←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

РУССКАЯ ИДЕЯ Достоевского

егодня 201-я годовщина со дня рождения великого русского писателя Фёдора Михайловича Достоевского. Всю свою жизнь Достоевский пытался сформулировать основную идею: «В поэзии нужна страсть, нужна ваша идея, и непременно указующий перст, страстно поднятый. Безразличие же и реальное воспроизведение действительности ровно ничего не стоит, а главное – ничего и не значит…»
Фёдор Михайлович искал свою идею, начиная с защиты униженных и оскорблённых, через увлечение французским социализмом Фурье в кружке Петрашевского, на каторге через страдания и познание русского народа, а после преодолевая односторонность славянофильства и западничества. Достоевский говорил о всемирной отзывчивости русского человека, указывал на православие, однако чёткой формулировки русской идеи не оставил.
9-11 ноября 2022 года в Санкт-Петербурге проходит XLVII конференция "Достоевский и мировая культура". В этом году меня интересовал вопрос, который я задал участникам: какова русская идея Достоевского?

Под русской идеей понимается представление о месте и роли России в мире. Русская идея существует по крайней мере с XI века и состоит из двух уровней — национального и всемирного.
Вопрос о своеобразии России и призвании русского народа впервые поставил Пётр Чаадаев, однако позитивного ответа так и не дал.

Ф.М. Достоевский впервые употребил слова «русская идея» в письме А.Н. Майкову 18 января 1856 года: «Я говорю о патриотизме, об русской идее, об чувстве долга, чести национальной <...>. Россия, долг, честь? – да! я всегда был истинно русский – говорю Вам откровенно. <...> Вполне разделяю с Вами патриотическое чувство нравственного освобождения славян. Это роль России, благородной, великой России, святой нашей матери...»

В объявлении о подписке на журнал «Время» на 1861 год Достоевский писал: «Мы предугадываем, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях; что, может быть, всё враждебное в этих идеях найдёт своё применение и дальнейшее развитие в русской народности...»

В «Дневнике писателя» от 1877 года Достоевский поясняет: «Русская национальная идея — это единая идея для всех людей мира. Если русская национальная идея, в конце концов, — всемирное общечеловеческое единение, то, значит, вся наша выгода в том, чтобы всем, прекратив все раздоры… стать поскорее русскими и национальными».



«Мы первые объявим миру, что не чрез подавление личностей иноплеменных нам национальностей хотим мы достигнуть собственного преуспеяния, а, напротив, видим его лишь в свободнейшем и самостоятельнейшем развитии всех других наций и в братском единении с ними, восполняясь одна другою, прививая к себе их органические особенности и уделяя им и от себя ветви для прививки, сообщаясь с ними душой и духом, учась у них и уча их, и так до тех пор, когда человечество, восполнясь мировым общением народов до всеобщего единства, как великое и великолепное древо, осенит собою счастливую землю».

Времена меняются, а Достоевский по-прежнему обжигающе актуален! В этом я ещё раз убедился на XLVII конференции «Достоевский и мировая культура», где разгорелся спор о творчестве писателя и об итогах Крымской кампании.

«Доказать тут нельзя ничего, — настаивает старец Зосима (в романе "Братья Карамазовы"), но добавляет: — а убедиться можно… Опытом деятельной любви. Постарайтесь любить ваших близких деятельно и неустанно. По мере того, как будете преуспевать в любви, будете убеждаться и в бытии Бога, и в бессмертии души вашей».

В романе «Братья Карамазовы» Достоевский так описывает противоречия любви.
«Я, говорит, люблю человечество, но дивлюсь на себя самого: чем больше я люблю человечество вообще, тем меньше я люблю людей в частности, то есть порознь как отдельных лиц. В мечтах я нередко, говорит, доходил до страстных помыслов о служении человечеству и, быть может, действительно пошел бы на крест за людей, если бы это вдруг как-нибудь потребовалось, а между тем я и двух дней не в состоянии прожить ни с кем в одной комнате, о чем знаю из опыта… Чуть он близко от меня, и вот уже его личность давит мое самолюбие и стесняет мою свободу. В одни сутки я могу даже лучшего человека возненавидеть: одного за то, что он долго ест за обедом, другого за то, что у него насморк и он беспрерывно сморкается. Я, говорит, становлюсь врагом людей, чуть-чуть лишь те ко мне прикоснутся. Зато так всегда происходило, что чем больше я ненавидел людей в частности, тем пламеннее становилась любовь моя к человечеству вообще».

