Открытая группа
2158 участников
Администратор afix

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

ФАШИЗМ - ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВСЕЙ НАЦИИ

ФАШИЗМ – ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВСЕЙ НАЦИИ

 

Помните кадры из фильма «Семнадцать мгновений весны»? Немецкий генерал говорит Штирлицу: «Жгли СС. Мы воевали». Как бы не так.

Вскоре после освобождения белорусского города Лиозно  в 1944-м при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов был найден маленький жёлтый конверт, прошитый нитками. В конверте оказалось письмо белорусской девочки Кати Сусаниной, отданной в рабство гитлеровскому помещику. Доведённая до отчаяния, в день своего 15-летия она решила покончить жизнь самоубийством. Перед смертью написала письмо отцу. На конверте адрес: «Действующая армия. Полевая почта №... Сусанину Петру». На другой стороне карандашом слова: «Дорогие дяденька или тётенька, кто найдёт это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик. Мой труп уже будет висеть на верёвке». Номер полевой почты, написанный на конверте, устарел, и письмо не могло попасть адресату. Опубликовано в «Комсомольской правде» 27.5.1944.

«Март, 12, Лиозно, 1943 год.  Дорогой, добрый папенька!  Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери. Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Её расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил её плёткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: «Вы не запугаете меня битьём. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот...
Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идёт кровь - у меня отбили лёгкие. А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днём рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню… А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, и солёные слёзы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет? Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю бельё, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с Розой и Кларой - так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья», - сказал он. Я очень боюсь Клары. Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плёткой по голове и спине.
Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.
Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья. Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!.. Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина».

 

Из писем немецких солдат

Гитлеровцы пишут в дневниках и письмах домой свое продвижение по белорусской земле в 1941 году.
Рядовой 113-й пехотной дивизии Рудольф Ланге: «По дороге от Мира (поселок) до Столбцов (райцентр Брестской области) мы разговариваем с населением языком пулеметов. Крики, стоны, кровь, слезы и много трупов. Никакого сострадания мы не ощущаем. В каждом местечке, в каждой деревне при виде людей у меня чешутся руки. Хочется пострелять из пистолета по толпе. Надеюсь, что скоро сюда придут отряды СС и сделают то, что не успели сделать мы».
Запись ефрейтора Цохеля (Висбаден, полевая почта 22408 В): «25 июля. Темная ночь, звезд нет. Ночью пытаем русских».
Другой фашист, обер-ефрейтор Иоганнес Гердер писал: «25 августа. Мы бросаем ручные гранаты в жилые дома. Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище. Люди плачут, а мы смеемся над слезами».

Из дневника унтер-офицера 35-го стрелкового полка Гейнца Клина: «29 сентября 1941 года… Фельдфебель стрелял каждой в голову. Одна женщина умоляла, чтобы ей сохранили жизнь, но и ее убили. Я удивляюсь самому себе — я могу совершенно спокойно смотреть на эти вещи… Не изменяя выражения лица, я глядел, как фельдфебель расстреливал русских женщин. Я даже испытывал при этом некоторое удовольствие…».
Из дневника обер-ефрейтора Ганса Риттеля: «12 октября 1941 г. Чем больше убиваешь, тем это легче делается. Я вспоминаю детство. Был ли я ласковым? Едва ли. Должна быть черствая душа. В конце концов, мы ведь истребляем русских — это азиаты. Мир должен быть нам благодарным… Сегодня принимал участие в очистке лагеря от подозрительных. Расстреляли 82 человека. Среди них оказалась красивая женщина, светловолосая, северный тип. О, если бы она была немкой. Мы, я и Карл, отвели ее в сарай. Она кусалась и выла. Через 40 минут ее расстреляли»…

