Открытая группа
2813 участников
Администратор Лиса- Алисa
Администратор Lola Cherry Cola
Администратор Savra

Важные темы:

Модератор Волшебник НЮ
Модератор Кицу-кицу
Модератор Серый_волk

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
ikamard***@u*****.ua переодетый пятница-13-ое пишет:

Последний бандеровец

 

Для нынешних украинских националистов Василь Кук - как для коммунистов Ленин: все читали его книги, немало кто его видел. Еще меньше людей знают, что Кук живет на окраине Киева. "Теперь я на легальном положении", - говорит он. Корреспонденту Известий удалось встретиться с легендой "бандеровского сопротивления", которого недавно объявили Героем Украины.

Василь Кук - последний командир знаменитой Украинской повстанческой армии (УПА) Степана Бандеры, организованной в 1942 году, воевавшей "против Польши и Москвы". Ранее многие из будущих бандеровцев служили в батальонах "Роланд" и "Нахтигаль", однако затем немцы распустили их летом 1941 года. Теперь Кук, давно примирившийся с поляками и с россиянами, спокойно ходит на приемы в их посольства и читает лекции. Все, против кого он воевал, давно умерли, а украинско-российский газопровод стал гораздо важнее былых боев.

Василь Кук - единственный выживший из тех, кто создавал УПА и формировал "чистый украинский национализм", который не предполагал ни расового противостояния, ни неприязни к России. Украинский президент Леонид Кучма решил присвоить Василю звание Героя Украины. Однако Кук предложенное не принял, президенту не поверил. Кук признается: "УПА воевала только против оккупантов. Мы не боролись с русскими. Сейчас мы - за выгодное сотрудничество с Россией. Сближение с ней полезно Украине, мы его приветствуем". Кук - первый, кто не побоялся разрушить легенду о ненависти украинских националистов ко всему русскому.

Последний бандеровец

 

Последний бандеровец


Его УПА стала боевым отрядом Организации украинских националистов (ОУН), организованной в Вене в 1929 году. ОУН провозгласила Акт восстановления украинской государственности, за это ее глава Степан Бандера попал в немецкий концлагерь "Заксенхаузен". В октябре 1942 года ОУН сформировала свою боевую часть - Украинскую повстанческую армию. Как свидетельствует издание "История Украины", одобренное Министерством образования, "УПА стала грозной военной силой, боровшейся против фашистов и режима. УПА была формой природного самосохранения нации".

Будущий командир Кук родился во Львовской области, на тогдашней территории Польши, стал юристом в Люблинском университете, где и познакомился с будущим главой ОУН Степаном Бандерой. "Мы вместе были в Словацких Пищанах - Бандера там лечил ревматизм, с соратниками встречался. Когда он решил, что нужно воевать с фашистами, а не выступать на их стороне, я Степана поддержал. Когда Бандеру арестовали немцы, я с братьями продолжил его дело. Нужно было доказать украинцам, что немцы для них - не освободители, а русские - не враги".

Кук вступил в ОУН в 17 лет (в 1930 году) и с тех пор несколько раз сидел в тюрьмах. "Мы на тюрьмы не очень внимание обращали - молодые были, - рассказывает он. - В нашем распоряжении были 5 миллионов украинцев, живших на Западной Украине, которых Польша пыталась увести из-под нашего и российского влияния в католицизм. Мы листовки печатали, книжки. Потом гранаты делали, бомбы. Устраивали взрывы как раз в те дни, когда поляки праздновали юбилеи своей короны. Созданные лично мною бомбы до сих пор в музеях лежат".

Вы и сейчас можете бомбу сделать?

- Не вижу ничего сложного. Этот рецепт применим и в нынешней жизни. И Василь Кук подробнейшим образом описал, как смастерить взрывчатку из вполне доступных смесей. Но позвольте не приводить этот рецепт в газете, дабы не вводить в соблазн потенциальных бомбистов.

В 1954 году Кука все же арестовал КГБ. "Я был в подполье, хорошо маскировался, взял себе имя Юрко Медведь, - говорит Кук. - Это потому, что долго жил в лесах, а медведи в нем - самые культурные зверята. Меня взяли вместе с женой Ульяной, когда мы переходили с одной конспиративной точки на другую. Сначала меня перевезли во Львов, потом в Киев, а затем и в Москву. Сидел в "одиночке", со мной все время беседовал кто-то из "комитетчиков". Один из них предложил написать письмо в Москву: мол, 6 лет сижу без приговора, определитесь, что со мной делать". Националиста Медведя-Кука помиловали. Его поселили в Киеве с жестким приказом далеко от квартиры не отлучаться.