Распятый Христос — образ России, тех, кто в ней обездолен, унижен, затравлен. С ними сердце и ум Достоевского. Православие для Достоевского — судьба русского народа, который «всегда страдал, как Христос».

В романе «Подросток» обрусевший немец Крафт математически «вычислил», что «русский народ есть народ второстепенный, которому предназначено послужить материалом для более благородного племени, а не иметь самостоятельной роли в судьбах человечества». Крафт уверяет, что «скрепляющая идея пропала. Все точно на постоялом дворе и собираются вон из России».

В романе «Подросток» Достоевский пишет, что в России «возникает высший культурный тип, которого нет в целом мире — тип всемирного боления за всех». Он понимал, что судьба родины неотделима от судеб всего мира.
«Француз может служить не только своей Франции, но даже и человечеству, единственно под тем условием, что останется наиболее французом; равно англичанин и немец. Один лишь русский, даже в наше время, то есть еще гораздо раньше, чем будет подведен всеобщий итог, получил уже способность становиться наиболее русским именно тогда, когда он наиболее европеец. Это и есть самое существенное национальное различие наше от всех… Россия живёт решительно не для себя, а для одной лишь Европы».

Достоевский осознавал себя утопистом. «Великое дело любви и настоящего просвещения. Вот моя утопия». «Я не хочу мыслить и жить иначе, что все наши девяносто миллионов русских или сколько их тогда будет, будут образованы и развиты, очеловечены и счастливы… И пребудет всеобщее царство мысли и света, и будет у нас в России, может быть, скорее, чем где-нибудь».

В рассказе Достоевский «Сон смешного человека» главный герой после пробуждения восторженно говорит: «Я видел истину. Я видел и знаю, что люди могут быть прекрасны и счастливы, не потеряв возможности жить на земле. Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей».
"Смешной человек" не знает, как устроить рай на земле, есть только евангельское правило: люби других, как себя, и это главное.

Арсений Владимирович Гулыга в книге "Творцы русской идеи" пишет: "Русская идея Достоевского — это воплощённая в патриотическую форму концепция всеобщей нравственности".
Заслугой Ф.М. Достоевского было то, что он увидел значение русской национальной идеи в христианском универсализме и обратился к русской национальной идее с позиций почвенничества. Русская идея это потребность национальной, государственной и культурной идентификации. Но не только.

Анатолий Алексеевич Горелов в статье "Ф.М. Достоевский: русская идея и русский социализм" пишет: "Русская идея как братское единение людей должна была, по мысли Достоевского, преодолеть разрыв между простым народом и образованными слоями населения и обеспечить общественное согласие. Но она имела и всемирно-историческое значение в качестве ненасильственного способа объединения всех жителей планеты на основе русского социализма как братства народов во Христе".

Горелов Анатолий Алексеевич пишет: "Если забудут русскую идею, то не будет и России как духовно-социального образования. ... Отличительной чертой православной модификации русской идеи был приоритет духовного. В советской модификации имел место приоритет социальной справедливости. Соединение этих основных черт может привести к тому, что третьей модификацией русской идеи станет создание духовно-социального строя, основанного на синтезе духовности и социальности.
Приоритет духовных ценностей противостоит ценностям общества потребления и особенно важен в эпоху экологического кризиса, поскольку сдерживает материальные потребности людей, могущие в принципе расти до бесконечности (в то время как возможности их удовлетворения биосферой конечны), и ориентирует на разумный аскетизм и самодисциплину.

