Премодерируемое участие
4374 участника
Администратор Людмила 59
Модератор -Олег-

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →

Хазары: антропологический аспект.

АнТюр  

В пред­став­ле­ни­ях о Ха­зар­ском ка­га­на­те и ха­за­рах сло­жи­лась такая си­ту­а­ция, когда любое кри­ти­че­ское рас­смот­ре­ние ин­фор­ма­ции, вклю­чен­ной в на­уч­ный оборот, ничего не меняет. Фе­но­мен «Ха­зар­ский ка­га­нат» будет жить и раз­ви­вать­ся «по за­дан­ной тра­ек­то­рии». Си­ту­а­цию может из­ме­нить только по­яв­ле­ние новых есте­ствен­но­на­уч­ных данных. Первый их массив уже име­ет­ся. Это данные по­пу­ля­ци­он­ной ге­не­ти­ки. На их основе можно да­ти­ро­вать хазар.

Изу­че­ние сал­то­во-ма­яц­кой ар­хео­ло­ги­че­ской куль­ту­ры начато в 1900 г. с рас­ко­пок огром­ных по пло­ща­ди ка­та­комб­но­го и грун­то­во­го мо­гиль­ни­ков у села Верх­ний Салтов (север Харь­ков­ской об­ла­сти). С.А. Плет­нё­ва прямо и непо­сред­ствен­но ото­же­стви­ла ее с Ха­за­ри­ей [17, 18]. По ре­зуль­та­там ана­ли­за опуб­ли­ко­ван­ной ли­те­ра­ту­ры можно кон­ста­ти­ро­вать, что этого мнения при­дер­жи­ва­ет­ся боль­шин­ство ис­сле­до­ва­те­лей. Регион раз­ви­тия куль­ту­ры в ши­ро­кой трак­тов­ке: По­до­нье, При­азо­вье, Тамань, Во­сточ­ный Крым, Нижнее По­вол­жье и При­ка­спий­ский Да­ге­стан. Хро­но­ло­ги­че­ские рубежи: се­ре­ди­на VII – начало X вв. Этими же хро­но­ло­ги­че­ски­ми ру­бе­жа­ми да­ти­ру­ют­ся и хазары, как со­ци­аль­ное со­об­ще­ство, яв­ля­ю­ще­е­ся стерж­нем Ха­за­рии.  

В мас­си­ве на­се­ле­ния сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры вы­де­ле­но две мор­фо­ло­ги­че­ские группы и один мор­фо­тип. Группы: пре­иму­ще­ствен­но до­ли­хо­кран­ные уз­ко­ли­цые, с резкой го­ри­зон­таль­ной и вер­ти­каль­ной про­фи­ли­ров­кой лица; пре­иму­ще­ствен­но бра­хи­кран­ные, с ослаб­лен­ной го­ри­зон­таль­ной и вер­ти­каль­ной про­фи­ли­ров­кой лица. Мор­фо­тип: ярко вы­ра­жен­ные мон­го­ло­ид­ные иден­ти­фи­ка­ци­он­ные при­зна­ки. От­ме­че­но, что «по­след­ний при­ня­то свя­зы­вать с соб­ствен­но ха­зар­ским на­се­ле­ни­ем» [16, с. 82]. Каждый из типов встре­ча­ет­ся в по­гре­бе­ни­ях разной кон­струк­ции: ка­та­комб­ных, ямных, кур­ган­ных, в том числе с ро­ви­ка­ми, и грун­то­вых.

