот уверенное, спокойное, бесстрашное отношение к людям... бесстрашное. Потому что гораздо легче полюбить другого иногда, чем себя самого. Потому что мы так воспитаны, что себялюбие - это что-то ужасное, эгоистическое. Ужасный человек - себялюбец. А вот альтруист - о себе не заботится, детей своих забыл, дома кавардак, а вот всем помогает, всегда про других думает, о других помнит, чего не попросишь, всё сделает - это что? Это высшая форма эгоизма! Это и есть полностью повесить свою жизнь... жить жизнью других, только бы не жить своей. Вот это и есть. Я не могу принять искренность действительно таких людей. Это способ, благородный, поощряемый в мире, способ сбежать от своих проблем. Но вы люди взрослые - всерьёз, по-настоящему, разве можно помочь другому, если не можешь в действительности помочь себе? "Врачу - излечися сам!" - давно сказано. В глазах больного врач болеть не должен. Это непрофессионально. Приходит больной и говорит: "Вот у меня простуда" - "Ну и что? Сейчас у всех грипп, вот у меня тоже". Сильно помогли друг другу. Не может быть...

В действительности помочь другому можно только имея избыток, когда у вас переливается через край. А если у вас проблемы, заботы, куча нерешенной собственной жизни, и всё это зажато туда и запрятано, и чтоб не входить туда, в эту комнату, в этот кавардак, мы бежим в чужие... то вот, если так вот говорить, то, извините меня, это использование других для себя. Нету из себя сил - вот другому чуть-чуть якобы помог, человек говорит: "Спасибо, спасибо", - глядишь, так и подпитался. Так что вопрос такой... Сам произвести не можешь - берёшь у других. Так можно брать, если даёшь взамен. Можно брать, если дают.

Другое дело, мы все даём друг другу, и все эти разговоры о воздействиях, вампиризме мне так смешны. Потому что мы все бесконечно даём и берём, мы все в одном мире живём... как можно отрезать, где кто-то из нас кончается? Но как только мы об этом задумываемся, сразу становится страшно, потому что - ответственность. Вот и все разговоры о вампиризме в этом месте. Когда мы бесконечно обмениваемся эмоциями, энергией на любом уровне... это всё происходит, всё прекрасно. Мы же так живём. Но как только мы об этом задумались, сразу получается что - уже никуда не спрячешься. Ответственность, да? Ответственность за то, что ты берёшь, ответственность за то, что ты даёшь, что от тебя исходит. Сразу начинается так: вампиры, плохие, хорошие, такие энергии, сякие энергии. Всё. Знаете, как удобно? Вот придумали вампиров и уже можно:... "Я с ним общаться не могу, он - вампир". Ну, что он вас - за шею укусил, кровь что ли высосал? Да, вы мне скажете, ну бывает - ну пообщаемся с человеком и чувствуешь себя слабо. Так не общайся. Или имейте избыток, дайте человеку - жалко что ли?

Если вы - трансформатор, то трансформируйте! В мире такое количество неорганизованной, свободно существующей энергии! Неужели вам жалко принять её в себя, трансформировать, организовать во что-нибудь хорошее, гармоничное и излучать? Не жалко же? Не жалко. Излучайте! Работайте трансформаторами, излучателями. Ну кто-то излучает что-то для вас несимпатичное... Но имейте в виду, вот тут с "Огненным цветком" всё в порядке. Если вы работаете в режиме излучения, на вас ничего не "налипает". Абсолютно. Ничего не остаётся. Работа в режиме излучения, то есть "от избытка" - тогда получается, что мы берём от мира, мы же выдаём, ещё и красиво трансформированное, "в четвёрке", гармоничное, или там "в двойке", для души, ну чего как когда там нужно... На вас ничего не... ничего не пристаёт. Нет никакого страха. Ну если рядом излучатель мощнее вас - ну тренируйтесь, отодвиньтесь. Ну мы же все люди, мы же так и делаем. Но вот это чисто ещё и технически параллельно. Режим излучения даёт возможность быть независимым от воздействий, нежелательных для вас, если вам этого не хочется. Сильные, энергичные люди - всегда они бодрые, ничего они не боятся.

Это всё к вопросу о самостоятельности жизни, о том, как не вешать свою жизнь на другого и как не жить чужой жизнью. Это всё имеет отношение к искусству жить в соответствии с первым постулатом Школы.

Итак, никогда не вешайте свою жизнь на других и не живите чужой жизнью. Никогда не объясняйте свои действия действиями других людей, даже Господом Богом. Никем. Если кому-то захочется попробовать, проверьте - как это, на каждый день.