Запись в блокноте рядового Генриха Тивеля: «29.10.1941: Я, Генрих Тивель, поставил себе целью истребить за эту войну 250 русских, евреев, украинцев, всех без разбора. Если каждый солдат убьет столько же, мы истребим Россию в один месяц, все достанется нам, немцам. Я, следуя призыву фюрера, призываю к этой цели всех немцев…»
Из письма, найденного у лейтенанта Гафна: «Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты эти медовые дни? Русские оказались чертовками, приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь исцарапан и искусан, я поступаю проще — пистолет у виска, это охлаждает пыл… Между нами, здесь произошла неслыханная в других местах история: русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта Гросса. Мы теперь раздеваем донага, обыск, а потом… После чего они бесследно исчезают в лагере».
Из письма ефрейтора Менга жене Фриде: «Если ты думаешь, что я все еще нахожусь во Франции, то ты ошибаешься. Я уже на восточном фронте… Мы питаемся картошкой и другими продуктами, которые отнимаем у русских жителей. Что касается кур, то их уже нет… Мы сделали открытие: русские закапывают свое имущество в снег. Недавно мы нашли в снегу бочку с соленой свининой и салом. Кроме того, мы нашли мед, теплые вещи и материал на костюм. День и ночь мы ищем такие находки… Здесь все наши враги, каждый русский, независимо от возраста и пола, будь ему 10, 20 или 80 лет. Когда их всех уничтожат, будет лучше и спокойнее. Русское население заслуживает только уничтожения. Их всех надо истребить, всех до единого».

 

Фельдфебель Шледетер пишет жене: «Будь это в моей власти, я бы их отравил газами». Мать пишет унтер-офицеру Доблеру: «У нас говорят, что русских нужно удушить газами, потому что их слишком много, и слишком большое народонаселение».

Ганс Хайль, июль 1942: «Русские — настоящие скоты. Приказ — в плен никого не брать. Любое средство для уничтожения противника правильно. Иначе нельзя расправиться с этим сбродом… Мы отрезали русским пленным подбородок, выкололи глаза, отрезали зады. Здесь существует один закон — беспощадное уничтожение. Все должно протекать без так называемой гуманности». «В городе каждую минуту раздаются выстрелы. Каждый выстрел означает, что еще одно человекоподобное русское животное отправлено куда следует». «Эта банда подлежит уничтожению. Мужчин и женщин, нужно всех расстреливать».


Изданный Гитлером за 5 дней до нападения на СССР приказ, утверждавший право немецких солдат грабить и истреблять советское население, вменял офицерам в обязанность уничтожать людей по своему усмотрению, им разрешалось сжигать деревни и города, угонять советских граждан на каторжные работы в Германию: «У тебя нет сердца, нервов, на войне они не нужны. Уничтожай в себе жалость и сочувствие – убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай! Этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки».

Из приказа командующего 123-й германской пехотной дивизией от 16.8.1941: «Рекомендуется прибегать к строжайшим мерам наказания, как-то: вешать казненных на площадях для общего обозрения. Об этом сообщать гражданскому населению. На виселицах должны быть таблицы с надписями на русском языке с примерным текстом «повешен такой-то и за то-то».

 

Из газеты «Красная звезда» и сводок Совинформбюро

 

09.10.41: В городе Луге Ленинградской области фашистские звери замучили 13-летнего мальчика Николая Леонтьева. Немцы допытывались, где находится его старший брат. Мальчику отрезали уши, отрубили кисть правой руки, но он не отвечал на вопросы палачей. После нескольких часов пыток гитлеровцы закололи штыками стойкого героя. В Луге замучены и растерзаны десятки жителей. (Совинформбюро)
08.10.41: Вырвавшиеся из об’ятой фашистским террором Латвии тов. М. и Р. рассказывают: «В г. Цесис фашистские людоеды подвергли ужасающим пыткам детей бывшего милицейского работника, чтобы узнать от них, куда девался отец. У 4-летней дочки другого милицейского работника фашистские палачи вывернули руки и ноги. Жену, дочь и сына председателя Лепайволисполкома связали веревками, обрубили руки и еще живых бросили в колодец. В Лепайской волости фашистские палачи схватили шестнадцатилетнюю Т.П., комсорга, насильно поволокли ее до волостного дома, поочередно изнасиловали, затем привязали к столбу, искололи ножами груди и, наконец, убили». ("Красная звезда")