- Я мог 100 раз умереть, но все еще живу. Недавно узнал, что все 6 лет моей отсидки "органы" отправляли от моего имени за границу, в ОУН, отчеты и агентуру.

Василь листает старые альбомы: "Вот мои "лесные братья" - всех убили, вот родители - из-за меня отсидели 10 лет. Вот жена - умерла". Ушли все его соратники и противники, а он жив, читает без очков.

- У нас не было расовой ненависти. Меня часто спрашивали: "Вы против фашистов воевали?" - Воевали. - "И с поляками боролись?" - Боролись. И с коммунистами тоже. Но мы не резали местное население. Мы нападали на вооруженные отряды, которые сжигали украинские села.

- О бандеровцах ходит анекдот: они скорее возьмут в семью негра, только чтобы знать, что это "не жид и не москаль"...
- Украинец - это тот, кто искренне хочет быть с украинцами, каких бы он ни был рода и веры. Негры в УПА не числились, а евреев было много. Они у нас врачами работали.

Мы объявили лозунг "Воля народам - воля человеку" и придерживались его. На нашу сторону перешли мобилизованные немцами кавказские отряды, в УПА появились армянский и грузинский отделы. Они меня научили "Сулико" по-настоящему петь, - вспоминает Кук. У нас не было конфликтов с болгарами, румынами, венграми. УПА сотрудничала с их правительствами.

- Когда Степана Бандеру спросили, сколько в УПА бойцов, он ответил: это тайна. Теперь вы можете ее раскрыть?
- УПА действовала во всех регионах Украины, дошла до Крыма и Кубани. Отряды были практически в каждом селе, многие из них потеряли связь с центром и работали в одиночку. Пересчитать всех невозможно. Если верить документам, подписанным Берией, только на Западной Украине были арестованы 134 тысячи "бандеровцев", убиты 153 тысячи, 500 тысяч репрессированы, 203 тысячи высланы навечно. Но эти цифры неполные. Многие уцелели, продолжали борьбу еще в 50-е годы. ОУН и УПА существуют до сих пор.

ОУН считают подпольной, ее штаб - в Мюнхене, там, где остались основные архивы Бандеры. Мюнхен часто позванивает командиру Василю, книги присылает. На Украине дело ОУН продолжают организации с менее громкими именами.

Командир Кук их все прекрасно знает

Сам же Кук сейчас руководит обществом "Холодный Яр", которое увековечивает память украинских националистов. "Их ряды ширятся и в Верховной раде, мне даже предлагали идти в депутаты, но я уже не хочу". К власти рвутся и боевики УНСО - одиозной Украинской народной самообороны, воевавшей в Приднестровье, Абхазии и Чечне. Кук не воспринимает УНСО всерьез. "Ей не хватает сильных людей и мощных характеров. У Украины, в отличие от России и Польши, даже державных традиций нет.

Варшава требует возвести во Львове мемориал погибшим польским солдатам - а это люди, убившие на Волыни 30 тысяч украинцев и отправившие 100 тысяч в польские концлагеря. Кучма обнимается с польским президентом Квасьневским, называет его лучшим другом Украины и надеется, что Варшава поможет Киеву попасть в ЕС и НАТО. А в то же время поляки ежедневно пытаются нам доказать: Украина - бывшая польская территория. Рано или поздно Варшава заявит о своих претензиях на нашу землю", - считает Кук.

Василь и его УПА воевали против всех, не имея шансов на победу. Командир Кук, ныне правящий в своей бетонной "хрущевке", любит рассказывать о бандеровских схронах, лесных подземных городах, где десятилетиями скрывались бойцы УПА, незамеченные властью. "Сейчас о схронах издаются тома. Это не просто землянки, а многокомнатные строения со всем нужным для жизни - от печки до печатных машинок. В схронах была отличная вентиляция - ее выводили наружу через стволы деревьев. Облавы не могли обнаружить схроны, ходили по ним и не замечали".