Здесь же - проблема духовного ученичества. Я хочу ещё раз к ней вернуться. Проблема духовного ученичества здесь рассматривается таким образом. В принципе, в рамках нашей традиции человек может быть учеником при том, что этого никто, кроме него самого и Учителя, не знает. И это и есть высшее искусство ученика. Между учеником и Учителем - конвенция, договор. Человек, который просто встал под Закон, принял Закон, он не есть ученик Школы. Это человек, который устанавливает свои мировоззрения, свои отношения с Потоком и совершенно самостоятельно в рамках этого осуществляется. В силу того, что у нас нет иерархии, нет формализованности, никто, независимо от его профессиональной квалификации, от просто людей, тоже вставших под Закон, до Учителей и Мастеров, не имеет права вторгаться в отношения человека и Школы. Это его интимное, любовное, сложное - у кого как - отношение с Потоком. Это абсолютное требование.

И если это происходит, то это нарушение Закона в одном единственном случае, - если человек не обратился за помощью.

И тут ещё один момент.

В соответствии с первым постулатом Школы, в искусство жить по Школьному Закону входит ещё одно правило: никогда не помогай, если тебя не просят, за исключением случаев спасения человеческой жизни.

Хотя есть традиции, где даже это исключается. Никогда не помогайте, если вас не просят. Ну, за исключением тех случаев, когда вы просто спасаете жизнь человека в прямом физическом его смысле.

Но умей предложить свою помощь, если ты хочешь помочь. Если ты сам хочешь помочь, то умей её предложить. И помни, что это ты хочешь помочь, и не обижайся на человека, если он её не принимает. И не объясняй человеком своё желание помочь.

Если ты хочешь решить какую-то свою проблему, если ты чувствуешь какую-то необходимость, какую-то обязанность - это твои дела, а что человек будет делать с твоей помощью, если он её согласился принять - это его личное дело. И тут тоже, это очень трудно выполнять на каждый день. Ну как это вот? Вот так вот. Потому что это сочетается с тем, чтобы не вешать жизнь на другого и не жить за другого.

Не помогай без просьбы, не живи за другого.

Ведь мы же все знаем, что ребенок, когда начинает ходить, он обязательно упадёт, и коленки разобьёт, и нос расквасит. Но даже самая безумно любящая своего ребенка мать не дойдёт в безумии своём до того, чтоб всё-таки не дать ему ходить, чтоб он, не дай Бог, не упал, ведь так? Вот и всё - вот оно, это место. Да, можно там внутри себя трястись, нервничать, переживать, бояться, но наступает момент, когда он отталкивает руку и идёт. В первый момент мы счастливы, в следующий момент нам страшно, мы говорим, что наша спокойная жизнь кончилась, потому что он начал ходить. Каждая мама знает, что наступает первый раз, когда мы его одного дома оставляем, да? Жизнь такая, приходится. И все мы знаем, что мы нервничаем и переживаем - что там случится, как бы он не то, как бы он не это... Одна мама делает это раньше, другая позже, некоторые доводят до того, что лет там до 14-ти этот ребеночек никак один не останется. Но мы вынуждены, потому что рано или поздно, он же должен быть один. Он первый раз включит газ, и он первый раз сам пойдёт в школу, и он первый раз... помните как страшно: "Вот, учительница обидит..." Всё будет. Он отделится от нас неминуемо, первый раз влюбится, женится, родит и всё - мы уже седые, они уже седые, и всё равно мы за них переживаем. Но вот есть вещи, которые мы всё-таки, будучи разумными людьми, понимаем, что как бы мы не были привязаны к близким нашим, у них всегда будет отдельная жизнь. Те из нас, кто питает иллюзию, что всё знает про своих детей, вспомните, ваши родители всё про вас знали? Даже при самых лучших отношениях с родителями - ведь, правда, нет? Так и вы не всё знаете про своих детей. И это - правильно. Жизнь невозможно... всё в таком вот, ну, душевном там... но вот жизнь у них всё равно своя, свои переживания, которых мы не знаем. Раз это уже всё равно есть, то почему не иметь силы снять эту иллюзию до конца и понять, что это - "рядом люди", а не "наши люди". Друзья, близкие... Конечно, с чужими легче - они дальние.

Это напряжение, это путь к тому, чтобы увидеть границы собственной жизни. А где же моя жизнь? Мы расчищаем это и видим, что вдруг оказывается, что нам её нечем заполнить. Что наши мечтания о том, что вот бы освободиться от забот и тогда бы... - это, опять-таки, иллюзия и самообман, потому что мы для того и заполняем это пространство чужими делами, чужой жизнью, чтобы не видеть этих пустот.

Вот это есть первые шаги внутреннего духовного роста человека, внутреннего духовного роста. И это то, что вынужден делать со своей жизнью ученик Школы, вступая в ученичество - прежде всего. Это вот... так или иначе, с помощью Учителя, с помощью ситуации, с помощью Школы он приходит к этому расчищению жизни, находит в ней себя.

Иногда довольно быстро, иногда это трудно, иногда это сопровождается очень... отрицательными переживаниями. Ну и негативными эмоциями. Потому что по закону третьему жить без негативных эмоций удаётся ещё более трудно. Об этом мы будем говорить дальше. Потому что оказывается, что образ своей жизни и реальная своя жизнь - не совсем одно и то же.