16.12.41: Жители сел и городов Московской обл., освобожденных частями Красной Армии от гитлеровских оккупантов: «В дер. Белый Раст немецкие солдаты поставили в качестве мишени 12-летнего мальчика Володю Ткачева и открыли по нему стрельбу из автоматов. Тело Володи было прострелено 21 пулей. В этой же деревне фашисты расстреляли без всякой причины мать 4 малолетних детей колхозницу Мосолову Ирину Васильевну. В с. Зарамушки фашисты расстреляли колхозницу Метлову, 67 лет, Голощекину Екатерину, 60 лет, Соколову Аграфену, 40 лет, Корднова Якова, 58 лет и других». (Совинформбюро)
19.12.41: ... В селах Рождествено и Жевнево гитлеровские людоеды расстреляли 66-летнего колхозника Семерикова и 70-летнего колхозника Майорова. Колхозников Полунина и Мельникова заставили под сильным артиллерийским и минометным обстрелом возить на санях обед на передовые позиции немцев. С колхозника Давыдова сняли валенки и босого заставили работать на строительстве укреплений. В селе Каменка немцы расстреляли колхозника Никиту Аводовского только за то, что он носил на голове старый красноармейский шлем. Жительница поселка совхоза «Общественник» Ковалева рассказывает: «Проклятые немцы заняли мой дом, а меня с 4-мя детьми выгнали на мороз. Я пыталась укрыться с детьми в окопе, но немецкие изверги выгнали и оттуда. Мою 9-летнюю дочь немецкий солдат застрелил только за то, что она вошла в дом, чтобы укрыться от холода, а мой грудной ребенок замерз у меня на руках»… акт о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев в хуторах Ленинский, Дьяки и Вдовин Хутор, Кировоградской обл.: «19.10.1943 немцы сожгли дотла населенные п.п. Вдовин Хутор, Дьяки и Ленинский и истребили почти всех мирных жителей. Огнем уничтожено 276 домов… Гитлеровцы расстреляли, сожгли и удушили 1070 женщин, стариков и детей. Анну Семениченко и ее 6-летнего сына Андрея немцы бросили живьем в колодец. На глазах Ульяны Чепола гитлеровские изверги убили ее годовалого ребенка, а потом расстреляли и мать». (Совинформбюро)

 

08.01.42: По неполным данным, немцами во Львове расстреляно не менее 6000 человек, в Одессе — свыше 8000 человек, в Каменец-Подольске расстреляно и повешено около 8500 человек, в Днепропетровске расстреляно из пулеметов свыше 10.500 человек, в Мариуполе растерзано более 3000 местных жителей, включая многих стариков, женщин и детей, поголовно ограбленных и раздетых донага перед казнью. В Керчи, по предварительным данным, немецко-фашистскими разбойниками было убито около 7000 человек...

16.01.42: Жители освобожденного села Плоское Пристенского р-на Курской обл. рассказывают: «Ворвавшись в наше село, немецкие бандиты учинили дикую расправу над крестьянами. На глазах у всего населения изверги зверски пытали и замучили семью колхозника Петра Сергеевича Печереева. У жены Печереева, Ольги, на руках был грудной ребенок. Офицер застрелил мать, а потом кинжалом заколол младенца. Палачи застрелили и 5-летнего сына Печереевых. Жертвами немецких бандитов пали также братья Федор, Григорий и Дмитрий Леонидовы, Данилов, Игорев и другие. За несколько часов пребывания в селе гитлеровцы убили 23 жителя. После расстрелов начались повальные грабежи. Немцы забирали все, вплоть до ниток и спичек, останавливали на улице прохожих и под угрозой расстрела раздевали их. Разграбив село, немцы подожгли его. Из 150 домов сожжено 130. Подошедшие красноармейские части спасли нас от неминуемой гибели». (Совинформбюро)

 

20.01.42: Отступая из деревни Жуково (Калининской области), гитлеровцы согнали в один из домов большую группу женщин с детьми, заперли их и подожгли дом. Все женщины и дети погибли в огне. (Совинформбюро)
25.01.42: Комиссия, в которую входили профессора А.М.Вершинский и В.М.Градис, установила, что в момент оккупации немцами с. Бурашево в больнице находилось на излечении 530 больных. В первый же день фашисты разграбили здесь продовольственные запасы. Обслуживающему персоналу был запрещен доступ к больным с 4 часов дня до 8 часов утра. Под угрозой кровавой расправы оккупанты запретили кормить и поить больных. Часть больных злодеи заставляли выписывать, но когда те выходили, их расстреливали. 80 больных были насильно посажены в автобусы, вывезены в село Бреднево и там расстреляны. Слабых и беспомощных фашисты сбрасывали штыками с кровати, а некоторых тут же убивали. Этим не ограничились преступления фашистов. Они умертвили более 300 больных, введя им под кожу и в вены смертельные дозы наркотических средств и ядов.

