Открытая группа
13710 участников
Администратор Микола-Админ



←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

Визуальная антропология | Образ учителя в советском кино: от `Весенней` оттепели до `Большой перемены`

В этой статье мы хотели бы остановиться на анализе кинообразов советского учителя | Выбор в качестве материла для анализа популярных в советское время фильмов, один из которых был снят в конце 50-х годов («Весна на Заречной улице»), а втором почти через двадцать лет - в начале 70-х («Большая перемена»), не случаен...


 

Сайт автора - Олнайн-тесты, тренинги, уроки

  • онлайн-тесты: психологические, личностные, профориентация
  • автономные тесты в формате Excel
  • статьи - психология, педагогика, продажи
  • фото/видео походов в Карелию

Тесты | Результаты тестов | Статьи к тестам | Статьи | Уроки компьютера | Фото/Видео | Услуги | Песни | Контакт

 

Поскольку «кодирование информации знаками и художественными образами происходит в соответствии с системой смыслов и ценностей, характерных для данной культуры, повседневных символических взаимодействий между людьми, группами и субкультурами» [Ярская-Смирнова, 2001, С 295-301], представляется интересным проанализировать изменения в репрезентациях образа учителя, которые произошли с конца 50-х до 70-х годов XX века  

Именно в это время происходит трансформация искренней веры в идеальную модель, которую можно условно назвать «советский человек», в ее рефлексию и некоторую иронию по отношению к «советскости» 

Григорьева Ольга Анатольевна – соискатель и ассистент кафедры социальной антропологии и социальной работы Саратовского государственного технического университета, сотрудник центра социальной политики и гендерных исследований 

С развитием методов исследования культуры визуальные источники начинают исследоваться «не как дополнение, "иллюстрация" к материалу вербальному, а как особый способ репрезентации, в том числе, и репрезентации идеологии» [Дашкова, 2003. С. 59|. Используя приемы визуальной антропологии, становится возможным прочтение кино как важного исторического текста, воспроизводящего не только быт и отношения, но и идеологию советской эпохи, поскольку кино, в том числе и кино художественное, играет важную роль в конструировании и поддержании социальных мифов и социально одобряемых стратегий повеления. На основе заимствованных моделей поведения, предлагаемых образцов формируется концептуальная модель реальности, которая обосновывается в соответствии с существующей структурой ценностей, коллективных представлений, отвечающих за социальную ориентацию. По образному выражению О. Булгаковой [Булгакова. 2005], кино — это педагогическое пособие для масс.

Значение выхода на экран фильма «Весна на Заречной улице» отмечается как исследователями в области кино, так и журналистами. Эта лента стала символом обновления советского кинематографа. Не случайно в 1957 году картина получила приз на фестивале молодежи и студентов в Москве. Благодаря «Весне на Заречной улице» в Советском Союзе впервые появилось понятие «культовое кино». Режиссер Марлен Хуциев снял «Весну на Заречной улице» в соавторстве со своим однокурсником Феликсом Миронером в 1956 году. За два года до этого молодой ВГИКовец Миронер на писал одноактную пьесу, которую позже переработал в киносценарий, первоначально называвшийся «Любовь на Заречной улице» Появление слова «весна» в названии сделало его созвучным наименованию явления в политической жизни страны («политическая оттепель», «политическая весна»).

  • «Весна на Заречной улице» - это история любви юной выпускницы пединститута Татьяны Сергеевны Левченко (Н. Иванова), направленной в школу рабочей молодежи промышленного поселка, и ее ученика, молодого сталевара Александра Савченко (А. Рыбников), который получает знания, чтобы потом поступить в вуз и стать инженером. Сталевары, крановщики, шоферы сложный, но интересный материал для начинающего педагога. 224
  • Четырехсерийный телефильм режиссера Атексея Коренева «Большая перемена», снятый почти через двадцать лет, в 1972 году, по мотивам повести Г. Садовникова «Иду к людям», рассказывает о молодом педагоге Несторе Петровиче Северове (М. Кононов) и его взрослых учениках, отягощенных проблемами, семейными отношениями и недоразумениями. Самолюбие Нестора Петровича, молодого ученого-историка, уязвлено тем, что на научном поприще его обошла подруга. Он уходит работать в вечернюю школу, где становится классным руководителем 9 «А» класса. Поначалу далекий от всего, что не связано с его «несчастной» любовью (а именно прекрасной Полиной) и провалом в науке, Нестор Петрович постепенно начинает жить заботами своих подопечных.

