Открытая группа
2836 участников
Администратор Варяг62
Модератор Реставратор.
Модератор ИЛГА

Активные участники:

Последние откомментированные темы:

20201202162434

←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
шифруется, на самом деле - ЛЮБИТЕЛЬНИЦА! (ЛЮБИТ ТРАМВАИ, представителей власти и евреев) пишет:

"Пережить блокаду помогли генетические изменения"

Гены людей, переживших ленинградскую блокаду, впервые стали предметом исследования ученых
"Пережить блокаду помогли генетические изменения"
 Российские генетики выяснили: у всех ленинградцев, выживших в нечеловеческих блокадных условиях 1941-1943 годов, в организме присутствуют одни и те же генетические мутации, отвечающие за особый обмен веществ. Более того, след блокады на генетическом уровне несут и их потомки. Рассказ об этом важнейшем открытии был опубликован в июньском номере "Science" и вызвал сенсацию в научном мире. В 74-ю годовщину начала Великой Отечественной войны "Огонек" обратился за подробностями к автору уникальной работы, старшему научному сотруднику НИИ акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. Отта, ведущему научному сотруднику Санкт-Петербургского университета, генетику Олегу Глотову.

— Олег Сергеевич, изучал ли кто-либо до вас гены людей, переживших блокаду в Ленинграде?

— Нет. Это первая работа на такую тему. Были исследования, авторы которых искали отличительные особенности организма блокадников, но именно гены блокадников никто не изучал. Нам показалось, что наш долг как ученых понять этот уникальный феномен, потому что нынешние жители Санкт-Петербурга обязаны своей жизнью именно этим героическим людям, которые смогли не только пережить блокаду, но затем завести семью, работать, прожить долгую жизнь.

— Сама тема как-то связана с вашими предыдущими исследованиями?

— Да, последние 15 лет мы в институте занимаемся генетикой старения. В 2007 году я защитил диссертацию на эту тему, и уже тогда, чтобы глубже изучить механизм старения, мы приступили к сбору образцов крови пожилых людей для биобанка. После защиты я продолжил работу в этом направлении, так как было интересно разобраться в механизмах старения на генетическом уровне и, возможно, разработать методы, чтобы бороться с этим процессом.

— Что в итоге оказалось самым эффективным?

— В итоге мы остановились на признанном во всем мире способе "calorie restriction" — ограничения калорийности питания. Заметьте, это не малое количество потребляемой пищи, а именно ограничение калорий. То есть пища должна поступать в достаточном количестве, содержать все питательные вещества, но при этом ее не должно быть в избытке. У нас возникла идея, что мы сможем лучше понять механизмы этого процесса, изучив гены жителей блокадного Ленинграда. Эти люди попали в тяжелейшие условия, и была выдвинута гипотеза, что они выжили во многом благодаря тому, что их метаболизм был настроен на медленный расход энергии. Иными словами, люди смогли пережить тот страшный голод, потому что все, что они съедали, было максимально использовано организмом. На остатки президентского гранта, выделенного на изучение проблем старения, мы стали собирать коллекцию генетического материала жителей блокадного Ленинграда. В работе мне помогли мой научный руководитель профессор Владислав Баранов и моя ученица Ирина Полякова. А также профессор Лидия Хорошинина, которая организовала сбор биобанка — образцов крови, взятых у ветеранов войн, разумеется, согласно всем официальным правилам — с информированным согласием и так далее.

— Ваше исследование основывается на образцах крови из этого биобанка?

— Да, в итоге мы использовали для работы примерно 200 образцов.

— И в чем же состояло само исследование?

— Мы изучали ДНК, полученную из образцов крови. Искали определенные генетические маркеры, связь которых с энергетическим обменом нам была известна. Речь идет о генах, ответственных за метаболизм углеводов и липидов. Это особые гены-регуляторы, от которых зависит работа огромного количества других генов. Они могут, например, переключать метаболизм с потребления углеводов на потребление жиров и обратно.