Когда началась Вторая мировая (Кук не называет ее Великой Отечественной, у него была другая война), Василь полюбил оружие - немецкие и советские автоматы. Теперь на стене у него висит сабля - нынешние последователи подарили. История Украины сделала полный круг. Россия и Польша вновь играют основную роль в киевской судьбе. А командир Кук пережил всех, кому был дорог. Говорит: это высшая кара за то, в чем был и не был виноват.


Послесловие в публикации: Владимир Николаевич Перекрест. У нас был свой "Момент истины"
Полковник милиции Николай Перекрест ловил бандеровцев 7 лет

Последний бандеровец


Кто такие бандеровцы, полковник милиции Николай Перекрест узнал в конце 1944 года, когда 17-летним новобранцем попал в войска НКВД на Западной Украине. Эти подразделения и вели борьбу с вооруженными отрядами украинских националистов. Служба растянулась на 7 лет: только в 1951-м борьба была объявлена законченной. Однако и после этого в лесах еще постреливали, а сельские активисты в Карпатах ложились спать с пистолетом под подушкой. О событиях тех лет отставной полковник рассказал своему сыну - корреспонденту Известий Владимиру Перекресту.

- В романтический ореол вокруг бандеровского трезубца могут поверить только те, кто с ними никогда не сталкивался. Их борьба была бессмысленной и жестокой авантюрой, направленной, прежде всего против своего же народа. От рук бандеровцев на Западной Украине погибло больше местного населения, чем было арестовано или выслано за пособничество бандформированиям.

А Кук заявляет, что они "не резали местное население"

- Ну да, они в основном расстреливали... Я знал людей, чьих близких уничтожили "лесные братья". У меня друг был, из местных, Ваня Белокурый, первый секретарь Куликовского райкома комсомола. Его родителей и брата бандеровцы расстреляли, сам чудом уцелел. А в 1949 году топором зарубили писателя Ярослава Галана. Они говорят, что убивали только активистов. Но кто такие активисты? Грамотные, целеустремленные люди. Цвет нации. Вот их бандеровцы и убивали, обвиняя в предательстве украинской независимости. Малейшее подозрение в сотрудничестве с "советами" - и бандеровская служба безопасности выносила смертный приговор. Врывались в дом приговоренного, обычно ночью, расстреливали всю семью, а хату сжигали. Копию приговора оставляли на пепелище. Не случайно Кук ни слова не говорит об этом подразделении. Население жило в постоянном страхе.

И при этом поддерживало "лесных братьев"?

- Да не было особой поддержки, разве что в первые послевоенные годы. Потом ситуация изменилась. Сработал целый комплекс мер. Сначала власть показала, что будет с твоими близкими, если ты "уйдешь в лес". Семьи бандпособников стали выселять в Сибирь. Мне довелось видеть, как это происходило зимой 1946 года, когда наша часть стояла в городе Куты. Метель, снег по пояс, машины не могли пройти... Людей везли на подводах, гнали пешими. Плач стоял. Тяжелое зрелище... Тем же, кто не выступал против власти, жилось совсем неплохо. На Западную Украину в послевоенные годы ресурсы направлялись порой в ущерб другим регионам. Край преображался на глазах - я жил там до 1959 года и видел это. Свою роль сыграла и национальная политика. Во всех учреждениях украинский язык был не то что основным, а единственным. В регион направляли специалистов из восточной Украины. У бандеровцев выбили идеологическую почву: народ не нуждался в их защите. К 1948 году основная масса населения, несмотря на страх, который сеяла "служба безпеки", была на нашей стороне.

В чем это выражалось?

- В селах создавались отряды местной самообороны. Их называли "истребительными батальонами", а тех, кто в них служил, - "ястребками". С ними бандеровцы расправлялись особенно жестоко, и чтобы не подставлять ребят, наши потом отказались от этой идеи. У комитетчиков больше стало осведомителей среди местного населения. Были у нас очень эффективные сигнальные устройства. Появились бандеровцы - нажал человек секретную кнопку, и в штабе полка уже знали, в каком селе бандиты. Кроме того, власть дала шанс многим "лесным бойцам" вернуться к мирной жизни. В 1947-1948 годах было объявлено три амнистии. Многие сдавались, особенно летом 1947-го. На меня как-то вышел один...