Достоевский был знаком с философом Владимиром Соловьёвым; вместе они совершили паломничество в Оптину пустынь. Возможно, именно Соловьёв стал прообразом Ивана Карамазова. Философ первый ввёл понятие «русской идеи» в русскую философию. В 1888 году Соловьёв выступил с лекцией в парижском салоне княгини Витгенштейн. Лекция была опубликована (сначала на французском языке) под названием «Русская идея». Соловьёв писал, что русская идея «не имеет в себе ничего исключительного и партикуляристического, что она представляет собой лишь новый аспект самой христианской идеи, что для осуществления этого национального призвания нам не нужно действовать против других наций, но с ними и для них».

Творчеством Достоевского восхищался Николай Бердяев, он даже написал книгу «Русская идея», смысл которой — «братство народов, искание всеобщего спасения», есть у Бердяева ещё более лапидарная формула русской идеи: «все ответственны за всех».
"Русскому народу свойственно философствовать. Русский безграмотный мужик любит ставить вопросы философского характера – о смысле жизни, о Боге, о вечной жизни, о зле и неправде, о том, как осуществить Царство Божье".

"Нужно обратиться к личности и искать спасение в её духовном углублении. И это более согласно с основным направлением духа самого Достоевского. ... Мы вступаем в новое измерение бытия. И нам необходимо выработать новое, духовное, более мужественное религиозное и национальное сознание. ...Отказ от мессианского притязания должен укрепить национальное призвание России. Преодоление народничества должно укрепить личность и вернуть ей достоинство ее духовно-культурного призвания".

"Достоевский – великий мыслитель. Это я старался показать на протяжении всей своей книги. Он величайший русский метафизик. И все наши метафизические идеи идут от Достоевского. Он живёт в атмосфере страстных, огненных идей. Он заражает этими идеями, вовлекает в их круг. Идеи Достоевского – духовный хлеб насущный. Без них нельзя жить. Нельзя жить, не решив вопроса о Боге и дьяволе, о бессмертии, о свободе, о зле, о судьбе человека и человечества. Это не роскошь, это – насущное. Если нет бессмертия, то не стоит жить. Идеи Достоевского – не абстрактные, а конкретные идеи. У него идеи живут. Метафизика Достоевского – не абстрактная, а конкретная метафизика. Достоевский научил нас этому конкретному, жизненно-насущному характеру идей. Мы – духовные дети Достоевского. Мы хотели бы ставить и решать «метафизические» вопросы в том духе», в котором их ставил и решал Достоевский".

«Быть может, единственный смысл, в котором может быть сохранена «метафизика», есть тот смысл, который она имеет у Достоевского".
"Достоевский и есть та величайшая ценность, которой оправдает русский народ своё бытие в мире, то, на что может указать он на Страшном Суде народов".

Н. А. Бердяев подчёркивал, что одно из отличий русского православия в том, что оно сосредоточено на эсхатологии, на стремлении к Царству Божию.
Е. Н. Трубецкой считал, что не следует отождествлять русскую идею с одной из её конкретных форм — православием, как делали славянофилы, хотя именно в стремлении русского православия к идеалу причина этого смешения.
В. С. Соловьёв утверждал, что «русская идея, мы знаем это, не может быть ничем иным, как некоторым определенным аспектом идеи христианской».

Владимир Сергеевич Сизов в диссертации на тему «Русская идея в миросозерцании Ф.М. Достоевского» утверждает, что есть различия между Достоевским-публицистом и Достоевским-художником в трактовке русской идеи.
"Русская идея Достоевского не является чисто идеологическим или утопическим проектом, но выражает особый метафизический план, выступавший для писателя своего рода метасюжетом или объединяющим мотивом его романов".
"Достоевский своим творчеством пытался духовно изменить не только отдельную личность, но и весь русский народ".
Поскольку не существует определения русской идеи "одни принимают необходимость самой идеи как положительного идеала, через осуществление которого Россия в «чистоте помыслов» сможет достичь высот нравственности и выполнить своё историческое предназначение. Другие считают русскую идею идеологией русского империализма, программой экспансии, где церковь и власть заодно".