Объединяет эти два сюжета их место действия - вечерняя школа. Принято считать, что вечерние школы, или, как их еще называют, школы рабочей молодежи, являются феноменом советской эпохи, хотя некоторые исследователи приводят данные о существовании вечерних школ еще в 70-х годах XIX века. Они появились первоначально как разновидность воскресных школ и объединяли под этим названием начальные учебные заведения различных типов для взрослых, совмещающих учебу с трудовой деятельностью. В годы советской власти вечерние школы становятся частью единой государственной системы образования.

 

 

На наш взгляд, вечерняя школа оказывается в центре повествования не случайно. Для авторов этих художественных лент важно не только и не столько описание самого феномена образования в классическом понимании отношений и ролей учителя и ученика, сколько столкновение этого понимания и отношений взрослых людей. Смена социально-политической обстановки, политического курса страны нашла отражение в «Весне на Заречной улице» и «Большой перемене», но идеологический подтекст анализируемых фильмов созвучен: именно рабочий класс является основной составляющей структуры советского общества, носителем необходимого для советского человека знания. И поэтому рабочий человек может научить учителей (интеллигенцию), тому, чему невозможно научиться ни в одном институте: быть настоящим советским человеком. Не потому ли в качестве главных героев выступают молодые люди - неопытные учителя, которым нужен наставник?

 

От «Весенней» оттепели до «Большой перемены»

Вне контекста исторических событий, вне контекста эпохи сложно понять, в чем же собственно состояли основные отличия в идеологии, транслируемой двумя этими фильмами. Поэтому считаем необходимым кратко рассмотреть те процессы, которые происходили в общественно-политической жизни Советского Союза с середины 1950-х - в начале 1970-х годов прошлого века. В феврале 1956 года в Москве состоялся XX съезд КПСС. Именно с этого съезда, а точнее с выступления Н. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на закрытом заседании съезда, начинается крутой поворот к освобождению от сталинского наследия в жизни партии, государства и общества и переход к эпохе, получившей название «хрущевская оттепель». Этот съезд оказал настолько большое влияние на государство и общество, что потом даже стали говорить о «поколении XX съезда». В целом же «оттепель» оказалась не только кратковременной, но и достаточно поверхностной, идеологические послабления сменялись грубым административным вмешательством, и к началу 1970-х оттепель сменила эпоха застоя.

За время, истекшее с момента создания фильма «Весна на Заречной улице» и до выхода на экраны фильма «Большая перемена», в нашей стране произошли изменения не только в экономической и политической жизни. За прошедшие со дня XX съезда двадцать лет на смену «шестидесятникам», развенчавшим миф о возможностях тоталитарного социализма и выдвинувшим идею «социализма с человеческим лицом», но остающимися в большей степени «людьми Идеи, а не людьми Действия» [Травин, 2006], пришло поколение «семидесятников», которые пересмотрели идеалы своих предшественников. Это поколение начало формироваться после пражских событий 1968 года, когда идеи XX съезда почти перестали вспоминаться.

В области культуры эпоха «застоя» характеризовалась противоречивыми тенденциями. С одной стороны, благодаря государственному финансированию укреплялась материальная база культуры. С другой стороны, усилился идеологический контроль руководства страны за творчеством писателей, поэтов, художников и композиторов. В целях регулирования тематики художественных произведений с середины 70-х годов была введена система государственных заказов, прежде всего в области кинематографии. Возросло влияние цензурного пресса. 226

Именно в 1970-е годы, во времена «застоя», когда разрасталась теневая экономика, а наряду с официальной идеологией уже возникло диссидентство, появляется фильм с оптимистичным названием «Большая перемена». Казалось бы, появление фильма с таким названием - вне логики дискурса времени. Ведь в эпоху «застоя » кризис проявляется не только в экономике. В этот период начинает остро ощущаться и кризис идеологии, проявляющийся «во все большем массовом отчуждении от официально декларируемых целей, в разочаровании тем сортом "социализма", который строился под руководством привилегированной партийной номенклатуры» [Волков, 2006], что вылилось, в частности, в формирование двух пластов в художественной культуре и кинематографе -официального, поддерживаемого и поощряемого государством, и неофициального - не признанного им. В начале 70-х годов прошлого века происходят изменения в отображении действительности официальной культурой: от явного приукрашивания окружающей жизни к тенденциям «неосталинизма», которые выражались не только в возрождении интереса к военно-патриотической тематике, военному подвигу, но и подвигу трудовому, рабочим будням «простого советского человека».

