Открытая группа
2103 участника
Администратор afix

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
админ пишет:

Братские диктаторы

 

Правление авторитарного лидера закончилось, когда граждане устали от него, а военные отказались вмешиваться. Может ли то же самое произойти в Москве?

Лидеры российской оппозиции обрадовались, узнав о вынужденной отставке президента Боливии Эво Моралеса, а вот российское Министерство иностранных дел назвало ее «срежиссированным госпереворотом». Интерес к этой драме, разыгравшейся так далеко от Москвы, вполне понятен, и не только из-за того, что Моралес отдавал российским государственным компаниям высокодоходные проекты. В 2024 году Владимир Путин окажется в такой же ситуации, как и Моралес, и ему придется выбирать: либо подчиниться требованиям конституции и покинуть свой пост, либо отбросить основной закон в сторону и попытаться сохранить власть.

 

В Боливии было множество военных переворотов и преждевременно покинувших свой пост президентов. Нынешний лидер оппозиции Карлос Меса (Carlos Mesa) ушел в отставку с президентской должности в 2005 году, продержавшись на ней два года. Причиной стали массовые протесты. В декабре того же года свою первую победу на выборах одержал Моралес. Новый президент объявил, что власть теперь принадлежит коренному народу Боливии, и что природные ресурсы страны будут национализированы. Это решение было поддержано на референдуме, состоявшемся при президенте Месе, но он не воплотил его в жизнь.

Моралес, у которого нет высшего образования, оказался самым успешным лидером Боливии за всю ее печальную историю, в которой была и бедность, и внутренняя вражда, и военные поражения. При нем уровень бедности снизился.

Доля населения Боливии, живущего за чертой бедности, при Эво Моралесе резко снизилась. А ВВП на душу населения с учетом паритета покупательной способности при нем увеличивался быстрее, чем в среднем по региону.

Но Моралес был авторитарным руководителем и быстро нашел взаимопонимание с лидерами Кубы и Венесуэлы, а также с путинским режимом в России, которому легко и просто вести дела и заключать энергетические сделки и контракты на поставку оружия с диктаторами. Российская государственная монополия атомной энергетики «Росатом» получила контракт на строительство возле боливийской столицы Ла-Паса атомного центра стоимостью 300 миллионов долларов. После этого она начала переговоры о концессии на разработку крупных боливийских месторождений лития. Российская государственная газовая корпорация «Газпром» работает в Боливии с 2010 года. Россия также пытается поставлять в эту страну свою военную технику и оружие, особенно вертолеты. Путин сам пытался уговорить Моралеса закупить партию российских машин, но сделка не состоялась из-за нехватки денег у Боливии.

В боливийской конституции пребывание на президентском посту с 2009 года ограничено двумя сроками. Это значит, что Моралес мог пробыть в должности три срока, поскольку первый его срок начался до того, как были введены конституционные ограничения. В 2016 году он попытался их отменить, но проиграл на референдуме.

Казалось, Моралес смирился с тем, что ему придется уйти, но в 2017 году конституционный суд Боливии принял спорное решение против ограничения сроков, и он получил возможность баллотироваться еще раз. По имеющейся информации, «Росатом» даже направил в страну группу российских экспертов по выборам, чтобы поддержать его предвыборную кампанию и таким способом защитить интересы российских государственных компаний. Но 20 октября Моралес не сумел одержать убедительную победу над Месой, чтобы избежать второго тура голосования. Кроме того, нарушения при подсчете голосов стали настолько очевидны, что в стране начались массовые протесты, и даже боливийские профсоюзы выступили против президента.