Вторая группа генов, которую мы изучали, находится в митохондриях — энергетических субстанциях, которые отвечают за расход энергии и терморегуляцию. Мы изучали гены, которые могут замедлять или ускорять расход энергии.

— Что же в итоге удалось выяснить?

— Мы установили, что есть связь между наличием определенных генетических маркеров и тем фактом, что люди смоли выжить. Были и неожиданные открытия. Прежде, например, считалось, что чем меньше человек находился в блокадном кольце, тем больше шансов у него было выжить. Так вот, с точки зрения генетики это оказалось не совсем так: все решила, как мы полагаем, первая блокадная зима 1941-1942 годов. Именно в этот период на генетическом уровне происходили перемены. Точнее, так: те люди, у которых они произошли, смогли в итоге выжить. Хотя, разумеется, кроме генетики на выживание влиял и ряд иных факторов.

— Нашли ли вы различия в генах у выживших мужчин и у выживших женщин?

— Различия были, но несущественные. Они связаны с разным количеством маркеров на обоих или на одной хромосоме.

— Очень важная работа, даже странно, что до сих пор никто не догадался ее провести...

— Все не так просто. Долгое время у нас не было доступных методик работы с генами. А теперь, когда прошло столько времени после блокады, в работе с людьми, пережившими ее, возникает много сложностей и нюансов. Например, многие наши с вами современники уверены, что те, кто был в реальной блокаде, до наших дней просто не дожили. С такими тяжело спорить: обычно я отвечаю, что условием участия человека в проекте было только его блокадное удостоверение. Ничего другого мы не имели права спрашивать.

— А какую роль вообще в нашей эволюции сыграла такая мутация генов? Они же наверняка проявились у нас в блокаду не просто так...

— Здесь мы любим приводить слова наших коллег, которые занимаются популяционной генетикой, про первобытного человека, который скитался по саванне и у него чередовалось, когда еда была и когда ее не удавалось достать долгие периоды. В то время было важно максимально долго сохранять энергию, которая питала человека. Поэтому, вероятно, именно эти формы генов отбирались у нас из поколения в поколение.

— Можно ли сказать, насколько они распространены у современного человека?

— Достаточно распространены, с чем, кстати, связана эпидемия ожирения. Это заболевание стало одной из глобальных мировых проблем именно потому, что тысячелетиями отбирались именно такие формы генов, которые позволяют аккумулировать энергию. Они прекрасно работают тогда, когда человек находится в постоянном движении и затрачивает колоссальные усилия для выживания. Если же повышенных энергозатрат нет, то возникают ожирение, диабет второго типа и так далее. Говоря иначе, у этой мутации есть как положительная, так и отрицательная сторона: в одних обстоятельствах она может спасти жизнь, в других — привести к серьезным заболеваниям.

Не забывайте: такие генетические особенности есть не у всех, хотя людей с таким генотипом много. И, в принципе, вопрос интересен не только с точки зрения изучения механизмов выживания во время блокады. Оказалось, эта форма генов позволяет не только замедлять расход энергии, но и повышает работоспособность, выносливость и, значит, помогает тем же спортсменам, к примеру бегуну на длинные дистанции. Известно, что люди с быстрым обменом веществ под конец дистанции просто не могут бежать: у них, говоря ненаучно, кончаются силы.

— А можно ли как-то активировать или, наоборот, ослабить действие этих генов?

— Непосредственно влиять на работу генов очень трудно. Оптимизм в отношении генной терапии, который присутствовал среди специалистов лет 15 назад, сейчас поутих — все оказалось намного сложнее. Сейчас скорее рассматривают способы того, как скорректировать последствия работы генов, например, с помощью питания, биологически активных добавок и так далее. В этом направлении развивается спортивная медицина: врачи изучают, с помощью чего можно ускорять или замедлять метаболизм. Но конкретных работ по этой теме мало.  
— Вы намерены в дальнейшем работать по этой теме?