Другой автор от­ме­ча­ет на­ли­чие в на­се­ле­нии сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры двух рас: «ев­ро­пео­ид­ной и мон­го­ло­ид­ной. Мон­го­ло­ид­ные черты резче про­яви­лись в южных рай­о­нах Ха­зар­ско­го ка­га­на­та, в мо­гиль­ни­ках Ниж­не­го По­вол­жья и Ниж­не­го Дона» [3, с. 59]. По ре­зуль­та­там ана­ли­за кра­нио­ти­па че­ре­пов из под­кур­ган­ных за­хо­ро­не­ний и грун­то­вых мо­гиль­ни­ков обо­зна­чен­ных ре­ги­о­нов кон­ста­ти­ро­ва­на их чрез­вы­чай­ная неод­но­род­ность. Име­ют­ся черепа ев­ро­пео­ид­ные, мон­го­ло­ид­ные и мон­го­ло­ид­но-ев­ро­пео­ид­ных ме­ти­сов. В рас­пре­де­ле­нии мон­го­ло­ид­но­сти от­ме­ча­ют­ся неко­то­рые осо­бен­но­сти. В грун­то­вых мо­гиль­ни­ках Ниж­не­го Дона муж­чи­ны ев­ро­пео­и­ды, а у женщин «пре­об­ла­да­ют черепа мон­го­ло­ид­но­го типа. Они, как муж­ские и жен­ские мон­го­ло­ид­ные черепа из под­кур­ган­ных по­гре­бе­ний, наи­бо­лее сходны с че­ре­па­ми гуннов За­бай­ка­лья и тюрков Сибири, Алтая и Ка­зах­ста­на» [2, с. 22].

У села Верх­ний Салтов рас­ко­па­но 30000 по­гре­бе­ний. Кон­ста­ти­ро­ва­но от­сут­ствие у остан­ков при­зна­ков мон­го­ло­ид­но­сти [15, с. 130]. В Сар­ке­ле и ряде по­се­ле­ний на Нижнем Доне «встре­ча­ют­ся субъ­ек­ты с мон­го­ло­ид­ны­ми чер­та­ми» [1, с. 314]. При изу­че­нии па­мят­ни­ка брон­зо­во­го века Ле­бя­жен­ка V (левые берег Сока, Са­мар­ская об­ласть) вы­яв­ле­но четыре за­хо­ро­не­ния, ко­то­рые от­но­сят­ся к сред­ним векам. Одно из них да­ти­ро­ва­но IX в. Череп в нем ев­ро­пео­ид­ный. В одном по­гре­бе­нии череп ев­ро­пео­ид­ный с при­сут­стви­ем «ура­ло­ид­ной» при­ме­си. Черепа в двух других по­гре­бе­ни­ях при­над­ле­жат мон­го­ло­и­дам [7, с. 302-303].

В пуб­ли­ка­ции [11] при­ве­де­ны ре­зуль­та­ты рас­ко­пок ха­зар­ских по­гре­бе­ний в бас­сейне реки Иловли (левый приток Дона). Мо­гиль­ник Пет­ру­ни­но IV вклю­ча­ет 10 кур­га­нов. Рас­ко­па­но семь. Шесть от­не­се­но к ран­не­му же­лез­но­му веку, один к ха­за­рам. В ха­зар­ском по­гре­бе­нии найден се­реб­ря­ный дирхем. Мо­гиль­ник Ба­ра­нов­ка I на­хо­дит­ся в 6 км во­сточ­нее Пет­ру­ни­но IV. Вклю­ча­ет 27 кур­ган­ных за­хо­ро­не­ний. Рас­ко­па­но 26. Все, кроме двух от­не­се­ны к эпохе бронзы и ран­не­му же­лез­но­му веку, два – к ха­за­рам. Курган № 13: череп по­гре­бен­но­го ев­ро­пео­ид­ный. В по­гре­бе­нии найден зо­ло­той солид. Курган № 27: «Череп по­гре­бен­но­го имел вы­ра­жен­ные при­зна­ки силь­ной мон­го­ло­ид­но­сти» [11, с. 91]. По двум мо­не­там ха­зар­ские по­гре­бе­ния да­ти­ро­ва­ны второй по­ло­ви­ной VIII в.

Диа­метр зем­ля­но­го кур­га­на № 27 12, высота 0,55 м. Име­лись следы кост­ри­ща. Скелет лежал на спине го­ло­вой на запад-юго-запад. Руки слегка со­гну­ты в локтях. В за­хо­ро­не­нии найден череп лошади (мордой на запад-юго-запад) и кости ее ног. В че­лю­стях лошади были об­лом­ки же­лез­ных дву­со­став­ных удил. Рядом с ко­стя­ми лошади – же­лез­ное стремя. Рядом с че­ре­пом на­хо­дил­ся горшок и кость ноги барана. Най­де­ны фраг­мен­ты же­лез­но­го ножа. Тип за­хо­ро­не­ния и ин­вен­тарь прак­ти­че­ски иден­тич­ны по­гре­бе­ни­ям IX-XIV вв. Степ­но­го При­ура­лья [14]. Но име­ет­ся одна яркая осо­бен­ность. Бер­цо­вая кость барана в из­го­ло­вье «мон­го­ло­и­да» – один из при­зна­ков мон­голь­ских за­хо­ро­не­ний [14, с. 69].