Некоторые исследователи, например И. Манцов, считают фильм «Весна на Заречной улице» прототипом «Большой перемены». Если принять данную точку зрения, то это отсылает нас совершенно к другому времени: началу «хрущевской оттепели» и «политической весны». Но «Большая перемена» - это история, помешенная совершенно в другую социально-политическую реальность. В отличие от фильма «Весна на Заречной улице», который сразу же был положительно оценен как широкой публикой, так и кинокритиками, фильм «Большая перемена» поначалу «воспринимался как водевиль» [Энциклопедия кино, 2006], что, на наш взгляд, не случайно. Начало 1970-х годов - это то время, когда еще произносятся лозунги о построении «социализма с человеческим лицом», но уже отсутствует искренняя вера в это. Возможно, отсюда гротескность, нарочитая серьезность некоторых эпизодов, которой нет и не могло быть в «Весне на Заречной улице», когда вера в «светлое будущее» была еше действительно настоящей, а не обусловленной необходимостью или ситуацией, где веру эту нужно было проявлять и демонстрировать своим поведением.

 

Советский учитель: призвание или миссия?

И в том, и в другом фильме сюжет разворачивается вокруг молодых педагогов, не имеющих опыта работы. В «Весне на Заречной улице» - это молодая учительница литературы, неожиданно для себя оказывающаяся в школе рабочей молодежи. В «Большой перемене» - учитель истории, для которого столь же неожиданным является то, что ему придется работать не с «обычными» учениками, а со взрослыми людьми.

В анализируемых нами кинотекстах образ учителя показан через отношения не только с учениками, но и с коллегами. Коллеги являются для молодых педагогов авторитетом, образцом для подражания, потому что обладают не только знаниями, но и опытом работы, к их советам нужно прислушиваться. А для учеников, которые старше по возрасту и в силу этого более опытны в житейских вопросах, наставниками выступают молодые учителя, потому как именно они выполняют особую миссию просвещения и наделены властью. Власть эту, казалось бы, дают знания (и легитимирует диплом о высшем образовании), которыми не обладают ученики В данном случае не так важно, что ученики - взрослые люди, а не дети. По правилам игры, главный в школе тот, кто учит, тот, кому дано право оценивать уровень знаний. Но, привыкнув оценивать знания, учителя присваивают себе право оценивать и поступки Ученики, независимо от того, сколько им лет, должны подчиняться и соглашаться (ил. 1).

 

 

Неизбежная черта образования в рациоцентрической парадигме, господствующей в образовании советского периода, - авторитарность. Педагог и ученик занимают в образовательном процессе открыто асимметричные позиции: «взрослый» навязывает «ребенку» цели обучения, содержание, регламентирует его время, принуждает следовать специальным предписаниям. В центр внимания педагога ставится проблема послушания, дисциплины. Сам педагог так же авторитарно управляется со стороны администрации школы, государственных чиновников. Деятельность учителя оценивается по итоговым оценкам его учеников, их учебным достижениям, посещаемости. Приведение знаний в соответствие с требованиями формальной академической системы образования обнаруживает как явную функцию образования - подготовку учащихся к дальнейшему обучению, так и скрытую, латентную реализующуюся через «скрытый учебный план» [Ярская-Смирно-ва, 2001. С. 295-301). Скрытый учебный план, в конечном счете, играет значительную роль в конструировании власти знания, в унификации идентичностей.

Э. Дюркгейм [Дюркгейм, 1996], рассматривая образование как социальный институт, основной акцент делает на том, что образование тесно связано с другими институтами и существующими в обществе ценностями. Образование нельзя отделить от общества, поэтому основные моральные ценности, такие как основа социального порядка, утверждаются через институты образования. Школа выступает как модель социальной системы и помогает приобрести индивидам навыки кооперации с теми, кто не является ни родственниками, ни друзьями. Образование усиливает однородность членов общества, способствует поддержанию общественной солидарности, передавая нормы и ценности, принятые в данном обществе. Классическое понимание образования как социального института состоит в признании его основой социального порядка и безопасности страны, моделью социальной интеграции. Вплоть до 1990-х годов массовая школа, выступая звеном авторитарного государства, остается единообразной, сохраняя централизацию контроля, властную дистанцию, регламентацию, принудительность обучающих процедур [ Ярская, 2002. С. 155-159]. '

Представление об общественной цели образования в педагогике второй половины XX века было пересмотрено под влиянием идей западной «гуманистической психологии»: в первую очередь под влиянием идей А. Маслоу, а также «гуманистической педагогики», возникшей в начале 60-х годов XX века в США. Информационная революция и развитие на западе гуманистической педагогики и психологии стали своего рода объективными силами, подтолкнувшими отечественное образование в конце XX века к изменениям своей цели и содержания. Были причины и внутреннего характера: распад СССР, крах советской системы, курс на новые социально-политические ориентиры, приоритеты частной собственности, организация гражданского общества. Все это привело к возникновению новых целевых ориентиров образования, «поворот всех компонентов образования к культуре и к человеку как ее творцу и субъекту, способному к культурному саморазвитию» ІБондаревская, 2000. С. 87].