Как это было?

- В городке Яблонов летом 1947 года мы с сослуживцем наткнулись на какой-то сад, там их много было. Парень только призвался - совсем необстрелянный. Дал я ему свой автомат, а сам дерево трясу. Вдруг слышу шум. Обернулся - два наших автомата лежат на земле, вдали мелькают подметки моего "боевого товарища", а шагах в пяти стоит здоровенный бандеровец и от живота целит в меня из "шмайсера". Немецкие армейские ботинки с высокой шнуровкой, офицерский китель без погон, пилотка с трезубцем, самому лет 30, бравый вид... А мне и страшно, и зло берет. "Решил стрелять - стреляй!" - говорю. "Ого, - смеется, - який смелый. Ты мэни сподобався". Понравился, значит, И вдруг переменил тон: "Я сголоситься хочу, доведешь живым?" Я ответил: до райотдела доведу, а там без меня будут разбираться. Отдал он мне "шмайсер", поднял я брошенные автоматы и пошли. В райотделе написал рапорт, что пленный сам сдался. Что с ним стало, не знаю

А в целом кто кого переигрывал в военном отношении?

- Сначала они. Против нас с 1944 по 1946 год действовали хорошо обученные отряды. Немцы их здорово натаскали. А, отступая, оставили им оружие, радиотехнику. После войны снабжали из Мюнхена деньгами - мы не раз находили в схронах пачки долларов. А против бандеровцев воевали только внутренние войска, с армейскими подразделениями у них был как бы негласный уговор: друг друга не трогать. На гарнизоны они не нападали - понимали, что тогда по-другому будут с ними воевать. Мы первое время как салажата были. Леса не знали, фронтовой опыт у многих не срабатывал. В результате несли большие потери, где-то один к трем. Это ожесточило командование. Наград у нас не было, поскольку публично о той войне нигде не упоминалось, и за лично убитого в бою бандеровца стали давать краткосрочный отпуск. Но честно скажу, что если уж сдавался бандеровец, то ради отпуска его не стреляли - отдавали под суд.

А они что делали, когда наших захватывали?

- Ну что - убивали. Особой жестокости не было, но живыми от них никто не уходил, и пленными не обменивались

- Можно ли обозначить какой-то переломный момента борьбе с бандеровцами?

- Пожалуй, 1946-1947 годы. "Наверху" наконец поняли, что противник заслуживает серьезного отношения. В наших частях провели реорганизацию: убрали ненужные в тех условиях полковую артиллерию, минометы, противотанковые ружья. Выделили больше автомобилей и радиотехники. Появились специалисты по антидиверсионной работе. И ситуация изменилась. Теперь уже они несли значительные потери. Не помню цифр, но было наглядное подтверждение - обширные бандеровские кладбища на окраинах сел.

- Они существовали официально?

- По сути да. Мы выдавали родственникам тела погибших. По их традиции на могиле погибшего в бою бандеровца ставили березовый крест. И вот из села выйдешь - огромное кладбище, все белое от этих крестов. Одно время какая-то "умная голова" запретила такие захоронения: мол, слишком демонстративно. Кресты приказали сносить. А их каждый раз восстанавливали, да еще и минировали.

Применялись ли какие-нибудь специфические методы в этой войне?

- Да, со временем у нас появились свои "приемы". Создавались мобильные группы, которые под видом бандеровцев уходили в свободный поиск. Если натыкались на боевку (так бандеровские отряды назывались) - уничтожали. Очень эффективно. Не было такого шума, как при общевойсковых операциях. Или еще - "вертушки". Это такая спецоперация, чтобы дать подозреваемому проявить себя. Везут задержанных, по дороге под видом бандеровцев на конвой "нападают" наши же сотрудники, знающие украинский язык. Разыгрывали натурально - внезапно, жестко. Для достоверности могли конвоиру и прикладом врезать. А подозреваемых везут не в наручниках и не связанными.