27.01.42: В селе Мясоедово Курской области, немцы сожгли все дома, а население угнали в тыл. Во время пожара одна крестьянка вынесла из горящего дома двух своих детей, положила их на улице, а сама побежала спасать остальных. Проходившие по улице гитлеровцы схватили детей и бросили их в прорубь реки. Перед отступлением из этого села немецкие бандиты изнасиловали 12 женщин и девушек, а затем расстреляли их. (Совинформбюро)

23.06.42: Мне рассказывал один командир: «...Наше отделение шло в такой мороз, что грудь ломило, ствол винтовки жег через варежку… Тут стало светать, вышли на дорогу и видим - лежит совсем голенький грудной ребеночек. Немного прошли - еще дитя валяется сбоку дороги, а там их уж несколько - кто в одеяльце положен на снег, кто кое-как брошен. Тут мы поняли, что было: немцы гнали наших, женщин к себе в тыл, дети постарше еще брели кое-как, а грудные младенцы застывали на руках у матерей. А которая присела бы, чтобы переукутать младенца да покормить его тощей грудью, хоть этим согреть, - конвоир рвет у нее от груди ребенка, кидает прочь, а ее прикладом в спину - «иди, не отставай, русская свинья»... Мои ребята увидели детские трупики… и понурости как не было... «Веди, так иху так, веди нас скорей...» Да так дружно ударили на хуторок, что фрицы, конечно, и штаны не успели надеть, да и надевать больше им никогда не придется...»

 

05.07.42: … Когда запылала деревня Гаврилова Гута, подожженная со всех концов фашистскими мерзавцами, перепуганные жители в страхе начали метаться, отыскивая место, где можно было бы спастись от огня и немецких пуль. Сестры Горяковы - Аня 17 лет и Таня 7 лет с плачем бежали через улицу на огород. Фашистские гады нагнали их, схватили и бросили в огонь. В жутких муках сестры погибли. Трехлетний Валя Никуличкин бросился к матери, над которой издевались немецкие бандиты, стал цепляться своими ручонками за изорвавшую кофту. Гитлеровцы начал и отбрасывать ребенка от матери пинками, как футбольный мяч. Затем один схватил ребенка за шею и задушил. Двум детям Пелагеи Беликовой разбойники оторвали руки, а затем убили. Так же они поступили с матерью... В деревне Рогожинка фашисты сожгли более 100 домов. Расстреляли, повесили и утопили в реке 20 человек, в том числе трех детей. Годовалый Миша Терешкин, забытый перепугавшейся матерью, сидел на песке и плакал. Заметив мальчика, бандиты бросились к нему. Один из фашистов схватил ребенка за ногу и, подняв его над головой, зарычал: «Русс. Партизан. Капут». Затем со всего размаха бросил ребенка в реку.

 

12.07.42: Пленного немца спросили: «Как вы могли изнасиловать тринадцатилетнюю девочку?» Немец равнодушно поморгал и ответил: «Для меня женщина это уборная». У него были светлые курчавые волосы и голубые глаза… Английский журналист, который находится теперь в России, недавно спросил немецкого военнопленного: «Как вам не стыдно так зверски обращаться с пленными красноармейцами?» Немец преспокойно ответил: «На то они русские...» Немец пишет своему брату: «Неправда, что мы убиваем детей. Ты знаешь, как в Германии любят ребят, в моей роте каждый поделится последним с ребенком. А если мы в России убиваем маленьких представителей страшного племени, это диктуется государственной необходимостью».

18.07.42: В селе Матузовка (Украина) гитлеровские палачи учинили неслыханное преступление. Немецкие военные власти приказали крестьянам в двухдневный срок сдать 2 тысячи пудов хлеба и 100 пудов мяса. Крестьяне заявили, что они сами голодают, так как немецкие солдаты их обобрали дочиста. На третий день немецкий комендант приказал всем беременным женщинам села явиться в комендатуру. На вызов явились 27 беременных женщин. Гитлеровские изверги загнали их всех в погреб и забросали гранатами.