В развитии системы советского образования велика была роль «социальной мифологии, которая принимает форму идеологии» [Лосева, 2006. С. 155-159]. Если рассматривать учителя как одну из ключевых фигур мифа советской школы, то он выступает в качестве проводника по трудному пути получения знания, носителя сакральной истины, все понимающего мудрого наставника, «демиурга, творящего новое поколение» [Чащухин, 2006.]. Процесс получения знаний преподносится в советском кино как «эпическое странствие Героя» [Чащухин, 2006]. Сюжет разворачивается согласно схеме В. Проппа [Пропп, 1986], используемой им для анализа «волшебной сказки». Путь от неофита к посвященному предполагал преодоление многочисленных препятствий, обусловленных как внешними обстоятельствами, так и кознями недоброжелателей: Юра в «Весне на Заречной улице» на протяжении всего фильма убеждает главного героя, Александра Савченко, бросить вечернюю школу. Есть и помощники, которые помогают герою преодолевать все преграды на пути к заветной цели: в «Весне...» инженер появляется в самые трудные для Савченко моменты и не дает ему сбиться с правильного пути. В конце героя ждала заслуженная победа (символически выраженная получением аттестата).

Можно согласиться с Игорем Манцовым, что в свернутом виде тут предъявлен главный советский архетип: народ - как то, что само собою, безо всякого умысла народилось - должен подвергнуться обработке знаниями, должен встроиться в некий глобальный и умный проект. Не случайно самый популярный лозунг советского образования - «Учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин!». Советский мир поделен на две неравные части: «учительская с мудрецами и завод с работягами» [Манцов, 2006]. И те и другие едины в своем безусловном уважении к сокровенному знанию, которое является и смыслом, и целью бытия.

В конце пути получают заслуженную награду и «проводники». Для учителя - это, несомненно, признание и любовь учеников. В «Весне...» Татьяна переезжает на новую квартиру. Она считает, что не справилась со своей ролью учителя и осталась для своих подопечных «просто девчонкой». В этот момент неожиданно приходят все ее ученики и помогают обустроить квартиру, справляют новоселье.

Особая миссия, особый статус учителя все время подчеркивается и в том, и в другом фильме с помощью крупных планов главных героев на фоне школьной доски, в диалогах героев (ил. 2)

 

Так, например, тетя Глаша в «Большой перемене», не обращая на Нестора Петровича внимания, моет пол и ворчит. Но когда Нестор произносит: «Между прочим, я ваш новый педагог», отношение к нему сразу меняется: «Что же ты на грязном полу стоишь, дай я тебе тряпочку подстелю».

 

Верят в свое особое предназначение и сами учителя: Генка Ляпишев говорит учителю Северову: «А мы, между прочим, с вас пример берем, учимся у Вас. Чему? Принципиальности, смелости, находчивости». Учитель: «Нет, конечно, буквально во всем пример с меня брать пока еще нельзя!». В этом «пока» словно звучит вера учителя в то, что он действительно наделен особыми качествами и выполняет особую миссию: учить и наставлять. Он просто еще не достаточно опытный учитель, поэтому брать пример нужно, но пока не во всем.

Особые, сокровенные знания, особая миссия учителя как проводника по дороге к этим знаниям показана важнее личных отношений («Весна на Заречной улице») и важнее семьи («Большая перемена»). Достаточно вспомнить диалог Ганжи и Светланы из «Большой перемены»:

 

Ганжа: «Я тебя люблю. Я твой муж».

Учительница: «Ты - двоечник. Если бы ты меня любил, учился бы на одни пятерки!». Или:

Она: «Мне надоело притворяться, что мы не муж и жена». Он: «Светка, но ведь я двоечник. Вот буду учиться на одни пятерки...».

 

 

Так в советском кинематографе происходит идеологизация и такой «неполитической» сферы, как любовь. Такие социальные действия, как выбор партнера, ухаживания и брак наделяются, как пишет Т. Дашкова, «определенными ценностно-окрашенными смыслами... Идеологические установки репрезентируются через любовные установки» [Дашкова, 2003]. Личная жизнь педагога неразрывно связана с общественной. Она тоже должна воспитывать окружающих.