Таким об­ра­зом, счи­та­ет­ся, что соб­ствен­но хазары были мон­го­ло­и­да­ми. Гра­ни­ца их про­жи­ва­ния по ар­хео­ло­ги­че­ским данным (за­хо­ро­не­ния явных мон­го­ло­и­дов) на западе – от устья Дона до впа­де­ния в него реки Иловли, далее по ней до сред­не­го те­че­ния, затем вверх по Волге. На севере – по сред­не­му те­че­нию реки Сок. На этой же тер­ри­то­рии про­жи­ва­ли ев­ро­пео­и­ды и мон­го­ло­ид­но-ев­ро­пео­ид­ные метисы. Про­жи­ва­ли они и в степ­ной зоне за­пад­нее Дона.

При опи­са­нии че­ре­пов из по­гре­бе­ний степ­ной и ле­со­степ­ной зон Евра­зии ан­тро­по­ло­ги раз­ли­ча­ют мон­го­ло­ид­ные при­зна­ки цен­траль­но-ази­ат­ско­го и юж­но­си­бир­ско­го типов. Цен­траль­но­ази­ат­ская раса вклю­ча­ет мон­го­лов, кал­мы­ков, бурят, якутов, ту­вин­цев, ха­ка­сов и ал­тай­цев. Юж­но­си­бир­ская раса яв­ля­ет­ся пе­ре­ход­ной между цен­траль­но-ази­ат­ски­ми мон­го­ло­и­да­ми и ев­ро­пео­и­да­ми, сло­жи­лась в про­цес­се их сме­ше­ния в Южной Сибири, Ка­зах­стане и Сред­ней Азии. Но такое же сме­ше­ние мон­го­ло­и­дов (кал­мы­ков) и ев­ро­пео­и­дов могло про­изой­ти и в Во­сточ­ной Европе. Ан­тро­по­ло­ги­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки ме­ти­сов будут близки тем по­пу­ля­ци­ям, ко­то­рые ан­тро­по­ло­ги от­но­сят к юж­но­си­бир­ской расе. По­это­му не имеет зна­че­ние, как они опи­сы­ва­ют мон­го­ло­ид­ность на­се­ле­ния рас­смат­ри­ва­е­мо­го ре­ги­о­на. Важно то, что мон­го­ло­ид­ность под­ра­зу­ме­ва­ет род­ство тех, кто имеет ее при­зна­ки, с со­вре­мен­ны­ми мон­го­ла­ми.

По ре­зуль­та­там ис­сле­до­ва­ний ге­но­фон­да по­пу­ля­ций Во­сточ­ной Европы рос­сий­ские ге­но­гео­гра­фы Е.В. Ба­ла­нов­ская и О.П. Ба­ла­нов­ский ка­те­го­ри­че­ски кон­ста­ти­ро­ва­ли «от­сут­ствие у рус­ских ге­не­ти­че­ских следов «мон­голь­ско­го ига»» (Ба­ла­нов­ская, Ба­ла­нов­ский, 2009. С. 401). Этот вывод под­твер­жда­ет­ся и дан­ны­ми ан­тро­по­ло­гии. При этом, в ка­че­стве глав­но­го ин­ди­ка­то­ра ге­не­ти­че­ско­го вли­я­ния мон­го­лов на рус­ских при­ня­та гап­ло­груп­па Y-хро­мо­со­мы С. Авторы пуб­ли­ка­ции [4, с. 211] рас­ши­ри­ли список гап­ло­групп ин­ди­ка­то­ров мон­голь­ско­го вли­я­ния. «На­ли­чие в ге­но­фон­де на­ро­дов гап­ло­групп С, D и О рас­смат­ри­ва­ет­ся как сви­де­тель­ство об экс­пан­сии мон­голь­ских племен». Ча­сто­ты гап­ло­груп­пы C у мон­го­лов по­ряд­ка 60 %. Гап­ло­груп­пы O и D имеют у них неболь­шие ча­сто­ты. На тер­ри­то­рию Сибири, Сред­ней Азии и Европы эти три гап­ло­груп­пы могли по­пасть только от мон­го­лов.  Таким об­ра­зом, со­вре­мен­ные мон­го­лы – это эталон мон­го­ло­ид­но­сти цен­траль­но-ази­ат­ско­го типа, а ее ин­ди­ка­то­ра­ми у других по­пу­ля­ций яв­ля­ют­ся гап­ло­груп­пы С, D и О. 