Многие пророчества Достоевского не сбылись. Русская идея не смогла воплотиться в жизнь. Писатель порой и сам подозревал, что такой исход возможен.
Д.С. Мережковский считал, что русская идея не может быть осуществлена в принципе, поскольку историческая деятельность противоположна исторической схеме Достоевского. Идея всемирного духовного единения человечества во Христе существовала именно в западной половине христианства, в католичестве, тогда как в православии этой идеи никогда не было.

"Писатель дал нам парадоксальный, но гениальный по своей глубине совет: чтобы получить хорошие финансы, надо сначала позаботиться о нравственном воспитании всего народа". (Сизов В.С.)

Олег Иванович Сыромятников доказывает присутствие русской идеи в романе "Преступление и наказание". (в одноимённой статье "Русская идея как романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание").
Раскольников говорит Соне: «Но если ему надо, для своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, по совести, может, по-моему, дать себе разрешение перешагнуть через кровь, – смотря, впрочем, по идее и по размерам её, – это заметьте».

А.С. Журова в статье "«Русская идея» в мировоззрении Ф.М. Достоевского: история и современность" пишет:
"Главной русской чертой, глубоко национальным явлением русского народного духа Достоевский считает скитальчество. Уже «...Пушкин отыскал и гениально отметил того несчастного скитальца в родной земле, того исторического русского страдальца, столь исторически необходимо явившегося в оторванном от народа обществе нашем... Эти русские бездомные скитальцы продолжают и до сих пор свое скитальчество... веруя... что достигнут.. целей своих и счастья не только для себя самого, но и всемирного. Ибо русскому скитальцу необходимо именно всемирное счастие, чтобы успокоится: дешевле он не примирится...»

Достоевский уподобляет скитальцу и русского «интеллигента»: «Фантастический и нетерпеливый человек жаждет спасения пока лишь преимущественно от явлений внешних; да так и быть должно: „Правда, дескать, где-то вне его может быть, где-то в других землях, европейских, например, с их твёрдым историческим строем, с их установившеюся общественною и гражданскою жизнью“. И никогда-то он не поймёт, что правда прежде всего внутри его самого... Он пока всего только оторванная, носящаяся по воздуху былинка. И он это чувствует и этим страдает, и часто так мучительно!»

«Русский народ — есть народ будущего, – разъяснял Достоевский. – Он разрешит вопросы, которые Запад уже не в силах разрешить, которые он даже не ставит во всей их глубине. Но это сознание всегда сопровождается пессимистическим чувством русских грехов и русской тьмы, иногда сознанием, что Россия летит в бездну. И всегда ставится проблема конечная, не срединная. Русское сознание соприкасается с сознанием эсхатологическим».

По мнению Достоевского, коммунизм произошёл из христианства, из высокого воззрения на человека, и требования коммунизма реальны и истинны. «Я говорю про неустанную жажду в народе русском, всегда в нем присущую, великого, всеобщего, всенародного, всебратского единения во имя Христово. <...> Не в коммунизме, не в механических формах заключается социализм народа русского; он верит, что спасётся лишь в конце концов всесветным объединением во имя Христово. Вот наш русский социализм!»

Представление о русском социализме Достоевский изложил в январском — первом и последнем — выпуске «Дневника писателя» за 1881 г., который вышел в свет
уже после смерти Федора Михайловича.
"... наши "русские европейцы" изо всех сил уверяют Европу, что у нас нет никакой идеи, да и впредь быть не может, что Россия и не способна иметь идею, а способна лишь подражать... Европа нас готова хвалить, по головке гладить, но своими нас не признает, презирает нас втайне и явно, считая низшими себе как людей, как породу, а иногда так мерзим мы им, мерзим вовсе, особенно когда им на шею бросаемся с братскими поцелуями".