Декорации для презентации: «Школа - это не просто помещение»

Образ учителя создается не только с помощью взаимодействия с окружающими: учениками, учителями. Большую роль играет внешняя обстановка для самопрезентации. «Декорацией» [Гофман, 2000] выступает непосредственно школа. «Это не просто помещение. Здесь школа!», — говорит Северов Нелли Ледневой («Большая Перемена»). Для педагогов и 50-х, и 70-х годов символическая иерархия школьного пространства была намного жестче, чем для современного учителя. Школа того времени имела условную структуру, отражающую позиции основных участников взаимодействия -администрацию, учителей и учеников, причем степень закрытости между этими зонами была значительно выше, чем сейчас. Учитель не может уйти в «закулисье», скрыться от своих коллег и директора. Учительская, как и учебный класс, представляет собой то место, где учитель всегда на виду. Так, в первый же день всем учителям становится известно о «личной драме» Северова («Большая перемена»), и они начинают давать ему советы «забыться в работе», возглавить стенгазету или записаться в байдарочный кружок». Все школьные педагоги также знают о том, что Ганжа и Светлана на самом деле не просто учительница и ее непослушный ученик, а муж и жена. Учительская могла выполнять функцию «заднего плана исполнения» только по отношению к ученикам. Относительным же «закулисьем» для преподавателя мог служить только дом.

Объекты в поле кадра всегда не случайны. Так на протяжении всей советской эпохи книга остается символом не просто образованного человека, а символом принадлежности к интеллигенции. Поэтому, когда в кадре оказывается комната учителя, будь то комната Северова в «Большой перемене» или комната Татьяны Сергеевны в «Весне на Заречной улице», камера быстро скользит по обстановке, не останавливаясь на деталях интерьера, и долго задерживается только на письменном столе, полках, подоконниках, на которых лежат книги. Этот акцент сделан не случайно в фильме «Весна на Заречной улице». Зритель дважды видит в фильме одну и ту же комнату в доме квартирной хозяйки Татьяны Сергеевны: до того как эта комната стала комнатой молодой учительницы, и в тот момент, когда Татьяна вдохновенно слушает концерт Рахманинова. В комнате учительницы Левченко книги разложены везде, они являются важным элементом обстановки. Книги присутствуют и в комнате рабочего Савченко. Но их немного, и они сложены на специальной этажерке, скорее всего это учебники, по которым он или его сестра занимаются в школе.

И все же внимательный зритель может уловить изменения в обстановке квартиры учителя, показанной в фильме «Весна на Заречной улице» и в фильме «Большая перемена». Изменились не только названия книг на полках. В комнате Татьяны Левченко книги лежат в рабочем беспорядке и являются неотъемлемой частью пространства комнаты. В комнате Северова книги играют скорее роль антуража. Это толстые тома, в красивых переплетах, торжественно разложенные на письменном столе. Рабочий стол подчеркнуто солидный. Он нужен, для того чтобы передать особый статус его владельца, а не указать на рабочее место для подготовки к занятиям.

 

Костюмы и реквизит

Неотъемлемым элементом презентации всегда выступает внешний вид. Показателен эпизод из фильма «Большая перемена», когда не поступивший в аспирантуру Северов «понимает свое предназначение»: он снимает легкомысленный свитер, в котором ходил до того, принимает душ и надевает строгий костюм, белую рубашку, галстук и тщательно вычищенные ботинки. «Я переродился, - говорит он Полине, — я понял, в чем мое призвание - учить детей».

Экранный образ учителя так же узнаваем, как и в настоящей, «некиношной» жизни. Он меньше всего меняется с течением времени. И в фильме 50-х, и в фильме 70-х внешний вид учителей практически неизменен. Основным его отличием остается относительная скромность в одежде. Одежда учителей вне моды. Она похожа скорее на некую униформу: костюм темных тонов, состоящий из юбки в комплекте с пиджаком и белой или светлой блузкой, для учительницы. И тот же темный костюм, белая рубашка и галстук -для учителя. Обязательной обувью были туфли или ботинки. Классическая прическа учительницы - это собранные в узел волосы (Татьяна Сергеевна дома ходит с распушенными волосами, но, собираясь на работу, собирает волосы в пучок) (ил. 3).

 

 

Учитель обязательно показан с книгами, тетрадями под мышкой или большим портфелем в руках, в котором, по-видимому, находятся те же тетради и книги. Это можно рассматривать как своеобразный маркер причастности к знаниям. Как отмечает А. Чащухин, основной функцией подобной «униформы» была необходимость «объединяться и отделяться» [Чашухин, 2006]. Через этот образ, созданию которого в немалой степени способствовал и советский кинематограф, должно было транслироваться особое, «высокое звание советского учителя», одновременно с этим утверждалась собственная профессиональная и социальная идентичность.