В статье [21] при­ве­де­ны ре­зуль­та­ты поиска ге­не­ти­че­ских ин­ди­ка­то­ров мон­го­лов у ли­тов­ских татар. Они, как суб­эт­нос, сфор­ми­ро­ва­лись из во­ен­но­го со­сло­вия по­ли­ти­че­ских об­ра­зо­ва­ний XV – начала XVII в. – Боль­шой Но­гай­ской орды, Малой Но­гай­ской орды и Крым­ско­го хан­ства, яв­ля­ю­щих­ся оскол­ка­ми Улуса Джучи XIII-XIV вв. Обосо­би­лись в Ве­ли­ком кня­же­стве Ли­тов­ском в начале XVI в. Рас­смот­ре­ны четыре мас­си­ва ин­фор­ма­ции: гап­ло­груп­пы Y-хро­мо­со­мы (пе­ре­да­ют­ся по муж­ской линии) дво­рян­ских родов, гап­ло­груп­пы Y-хро­мо­со­мы и мтДНК (пе­ре­да­ют­ся по жен­ской линии) на­уч­ных вы­бо­рок, а также ши­ро­ко­ге­ном­ные данные по од­но­нук­лео­тид­но­му по­ли­мор­физ­му (мар­ке­ры пе­ре­да­ют­ся по муж­ской и по жен­ской линиям). У ли­тов­ских татар не вы­яв­ле­ны гап­ло­груп­пы С, D и О. На­ли­чие ге­не­ти­че­ских мон­го­лов по муж­ской линии в их пред­ках ис­клю­ча­ет­ся. Такое могло быть только в одном случае – мон­го­лы не при­хо­ди­ли в Во­сточ­ную Европу и со­пре­дель­ные ре­ги­о­ны Азии ранее XVI в.

В со­от­вет­ствии с ро­до­слов­ны­ми и се­мей­ны­ми пре­да­ни­я­ми ка­зах­ские торе (по­том­ки пра­ви­те­лей ре­ги­о­на) счи­та­ют Чин­гис­ха­на свои прямым пред­ком. С по­яв­ле­ни­ем и раз­ви­ти­ем по­пу­ля­ци­он­ной ге­не­ти­ки эти пред­став­ле­ния можно про­ве­рить. Среди те­сти­ро­ван­ных торе (23 об­раз­ца) от­ме­че­ны но­си­те­ли разных гап­ло­групп Y-хро­мо­со­мы. Они не яв­ля­ют­ся по­том­ка­ми одного ро­ди­те­ля, ко­то­рый жил в по­след­ние ты­ся­че­ле­тия. Среди торе 8 но­си­те­лей мон­голь­ской гап­ло­груп­пы C. Их га­п­ло­ти­пы фор­ми­ру­ют кла­стер. Да­ти­ро­ва­ние кла­сте­ра ге­но­хро­но­ло­ги­че­ским ме­то­дом дает время жизни его пра­ро­ди­те­ля 225-270 лет назад [22]. То есть, пра­ро­ди­тель или его по­том­ки вли­лись в клан торе не ранее XVIII в. Ос­но­ва­тель кла­сте­ра га­п­ло­ти­пов гап­ло­груп­пы C был кал­мы­ком или джун­га­ром. Такой ге­не­ти­че­ский порт­рет ка­зах­ско­го выс­ше­го со­сло­вия мог сло­жить­ся только в одном случае: кал­мы­ки (ге­не­ти­че­ски это мон­го­лы) яв­ля­ют­ся первой по­пу­ля­ци­ей, при­нес­шей на тер­ри­то­рию Ка­зах­ста­на (без его юго-во­сточ­ных ре­ги­о­нов) мон­голь­ские гап­ло­груп­пы. 