Идеи Достоевского оказали большое влияние на формирование мировоззрения великого князя Александра Александровича, будущего императора Александра III. 10 февраля 1873 года Достоевский написал наследнику цесаревичу письмо, в котором обращал внимание на значение для России и её культуры "русской идеи". «Нынешние великие силы в истории русской подняли дух и сердце русских людей с непостижимою силой на высоту понимания многого, чего не понимали прежде, и осветили в сознании нашем святыни "русской идеи" ярче, чем когда бы то ни было до сих пор».

Доктор исторических наук Юлия Кудрина утверждает, что обер-прокурор Синода Победоносцев часто встречался с Достоевским и давал ему ценные указания.
"Достоевский и Победоносцев познакомились зимой 1871/72 года в доме князя Мещерского, главного редактора журнала "Гражданин", внука историка Карамзина, регулярно встречались в петербургских салонах на "средах" у князя Мещерского, на "пятницах" у Якова Полонского, на вечерах у великого князя Константина Романова. Но самыми творческими встречами были их встречи по субботам на квартире Победоносцева на Литейном проспекте. Задушевные беседы, на которых они обсуждали философские и религиозные проблемы бытия и мироздания, пути развития России, а также сюжеты произведений Достоевского, длились далеко за полночь. Благодаря вдову Фёдора Михайловича - Анну Достоевскую - за присылку нового издания "Братьев Карамазовых", Победоносцев в письме от 10 марта 1904 года писал ей: "В ту пору ходил он ко мне по субботам вечером и с волнением рассказывал новые сцены романа.



Победоносцев постоянно снабжал Достоевского материалами для его "Дневника писателя", давая в каждом выпуске обстоятельную оценку. Постепенно он становится его консультантом по вопросам текущей государственной политики.
Из письма Достоевского от 19 мая 1880 года: "С будущего же года, уже решил теперь непременно, возобновлю "Дневник писателя". Тогда опять прибегну к Вам (как прибегал и в оны дни) за указаниями, в коих, верно горячо, мне не откажете". "Если напишете мне хоть полсловечка, то сильно поддержите дух мой <...> от Вас всегда услышишь живое и подкрепляющее слово, а я именно в подкреплении нуждался. Ваш совершенно преданный всегдашний слуга Ф. Достоевский".

К сожалению, скоропостижная смерть не позволила Достоевскому завершить формулирование его русской идеи. Он умер за месяц до воцарения императора Александра III, который читал романы Достоевского, был с ним лично знаком и даже оказывал материальную помощь. Трудно сказать, какой была бы русская идея после убийства Александра II с его либеральными прозападными реформами, когда на смену пришёл Александр III, во главу угла поставивший всё русское.

Некоторые испытывают разочарование Достоевским: красота не спасает мир, слезинка ребёнка никого не останавливает, единение с Европой во Христе не состоялось, как и панславянское братство.

Сегодня наступает конец эпохи гуманизма. Идёт изменение мироустройства, смена картины миры. Все мечтают стать «ротшильдами». Ставрогины берут верх! Великий инквизитор властвует через демократию. Теория Раскольникова о «твари дрожащей и право имеющем» продолжает жить. Как и идея Ивана Карамазова «Если Бога нет, то всё дозволено».

14.04.2021 я побывал на премьере спектакля «Братья Карамазовы» в Малом драматическом театре – театре Европы (Санкт-Петербург). Я спросил у зрителей, как бы они ответили на "проклятые вопросы" Достоевского.

Божественные и моральные законы людьми не соблюдаются. В реальности правят другие законы. Кто сильнее, тот и прав. Побеждает не разум, а грубая сила. «По праву сильнейшего!» – таков закон нашей жизни.
За всей ложью и ухищрениями скрывается животная борьба за существование.
Люди борются за место под солнцем и никто не хочет своего добровольно уступать только из любви к ближнему.
Честной конкуренции давно нет. Когда цель добиться успеха любой ценой, заповеди «не убий», «не укради» никого не смущают.
Нет ни добра, ни зла – есть конфликт интересов.
У каждого своя правда. Вопрос лишь в том, на чьей ты стороне.
Насилие становится универсальным средством разрешения конфликтов.
Об идее Христа – «возлюби врага своего» – никто не вспоминает. Слова «Не в силе Бог, а в правде» трактуются иначе: «правда на стороне сильнейшего».