Поэтому правильно говорится - прежде, чем лечить невротика подумайте, что вы ему дадите взамен. Поэтому и существует в начале пути любой Духовной традиции такого типа как наша, а у нас это обязательно, период, в котором мы именно делаем всё, чтобы помочь человеку устроить его жизнь, какая она есть. Потому что мы убеждены, что настоящая вера человека там, куда он идёт, когда ему хорошо. Потому что когда нам плохо, мы готовы идти куда угодно, и куда только не ходим, потому что плохо.

И поэтому мы стараемся в рамках нашей Традиции сделать так, чтобы первый шаг человека был в том, чтобы помочь ему, сделать его жизнь хорошей по его собственным представлениям. Помочь ему увидеть, научиться, узнать, где и как научиться... Чему? Тому, что он хочет, чтобы он обрёл то, чего ему не хватает - из-за чего он, собственно, и пришёл, прежде всего. Помочь ему устроиться в жизни, адаптироваться в ней, увидеть, какая она красивая, замечательная, интересная - человеческая жизнь. Помочь, может быть, увидеть, как решить эти, казалось бы, сложные проблемы. Ну это вам понятно. Это не так просто, вы все знаете, что это требует усилий взаимных и своих... и всё-таки это прекрасное время и прекрасное делание. И только в том случае, если после того, как человек вдруг видит, как всё здорово, он ещё чего-нибудь хочет, - тогда имеет смысл говорить о серьёзном, действительном духовном ученичестве.

Поэтому мы и говорим, что выполнение только первого постулата Школы, о котором мы сейчас ведем речь, приводит человека в убежище - вот в то место, где он может передохнуть, научиться, узнать, улучшить, привести себя в порядок, оглядеться. Это убежище. Убежище вот в этом вот мире... ну, понятное слово, да? Оно есть во всякой традиции.

И для того, чтобы в этом убежище оказаться, достаточно выполнять первый постулат, который весь из себя, в принципе, формулируется в одном - закон приятия.

Если мы действительно говорим, что "каждая душа потенциально божественна", если мы говорим, что "каждый человек есть проводник бесконечного океана знания и силы, лежащего позади него", то, естественно, внешняя проявленность этой веры - это исполнение закона приятия. Это когда вы открыты к человеку, и принимаете его... смотрите, (ну к ситуации, к миру) прежде всего, с той точки зрения, что вот он есть такой, как есть. Вы не ждёте в нём врага, вы не ждёте от него агрессии. Ну там если случается - это другое дело. Но вы таковы. Каждый человек - от Бога.

Вот это тоже входит в искусство жить по первому постулату. Каждый человек - от Бога. Кто бы к вам ни пришёл, приятен он вам или неприятен, с кем бы ни свела вас жизнь, симпатичен он или несимпатичен, чужд, не так выглядит, не на том языке говорит, недостаточно образован, у него не такой нос или не такой цвет глаз, он - от Бога, послан вам. И умение относиться к каждому человеку так, как будто вы знаете, что именно он и есть тот главный избранный - это высшее искусство закона приятия. Это так облегчает жизнь, я вам скажу, когда этому научаешься! Естественно.

Иногда люди пытаются это внешне выполнять, и постепенно в них это прорастает. Иногда люди пытаются внешне это выполнять, и это так и не прорастает, потому что они так и не могут объяснять своё неприятие собой. Знаете как, да - вот люблю я человечество, вот сосед бы сдох, и тогда всё остальное человечество я бы просто вот... вот... да. Вот только вот один сосед отделяет меня (или там родственник, тёща, невестка или кто-нибудь ещё) от всего человечества. Мы же все знаем, что очень легко любить человечество, и очень трудно просто симпатизировать, просто по доброму, без агрессии (я уже не говорю о любви) относиться к одному человеку, не мучая его нашей любовью, не требуя от него... Помните, такая была песня: "Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу!". Сама себе придумала, теперь к нему претензии предъявляет, что он не соответствует. Мы такие, мы все под знаменами товарища Прокруста. Помните "прокрустово ложе"? Или головочку отрубать или ножечки - ну, чтоб соответствовало. Ну а если так, чтоб не страшно было, - кому образ неприятен, - то у Гоголя была такая невеста - помните "Женитьбу" Гоголя? "Вот ежели б к носу того, да глаза этого, уши того, а волосы ещё четвёртого, вот был бы идеальный жених". Так она бедная замуж-то и не вышла.

Понимаете, вот это уже искусство; вот то, что я говорю - это технология, это внутреннее структурирование вашего отношения к людям. Первый шаг внутрь Традиции, никаких внешних... ничем, никак, значок не повесишь, ничего не будет. Но есть внутреннее структурирование, внутренний ритуал, нет внешнего, нет.

