Открытая группа
12496 участников
Администратор jeisson

←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
Партнер группы пишет:

Меряченье

 

«Над бескрайними просторами тундры стояла полярная ночь. Но она не мешала поморам трудиться. Они уже давно привыкли, что сутки на их земле длятся целый год, и, честно говоря, с трудом представляли, как может быть иначе. Это цивилизованные европейцы и американцы побаиваются по ночам выходить на улицу, а здесь что ночь, что день – все одно. Чего тут бояться?

Хотя нет, есть одна вещь, которой боятся даже закаленные и бесстрашные поморы. Это мерячка.
На бескрайнем черном небе зажглись первые всполохи северного сияния. Скоро весь звездный свод был расцвечен диковинными красками. Разных цветов и оттенков в жизни поморов очень мало. Зато красивые северные сияния компенсируют недостаток красок.

На фоне неба цвета индиго переливалось яркими лепестками северное диво. Поморы поневоле подняли головы от работы. Как не полюбоваться на такую красоту?

Минут пять северяне молча смотрели на пульсирующие разноцветные языки сияния, которые пожирали небо. Потом как по команде все встали. Из домов стали подтягиваться дети и старики, освобожденные от тяжелой работы.

Все жители поселка выстроились в подобие огромного хоровода и начали медленно ходить по кругу. В их остекленевших глазах не было видно разума. Поморы двигались, как зомби: по одной и той же траектории, абсолютно синхронно. Вдруг кто-то из селян, влекомый каким-то неведомым приказом, согнул в локте руку. Остальные тут же повторили это движение.
Это напоминало занятие по аэробике, правда, неосмысленное. Кто-то из поморов совершал какое-либо действие, а остальные его синхронно повторяли.

Из избушки на окраине поселка вышли двое. Их разум полярный психоз, это другое название мерячки, не поработил.
Они были не похожи на местных жителей. Светлая, хоть и обветренная кожа и разрез глаз выдавали их славянское происхождение. По возрасту они были как отец и сын. Мужчине с суровым выражением лица было около пятидесяти, а вихрастому юнцу недавно исполнилось двадцать три. Младший удивленно посмотрел на старшего:
- Василий Петрович, что это с ними? Массовый психоз?
- Не массовый, Макс, а полярный. Ты тут недавно, первый раз меряченье видишь, а я давно уже. Насмотрелся на него. Как особенно яркое и пульсирующее полярное сияние раскрасит небо, жди психоза. Это состояние охватывает население целого поселка. Люди начинают бессмысленно повторять телодвижения друг за другом, водят хоровод, правда, за руки при этом не держатся:

Вдруг чье-то пение прервало разговор двух метеорологов.
- Слышишь? – спросил мужчина. – Поют. Такое нечасто бывает. Только когда сияние очень уж ярко полыхает на небе. Старые метеорологи говорят, что в такие моменты умопомрачения поморы распевают песни на разных языках. Зачастую даже на тех, которые в нормальном состоянии отродясь не слышали. Но я-то в эту дребедень не особо верю. Как можно говорить на том наречии, которого не знаешь?

- Ладно вам, Василий Петрович, – чуть улыбнувшись, ответил Максим, – откуда вам знать, на каком они языке поют? Вы-то сами всего два знаете: русский и ругательный. Причем второй язык освоили не в пример лучше. А я вот в институте языки изучал и могу вам точно сказать: вон та старушка на испанском поет, а внук ее на английском «шпарит». Я еще на курсы японского после школы ходил и уверен, что вон та пара сестер-близняшек поет на каком-то подобии этого языка. Однако в том, что это точно японский, я поклясться не могу. Это какое-то близкородственное наречие:
Вдруг молодой человек прервал свой монолог на полуслове. Его взор обратился на неожиданно, как по команде, прекративших свою унылую разноязычную песню поморов. Жители поселка, выстроившись гуськом, уходили на север.

- Хорошо, что океан далече, – сокрушенно проговорил старший метеоролог, – а то перетопились бы все.
Заметив удивленный взгляд коллеги, он пояснил:
- Это Полярная звезда их зовет, поэтому в честь нее психоз и назван. Пока северное сияние не утихнет, они так и будут брести в сторону полюса. И ничто их не остановит: ни горы, ни вода, только смерть. Читал сказку про путешествие мальчика Нильса с дикими гусями? Помнишь, там крысы упрямо шли на звук волшебной дудочки: уже в море зашли, воду глотают, а все равно идут за мелодией флейты навстречу своей смерти. Так и поморы на зов Полярной звезды. Это здешним повезло: их поселок не так близко к морю находится. Пока они до него дойдут, северное сияние авось утихнет, все в чувство придут и по домам разойдутся. А то жители других деревень все до единого в море уходили. А немощные, которые сами идти не могли, раздирая руки-ноги в кровь, ползли за Полярной.
- Так их остановить надо! – горячо воскликнул Максим.
- Без толку все это, – флегматично заметил старший, – никто их не остановит.