Нападающие делают вид, что всех воспринимают как одну компанию: "Ага, попались, москалики!" Наши молчат, готовясь достойно встретить "последний час", а те бьют себя в грудь: "Так мы ж свои, хлопцы!" А хлопцы "не верят": "А у кого работал? А какой он из себя? В каких операциях с ним участвовал? А кто про тебя сказать может? Ну ладно, живи пока". Или водили по лесу: ну-ка, если ты наш, должен знать схроны. Не знаешь - значит, опер, а ну "до гиляки"! Это значит: "на ветку", повесить. Те еще выпаливают фамилии, адреса, о своих делах рассказывают. Потом имитировали расстрел "краснопогонников", так они называли военнослужащих НКВД, и в лес. А через какое-то время нарываются на наш патруль. Стрельба, погоня, и пленный снова попадает к "москалям". Только знают о нем уже гораздо больше. Очень тонкая игра. Там у нас был свой "момент истины".

- А у бандеровцев были какие-то военные хитрости?

- Главное их изобретение - схроны. Обнаружить их было очень сложно, Но когда появились служебные собаки, они эти схроны по запаху находили

- Кук утверждает, что там размещались госпитали...

- А пятизвездочных отелей у них под землей не было? Своих раненых и больных они приводили на дом к медработникам и говорили: лечи. Не вылечишь - тебе тоже не жить. И те лечили - куда деваться? Впрочем, возможно, высшие идеологи "самостийности" жили в схронах повышенной комфортности, но те, кто ради их идей рисковал жизнью, ютились в землянках, как бобики в конуре.

 

 



…«Очень приятно, что мы встретились, Василий Степанович», — приветствовал важного пленника майор КГБ Григорий Клименко. «Долго же вам пришлось за мной гоняться», — ответил только что захваченный в лесном бункере Васыль Кук, последний лидер ОУН и УПА в Западной Украине. Этот день, 23 мая 1954 года, ознаменовал окончание организованного вооруженного сопротивления коммунистическому режиму в Украине…

14 октября исполняется 65 лет со дня создания Украинской повстанческой армии.

«Когорта непримиримых»

Будущий главком УПА родился 11 января 1913 года в селе Красне Золочевского уезда на Тернопольщине. Отец работал на железной дороге, мать растила восьмерых детей.

В 1928 году вступил в «Юнац­тво» (молодежный резерв националистов), где ему доверили руководство «юнаками» Золочевской гимназии и всего уезда. Васыль Кук так охарактеризовал свои мотивы перехода в ряды борцов за независимую Украину: «Если вы человек, если вас оскорбляют и унижают как украинца, презирают ваш язык, хотят держать в ярме и хозяйничать на вашей земле — вы не можете не ощутить желания бороться за свой народ, за свою дер­жаву. Да и разве можно отсиживаться, когда отстреляли почти всю нашу интеллигенцию, создали искусственный голод, массово вывозили украинцев и уничтожали как нацию?».

Став членом ОУН, выполнял рискованные задачи: перевозил оружие и взрывчатку, доставлял нелегальную литературу. В сентябре 1933-го получил 2,5 года заключения. Когда В.Кук уже пребывал во внутренней тюрьме КГБ в Киеве и не притрагивался к еде, встревоженные оперы спрашивали, отчего тот «плохо кушает». Но узник успокаивал их: «Если бы я хотел умереть, то давно бы сделал это — у меня свои способы еще от польских тюрем».

Под псевдонимом «агроном-инженер Лука Лемишка» подготовил брошюру под невинным названием «Пашні буряки» — «катехизис конспиратора». Даже находясь во внутренней тюрьме КГБ, не забывал конспиративных ухищрений: на прогулках определенное число раз хлопал шапкой то по одной, то по другой ноге (показывая 64-й номер своей камеры), оставлял условные пометки в туалете, в книгах подчеркивал слова и просил передать жене.

Лидер подполья Юго-Восточных земель

 
 
 

В 1940—1941 гг. В.Кук принимал активное участие в работе Военного штаба ОУН (Б), преподавал основы партизанской борьбы на курсах для членов ОУН, созданных нацистскими спецслужбами. ОУН, по свидетельству Васыля Степановича, тайно наставляла выпускников: на территории СССР связываться не с немцами, а с местным подпольем, его разведкой, создавать сеть глубокой радиосвязи...

В апреле 1941 года Лемиша на ІІ Большом сборе (съезде) ввели в состав Центрального провода на должность организационного референта — «человека № 2» в иерархии движения. В июле 1941-го он возглавил походную группу членов ОУН с целью провозглашения в Киеве, как и во Львове, Украинского государства. Однако в конце лета нацисты арестовали Кука в Василькове и бросили в концлагерь в Белой Церкви; далее были тюрьмы Житомира, Ровно, Луцка, откуда и был организован побег.