— Конечно! При этом меня интересует не только изучение генома самих блокадников. Хотелось бы собрать побольше материала, чтобы провести более масштабные исследования, в том числе в Санкт-Петербургском университете. Там сейчас идет работа над созданием уникального биобанка образцов, и мы бы хотели заложить туда не только биологический материал наших героических граждан, но и их потомков.

— А чем науке интересны потомки блокадников?

— Дело в том, что, по многим данным, у детей блокадников совершено другая частота разных заболеваний. Ученые связывают это с эпигенетикой. "Эпи" означает "сверх" — сверх того, что мы получаем с генами по наследству. Дело в том, что существует определенный механизм, позволяющий закреплять некоторые признаки, которые родители получают в течение жизни, и передавать их детям на генетическом уровне. На это обращали внимание, в частности, голландские исследователи, которые изучали недолговременный голод во время войны в своей стране. Они установили, что у потомков людей, его переживших, "особые отношения" с обменом веществ. Нам важно понять: как испытания, выпавшие на долю одного поколения, откликаются на других. И, что гораздо важнее, научиться адекватно оценивать те ресурсы, которые наш организм способен мобилизовать в крайне тяжелых условиях.



http://www.istpravda.ru/interview/14074/

Это интересно
+1

шифруется, на самом деле - ЛЮБИТЕЛЬНИЦА! (ЛЮБИТ ТРАМВАИ, представителей власти и евреев) 21.07.2015
Пожаловаться Просмотров: 1123  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 2

Для того чтобы писать комментарии, необходимо
шифруется, на самом деле - ЛЮБИТЕЛЬНИЦА! (ЛЮБИТ ТРАМВАИ, представителей власти и евреев) 21.07.2015