Младший метеоролог раздраженно махнул рукой на своего товарища и бросился вслед за уходящими поморами. Наконец он догнал старика, шедшего последним в живой цепочке, и, пытаясь остановить, схватил его за руку. Казалось, седой старец даже не почувствовал цепкой хватки молодого, сильного парня. Он не оглянулся, не попытался освободить руку, а просто шел дальше, делая, как и прежде, отмашку захваченной кистью. Парня же кидало из-за этого размахивания взад-вперед. Поняв, что таким образом он не сможет остановить старика, Максим оставил руку в покое и попытался взять деда в захват. Но и это не оказало на зомби никакого воздействия. Напрасно потея от небывалого напряжения, метеоролог пытался остановить хотя бы одного паломника Полярной звезды – все было бесполезно.

Окончательно выбившись из сил, парень двинулся в обратный путь. У избушки его терпеливо ждал второй метеоролог.
Тяжело рухнув на хлипкую скамеечку, криво стоящую под окнами метеостанции, парень спросил:
- Я вот все думал, а почему мы за Полярной звездой не пошли? Все поморы отправились, ничего не видят, ничего не слышат, а нам хоть бы хны.
- Так мы ж не поморы, – хмыкнул, подивившись непонятливости молодого напарника, Василий Петрович, – мерячке не все подвержены. В основном зов Полярной звезды слышат северные народности и южные жители, приехавшие работать на север. Есть даже специальные медицинские инструкции на этот счет: якобы чем южнее родился и вырос человек, тем труднее ему жить и работать за полярным кругом. Еще мерячке подвержены долго болевшие люди. Труднее всего сердечникам: после двух-трех северных сияний инфаркт гарантирован, зачастую со смертельным исходом.

Работал у нас тут до тебя один. Родился и долго прожил на побережье Черного моря. И как за окном сияние полыхать начинает, он, не обувшись, не одевшись, скорой ногой на улицу. Хорошо было, когда мы сразу его отсутствие замечали, а то он даже морозился не раз. Потом у него сердце начало пошаливать. Такое во время северного сияния и у меня бывает, а уж у него, южного человека, и подавно. Уехал он недавно, не выдержал, боялся здесь совсем здоровье угробить. На его место тебя и взяли.
За разговором метеорологи не заметили, как красочные языки перестали лизать небесный свод. А вскоре на горизонте появилась группка людей. Они шли покачиваясь. В согбенных фигурах Максим не сразу узнал жителей поселка, совсем недавно бодро маршировавших на север вслед за Полярной звездой. В конце мрачной процессии двое молодых мужчин несли на руках старика.

Того самого, которого никак не мог остановить молодой метеоролог. Стоящего рядом умудренного жизнью Василия Петровича это шествие, казалось, совсем не удивляло. Отвернувшись в сторону, исследователь пытался прикурить сигарету. И хотя он прикрывал зажигалку ладонью, огонь постоянно тух. Наконец его труды увенчались успехом. Поймав удивленный взгляд Максима, прикованный к немощному старику, старший метеоролог сказал:

- Удивительно, правда? Только что бежал, а теперь и шагу сделать не может. Тут еще и не такого насмотришься. Если Полярная звезда зовет, люди собирают последние силы. Хромые встают, слепые сами находят дорогу. Север таит много загадок. Разгадать их нам пока не под силу. Ладно, поточили лясы, и будет. Пошли работать.

Старший метеоролог затушил только что закуренную сигарету и ушел в избушку. Молодой сотрудник хотел ему что-то ответить, но раздумал. Еще с минуту он вглядывался в усталые изможденные лица местных жителей. Увидев, что поморы смущены столь пристальным вниманием, Максим развернулся и торопливо зашагал на метеостанцию.»

 

Макс Нефедов

Это интересно
+4

Партнер группы 27.05.2012
Пожаловаться Просмотров: 3134  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 1

Для того чтобы писать комментарии, необходимо

Olmins, добрый день!

Если не сложно, подскажите, пожалуйста источник этого текста.

Заранее благодарен!