 

09.08.42: Секретаря сельсовета Валю Иванову и ее дочь Нину, сына Гришу ты ведь хорошо знаешь. Гитлеровские офицеры, желая получить у нее сведения о наших партизанах, решили воздействовать на нее посредством пыток ее детей. Связав Вале руки, эти дикие звери на ее глазах отрезали у Нины и Гриши правые уши, затем мальчику выкололи левый глаз, девочке отрубили все пять пальцев на правой руке. Валя не вынесла этих диких пыток и скончалась от разрыва сердца. Замученных до смерти детей фашистские палачи отвезли в лес и бросили в снег. Их трупы мы похоронили в одной могиле с Валей. Зверски поступили палачи и с девочкой учительницы Марии Николаевны. Зная, что ее муж находится в партизанском отряде, дикари стали мучить ее дочь Веру. Шестилетней девочке они накаленными иголками искололи ладони, руки, уши. Затем, не добившись ничего от Марии Николаевны, они Веру отравили. ("Красная звезда")

 

09.08.42: «В соседнем селе Малое Петрово гитлеровские людоеды согнали все взрослое трудоспособное население на принудительные работы, а всех детей и стариков истребили. Загнав в сарай 80 человек, облили их бензином и зажгли. Через час на месте осталась только груда обгорелых трупов». (Из письма красноармейцу Сидорову от его сестер Зины и Веры из Смоленской области).

28.08.42: Они не трусы, когда они воюют против детей. Нет, тогда они — «герои». Недавно рота немцев сожгла деревню Ламовы Горки Дедовичского района, Ленинградской области. Немцы вопили: «Всех перебьем». Они действительно всех перебили. Они расстреляли из пулемета Сеню Михайлова, одиннадцати лет, Ваню Иванова, тринадцати лет, Васю Рыхлова, пятнадцати лет, Васю Петрова, одиннадцати лет и Анну Теплякову, трех месяцев от рода. Они не отступили и перед стариками, они «отважно» убили Савелия Егорова, семидесяти трех лет, Василия Рыжкова, восьмидесяти пяти лет, Ивана Антопова, восьмидесяти семи лет, и Анну Рыжкову, девяноста лет. Когда партизаны поймали одного из участников этого расстрела, немец валялся в ногах и вопил: «Я никого не трогал! Это Гитлер виноват, а я только чистил картошку...» ("Красная звезда")

 

30.08.42: В селе Выстово крестьянки пошли в лес за ягодами. Немцы опросили трехлетнего Ваню: «Где матка?» Ваня ответил: «В лесу за ягодами». Немцы закричали: «К партизанам ушла». Убили Ваню. Убили всех детишек. Потом, когда женщины вернулись из леса, убили и женщин. Почему? Потому что немцам нужно «пространство».

04.09.42: В деревне Дарьевка, Ворошиловградской области, немецкий карательный отряд схватил 13-летнего мальчика Колю Никифоренко. Немецкий офицер потребовал от него указать местонахождение партизан. Мальчик ответил, что он ничего не знает. Гитлеровцы зверски избили ребенка, ломали ему пальцы и отрезали ухо. Не добившись от Коли ни единого слова, фашистские звери расстреляли его. (Совинформбюро)

15.09.42: «Подошел лейтенант Клейст, взглянул на раненых русских и сказал: «Этих свиней надо сейчас же расстрелять». «Женщина плакала, что у нее отобрали всю свеклу, но Хитцдер ее избил». «Вчера мы повесили двух мерзавок, и стало как-то легче на душе». «Я не оставил бы и русских детей — вырастут и станут партизанами, надо всех вешать». «Если оставить хотя бы одну семью, они разведутся и будут нам мстить».»

 

10.10.42: Издающаяся в Минске фашистская газетка «Минскер цейтунг» пишет о беспризорниках: «При всякой погоде они живут под открытым небом и пробавляются нищенством. Каждый поезд, прибывающий на вокзал, осаждается беспризорниками. Это дети от 5 до 12 лет». Немецкие бандиты отняли у белорусских детей родителей, лишили их крова и хлеба, а теперь совершают новые злодеяния. 27 сентября эсэсовцы произвели в Минске облаву на беспризорников. Около вокзала и в развалинах домов гитлеровцы задержали около 100 беспризорных детей и расстреляли их.

06.11.42: 26.10.42 в дер. Орловке Смоленской обл. появился отряд немецких солдат и жандармов, 3 дня гитлеровские бандиты грабили и бесчинствовали, вырезали несколько семейств, а 6 женщин с грудными детьми сожгли живьем. Фашистские разбойники отняли у колхозников все продовольствие, обувь и одежду.