 

Заключение

В одной из своих статей А. Усманова приводит мнение французской исследовательницы Мишель Ланьи о том. что кинематограф «четко фиксирует и первым реагирует на идеологические и политические перемены» [Усманова, 2004. С. 181]; Справедливость этого утверждения становится очевидной при анализе фильмов, которые разделяет период в двадцать лет. При всей схожести сюжетов картины наглядно демонстрируют изменения, которые произошли в течение этого времени в социально-политической ситуации: переход от эпохи «оттепели» к эпохе «застоя». Все это не могло не найти отражения в фильмах, снятых в разные эпохи.

В фильме «Большая перемена» хорошо виден начавшийся в обществе переход к «ситуативной» советское™: все играют роли советских людей (советских учителей, советских рабочих), но сами уже в свои роли не верят. Поэтому в фильме все слегка наигранно: нарочито серьезной выглядит ситуация, когда класс охраняет сон спящего Северова; когда «правильный» учитель Северов бросается в воду, хотя и не умеет плавать, чтобы пробудить совесть Петрыкина; когда взрослые люди делают вид, что они не женаты (ведь ученик не может быть мужем учительницы), а другие взрослые люди - учителя - делают вид, что ничего не знают.

В этом фильме есть эпизод, почти с точностью повторяющий сюжет из картины «Весна на Заречной улице»: молодой учитель / учительница приходит на завод, где работают его / ее ученики. Но как по-разному сняты эти кадры спустя двадцать лет! В фильме «Весна на Заречной улице» сцена снята как одна из важных, ключевых для развития сюжета, она длится 13 минут (!) практически без слов, и ее предваряет большой ряд крупных планов заводских корпусов, строительных лесов, огромных заводских труб. Действие разворачивается на фоне патетической музыки. Вся обстановка пронизана ощущением движения вперед, весеннего ветра. Огромные конструкции, искры сварки, паровоз, который мчится в облаках пара - все эти элементы не случайны, ведь в поле кадра никогда нет ничего случайного. Эти образы легко читаются в контексте советской культуры, давая возможность восприятия времени «оттепели» как времени свершений народа, строящего новую жизнь. Величие советской страны передается с помощью таких символов, как возвышающиеся заводские трубы, на фоне которых 236 теряется маленькая фигурка Татьяны, или летящего на большой скорости паровоза, едва не сбивающего ее с ног (ил. 4).

 

 

Продолжением создаваемого образа служит и сцена в мартеновском цехе. Сверкает пламя, летят искры, вокруг люди, по лицам которых видно, что они заняты серьезным, большим делом, — и кульминация сцены: с огромной скоростью льется расплавленная сталь. Единственные слова Татьяны на протяжении всей сцены: «Так это вы всем этим управляете?». И гордый ответ девушки-рабочей: «Да, мы!», - который сразу объединяет всех этих людей в единое целое — рабочий класс.

 

Совершенно иначе разворачивается аналогичный сюжет в «Большой перемене» - здесь нет патетики великих преобразований и свершений. Исчезает масштабность и грандиозность в изображении заводских корпусов и заводских цехов. Вся сцена на заводе выстроена как бытовая, где на первый план выносятся личные переживания Северова. Если в «Весне на Заречной улице» рабочие - это в первую очередь вершители истории, то рабочие в «Большой перемене» — это обычные люди со своими проблемами, переживаниями, в которых нет ничего значительного. В изображении их в учебном классе и в заводском цехе нет особой разницы. Весьма показательна сцена, когда плохой ученик, но хороший рабочий Ганжа издевается в обеденный перерыв над своим товарищем, а такие же хорошие рабочие смотрят на эти издевательства и ничего не предпринимают. Хотя в фильме звучит известная песня о «рабочем классе», исчезает масштабность и значимость в его изображении 1950-х годов, как исчезают и указания на принадлежность каждого конкретного пролетария к рабочему классу как единому целому, основному классу советского общества.

 

Несомненно, «Большая перемена» парафразирует «Весну на Заречной улице», но если в первом фильме присутствует ощущение искренней веры в возможность построения нового общества, веры в возможность создания / воспитания нового человека, то во втором - это лишь игра, которую принимают и герои фильма, и зрители, которые смотрят фильм. В обеих лентах подчеркивается особая роль, особый статус учителя. Идеал учителя-общественника и в быту, и в школе, гордо выполняющего свою особую миссию, на долгие годы остается единственным образом в советском кинематографе. Но если в 1950-е годы этот образ воспринимается как единственно возможный, а представленные модели поведения можно считать образцами для копирования, то этот же образ «правильного» советского учителя в 1970-е годы приобретает налет иронии. Едва уловимой, но в то же время отражающей общий настрой в восприятии всего советского.