"Проклятые вопросы" Достоевского продолжают мучить людей во всём мире. Может ли красота спасти мир? Действительно ли есть люди, право имеющие убивать, и те, кто должен терпеть насилие ("тварь дрожащая")? Можно ли построить высшую гармонию на слезинке замученного ребёнка?

Скажут, Достоевский — идеалист, он призывает к тому, чего нет и никогда не будет.
Многим нравится честность Достоевского, но не удовлетворяет неопределённость его высказываний. Горячо принимают искательскую натуру Достоевского, желание найти в человеке природу зла, поиск ответов на "проклятые вопросы". Но самое ценное видят в том, что на поставленный писателем вопрос ответ приходится искать самому.

Некоторые усматривают противоречие между жизнью и творчеством великого писателя: тем как он жил и что проповедовал. Но противоречие это естественное. Так часто и бывает, если человек живёт полной жизнью. А Достоевский жил, не считаясь с теми ограничениями, которые задавало общество его эпохи. Фёдор Михайлович совершенно точно указал на своевольную природу человека, он открыл сложность внутреннего человека и усложнил его до предельной степени.

Достоевский показал миру, что не социальное устройство и даже не религия главное, а сам человек. "Идеал гражданского устройства в обществе человеческом" есть "единственно только продукт нравственного самосовершенствования единиц... – было так спокон века и пребудет во веки веков".

«Человеку важно не просто жить сыто, важно понимать, для чего он живёт. Нельзя рационально обосновать смысл жизни и благодаря этому полюбить её. Неизбежность смерти делает бессмысленными все жизненные стремления, желания. Если Земля и Солнце не вечны, и всё обречено на разрушение, зачем тогда созидать?» (Из декабрьской книжки «Дневника писателя» за 1876 год).

В мае 2021 года на IX Международном конгрессе "Русская словесность в мировом культурном контексте. Классика и мы: к 200-летию со дня рождения Ф.М. Достоевского" я собрал мнения о смысле жизни и о Ф.М. Достоевском.

Достоевский полагал, что любой поступок человека должен быть нравственно обоснован и оправдан, чувство любви должно распространяться на весь мир, мораль должна быть нравственной, а любовь деятельной. Но попытки обоснования морали привели писателя к неразрешимому противоречию природного и духовного в человеке.
Реализм действительной жизни Достоевского требовал признать, что правило всепрощения в реальной жизни не работает. Алёша Карамазов должен был бы простить генерала, замучившего ребёнка, но он не только не прощает, но и требует "расстрелять!"

При всём своём гуманизме Ф.М.Достоевский в 1877 году был сторонником начала войны с Турцией и призывал к захвату Константинополя. Свою позицию знаменитый мыслитель выразил в рассказе “ПАРАДОКСАЛИСТ”.
«Дикая мысль, – говорил он, между прочим, – что война есть бич для человечества. Напротив, самая полезная вещь. Один только вид войны ненавистен и действительно пагубен: это война междоусобная, братоубийственная. Она мертвит и разлагает государство, продолжается всегда слишком долго и озверяет народ на целые столетия. Но политическая, международная война приносит лишь одну пользу, во всех отношениях, а потому совершенно необходима».

Сегодня русская идея в свете последних событий в мире требует уточнения и развития.
Объединённое Движение «Русская Философия» объявило о созыве Большого Философского Собора, призванного сформулировать единые онтологические основания русской идеи. Настоящий Философский Собор призван собрать всевозможные мнения онтологического характера по поводу существования русской идеи и всеобщим решением утвердить единые доводы для обоснования русской идеи.

Русская идея для меня это не государственная идеологема, а идея, которая пришла из России. Если идея Запада (условно) это рационализм и прагматизм, то русская идея — это бескорыстная любовь и сострадание.
Основной вывод теории альтруизма заключается в том, что наш мир может спасти только бескорыстная любовь.