21.11.42: В городе Судже, Курской области, гитлеровцы повесили пять женщин, бежавших с принудительных работ. В городе Дмитровске немецко-фашистские мерзавцы расстреляли восемь детей школьного возраста «за непочтительные высказывания о германской армии». 13-летнего Ильина немцы расстреляли за то, что он не снял шапку, встретившись на улице с немецким офицером. (Совинформбюро)

13.12.42: В Сланцевском, Дновском районах не найти ни одной больницы, ни одного медпункта, — всё разгромлено оккупантами. Сланцевская «земская управа» задалась благим намерением открыть медпункт, но в районе не нашлось даже ни одного фельдшера. Наконец, «управа» разыскала какую-то медсестру, но тогда выяснилось, что лечить больных нечем — нет ни медикаментов, ни перевязочных средств. Немцы и не думают снабдить ими оккупированные районы. Ведь в задачу гитлеровских губернаторов и комендантов входит истребление русских людей, а отнюдь не оказание им медицинской помощи. Немцы уже добились того, что во многих районах свирепствуют заразные заболевания, что от голода и болезней вымирают целые деревни. Так, в селении Дубовик за месяц в восьми семьях из остававшихся ещё в живых двенадцати человек умерло восемь.

20.12.42: Группа женщин-матерей передала советскому командованию письменное заявление о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев. В заявлении говорится: «6 ноября на хуторе Аверинский, Калачевского района, Сталинградской области, 11-летний Ваня Махин взял со стола оставленную немецким офицером коробку с сигаретами и роздал их сверстникам. Не найдя на столе сигарет, офицер обыскал Махина и обнаружил у него пустую коробку. Гитлеровец жестоко избил мальчика и стал допытываться, куда девались сигареты. Мальчик назвал товарищей, которым он роздал сигареты. Всех названных им ребят в возрасте от 9 до 14 лет — Василия Егорова, Николая Егорова, Василия Горина, Тимофея Тимонина, Аксена Тимонина, Семена Манжина, Никифора Назаркина, Константина Голоблева, Емельяна Сафонова и самого Ивана Махина забрали в комендатуру. Утром 7 ноября немцы посадили детей в машины, возили по хутору и на глазах у родителей зверски их избивали. Вечером после долгих издевательств и пыток гитлеровцы отвели всех десять ребят к силосной яме и расстреляли». (Совинформбюро)
20.08.43: Недавно в город Мозырь Полесской области прибыло 7 эшелонов с ранеными немецкими солдатами и офицерами. Привезенные были размещены в госпиталях на территории бывшего военного городка. Немцы собрали 500 советских детей, родители которых угнаны в Германию и на трудовые работы в южные районы Украины, и в смертельных для их возраста дозах брали кровь для переливания раненым. От истощения и большой потери крови умерло много детей… В селе Рудня-Озерянское Житомирской области, например, немецкие кровопийцы недавно принудили группу детей дошкольного возраста дать свою кровь раненым гитлеровцам. После этой операции скончалось 25 ребят. ("Красная звезда")

 

Это лишь малая, малая часть того, что творил немецкий народ на территории СССР.

Таких документов – масса: http://bditelnost.info/wp-content/uploads/2018/02/41-44.pdf

https://0gnev.livejournal.com/179956.html

Дер. Хацунь Верхопольского сельсовета Карачаевского р-на Брянской обл. В конце октября 1941 г. несколько красноармейцев, выходивших из окружения, напали на трех немецких солдат, которые конвоировали 6-х советских пленных. На следующий день каратели расстреляли жителей Хацуни и соседних селений, а также беженцев из Брянска. Всего 318 человек. В 1942-м Хацунь сожгли дотла.

В той же Брянской обл. во второй половине июне 1942 г. специальный карательный отряд уничтожил население дер. Клетня. Тот же отряд с 23 по 30 июня выжег полностью часть Ершичского р-на Смоленской обл., в большинстве Клетнянский р-н, сжег всего 47 населенных пунктов, из них 7 деревень Лутинского с/совета, 11 деревень Павлинского с/совета, 7 деревень Меловского с/совета, деревню Коростовец Харитоновского с/совета, сжигание производилось с массовым расстрелом советских граждан. Только в одном с. Борятино, собрав 30.6.1942 на окраине населенного пункта под обрывом в овраг всех мужчин и часть женщин, расстреляли из пулеметов, автоматов 104 человека, в том числе 6 женщин, и повесили 5 человек (НАРБ. Ф. 1363. Оп. 1. Д. 2862. Л. 246–248. Заверенная копия).

