Открытая группа
2928 участников
Администратор Варяг62

Важные темы:

Модератор Реставратор.
Модератор ИЛГА
Модератор BELOV

Активные участники:

Последние откомментированные темы:

20220625143823

←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

Шестинедельная война: Во Франции произошла психическая катастрофа

 

 

Накануне Второй мировой войны армия Франции считалась одной из самых мощных в мире. Но при прямом столкновении с Германией в мае 1940 года французов хватило на считанные недели сопротивления. 

 

К началу Второй мировой войны Франция располагала 3-й по количеству танков и самолетов армией в мире, уступая только СССР и Германии, а также 4-м после Британии, США и Японии военно-морским флотом. Общая численность французских войск насчитывала более 2 млн. человек.

 

Превосходство французской армии в живой силе и технике перед силами вермахта на Западном фронте было бесспорным. К примеру, ВВС Франции включали в себя около 3300 самолетов, среди которых половина была новейшими боевыми машинами. Люфтваффе могли рассчитывать только на 1186 самолетов.

 

После Дюнкерка, в сущности, гитлеровцам воевать и не пришлось: Францию убил страх. Ужас захлестнул всю страну. Вместо мобилизации и жесткого сопротивления в центре страны, боев в окружении и больших городах, французы предпочли выбросить белый флаг и вернуться к прежней сытой жизни.

Ужас и паника


Падение Франции произошло практически так же, как и Бельгии. Ошеломительный разгром союзников в начале кампании, катастрофа лучших французских дивизий во Фландрии.     Шок и полная деморализация французского общества и армии. для Франции  шоком стали Арденны и Фландрия, бесполезность мощной и дорогой линии Мажино.     Французское командование предполагало, что немецкая армия будет действовать как и во время Первой мировой войны – то есть предпримет атаку на Францию с северо-востока со стороны Бельгии. Вся нагрузка в этом случае должна была лечь на оборонительные редуты линии Мажино, которую Франция начала строить в 1929 году и совершенствовала вплоть до 1940 года.

На строительство линии Мажино, протянувшейся на 400 км., французы потратили баснословную сумму – около 3 млрд. франков (или 1 млрд. долларов). Массированные укрепления включали в себя многоуровневые подземные форты с жилыми помещениями, вентиляционные установки и лифты, электрические и телефонные станции, госпитали и узкоколейные железные дороги. Орудийные казематы от авиабомб должна была защитить бетонная стена толщиной в 4 метра.

Немцы перед началом французской кампании провели тщательную разведывательную и информационную подготовку.   Они изучили французское общество, состояние армии, бронетанковых и артиллерийских войск, системы обороны и военной промышленности.     В самом начале операции германские спецслужбы ударили по психологии французского общества.   9—10 мая 1940 года немецкая агентура устроила ряд поджогов и диверсий. Оружие и взрывчатку для диверсантов сбросили самолеты специальных эскадрилий люфтваффе. Немцы, переодетые в французскую форму, устроили теракты в Абвиле, Реймсе, Дувре и Париже. Понятно, что большого ущерба они нанести не могли. Диверсантов было мало. Однако эффект был мощным.   В обществе началась паника, шпиономания, поиск скрытых агентов и врагов. 

Французское общество и армия попали под информационный террор. По всей стране быстро разошлись различные страшные слухи. Якобы вездесущая «пятая колонна» действует по всей Франции. По войскам стреляют из домов, передаются таинственные сигналы. Немецкие парашютисты, которых во Франции практически и не было, высаживаются повсюду в тылу.   Мол, в армии распространяют ложные приказы. Офицеры, которые должны были отдать приказ об уничтожении мостов на Массе, убиты немецкими диверсантами. На самом деле мосты взорвали вовремя, гитлеровцы форсировали реку на подручных средствах. 

В результате массы беженцев захлестнули французскую армию. К ним присоединились тысячи дезертиров. Панические известия поражали штабы, тылы и резервные части. Налёты немецкой авиации усугубляли хаос.   Дороги были забиты толпами людей, брошенным оружием, техникой, повозками, военным имуществом.   


Немецкий парад по улице французского города    

Развал французской армии


10 мая 1940 года началось немецкое наступление на Западе. 
Однако союзники как будто ослепли и дружно впали в идиотизм.     Накануне 10 мая радиоразведка засекла необычную активность немецких станций в Арденнах, где, как казалось, был второстепенный участок фронта. Союзники даже не провели воздушную разведку опасного направления. Ночью 11 мая воздушная разведка обнаружила моторизованную колонну в Арденнах. Командование сочло, что это «ночной обман зрения».     На следующий день воздушная разведка подтвердила данные. Снова командование закрыло глаза на очевидный факт. Только 13-го, получив новую серию аэрофотоснимков, союзники спохватились и подняли в воздух бомбардировщики, чтобы разбомбить врага. Но было уже поздно.

Рубеж Мааса должна была удержать 9-я французская армия. Немцы появились перед ней на три дня раньше, чем ожидали французы. Это был настоящий шок для французов.  

Спешные попытки французов сколотить тыловой оборонительный рубеж за Маасом провалились. Части 2-й и 9-й французской армий смешались, превратились в толпы беженцев.   Солдаты бросали оружие и бежали. Многие деморализованные группы возглавляли офицеры. Территория между Парижем и направлением танкового удара немцев утонула в хаосе. Здесь метались сотни тысяч беженцев, солдат из рассеянных, деморализованных дивизий. Паника фактически уничтожила две французские армии.     В самом Париже в это время практически ничего не знали о ситуации на северном участке фронта. Связь с войсками была потеряна. Командование пыталось узнать ситуацию, обзванивая почтово-телеграфные отделения тех поселений, куда, по предложениям в столице, двигались гитлеровцы. Известия, часто ложные, запаздывали, и французы не могли верно отреагировать на угрозу. 