Но если я встречаю человека, который никогда не слышал про нашу Традицию, ничего про это не знает, но я вижу по его поведению, по его реакциям, по общению с ним, что он так относится к людям, я говорю: "Это наш человек". При этом он может быть атеист, католик, мусульманин... вообще я не знаю там... из Южной Африки - откуда угодно, мне всё равно. Он "наш человек" - вот в этом смысле "наш" / "не наш". Ну, "не наши" тоже "наши", но в определённом смысле Закон есть Закон, и он разделяет отношения между людьми - не к людям, но между, поведенчески. Вот это будет "наш человек". Делает усилие - "наш человек". В таком смысле, да? Чтобы не было того, что есть "наш" / "не наш" - секта... "беленький" / "чёрненький". Это уже искусство. Естественно, оно требует внутренней работы.

Естественно, что попытки искренне и честно это реализовывать, вызывают вначале огромное напряжение внутреннее, огромный внутренний конфликт - во-первых, потому что действительно очень трудно пережить это до конца, что каждый имеет право быть, какой он есть, и если мы его не понимаем, или он нам не нравится или что-то ещё, то это наши проблемы, а не его - раз мы обладаем этим знанием - потом следующее место конфликта: происходит неминуемое разрушение иллюзий о себе.

Мало кто, даже те из нас, кто говорят: "Ну я, конечно, да, я злой, я нетерпимый", - это всё игрушки, но внутри-то себя мы же думаем, что мы хорошие, мы всех любим - ну вот этого не любим, и этого не любим, а так всех любим, если глазки закрыть, то вообще всех любим. Но когда начинаешь искренне пытаться это выполнять, нам открывается бездна собственной неприязни к людям. Бездна. Нам стыдно бывает признаться из-за чего. И чем честнее человек, тем чаще он сталкивается с тем, что очень редко наше нежелание принять человека базируется на каком-нибудь глобальном, серьёзном там... Помните, Анна Каренина разлюбила Каренина из-за того, что у него уши в шляпу упирались - ну нашла, наконец, из-за чего разлюбить, вместо того, чтобы объяснить это собой - вдруг она увидела: "Боже! Да у него же уши прямо до полей шляпы!" - и всё, и разлюбила. В том-то и дело, что глобальных, принципиальных, глубинно-нравственно-этических каких-то там моментов неприятия людей очень у нас мало, редко обычная жизнь нас так сводит. И всё равно закон приятия распространяется на всех. А вопрос уже там суда... нравственного суда... - он человек.

Я знаю, я слышала вопросы: "А преступник? А убийца?" Он тоже от Бога. Это было его священное право сделать со своей жизнью то, что он сделал. Наше право, наш нравственный закон принять или не принять поступки, но он - человек. "Человек, совершивший вот такое - что это за человек?" Да, его должно судить по закону общества тому, кому дано право судить. Но ведь те из нас, кто видели этот вот документальный фильм Подниекса об убийце, кто может сказать, что под влиянием фильма к концу не задумался о том, что может быть не надо было его расстреливать, и что человек, совершивший преступление, и человек, который уже здесь - это разные люди.

Вы знаете, есть такая притча. О шестом патриархе дзен - великий патриарх дзен. Когда-то в одну деревню пришёл монах странствующий. Ну, сотворил молитву, и шёл дальше по своим делам в монастырь. Спрашивает дорогу. Ему говорят: "Короткая дорога идёт через лес, но там у нас уже много лет никто не ходит, потому что там сидит страшный преступник. Когда-то много лет назад убили его брата, и он дал обет отомстить - убить 25 человек. Вот он 24 уже убил, и вот уже три года там никто не ходит, потому что ему нужно убить 25-го. А вот спокойная дорога - вокруг". Он говорит: "О, хорошо, спасибо!" - говорит монах, и идёт через лес. Ну, вы представляете себе, этот убийца, который уже столько лет сидит там, на этом дереве... три года уже никто не пришёл, он уже давно вообще передумал там всё и всякое... но он дал обет! (И тут мы говорили вчера, мужчина - он есть мужчина, он дал слово...) Значит он доходит, этот монах... спрыгивает этот убийца с дерева, бросается к нему и говорит: "Что ж ты, святой человек? Тебе, что, не сказали? Ну что ж ты сюда-то пришёл? Ведь я ж теперь тебя вынужден убить!" Он говорит: "Так я за этим и пришёл. Убей уже, наконец, и освободись". Ну, тут тот просветлел, с ним произошло осознавание, соединились концы, начала, увидел все смыслы, бросился в ноги к этому монаху, попросился к нему в ученики, тот разрешил его, конечно от этой клятвы, и через много лет этот бывший убийца и стал шестым патриархом дзен. Нам, конечно, в нашем мире трудно понять - как так, святой человек, шестой патриарх, один из величайших, знаменитейших патриархов дзен, тот, кто принёс в мир "Алмазную сутру" - убийца, сознательный - не случайно, в порыве там... 24-х (по притче) человек. Ну, с одной стороны, мы можем говорить о том, что в разное время в разных местах в разных социальных слоях отношение к жизни человеческой было разным. Это тоже. Но нас сейчас этот аспект не волнует. Нас волнует в данном случае трансформационный аспект - это другой человек. Понимаете, этот монах имел достаточно мудрости и знания, чтобы увидеть и дать ему этот шанс. Это те времена. Я сама против того, чтобы переносить из одного мира в другой. Но это точка для размышлений.