Провод ОУН (Б) на Юго-Восточных землях, который Лемиш возглавил с лета 1942 года, охватывал Донецкий и Криворожский бассейны, Приднепровье, Крым, Одессу, Кубань, а также включал Киевский, Днепропетровский краевые проводы (14 областных и 30 окружных организаций, около 1000 человек).

Работа на Востоке стала серьезным испытанием для идеологии «интегрального национализма». Жители Востока республики, признавал Центральный провод ОУН (Б), в основном русофилы и для них «понятие самостийной Украины — как для нас самостоятельная Гуцульщина». Не случайно новую программу ОУН (Б) от 1943 года, лишенную элементов ксенофобии, разработала именно группа во главе с Васылем Куком. Там же он встретил и женщину своей судьбы. Ульяна Крюченко училась в институте инженеров железнодорожного транспорта, исполняла обязанности руководителя «Юнацтва» в Днепропетровске и области. В 1942-м они с Васылем «стали на рушник», и жена получила псевдоним «Оксана». Когда в июле 1949-го ее задержали, стремясь использовать для поимки Лемиша, Оксана для видимости дала согласие на сотрудничество, однако бежала к подпольщикам.

В 1947 году у супругов родился сын Юрий. Превратности подпольной жизни родителей отразились и на судьбе ребенка. Двух­летнего Юрка забрали у дяди, Ивана Кука (10 лет лишения свободы с конфискацией), отправили в специальный Петровский детдом в Сталино под именем Юрия Антоновича Чеботаря. Информаторы уведомляли: мальчик хорошо рисует и танцует, участвует в художественной самодеятельности, у детей пользуется авторитетом. О родителях рассказывает, что «мама сидит в тюрьме, мой отец-коммунист расстрелян в Греции, оттуда и я прилетел».

С весны 1943 года деятельность Васыля Кука связана с УПА. Вверенная В.Куку Группа УПА «Юг» провела наиболее крупное сражение с войсками НКВД — Гурбенский бой в Кременецких лесах (21—27 апреля 1944-го). В нем 14 батальонов войск НКВД и кавалерийский полк при поддержке танков и авиации сражались с куренями УПА-«Юг». Имеются данные о присвоении В.Куку Укра­инской главной вызвольной радой (УГВР) к 10-летию УПА (1952) звания генерал-хорунжего.

Непростые отношения сложились у Лемиша с командующим УПА Романом Шухевичем. Как заявила на допросах личная связная командарма Екатерина Зарицкая, «Шухевич хотя обычно и давал высокую оценку Лемишу как энергичному и способному человеку, но всегда отмечал, что Лемиш не умеет и не хочет с ним работать и всегда индивидуально решает все вопросы. В свою очередь Лемиш, как организационный референт Глав­ного провода ОУН и руководитель оуновского подполья на Волыни, в Подольском крае и на Востоке, всегда тщательно оберегал свои организационные связи на этой территории, …избегал советоваться с Шухевичем и даже устранил его от участия в руководстве ОУН в этих областях». Р.Шухевич же обвинял подчиненного в том, что при его попустительстве на Волыни произошла массовая физическая «чистка» службой безопасности ОУН рядов подполья, приведшая к его расколу.

С автоматом в руке и «Капиталом» в голове

 
 
 

Лемиш стал одним из авторов новой Программы ОУН (Б), принятой в августе 1943 г., ставившей задачу построения в независимой Украине демократического, социального государства, с государственной экономикой, системой защиты прав трудящихся, гарантиями прав человека и равенством наций. «Левизна» В.Кука шла не от постулатов марксизма-ленинизма (труды его классиков он знал прекрасно). Его взгляды на социально-экономические преобразования скорее происходили от глубинных морально-этических ценностей славянской цивилизации, «громадівського» духа предков, стремившихся к идеалам социальной справедливости, от «христианской республики» Запорожья, от уважения к выбору миллионов жителей Украины на восток от Збруча.