 

Список источников

  • Астафьев Я., Шубкин В. Социология образования в СССР и России // Социология в России / Под ред. В. Ядова. М.: Изд-во «На Воробьевых»: Интсоциологии РАН, 19%.
  • Бондаревская Е. Теория и практика личностно-ориентированного образования. Ростов н/Д: Феникс, 2000.
  • Булгакова О. Фабрика жестов. М.: Новое литературное обозрение, 2005. Волков В. Казус Кагарлникого // Мировой социалистический веб-сайт. 2006. 20 мая // http://www.wsws.org/ru.
  • Гаав Л. Советское искусство 30-50-х: эпоха и ее символы в восприятии современного зрителя // Российская массовая культура конца XX века. Материалы круглого стола. СПб. 2001. 4 декабря // http://anthropology.ru/ru/.
  • Гримберг Ф. Столько-то вечеров у телевизора, или В поисках театра папы Карло (Кинематограф и проблематика гуманизма) // Новый мир. 2001. № 8 // http://magazines.russ.ru.
  • Гусинский Э., Турчанинова Ю. Введение в философию образования. М.: Педагогика, 2003.
  • Лашкова Т. Любовь и быт в советском кинематографе 30-50-х гг. // Отечественная история. 2003. № 6. С. 59-67.
  • Люркгейм Э. Социология образования. М.: ИНТОР, 1996.
  • Лосева М. Отечественное образование в контексте современного мифотворчества // Социально-гуманитарное и политологическое образование. Пермь: Пермский государственный технический университет, 2004. Доступно по адресу: http://www.auditorium.ru. 2004
  • Манцов И. Брак - по расчету, знание - по любви // Новый мир. 2005. № 12 // http://www.vz.ru/columns.
  • Масюу А. Мотивация и личность. СПб., 2001.
  • Пропп В Исторические корни волшебной сказки. Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1986
  • Травин Л- Полстолетия оттепели // Еженедельник «Дело». 2006. 6 марта // http://arhive.pitersps.ru.
  • Усманова А. Повторение и различие, или «Еше раз про любовь» в советском и постсоветском кинематографе // Новое литературное обозрение. 2004 № 69.
  • Чащухин А. Презентационные техники советского учителя 1950-1960-х гг. // Социально-гуманитарное и политологическое образование. Майские чтения 2006. Пермь: Пермский государственный технический университет. 2006. http://maiskoechtivo.pstu.ru.
  • Ярская В. Стратегии модернизации российского образования // Образование и молодежная политика в современной России. СПб., 2002. С. 155-159.
  • Ярская-Смирнова Е. Одежда для Адама и Евы: Очерки тендерных исследований. М.: ИНИОН РАН, 2001.
  • Ярская-Смирнова Е. Понятие скрытого учебного плана // Тендерные исследования. 2001. № 1(5). С. 295-301.
  • Энциклопедия кино. Интернет-портал, http://mega.km.ru.

 

===========================================================

статья на похожую тему: Визуальная антропология:: Женщина в роддоме: увидеть невидимое глазами фотографов

===========================================================

все статьи автора  Типатов Николай  в группе  Онлайн тесты, психология и самопознание

===========================================================

 

 


другие статьи автора в группе:

Онлайн-тесты

Психология


Социология

Маркетинг, продажи, тренинги

 

Интересно

 

Дети

Фото, видео, походы

Песни для души

 

Обсуждение

 

 

 

 

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

Это интересно
+6

+ 17.09.2013 , обновлено  18.11.2013
Пожаловаться Просмотров: 18961  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 20

Для того чтобы писать комментарии, необходимо

А я именно  вечернюю школу и заканчивал, так как работать уже нужно было!

Почти на отлично закончил! И это было совсем нетрудно.Smile

Посещал где-то половину занятий, если и не меньше.

Приходили мы в эту школу для развлечений: в основном пообщаться, побеседовать, попить пивка с друзьями или ещё чего покрепче.

Пьяным на уроке не возбранялось находиться. Главное не буянить.Smile

Учёба на последнем месте была.

Но была, точно была, раз я даже пример показывал.Smile

Учителя, кстати, хорошие были! Душевные и терпеливые!

И, как ни странно, предметы свои знали не хуже чем учителя в обычных школах.