В пуб­ли­ка­ции [23] рас­смот­ре­ны вза­и­мо­дей­ствия кал­мы­ков с но­га­я­ми, вхо­див­ши­ми в начале XVII в. в Боль­шую Но­гай­скую орду, Малую Но­гай­скую орду и Крым­ское хан­ство, а также ге­не­ти­че­ские порт­ре­ты (ча­сто­ты гап­ло­групп Y-хро­мо­со­мы) мон­го­лов, кал­мы­ков и по­том­ков ногаев – ка­ра­но­гай­цев, ку­бан­ских но­гай­цев и крым­ских татар. По ге­не­ти­че­ско­му порт­ре­ту по­том­ки ногаев яв­ля­ют­ся ев­ро­пео­и­да­ми, но у них име­ют­ся и мон­голь­ские гап­ло­груп­пы C, O и D (сум­мар­но от 2-5 % у крым­ских татар до 8,7 % у ка­ра­но­гай­цев). Сделан вывод: от­ме­чен­ные у по­том­ков ногаев мон­голь­ские гап­ло­груп­пы могли по­пасть к ним только от кал­мы­ков. Вы­яв­ле­но ге­не­ти­че­ское вли­я­ние кал­мы­ков на другие по­пу­ля­ции, с ко­то­ры­ми они кон­так­ти­ро­ва­ли прямо или через ногаев. Зна­чи­мые ча­сто­ты мон­голь­ских гап­ло­групп (1,5-7,0 %) име­ют­ся у чер­ке­сов, та­ба­са­ран­цев, ка­зан­ских татар, турок и башкир. У других по­пу­ля­ций Се­вер­но­го Кав­ка­за и Во­сточ­ной Европы эти гап­ло­груп­пы либо не вы­яв­ле­ны, либо от­ме­че­ны их еди­нич­ные но­си­те­ли. Чер­ке­сы прямо кон­так­ти­ро­ва­ли с кал­мы­ка­ми, но­га­я­ми и их по­том­ка­ми ку­бан­ски­ми но­гай­ца­ми. В Турцию было несколь­ко пе­ре­се­ле­ний ногаев и крым­ских татар. Воз­мож­но, су­ще­ство­вал и поток кал­мы­ков (ясырь). У башкир но­си­те­ли мон­голь­ских гап­ло­групп вы­яв­ле­ны только на пе­ри­фе­рии ре­ги­о­на их рас­се­ле­ния в зонах кон­так­та с кал­мы­ка­ми и ка­за­ха­ми. Пока не по­нят­но, как мон­голь­ские гап­ло­груп­пы попали к та­ба­са­ран­цам. Не ясен ха­рак­тер их рас­пре­де­ле­ния в суб­по­пу­ля­ци­ях по­волж­ских татар. Еди­нич­ные но­си­те­ли мон­голь­ских гап­ло­групп у рус­ских (0,3 %) со­от­вет­ству­ют невы­со­кой ин­тен­сив­но­сти их кон­так­тов в про­шлом с кал­мы­ка­ми, а также с дру­ги­ми по­пу­ля­ци­я­ми, у ко­то­рых име­ют­ся мон­голь­ские гап­ло­груп­пы – но­гай­ца­ми, крым­ски­ми та­та­ра­ми, ка­за­ха­ми и мон­го­ла­ми. У укра­ин­цев мон­голь­ские гап­ло­груп­пы не вы­яв­ле­ны.   

По ре­зуль­та­там рас­смот­ре­ния данных по 276 по­гре­бе­ни­ям ко­чев­ни­ков XIII-XIV вв. степ­но­го При­ура­лья (рас­смат­ри­ва­е­мый регион вклю­ча­ет и Южное За­ура­лье) сде­ла­но за­клю­че­ние: «вопрос о на­ли­чии в ре­ги­оне по­гре­бе­ний самих мон­го­лов оста­ет­ся от­кры­тым» [13, с. 286]. То есть, по­гре­бе­ний мон­го­лов не вы­яв­ле­но. Автор мо­но­гра­фии [20, с. 474] дал справ­ку по пись­мен­ным сви­де­тель­ствам: «ни ма­лей­ше­го следа при­сут­ствия мон­го­лов среди пред­ков ногаев не за­фик­си­ро­ва­но какими-либо ис­точ­ни­ка­ми».