Каждый из нас вправе решать, как он. Я думаю, что те, кто обычно сразу на вопрос о приятии, о том, что каждый человек - от Бога, и преступник - тоже, сразу вот спрашивают про это - чаще всего это люди (так удалось мне выяснить), которые непосредственно вот так вот с настоящим преступником никогда не сталкивались - как с человеком. Знаете, когда мать говорит: "Хоть он то и это, он мой сын"? А ей говорят: "Убей собственного сына, осуди!"... Ну комплекс Павлика Морозова - мы все немножко Павлики Морозовы. Он же отца предал. Отца! За что? За несколько мешков зерна, спрятанных в подполе? Кто из нас не вырос в пионерской организации, где одним из героев в школе на стенке висел Павлик Морозов? Вот и всё. Отсюда, о каком приятии можно говорить, если мы, дети, в качестве примера своего имеем отцеубийцу? Вот и всё. Чем это отличается от принца датского Гамлета и его проблем? Мы с вами выросли на таких примерах. Кто сегодня из нас в здравом уме и твердой памяти скажет, что однозначно может решить проблему, - как там, - сдать отца милиции или не сдать? Кто может однозначно решить проблему: как относиться матери к сыну, даже если он убил? Кто это может однозначно сказать? Что, она его любить должна перестать, или как? Кто может соизмерить эту трагедию? Я слышала такое: "Ну это вообще не мой сын, в него какой-то дух вселился. Нет-нет-нет-нет, там какая-то чужая душа уже". По-моему, это болезнь, когда вот так.

Видите, кто может... вот сейчас в Германии сделали страшную вещь - открыли архивы этой их секуритаты, или как она там у них называлась видимо, имеется в виду "Штази". Люди ходят и узнают, что муж писал донос на жену. Ну, в личном-то деле. Что теперь с этим делать, понимаете? Однозначный коммуняцкий ответ наш - развестись, расстрелять, глаза выцарапать, а если это муж, которого любишь? В том-то и дело, что быть человеком очень сложно. Очень сложно. По одной простой причине - однозначных ответов нет. И быть не может. Я ещё раз говорю, те кто придут к вам и скажут: "Они есть, эти ответы. Вот так хорошо, а так плохо", - так, извините, это уже было. Мы уже в этом жили. Нас так учили - это хорошо, это плохо, этот хороший, этот плохой, а ваши интеллигентские штучки...

В последний день в Киеве перед отъездом я вечером видела удивительный документальный фильм, - у вас уже показывает первое московское опять, или у вас это только разговоры, что вам отменили? - об Анне Ахматовой. Личное дело Анны Ахматовой. Беседа кого-то там со Сталиным: "Ну а что Ахматова?" - "Ну она уже стара, её всё равно не переделаешь" - "Ничего, доберёмся и до неё". И там такой вот монтаж был, - прекрасный фильм очень, - монтаж там всяких кадров с Ахматовой, а на этом текст вот этих всяких про неё, про чуждые стихи, про гнилостность осколка уходящего класса, про то, что её эти стихи не имеют отношения к актуалиям советской жизни.

Всё правильно. Любая система будет делать всё, чтобы упростить человека внутри. Прежде всего, упростить его внутренний мир. При простом, сведённом до предела внутреннем мире, человек очень удобен для пользования. Это всё. Всё, он удобен для пользования, он внутри простой, как правда. Вопрос только - сколько правд? У каждого своя. Простой, как правда. (...Вы понимаете, да, к нам всем... да, действительно, ведь, "в плюс" как...). Потому что действительно легче жить. Кому хочется жить с внутренним миром Фёдора Михайловича Достоевского? "Хочешь быть Микелланджело - живи, как Микелланджело" - "Да что ж, - говорит, - я сумасшедший?" Это цена. Обязательная внутренняя цена. Внутреннего душевного напряжения. Даже научная психология утверждает, - те из вас, кто читал Василюка "Психология переживания" (настоятельно рекомендую, кто не читал - это из тех, лучших книг по психологии: Василюк, "Психология переживания"), - он там очень красиво, очень точно говорит о том, что внутренне сложный и внешне трудный мир, постоянная ситуация кризиса, когда и там сложно, и тут трудно - это единственная творческая ситуация, и кризисное напряжение только может родить нечто следующее, и рождая следующее, человек умирает - ну, как всегда, да? - тот, который он был. И следовательно, усложняя свой внутренний мир, уходя от автоматизмов, давая себе право решать, как поступать в соответствии с законом приятия, как поступать в соответствии с тем, чтобы не вешать свою жизнь на другого, как поступать так, чтобы... как помнить, что каждый человек - от Бога, как поступать в данной ситуации, чтобы не нарушить ситуацию, чтоб... связанную со всем этим комплексом проблем.