Так мне, во всяком случае, тогда казалось, а сейчас вспоминается!

Да…ШРМ вспоминается иногда! Вы настоящую ностальгию у меня своей статьё вызвали!

А с фильмами, конечно, ничего общего!

Оба фильма, конечно, смотрел! Душевные, добрые, выдуманные фильмы!

а сейчас вроде таких школ и нет?

изменились ли сами учителя?

как вы относитесь к новым образом учителей в современных фильмах?

например "Учитель в законе"?

Качаю!Smile

Скачал! Но смотреть пока не могу! На работе всё-таки!Smile

Артист нравиться! Поэтому попробую посмотреть вечером.

Нет, конечно, уже таких школ!

А как к нынешним фильмам и учителям относиться? Халтура!

Раньше ведь люди не только за деньги работали! Опыт морального поощрения даже японцы у нас перенимали!

Кризис! Бездуховность! Тупик!

Короче, старичок разворчался!Smile

Фильм "Учитель в законе" не смотрел!

Сейчас запрос сделал. Артист мне этот очень нравиться.

Попробую скачать через торрент.

 

Андрей, я не то что рекомендовал этот фильм... Сюжет в том, что вор в законе уходит на "пенсию" и решил преподавать в школе. Ценность на мой взгляд как раз в продолжение статьи - анализ, как сейчас рисуют образ учителя, учеников...\

 

Всё равно посмотрю!

Я понял!

А какой может быть образ учителя, если мне сын рассказывал, что в ответ на критику учителя в неуспеваемости ученика тот находит «мудрый» ответ.

«Зачем мне ваша успеваемость? У меня папа два коттеджа построил, а пока школу закончу так и ещё 10 построит. И меня устроит в любой ВУЗ без ваших долбанных отметок!»

 

 

Хотя..это как лет 7 назад было? А что изменилось?

 

А? Жалко учителей?

Ничего! Они приспосабливаются!

Их там всё меньше и меньше! И что интересно не устроиться никак молодым педагогам!

У меня соседка-умница учитель русс. языка и литературы по образованию.

Не смогла работать. Не приняли. Говорят стажа нет работы. А где ей его взять? Нарисовать?

Так на почте работает. И молодец. Уже заведующая!

Впрочем..грустно всё это!

это как раз говорит о том, что учителя не готовы к таким ответам

в массе

ибо как раз этому их и не учат в институте

соответственно на мой взгляд, нет четкой идеологии и педагогической направленности по ценностным ориентирам

а возможно как раз политической элите это и не ну3жно, ибо нам уже который год подменивают (довольно успешно) эти ценностные ориентиры

более понятно это становится, когда есть возможность сравнить нашу систему образования - прежнюю, нынешнюю и к которой нас ведут - с западной

 

сделаю отдельно тему по книге Айрат Димиев. Классная Америка

          Айрат Димиев — кандидат наук по химии, выходец из Татарстана, уехавший в 2001 году преподавать в США.
          Это книга об американской системе образования «глазами очевидца». Вот интервью с автором, которое, может быть,
          сподвигнет вас на ее прочтение.
          Эта книга — не пропагандистская, она не содержит ничего, что можно было бы назвать антиамериканским или проамериканским.
          Это просто интересные и хорошо написанные записки учителя.

а вот здесь действительно становится грустно.. ибо это прёт к нам! 

 

 

ну так что, делаем отдельную тему на эту тему?

Да, конечно, делаем!!!

подумаю, как это сделать

было бы здорово, если сами учителя тоже начнут высказываться

А может быть клич бросить? Прямо здесь. Типа поста?

и так и так попробуем Smile

Прочитал. Интересно!

А может быть и здесь опубликовать?

да, сделаю, посто лимит уже, завтра послезавтра

Посмотрел фильм "Учитель в законе"! Отличный фильм!


именно фильм? а то уже и сериал забабахали

что скажите - изменился ли образ учителя по сравнению с теми советскими фильами?

Сериал? Нет. Смотреть не хочу, так как это всегда бодяга!

Неужели тоже Беляев снимался?

Образ учителя, как и время, сильно изменился, но что-то общее присутствует!

За доброе, светлое, вечное? Может быть это?

сериал и сам не рекомендую!

пересмотрю тоже уже под этим фильтром

Кстати новый фильм! «Географ глобус пропил» - фильм реалистичный и по теме!

Рекомендую! Мне понравился! И Хабенский там, в главной роли!

Интересно!

И ссылка соответственно на торрент: 

http://www.fast-torrent.ru/film/geograf-globus-propil.html