   
Таким образом, уже 15 мая танки Клейста и Гудериана  мчались по шоссе, почти не встречая сопротивления.   Пройдя за 5 дней 350 км, корпус Гудериана 20 мая вышел к Ла-Маншу. Для союзников это походило на кошмарный сон: лучшие французские дивизии и экспедиционная британская армия были отрезаны в Бельгии и Фландрии, лишены коммуникаций. Немцы пошли на огромный риск.


Также немецкие самолеты стали настоящим пси-оружием. Воющие пикировщики стали кошмаром для французских и британских солдат, для мирных жителей, которые толпами бежали в глубь страны. 


Катастрофа в Арденнах и Фландрии сломали французское военно-политическое руководство. Главнокомандующий Вейган при поддержке «верденского льва» Петена уже думали о капитуляции     Французская элита (за редким исключением) отказалась от сопротивления и не стала поднимать народ на битву до последней капли крови, отказалась от возможности эвакуации правительства, части армии, резервов, запасов и флота из метрополии в колонии, чтобы продолжить борьбу. 


Беженцы парализовали страну


После Дюнкерка, в сущности, гитлеровцам воевать и не пришлось.   Францию убил страх. Ужас захлестнул всю страну. Пресса, описывая различные кошмары, в основном придуманные, ложные, невольно работала на Гитлера. Сначала французов обработали серией слухов из Голландии и Бельгии, затем пошла волна ужаса из самой Франции. Десятки разведчиков-парашютистов превратились в сотни и тысячи.  

В ночь с 15 на 16 мая в Париже узнали о разгроме 9-й армии. Дорога на столицу была открыта. Тогда ещё не знали, что немецкие танки рванут к побережью, а не на Париж.     В городе началась животная паника. Люди массами рванули из города. Об обороне столицы Франции никто не думал. Такси исчезли – на них люди бежали. Правительство делало панические заявления, усугубляя хаос. 

Эта истерика подхлестнула всеобщее безумие. Предателей и агентов видели повсюду. С севера и востока на северо-запад, запад и юг Франции хлынули миллионы людей. Бежали на поездах, автобусах, такси, повозках и пешком. Паника приняла форму «спасайся, кто может!» 

По сути, Франция капитулировала из-за страха. Вместо мобилизации и жесткого сопротивления в центре страны, боев в окружении и больших городах, пока на юге собираются резервы, французы предпочли выбросить белый флаг и вернуться к прежней сытой жизни. 

Наступающие немецкие дивизии почти не встретили сильного и организованного сопротивления. Хотя крупные города Франции, если бы там засели боеспособные части и решительные, жесткие командиры вроде де Голля, могли надолго задержать врага.   Французы были парализованы. Немцы обошлись сравнительно простыми средствами и победили.

Во Франции произошла психическая катастрофа.  Паника и страх порождали галлюцинации и агрессию.   Многие французы были уверены, что видели парашютистов (которых не было). Гражданские, да и солдаты, срывали свой страх на невинных, которые попали под горячую руку, и которых приняли за парашютистов и шпионов. В ряде случаев преследованиям подвергались монахи и священники. Пресса писала, что в Голландии и Бельгии парашютисты и агенты врага переодевались в одежду духовенства. Случалось, что крестьяне избивали французских и британских пилотов, которые спаслись со сбитых самолетов.



Таким образом, страх и паника сломали Францию. Заставили французскую верхушку капитулировать. Огромный военно-экономический потенциал страны и колониальной империи не были использованы для борьбы не на жизнь, а на смерть. Гитлер победил сравнительно малыми силами и минимальными потерями.   Бывшая ведущая держава Западной Европы пала. Гитлеровцам досталась почти без потерь целая страна, с городами и промышленностью, портами и транспортной инфраструктурой, запасами и арсеналами.   17 июня 1940 года состоялось первое заседание коллаборационистского правительства Франции, возглавляемого маршалом Анри Петэном. Оно длилось всего 10 минут.   За это время министры единодушно проголосовали за решение обратиться к немецкому командованию и просить его о прекращении войны на территории Франции.

Петэн по радио обратился к народу и армии, призвав их «прекратить борьбу». 
  В ходе активной фазы войны, длившейся с 10 мая по 21 июня 1940 года, французская армия потеряла около 300 тыс. человек убитыми и раненными. Полтора миллиона попали в плен. Танковые корпуса и ВВС Франции были частично уничтожены, другая их часть досталась вооруженным силам Германии.   Одновременно Британия ликвидирует французский флот, чтобы избежать его попадания в руки вермахта.     Эта победа невиданно окрылила гитлеровцев. Они почувствовали себя непобедимыми воинами, перед которыми трепещет весь мир, для которых больше не существует преград. В самой Германии Гитлер подвергся обожествлению.    Париж очень быстро стал культурным центром оккупированной Европы. Франция жила как прежде, словно не было месяцев отчаянного сопротивления и несбывшихся надежд.     Германской пропаганде удалось убедить многих французов, что капитуляция – это не позор страны, а дорога в «светлое будущее» обновленной Европы.   

 

Солдаты вермахта «обмывают» полученные за кампанию во Франции награды    
по материалам интернета
   

Это интересно
+2

24.09.2021
Пожаловаться Просмотров: 455  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии временно отключены