Да, мы усложняем свою жизнь. Это правда. Вот, сразу говорю - усложняем. Но понимаете... ещё раз и ещё раз возвращаюсь к притчам суфийских шейхов: "Слон может съесть больше человека. Лев сильнее его. Человек создан, чтобы учиться".

 

Третий постулат Школы, который гласит:

 

"Из мира следствий - в мир причин, минуя отрицательные эмоции", -

 

это тот постулат, который отделяет людей, идущих по духовному Пути, разделяет их на две группы по устремлённости внутренней - на тех людей, кто нацелен на достижение и тех людей, кто нацелен на постижение.

Вот это две принципиальные разницы, два принципиально разных устремления, и, следовательно, два разных способа жить, быть и осуществляться.

 

Что же это такое: "Из мира следствий - в мир причин, минуя отрицательные эмоции"?

 

Небольшой такой экскурс в психологию, чтобы мы потом не путались в контексте.

Эмоция и переживание - это понятия психологические обозначающие совершенно разные психологические процессы. Поэтому, когда мы говорим об отсутствии отрицательных эмоций, это ни в коей мере не значит, что мы имеем в виду, что человек придёт к такому образу жизни, когда у него не будет горьких, печальных и тяжёлых переживаний. Это значит, что по поводу любых ситуаций у человека не будет отрицательной оценки.

Что такое эмоция? Эмоциональное отреагирование - это отношение. Эмоция не может длиться долго. Те из вас, кто сколько-либо знакомился с научной психологической литературой, конечно же, это слышали и помнят. Эмоция связана с конфликтом между своей установкой и разницей между ожидавшейся информацией и полученной. И вот в этом взаимодействии между установкой, ожиданием информации и её получением, рождается отрицательная эмоция, когда несоответствие происходит.

 

Эмоциональное отреагирование мгновенно. Оно оценочно. Эмоцию почти невозможно скрыть - ну, от внимательного наблюдателя. Мы сами знаем, как бывает трудно это мгновенное отреагирование скрыть. Эмоция при этом не задевает сути отношений человека к той или иной ситуации, потому что мы прекрасно знаем, что одно и то же сообщение, одна и та же ситуация, иногда вызывает одну эмоцию, иногда другую, потому что должен сойтись весь комплекс ситуации.

 

Вот в этом смысле, именно в этом, мы говорим о том, что выполнение технологического постулата Школы заключается в том, чтобы идти в своём осознавании "из мира следствий в мир причин, минуя отрицательные эмоции", то есть пытаться в любой ситуации не выдавать... не относиться к этой ситуации отрицательно, какова бы она ни была, насколько бы не соответствовала нашему ожиданию.

 

Как же это сделать чисто психологически, интеллектуально как выстроить такую установку? Интеллектуально такая установка выстраивается одним-единственным способом: мы раз и навсегда для себя решаем, что самая большая ценность любой ситуации - от самой счастливой по переживаниям до самой горестной по переживаниям, - ценность её в информации, которую она нам даёт.

 

Фактически, другая формулировка третьего постулата, она такова: "любая ситуация - источник информации", прежде всего. И естественно, если человек настроен на то, чтобы учиться, в действительности настроен на то, чтобы учиться, действительно находится в позиции ученика не только непосредственно к своему Учителю, но к Миру как таковому, то такая установка - "каждая ситуация - источник информации" - естественно, всегда будет его ставить в "плюсовое" положение. Всегда "в плюс". Любая новая ситуация, как бы неожиданна она ни была, сложна, трудна, печальна или радостна, она всегда - источник информации. Тем более, что если она не соответствует нашим ожиданиям, то тем более "плюсовая" ситуация, не может быть эмоционального "минуса", - новая, источник новой информации, каждая ситуация.

 

Но это такой интеллектуальный способ - легко сказать, а как это сделать? Это действительно очень трудно сделать. Трудно сделать, потому что это внутренняя работа, тут никаких "костылей" не подставишь. Можно себя пытаться, конечно, обмануть, но... Почему я сразу сказала, что выполнение третьего постулата разделяет людей, нацеленных на достижение и людей, нацеленных на постижение? Именно поэтому.

 

Когда человек нацелен на достижение, несоответствие ситуации его ожиданиям всегда будет нести для него отрицательную эмоциональную оценку.