Из акта Брасовской районной комиссии ЧГК о сожжении гитлеровцами сельских населенных пунктов. 22.4.1944: «Совершенно сожжены села: Турищево, Чаянка, Хотосово, Веребское, Городище №2, Столбово, Алешинка, Дубровка, Клинское, Калошино, Кропотово, Брасово и деревни: Шемякино, Дубенск, Вингебесы, Витонки, Осотское, Сныткино, Погребы, Крупец и ряд других, сожжено 7800 домов колхозников…» (НАРБ. Ф. 1363. Оп. 1. Д. 201. Л. 34–35. Заверенная копия).

Весной 1942 года в деревне Вышковичи Жуковского района немецким карательным отрядом было расстреляно 73 человека (НАРБ. Ф. 1363. Оп. 1. Д. 376. Л. 185. Заверенная копия. Рукопись).

 

После поджога немцами в феврале 1944 года деревни Елицы Новгородской области там не осталось ни одного дома. Всего же в Новгородском районе было уничтожено 96 сел и деревень.

В Ленинградской области гитлеровские ублюдки стерли с лица земли около 3000 деревень.

Бабий Яр - урочище в северо-западной части Киева, место массовых казней гражданского населения, главным образом евреев, а также советских военнопленных, осуществлённых немецкими оккупационными войсками. Всего было расстреляно свыше ста (или ста пятидесяти) тысяч человек. Только евреев было расстреляно около 70 тыс. (жителей Киева и других городов Украины). Из 1500 карателей 1200 были бандеровцами. Лозунг майдана-2014: «Смерть жидам и москалям!» Нацисты сравняли с землей с. Елино Щорского р-на Черниговской обл. Украинское с. Корюковка, по приказу генерала Хойзингера было подожжено, его жители истреблены, более 7000 человек. Сгорело 1390 домов. Немецкие выродки во время оккупации Украины и в период своего отступления полностью разрушили 61 населенный пункт с количеством дворов 9737.

В марте 1943 года немецкие уголовники подразделений зондеркоманды СС «Дирлевангер» совместно с 118-м каратель­ным батальоном, сформированным из украинских националистов, бандеровцев и мельниковцев, в ответ на убийство капитана Ганса Вельке, совершенное местными партизанами, взяли деревню Хатынь в кольцо. Из пулеметов расстреляли 318 мирных граждан, в т.ч. около 60 детей до 10 лет, 149 жителей согнали в колхозный сарай и сожгли. Сама Хатынь тоже была сожжена.

Навсегда исчезла и деревня Борки Вилейского р-на Минской обл. В мае 1942 г. с ее жителями расправились немецкие каратели. Выжить удалось только одной девочке-подростку. В январе 1943 г. в ходе карательной операции «Якоб» фашистские оккупанты стерли с лица земли деревню Литавец, тоже располагавшуюся в Минской обл. Всего на территории Белоруссии германские фашисты сожгли и разрушили 9200 сел и деревень, каждого четвертого жителя Белоруссии.

Летом 1944 года немецкими карателями совместно с литовскими националистами была уничтожена литовская деревня Пирчюпяй, местных жителей согнали в сарай и заживо сожгли.

 

В 1941 году было создано 27 лагерей смерти. Заключенных не только заставляли работать до смерти, но сжигали в печах, трави в газовых камерах, проводили над ними зверские медицинские опыты.

Потери населения СССР в концлагерях за период войны: русские - 1,6 млн. чел. (не учитывается число военнопленных), украинцы - 3 млн, белорусы - 1, 5 млн (Рудольф Руммель, 1992).
(Викторова Т. Н. Потери советского населения в концентрационных лагерях фашистской Германии в годы Великой Отечественной войны. Историография вопроса. Молодой ученый. 2017. №5. С. 342-344.

По всему СССР германские недочеловеки разрушили 1710 городов и более 70 000 сел и деревень, уничтожили 18 млн граждан СССР, включая 10 млн солдат Красной армии и ополченцев.

 

Собрал Борис Ихлов, 2.1.2022

Это интересно
+1

02.01.2022
Пожаловаться Просмотров: 375  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии временно отключены