О воззрениях В.Кука говорил на допросах и член Провода ОУН (Б), сын батрака Васыль Галаса («Орлан»). На одной из последних встреч Лемиш сказал соратнику: «Мы стоим у своей могилы, идти на Запад мне смысла нет. Лучше честно погибнуть здесь, но не видеть скандалов этих панов (имелись в виду острые разногласия в националистических организациях за кордоном. — Д.В.). Лучше идите Вы, друже Орлан, Вы сами из «черни», и будете защищать «чернь». А меня на Западе считают марксистом, мы же осуждаем капитализм. Но попробуйте предложить им прочесть «Капитал» Маркса — сразу же обзовут большевистским агентом». В.Кук знал цену «преимуществам социализма» – в 1945—1950 гг. он руководил деятельностью ОУН в Восточной Украине, написав в 1950 г. исследование (машинопись) «Колгоспне рабство», опубликованную в Киеве лишь в 2007 году.

После гибели Р.Шухевича 5 марта 1950 года Лемиш взял в свои руки командование УПА и стал председателем генерального секретариата УГВР. Понимая, что дальнейшее открытое сопротивление углубляет разрыв с населением, приводит к бессмысленным жертвам и не в силах остановить советизацию, В.Кук с начала 1950-х неоднократно приказывал минимизировать боевые и террористические акции, перейти в глубокое подполье или легализовать его участников, сохраняя силы на отдаленную перспективу. В 1952-м он наложил запрет на сбор подпольщиками сведений для иностранных разведок. Тревогу вызывали конфликты между сторонниками демократизации ОУН и Степана Бандеры, в которых Лемиш избрал сторону первых.

Заключенный «300»

Васыль Кук в полной мере ощутил на себе тяготы нелегального положения и кочевой жизни. В поликлинике КГБ ему диагностировали миокардиодистрофию, гипопластический гастрит, астению нервной системы и язву двенадцатиперстной кишки.

Еще в 1945-м для розыска В.Кука завели оперативное дело «Барсук». Только талант конспиратора позволял распознавать попытки вывести его из подполья с помощью перевербованных соратников. Он едва уцелел, получив через агентуру тюбик с почтой, начиненный отравляющим газом. Непосредственно розыск и задержание В.Кука (операция «Западня») возложили на 1-й отдел секретно-политического управления КГБ УССР во главе с молодым офицером Петром Свердловым.

В Иванцевском лесу Львовской области для встречи Лемиша подготовили один из знакомых ему бункеров, поселив трех агентов-боевиков, ранее пользовавшихся доверием В.Кука. 23 мая 1954 года, не заподозрив неладного, он прибыл туда с женой. Агенты обезоружили и связали заснувших после длительного перехода «гостей». Прибывшая вскоре опергруппа обыскала задержанных, отобрав яд.

На следствии Васыль Степанович (заключенный «300») дал широкие показания о прошлом националистического движения и его современном состоянии, структуре ОУН (Б), основных этапах своего участия в борьбе за независимость Украины, характеристики лидерам движения сопротивления и закордонных центров ОУН, взаимоотношениям между ними самими и спецслужбами Англии и США. «На следствии ведет себя спокойно, — удовлетворенно отмечали оперработники, — показания дает без особого запирательства». Однако Лемиш повел растянувшуюся на годы свою игру с «советами»…

Дело в том, что у «органов» были свои «соображения по использованию арестованного Кука Василия в интересах Советского государства», одобренные председателем КГБ СССР Иваном Серовым. Предполагалось использовать В.Кука в «целях морально-политического разгрома националистических центров за кордоном и разложения оуновских элементов внутри страны». 20 июня 1954 года В.Кук, после бесед с начальником отдела оперативных игр, подготовил «соображения» о нейтрализации подполья.

Лемиш предложил добиться объединения националистов в единый политический центр за рубежом, а во главе его поставить В.Галасу. Более того, предлагал отправить его самого в Германию для проведения «объединения». Разумеется, на это благоразумно не пошли, поняв, что Лемиш под видом сотрудничества как раз и пытается разрушить «генеральную линию» — на углубление раскола зарубежных националистов.

Осенью 1957-го председатель КГБ УССР В.Никитченко предлагал «300-му» написать «пропагандистскую бомбу» под политическую эмиграцию. Кук требовал амнистии, высказывал опасения, что его расстреляют сразу же после публикации сего труда. Книга так и не появилась. Следует отметить, что именно взвешенная позиция органов госбезопасности спасла Васыля Степановича от расстрела, к чему склонялся первый секретарь ЦК КПУ Алексей Кириченко. В ЦК не было секретом, что В.Кук убежден в русификации Украины и отступлении от «ленинской национальной политики».