 

Он не может быть настроен так, что любая ситуация - источник информации. Если эта ситуация не способствует его продвижению к цели, то это ненужная информация, ненужная информация - "минусовое" эмоциональное отреагирование. Никак иначе, вот не вывернешься здесь. В этом месте вывернуться никак не удастся. Если вы настроены на достижение, вы стрела, идущая, летящая к цели, то в действительности невозможно реализовать эту установку, что "каждая ситуация - источник информации" - и иметь от этого "плюс" всегда. Ненужная информация, лишняя ситуация, мешает достичь цели. Человек, идущий к цели, он подобен стреле, струне. Он движется, и всё, что не способствует его достижению, отпадает, отпадает, отпадает, как бы красиво, хорошо, нужно и полезно это ни было. Выбор у человека, настроенного на цель, на достижение, всегда один, - внутренний выбор, - способствует это достижению его цели или не способствует. Другой ценности у этого человека нет. И всё, что не способствует достижению цели, отвлекает, и, следовательно, не несёт информации. Фактически, для такого человека ситуации, не способствующие достижению цели, - просто пустые, они не несут никакой необходимой для него информации, они забирают его энергию, естественно, он никогда не будет... ему и не нужно, такому человеку не нужна такая установка, что "каждая ситуация - источник информации", и в этом "плюс".

Естественно, процесс освоения такой установки, что нет повода для отрицательных эмоций, он в процессе этого входа приводит человека к такой некоторой закаменелости - вообще как бы никак не отреагировать. Потом нужно иметь большой внутренний опыт работы, разделения переживаний и эмоционирования. И прежде всего, человек в процессе освоения такого способа жить, такого аспекта, сталкивается с абсолютной необходимостью глубинного внутреннего покоя. Это получается взаимный процесс: увеличивая покой внутренний, и глубинную внутреннюю тишину, вы увеличиваете свою способность отказаться от эмоционального отрицательного отреагирования, отказываясь, находя в себе силы относиться к жизни, к любой ситуации, только как к источнику информации, вы увеличиваете внутренний покой.

 

 

Теперь вот такой аспект. Отношение переживаний и внутреннего покоя.

 

Для большинства людей сама идея полной включённости в переживание - весёлое, счастливое, печальное, грустное - не важно, - и при этом сохранения покоя, при первом знакомстве с такой идеей выглядит искусственностью. Искусственная жизнь. Как же ты весь в переживаниях, если у тебя внутри спокойно? Как же ты весь в переживании, в ситуации, если у тебя внутри контроль сохраняется?

 

Для того, чтобы помочь себе красивым образом, можно сказать, что эта ситуация - море. Как бы ни было бурно море, какой шторм и буря ни были бы, в глубине - тишина и покой. Неколебимый. Там даже не слышно этого шума. И только вот эта соединённость бури с тишиной делает это морем. Иначе это пруд, который ветер разгулял там до дна... делает его болотом - всё смешалось, песок со дна поднялся, тина замутилась, вообще уже ничего не видно. Человек, окунаясь, не имея контроля, окунаясь полностью в эмоцию, в переживание чаще всего похож на этот пруд. До дна, да? И поэтому все мы, - ну так, большинство из нас, - никогда не позволяет себе сознательно до конца войти в ситуацию, в переживание - в любое, в "плюсовое" или, там, в тяжёлое, в весёлое - неважно, если только не происходит нечто, что перехлёстывает уже наш весь контроль, и мы не справляемся с ситуацией, и тогда, чаще всего, полная включённость в переживание приводит человека чуть ли не к истерике. Так хохотала, что начала плакать, да? Вот это вот ощущение, когда ну всё уже - не то, что смех до слёз, который там... а когда вот смех-смех-смех, а смотришь - у человека уже истерика, он уже рыдает, он уже остановиться не может. Это его "закольцевало", "задвинуло", удержаться он не может.

 

Все мы мечтаем о праздниках, об участии в празднике, и никак не получается повеселиться "от души", то, что мы говорим... Ну, забыть всё, всё бросить, войти целиком с мыслями, чувствами, со всем прочим в ситуацию веселья и веселиться без страха, без тормоза. Ведь мы же чаще влюбляемся, чем любим. Все эти рассказы о любви, когда "себя не помню"... то есть опять полный вход в переживание, полная отдача себя в ситуацию, она невозможна, если у человека нет внутри тишины, покоя и контроля. Ну как там у Высоцкого: "Помню только, что стенки с обоями / Там, где был я вчера, не припомню, хоть плачь". Мы даже в такую ситуацию редко себя отпускаем. Редко. И вот почему. В чём тут же принципиальная разница? Я говорю о контроле, о тишине, и, в общем, говорю о том, что мы чаще всего контролируем себя, не давая себе полностью войти в ситуацию. В чём разница? Разница вот в чём: кто контролирует?