Однако Моралес ушел в отставку только тогда, когда военные заявили, что не станут подавлять народные протесты, и призвали его покинуть свой пост. Безусловно, боливийские генералы усвоили уроки 2003 года, когда они выполнили приказ тогдашнего президента Гонсало Санчеса де Лосады (Gonzalo Sánchez de Lozada) и применили силу против демонстрантов, требовавших национализировать газовые месторождения страны. Как минимум 67 человек было убито, 400 получили ранения, а семьи жертв предъявили Лосаде иски в США, где он проживает в настоящее время. Но в прошлом году дела были закрыты за недостаточностью доказательств его виновности. (Меса, который был вице-президентом у Лосады, выступил против применения насилия.)

Моралес назвал переворотом те события, которые вынудили его уйти в отставку, и его слова повторила не только Россия, чьи контракты в Боливии оказались в опасности, но и многочисленные левые, начиная с члена американского конгресса Ильхан Омар (Ilhan Omar) и кончая лидером Лейбористской партии Британии Джереми Корбином. Путинские оппоненты в России, наоборот, воодушевились.

Борец с коррупцией Алексей Навальный разместил в Твиттере фотографию Моралеса с Путиным и сделал под ней подпись: «Коррумпированный президент, незаконно удерживавший власть за счет лжи и фальсификаций, сбежал из страны. Пока речь идет о том, что слева».

Другой видный оппозиционер Леонид Волков написал в Твиттере: «Мне действительно очень хочется, чтобы у нас было как в Боливии».

Такое ликование и зависть не останутся незамеченными в Кремле. У Путина есть еще четыре года на то, чтобы рассмотреть имеющиеся у него варианты, потому что по конституции предел президентских сроков наступит для него в 2024 году. Но на сегодня нет никакого мало-мальски легитимного сценария, позволяющего ему остаться в Кремле. Желание пойти на рискованный шаг и создать парламентскую республику, по всей видимости, отсутствует, хотя в таком случае должность премьер-министра стала бы главной, а Путин получил бы возможность переизбираться столько, сколько он сможет. Путину явно не понравилось управлять страной через своего ставленника в 2008-2012 годах, когда президентом был Дмитрий Медведев. Он явно разочаровался в такой системе и свел на нет все слабые попытки Медведева осуществить либерализацию в стране.

Самый очевидный вариант – это просто внести изменения в конституцию и убрать из нее ограничения по срокам. Но пример Моралеса показывает, насколько опасна такая стратегия. Он пользуется уважением, его успехи в снижении бедности все признают; однако даже самые твердые сторонники Моралеса устали от его длившегося 13 лет правления. Люди вполне естественно начинают волноваться, не видя перемен. И когда такое происходит, важнейшие решения должна принимать армия и полиция.

В Венесуэле президенту Николасу Мадуро удается сохранить лояльность военных, и его до сих пор не свергли. В Боливии Моралес пользовался поддержкой армии все годы своего правления, потому что не предъявлял чрезмерные требования к своим защитникам. Но когда народные протесты достигли критической отметки, генералы отказались выступить против народа, и Моралесу пришел конец.

Москва внимательно следит за происходящим в Латинской Америке, потому что у государственных компаний немало деловых связей и контрактов в этом регионе. Эти события должны убедить Путина в том, что естественное ограничение для диктатора по срокам не всегда соответствует написанному в конституции. В реальной жизни он может править лишь до тех пор, пока исполнители его воли не решат, что им уже непозволительно выполнять его приказы.

Это значит, что Путину придется как и раньше покупать лояльность обширного российского аппарата безопасности. А это уже сейчас обходится государству примерно в 10% незасекреченной части бюджета. Национальная гвардия, в состав которой входит ОМОН, в предстоящие годы должна получить большую прибавку в свой бюджет.

Bloomberg

Это интересно
+2

админ 15.11.2019 , обновлено  15.11.2019
Пожаловаться Просмотров: 115  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 1

Для того чтобы писать комментарии, необходимо
16.11.2019

Я  молчу  понятно  почему. А  вот  Аграфена  и  её"единомышленники" почему  припухли?-  давайте,вопите,  что Путин  несменяем,что без  него  никак,  что  он  наш  отец,благодетель...да  только искренности  в этих вопилках ни  на  копейку