Новости науки: 03.10.99
Пули ранят ДНК

Любое ранение ужасно, говорить о нем бесстрастно трудно. Невыносимая боль, нередко увечье на всю жизнь. Жизнь делиться на "до" и "после". Новые сведения о влиянии огнестрельного ранения еще и на генетический аппарат человека не прибавляют оптимизма. Однако, на мой взгляд, несмотря ни на что, лучше уж знать, что тебя ожидает, и хотя бы иметь возможность уменьшить это влияние. Может быть после этого будет сложнее нажать курок.
Ученые, однако, в отличие от журналистов бесстрастны. Ведь им надо лечить людей и, следовательно, понимать причины болезни.
Сенсационное открытие российских ученых настолько важно, что дальше я излагаю лишь оценки и выводы самих участников исследования.
"Само по себе огнестрельное ранение - это очень сложный процесс, - говорит ведущий специалист страны по изучению огнестрельных ранений, директор ЦИТО, член-корреспондент РАМН Юлий Георгиевич Шапошников, - его нельзя сравнивать с обычным ударом ножом. Это совершено не так. Никакое простое механическое повреждение не приводит к гибели такого количества клеток, которое вызывает огнестрельное ранение". Почему это происходит, в чем отличие? - вопрос который долго мучил ученых. И лет двадцать назад они предложили ответ - дело в высокой кинетической энергии пули. При ранении она превращается в энергию свободных радикалов, которые разрушающе воздействуют на все типы живой ткани и клеток. Исследуя этот процесс, ученые под руководством Юлия Георгиевича решили выяснить, а нет ли какого-либо влияния пули - и соответственно свободных радикалов - на генетический аппарат клетки.
Начали, как и полагается, с крыс. Стреляли в бедро, клетки брали из печени. Я не знаю, что чувствовали ученые, но я испытал шок, когда увидел результаты. В печени, которая, как вы понимаете, довольно далека от конечностей, повреждения возникали в генетическом аппарате у ПЯТИДЕСЯТИ процентов клеток. Причем повреждения были так сильны, что клетка умирала. То есть в результате ранения у крысы погибало до пятидесяти процентов клеток печени. С чем это можно сравнить? Специалисты по радиационным поражениям говорили мне, что такое возможно при сильном ионизирующем излучении! Но после этого крысы умирали, а при пулевом ранении они жили. И давали потомство... у которого сохранялся высокий процент хромосомных нарушений в клетках печени.
Значит, огнестрельное ранение влияет на святая святых человека - на половые клетки? "Эти данные предварительные, - говорит Юлий Шапошников, - но, возможно, что через определенное количество лет процент онкологических заболеваний, уродств повысится".
Но нет ли тут противоречия? Ведь клетки, как выяснили ученые, в огромном количестве гибнут после огнестрельного ранения в самых разных местах организма крысы. Гибнут, следовательно, не дают потомство и не мутируют. А тем не менее отклонения от нормы заметны и у "детей" и у "внуков" крыс. Разрешением этого парадокса уже занялись ученые из Института общей генетики РАН во главе с недавно скончавшимся профессором Юрием Григорьевичем Рычковым.И обнаружили, что при огнестрельном ранении происходит как бы два процесса: один, который в конечном итоге ведет к смерти клетки, и второй, который только повреждает хромосомы. Причем второй превышает норму в два раза. Доктор медицинских наук Галина Дмитриевна Засухина говорит, что "может быть, было бы хорошо, если бы клетка просто погибала. Гораздо страшнее другая ситуация - когда клетка подвергается мутации, ведь она остается жить и дает потомство." И хотя по мнению ученых, нельзя проводить прямую корреляцию между увеличением числа поврежденных хромосом и возникновением, например, злокачественных опухолей, уже можно сказать, что огнестрельное ранение является показателем неблагополучия. У раненного человека частота появления различных новообразований будет выше, чем в норме.
Генетики работали с лимфоцитами человека, но, по мнению Галины Засухиной, есть определенная корреляция между возникновением повреждений хромосом в них и в зародышевых клетках, что уже может влиять на здоровье будущих детей. Причем, ранение родителей не обязательно будет вызывать врожденные пороки развития у потомства, возможно главным вероятным результатом огнестрельных ран будет увеличение частоты спонтанных абортов.
И самое неприятное, что ученые пока не знают, насколько долго сохраняются мутации хромосом. Ведь дело осложняется тем, что для того, чтобы возникли злокачественные опухоли, вполне достаточно одной "плохой" клетки. "Мы считаем, что все нормально, - объясняет Галина Дмитриевна, - а одна клетка с наиболее тяжелым для организма повреждением вышла из нашего поля зрения и дала начало злокачественному росту."
Картина, как вы видите, довольно безрадостная - в результате огнестрельного ранения человека набор хромосом во многих его клетках претерпевает существенные изменения. Сейчас исследователям очень сложно говорить о конкретных последствиях таких событий - ведь они не до конца понимают, как устроен геном человека, из чего он состоит. И выявить последствия огнестрельного ранения на дальнейшую жизнь человека на практике очень сложно, практически невозможно. Дело здесь не во врачебной этике - просто сначала исследовалась кровь раненых жителей Абхазии, которая доставлялась в Москву на самолете, а в последнее время врачи работали уже в Чечне. И в этой ситуации, спустя какое-то время, нереально найти человека, пусть и гражданского, и взять у него повторные анализы крови.
Однако, работая в Слепцовске, ученые смогли найти способ снижения общего числа поврежденных хромосом у раненых примерно на пятьдесят процентов. Когда я впервые услышал об этом лекарстве от кандидата биологических наук, сотрудницы ЦИТО Ирины Евгеньевны Кондратьевой, то, честно говоря, не очень-то ей поверил. Потому что на сегодняшний день для исправления повреждений самого генома применяют очень дорогостоящий метод генной инженерии, который к тому же невозможно использовать для массового лечения. Однако, скоро выяснилось, что речь идет не о последствиях взаимодействия свободных радикалов и хромосом, а о влиянии этой энергии на биологические механизмы, которые восстанавливают и защищают геном.
Таким образом, к первым двум воздействиям на геном огнестрельного ранения (разрушение клетки и ее мутация) добавилось третье - повреждение защитных и "ремонтных" систем клетки. Если в первом случае клетка все равно умирает, то во втором случае мутации закрепляются в геноме видимо только потому, что поражены ее контролирующие системы. А можно ли защитить геном человека? - мой вопрос Ирине Кондратьевой. "Да, конечно, и мы осуществляли, и успешно, это в Чечне. Ведь после Хиросимы и Нагасаки японцы не вымерли - значит есть механизм защиты. И воздействуя на защитные системы, поддерживая их, можно существенно уменьшить количество мутаций в геноме человека".
Другими словами - наше дело не так плохо, как это казалось вначале. Ученым удалось не только обнаружить все виды воздействия огнестрельного ранения на генетический аппарат человека, но и найти способы снижения этого влияния. Причем речь идет не о дорогостоящих операциях, а о приеме особых лекарств, химических соединений.
Но, как вы понимаете, огнестрельное ранение вносило свой вклад в общее увеличение генетического груза в популяции человека со времени появления огнестрельного оружия. И значит, мы все уже немного мутанты? Ведь мутационный процесс возникает и при ножевом ранении, хотя и не настолько превышает норму, как при огнестрельном поражении. Ирина Кондратьева даже высказала предположение, что, может быть, численность некоторых народов сильно уменьшилась, потому что их геномы обладали малой способностью к репарации после того или иного ранения.
Выяснить, насколько сильно повлияла на наше общество кровопролитная Великая Отечественная война, можно было бы, по мнению Юлия Георгиевича Шапошникова, создав государственную программу для исследования потомства людей, которые были ранены во время этой войны. Это реально, потому что в Военно-медицинском музее до сих сохранились все истории болезней. Впрочем прогноз главного специалиста по ранениям в России неутешителен: мы все время ходим по острию ножа и подвергаем и себя, и свое потомство вероятности наследственных заболеваний.
Уже прощаясь, Юлий Георгиевич, подводя итог, грустно сказал: "Человечество уверенно идет к своему финалу." И пока нет оснований для того, чтобы не согласиться с ним. Если учесть, что огнестрельное оружие было изобретено примерно в тринадцатом веке, то человечество, как биологический вид, уже давно подвергает себя опасности. Насколько она велика? - пока этот вопрос без ответа.