 

Чаще всего, когда мы, боясь войти в ситуацию до конца, - как бы там чего не получилось, как бы не потерять образ себя, не сказать что-нибудь то, что обычно не говоришь, не вести себя не так, как обычно... вдруг что-нибудь... "с цепи не сорваться"... - мы контролируем себя своим сознанием, умозрением, головой держим, мозгами. Сознанием. И что оно нам в такой ситуации делает? Оно держит нас в границах образа себя, который мы сами себе придумали. У нас есть представление о себе, образ себя, и границы этого образа. И вот уже когда даже к границам мы подходим, это уже тревожно - ну я сегодня себе тут чуть-чуть позволил лишнего сказать, чуть-чуть посвободнее себя вел - ну уж была, наверное, очень защищенная ситуация. Мы заранее знаем, - на уровне, вот, нашей картинки, - где можно, где нельзя. Мы заранее всё это делим, отмеряем по каплям - сколько можно, сколько нельзя. Для меня самый характерный пример - это мама, которая в цирке говорит пятилетнему ребенку: "Прекрати смеяться!" Вот это мы все. Мы эти мамы по отношению к себе. Мы не смеёмся - мы улыбаемся, мы не рыдаем - мы иногда так чуть-чуть поплачем, поругаться всласть - и то не умеем. Нет, чтоб так уже войти там и поругаться с удовольствием, уже отпустить и позволить себе. Потому что образ себя, он контролируется сознанием, нашим представлением. Почему люди пьют - всерьёз если говоря, по-настоящему? Чтобы снять контроль, раздвинуть границы - мы уже об этом говорили. И в общественном мнении, как ни странно, эта установка существует: "Ну человек себя не помнил, немножко перешагнул нормы, но ничего", - прощается за счёт того, что "себя не помнил".

 

А как же войти целиком, сняв вообще вот этот... спонтанно войти в ситуацию, не зная, как ты себя поведёшь, куда она тебя заведёт, что ты скажешь в конечном итоге, и при этом иметь контроль? Чем тогда контролировать? Только одним местом, местом тишины и покоя. И тогда этот внутренний стержень, внутреннее "я", самосознание, можно это назвать, этот кристалл, это место нашей тишины и покоя - это та гарантия, что что бы здесь вокруг не происходило, как бы бурно не было это море, вы есть вы. И, с другой стороны, эта ситуация не даст вам возможности потом снять с себя ответственность за поступок и сказать: "Я себя не помню, это не я, это сказалось". Да, эта ситуация, она приводит к тому, что вы всегда помните. Дело в том, что, как известно, человек не может одновременно осознавать весь объём того, что происходит в ситуации и переживать её полностью, быть в неё включённым. Или-или. Или вы находитесь "в третьем голосе" - сторонний наблюдатель - и видите всё, что происходит, и осознаёте взаимодействие, процессы, которые происходят в этой ситуации, или вы включены в ситуацию полностью и проживаете её во всей своей тотальности мыслями, чувствами, эмоциями, переживаниями. И если у вас есть внутри эта тишина и покой, стабильность, этот внутренний кристалл, магнитный центр, как бы это ни назвалось, самосознание, то потом, выйдя из ситуации, - потом, когда она закончилась, - у вас появляется возможность осознавать, что же там происходило. То есть, в принципе, вы увеличиваете богатство своей жизни. Вы и переживаете её в полноте своей, и имеете шанс осознать, что с вами происходит - извлечь максимум из ситуации как на уровне переживания, так и на уровне осознавания.

 

А что же такое "из мира следствий - в мир причин"? Как это выглядит в обычной жизни? На самом житейском уровне это выглядит очень просто. Вот самое бессмысленное, самое продолжительное и самое увлекательное занятие - это какое? Выяснять отношения. Этим можно заниматься всю жизнь. Это совершенно бесплодное занятие, потому что до конца выяснить отношения никогда не удаётся, это зацикливает. Оно абсолютно бесплодное занятие, но это занятие, в которое почти никому не удаётся избежать вовлечённости - так или иначе, в большей или меньшей степени. Все мы знаем, что такое занятие, как выяснение отношений, на нём выстроена масса литературы, книг, фильмов - таких, плохих обычно, да - ну чего, такой кусок жизни покажут... - и мы знаем сами, что на это уходит огромное количество энергии. Огромное количество энергии, потому что такое занятие, скажем, разрушает очень часто нас и те отношения, по поводу которых мы всё это выясняем. В чём же дело? Вот это вот самый характерный, знакомый всем, любому человеку в большей или меньшей степени по переживанию, ощущению, памяти, душе процесс, который показывает бессмысленность того, чтобы заниматься следствиями. Вот выяснение отношений на уровне психологии - это бесконечное разматывание следствий без обращения к причине.

 

liveinternet.ru

Это интересно
+3

Партнер группы 17.03.2012 , обновлено  17.03.2012
Пожаловаться Просмотров: 2785  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 1

Для того чтобы писать комментарии, необходимо
20.03.2012

Спасибо! Замечательная Традиция, в лучших законах Мироздания, как раз разрешает внутри и межличностные конфликты без выяснения. Однако, не легко, когда всю жизнь учили "что такое хорошо и что такое плохо", находиться по середине, принимать человека без оценок, "не включать" лампочку внутри, когда что-то не нравится, но это и есть гармония, ведущая к духовному и физическому здоровью.Innocent