Открытая группа
56085 участников
Администратор Елена
Модератор ViktoR

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

Выставка: От Тьеполо до Каналетто и Гварди

«Последний Золотой век итальянской живописи» – справедливо говорится о XVIII столетии в аннотации к выставке. Это барочное барокко под соусом из барокко вприкуску с барокко. Под кодовым названием «рококо» с его чувственностью, с нескончаемым галантным праздником жизни без перерывов на обед и с побегом от реальности в вечный рай на земле (он же карнавал). Обычно весь этот набор ассоциируется с французской живописью и именами Антуана Ватто, Франсуа Буше и Фрагонара. Но Италия этой эпохи пока не готова сделать реверанс Франции и молча удалиться со сцены мировой живописи. Был еще порох в пороховницах! Безмолвным ответом макаронников на творчество северо-западных соседей стали картины Тьеполо, Питтони, Каналетто, Франческо Гварди, Пьетро Логни и многих других.

 

Пьетро Лонги, Слон Обо всём этом и рассказывает недавняя выставка в Пушкинском музее. Если Вы на ней побывали, пишите отзывы в комментариях! Впрочем, почти половину представленных картин можно увидеть в постоянной экспозиции галереи. А вот остальные отправились в родную Виченцу (город рядом с Венецией). К слову о ней: все произведения выставки относятся именно к венецианской живописи. А между нами это о чем-то говорит, правда?  В двух словах для ленивых: венецианцы чуть ли не обожествляли цвет и вообще тащили на себе всю палитру Возрождения.

 

С таким образом жизни неудивительно! Праздник Холи без начала и конца – вот на что была похожа Венеция XVIII века. Ведь карнавал в этом городе на воде продолжался почти круглый год за исключением дней поста. Всё остальное время горожане фланировали в масках и развлекались без устали. Так что для них рококо было не уходом от реальности, а самой реальностью! Если это направление Вам казалось каким-то слишком надуманным и изощренным, взгляните на венецианских художников: ведь это просто искреннее изображение их повседневности. Такой пышно-праздничный колорит здорово передает картина Каналетто «Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей».

Каналетто, Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей Вообще точное историческое, почти журналистское изображение города входит в моду именно в Венеции XVIII века. Мастера доходят до такой степени детализации, что по картинам Бернардо Беллотто, например, даже восстанавливали Варшаву и Дрезден после войны.

Бернардо Беллотто, Вид старого рынка в Дрездене А пока кто-то педантично копирует каждую дымовую трубу и вензель на крыше, менее дотошные художники… просто придумывают пейзажи. Из головы. Как Бог на душу положит. Лука Карлеварис, Франческо Дзуккарелли и Франческо Гварди фантазируют, как дети, и смело заявляют об этом в названиях работ. Потому что становится всё важнее передать эмоциональную составляющую и вызвать у зрителя те или иные чувства, а фотографичностью изображения уже мало кого удивишь. Так появляется жанр каприччио – выдуманного архитектурного пейзажа.

Франческо Гварди, Пейзаж с видом на Валь-ди-Соле с башней и домами на берегу озера Тем временем мифологические и библейские герои сами не поняли, где очутились. Теперь они часто играют роль каких-то манекенщиц, дефилируя по идиллическим пейзажам в модных нарядах. С фарфоровой кожей, словно из видео бьюти-блогеров, которая на кончиках пальцев и щеках почему-то приобретает мажорный поросячий оттенок. Словом, персонажи картин всячески демонстрируют непревзойденные колористические навыки художника, только и всего.

Гаспаро Дициани, Аллегорическая композиция Но есть и исключения. Джамбаттиста Тьеполо, его сын Джандоменико и Пьяццетта, например, с религией не шутки шутили. Хотя по сравнению с кровожадностью прошлого века их экзальтированные сценки выглядят детским лепетом. Но кто сказал, что искреннее чувство всегда должно сопровождаться истерикой и поножовщиной? Точно не венецианцы XVIII века. Они научились говорить со зрителем полушепотом, но при этом так, чтобы всё было слышно.

Джамбаттиста Пьяццетта, Экстаз святого Франциска В остальном Венеция на картинах XVIII века – беззаботная стрекоза, которая «лето красное пропела»… И всё бы хорошо, но «зима катит в глаза». Этой зимой стал Наполеон и потеря независимости. Карнавалы и маскарады в одночасье превратились в тыкву и были возрождены совсем не скоро, да и то не в прежнем объеме. А пока – роскошь гроздьями, чувственность пригоршнями, галантность охапками. Гуляй, шальная императрица!

ИСТОЧНИК: https://paintingrussia.com

 

Это интересно
+15

17.10.2018
Пожаловаться Просмотров: 1321  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 2

Для того чтобы писать комментарии, необходимо

Признаюсь честно, ничего о них не знала. Спасибо! Вы продолжаете меня просвещать!

Пожалуйста =)