belov-51@m*****.ru Штабист - аналитик. Жидовские козни разоблачает на раз-два. Заделался писателем и бросил своих баб.Тут ему и пить запретили. 22.07.2015

Из текста . Товарищ Купсик ваше..."Однако, на мой взгляд, несмотря ни на что, лучше уж знать, что тебя ожидает" . Придёрживаюсь такого же мнения , поэтому думаю раз вы хотите уж знать , что вас ожидает , а большая ваша часть, как только наступит голодуха в России двинуться в США . Для вас товарищ Купсик! ....

По данным очередного ежегодного доклада ФБР за 2014 г., общее число антисемитских выступлений в США (нападений, вандализма, преследований и угроз) возросло по сравнению с 2013 г. на 21%. Против чернокожих и евреев было совершено практически одинаковое количество преступлений на почве ненависти, а против мусульман — в 4,6 раза меньше. Не следует забывать, что чернокожие составляют 13,2% населения США, мусульмане 3%, и евреи 1,8%. Это означает, что частота нападений на евреев гораздо выше, чем на афроамериканцев и мусульман. Например, одно антисемитское выступление приходится на 7700 евреев, одно расовое нападение — на 17.600 афроамериканцев, одно выступление на почве ненависти — на 17.000 мусульман и, кстати, на 10.700 геев. Таким образом, еврей может ожидать нападение в два раза чаще, чем афроамериканец, мусульманин или гей.