Указом Президиума Верхов­ного Совета СССР № 139/82 от 14 июля 1960 года Васыль Кук и супруга были помилованы с освобождением от уголовной ответственности: «Учитывая желание бывшего руководителя «Организа­ции украинских националистов» Кука искупить свою вину перед Советским государством патриотической деятельностью в пользу Родины, удовлетворить ходатайство Комитета госбезопас-
ности Украины о распростране-нии на него и супругу амнистии 1955 года».

19 сентября 1960 года Васыль Степанович зачитал обращение по радио к украинцам в эмиграции, опубликованное и в газете «Вести из Украины» для распространения в диаспоре (тогда же около 200 бывших членов ОУН выступили в СМИ с «покаянными» заявлениями).

Гражданин СССР — гражданин Украины

Оперработники, обращавшиеся к Лемишу за «консультациями», констатировали — оказавшись на свободе, резко изменил линию поведения, ведет себя замкнуто, хотя с коллегами по работе общается весьма дружелюбно.

Положительную роль в судьбе «расконвоированной» семьи В.Кука сыграли именно чекисты: помогли сыну получить редкое тогда образование кибернетика, поступить в аспирантуру (советская бюрократия сама вряд ли бы дала дорогу отпрыску «бандглаваря»). Начальник пятого управления Леонид Каллаш доказывал ЦК КПУ, что нецелесообразно препятствовать В.Куку в научной работе, не соглашался с решением о недопущении к защите диссертации далекого от политики Юрия Кука. Но ситуация изменилась с приходом в 1970-м ярого консерватора Виталия Федорчука, дело шло к повторному возбуждению уголовного дела.

В июне 1972 года, когда начались аресты украинских диссидентов по делу «Блок», В.Кука изгнали из Института истории АН УССР. Закрыли и научную тему — «Украинский национальный вопрос и украинские политические партии на западноукраинских землях. 1918—1941 годы», авторский раздел монографии «Марксизм-ленинизм об украинском национальном вопросе».

Независимость Украины стала морально-политической победой дела всей жизни Васыля Степановича. Несмотря на преклонный возраст, он возглавил научный отдел Всеукраинского братства ОУН и УПА, вел активную лекторскую работу, опубликовал воспоминания о соратниках.

Не лебезил перед сильными мира сего — и не позволил себе принять звание Героя Украины до тех пор, пока государство не определиться со статусом воинов УПА. Не желал быть «говорящей головой» для предвыборных роликов и митингов. Свои убеждения отстаивал твердо, но и не нахваливал «демократию и прогресс в Украине», а по сути – дикий капитализм...

Наступало циничное время, когда «продвинутой общественности» одинаково наплевать что на ветерана Великой Отечественной, что на комбатанта УПА, ибо эти люди твердых убеждений мешают своими поучениями комфортно предаваться «драйву», воплощают выстраданные самим украинским народом представления о путях развития своей родины.

Васыль Степанович умер 9 сентября 2007 года в столице государства, за независимость которого он самоотверженно боролся в безнадежных условиях. «Я хотел бы пожелать молодежи быть настоящими патриотами Украины, строителями державы, гордиться принадлежностью к шевченковскому роду», — говорил генерал-повстанец. Прислушаются ли потомки к его призыву?

Это интересно
+6

ikamard***@u*****.ua переодетый пятница-13-ое 25.03.2014 , обновлено  25.03.2014
Пожаловаться Просмотров: 15375  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 6

Для того чтобы писать комментарии, необходимо
МОДЕРАТОР 25.03.2014

Я бы лично не стал героизировать этих отморозков и даже подробно о них писать.

ikamard***@u*****.ua переодетый пятница-13-ое 26.03.2014

врага НАДО знать !

МОДЕРАТОР 26.03.2014

Чтобы уничтожать.

ikamard***@u*****.ua переодетый пятница-13-ое 26.03.2014

ОБЯЗАТЕЛЬНО!!!

МОДЕРАТОР 26.03.2014

Cool

28.03.2014

Бандерлог   он   и  остается бандерлогом.