Достоевский в "Дневнике писателя" писал: "...русская душа, что гений народа русского, может быть, наиболее способна из всех народов вместить в себе идею всечеловеческого единения, братской любви, трезвого взгляда, прощающего враждебное, различающего и извиняющего несходное, снимающего противоречия. Это не экономическая черта, это никакая другая, это лишь нравственная черта..."

"Отличительная черта русской души — бескорыстность; ни для какого другого народа совесть не является такой мучительной проблемой, как для нашего, потому что совесть заставляет жертвовать выгодой. Русскому человеку не нужно богатство, мы даже свободны от желания достатка, потому что русский всегда более озабочен проблемами духовного голода, поиском Смысла, нежели накопительством, — в этом пренебрежении материальным заключено духовное средоточие.

Мы, русские, не хотим согласиться с приоритетом материального над духовным, хотя и не в состоянии абсолютно освободиться от бытовых проблем. Выживание по типу “пойду на всё, но никогда не буду голодать!” чуждо нашей культуре, проповедующей ценность самопожертвования.

Вот ведь весь мир живёт умом, только у нас от ума одно горе, — а всё потому, что русский сердцем живёт! Нажива не отличительная особенность нашего национального характера. Если на Западе люди в большей мере обеспокоены идеей личного счастья, то в России их мучит идея счастья всеобщего — как всех осчастливить, даже если для этого необходимо пожертвовать собственной жизнью.

Мы готовы с радостью мучиться ради всех, находя в этом смысл своего существования. Именно жажда сострадать, причем без всякого расчета, — вот отличительная особенность русской души. Сострадать с выгодой невозможно; это единственное, что невозможно делать с выгодой для себя".
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

Какой должна быть сегодня формулировка русской идеи?
По широте она должна быть универсальной общемировой и всечеловеческой, по глубине метафизической и всесубъектной, при этом конкретной, глубоко личностной и гуманистической.

Любовь творить необходимость!
Теперь я знаю почему.
Ведь правит миром Божья милость:
Когда я должен, что могу!
Таков Закон существованья,
Вселенский Смысл и суть Творца.
Доступно каждому то знанье,
Как каждому дана душа.
Творение имеет принцип,
И он во всём, всегда, везде:
Любовь творит необходимость
И в Космосе, и на Земле.
Необходимость жить любовью,
Необходимость мир любить,
И принимать любовь и с болью,
И даже мучаясь, творить.
Творить любовь — необходимость!
И всё подчинено тому.
Ведь всё, к чему бы ни стремилось,
Творит зачем и почему.
Зачем себя осуществляем?
И почему хотим любви?
Тем волю Бога исполняем,
Достичь желая Красоты.
Творить себя — необходимость,
Любовь нас требует себе.
Что в Космосе — и в нас вместилось,
Вселенский смысл — он и во мне! —
ЛЮБОВЬ
ТВОРИТЬ
НЕОБХОДИМОСТЬ
(из моего романа-быль "Странник"(мистерия) на сайте Новая Русская Литература https://www.nikolaykofyrin.ru

О РУССКОЙ ИДЕЕ ДОСТОЕВСКОГО

09\11\2022 мнения о русской идее Достоевского на XLVII конференции «Достоевский и мировая культура»

https://youtu.be/fL-aDQDWQ18

 

О ДОСТОЕВСКОМ И КРЫМСКОЙ КАМПАНИИ

09\11\2022 дискуссия о Достоевском и Крымской кампании на XLVII конференции «Достоевский и мировая культура»

https://youtu.be/4SeS-J4ODKc


Так что же вы хотели сказать своим постом? – спросят меня.

Всё что я хочу сказать людям, заключено в основных идеях:
1\ Цель жизни – научиться любить, любить несмотря ни на что
2\ Смысл – он везде
3\ Любовь творить необходимость.
4\ Всё есть любовь.

А Вы согласны с РУССКОЙ ИДЕЕЙ ДОСТОЕВСКОГО?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – https://www.nikolaykofyrin.ru

Это интересно
+5

11.11.2022
Пожаловаться Просмотров: 369  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии временно отключены