Таким об­ра­зом, по новым данным по­пу­ля­ци­он­ной ге­не­ти­ки при учете до­сто­вер­ных ар­хео­ло­ги­че­ских данных и ис­то­ри­че­ских сви­де­тельств можно сде­лать прак­ти­че­ски од­но­знач­ный вывод: кал­мы­ки были первой по­пу­ля­ци­ей, ко­то­рая при­нес­ла в Во­сточ­ную Европу и со­пре­дель­ные районы Азии цен­траль­но-ази­ат­скую мон­го­ло­ид­ность и ее ин­ди­ка­то­ры – гап­ло­груп­пы C, O и D. Исходя из этого, нижний предел мон­го­ло­ид­но­сти в ре­ги­оне – 30-е годы XVII в. К этому рубежу кал­мы­ки от­тес­ни­ли ногаев с тер­ри­то­рии Боль­шой Но­гай­ской орды, вклю­чая ле­во­бе­ре­жье Волги. Наш од­но­знач­ный вывод ос­но­ван на есте­ствен­но­на­уч­ных фактах и до­сто­вер­ных ис­то­ри­че­ских сви­де­тель­ствах. Такой муль­ти­дис­ци­пли­нар­ный подход осу­ществ­лен в рамках новой дис­ци­пли­ны «Ге­но­эт­но­ми­ка».

Хазары-мон­го­ло­и­ды од­но­знач­но да­ти­ру­ют­ся пе­ри­о­дом не ранее се­ре­ди­ны XVII в. Их да­ти­ро­ва­ние се­ре­ди­ной VIII – на­ча­лом X вв. ис­клю­ча­ет­ся. Иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся они тоже од­но­знач­но – это кал­мы­ки, метисы кал­мы­ков и ногаев, и ногаи, в пред­ках ко­то­рых были кал­мы­ки. На­ли­чие в по­гре­бе­ни­ях сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры мон­го­ло­и­дов озна­ча­ет, что она охва­ты­ва­ет и период второй по­ло­ви­ны XVII – XVIII вв. Ар­хео­ло­ги­че­ские объ­ек­ты куль­ту­ры в районе Се­вер­но­го Донца (укреп­ле­ния с ка­мен­ны­ми сте­на­ми, из кир­пи­ча-сырца, из обо­жжён­но­го кир­пи­ча и с зем­ля­ны­ми валами [12, рис. 1]) – это опор­ные пункты фрон­ти­ра, сло­жив­ше­го­ся во второй по­ло­вине XVII в. южнее Бел­го­род­ской черты (со­зда­на в начале XVII в.). В 1679-1680 гг. здесь сфор­ми­ро­ва­на Изюм­ская черта. То есть, за­пад­ная часть ареала сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры со­от­вет­ству­ет во­сточ­ной части Сло­бод­ской Укра­и­ны. На Нижнем Дону вы­яв­ле­но всего четыре укреп­ле­ния: одно из кир­пи­ча-сырца, два с зем­ля­ны­ми валами, одно (Саркел) из обо­жжён­но­го кир­пи­ча. Скорее всего, первые три – укреп­лен­ные по­се­ле­ния ка­за­ков XVI – XVII вв. Кроме укреп­ле­ний, сал­то­во-ма­яц­кая куль­ту­ра вклю­ча­ет по­гре­бе­ния ко­чев­ни­ков. Салтов, Саркел и мо­гиль­ни­ки около этих по­се­ле­ний нуж­да­ют­ся в спе­ци­аль­ном рас­смот­ре­нии.

Хазары-мон­го­ло­и­ды фрон­ти­ра в районе Се­вер­но­го Донца иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся од­но­знач­но. Это метисы кал­мы­ков и ногаев. После Азов­ских про­хо­дов Петра I (1695 и 1696 гг.), часть участ­во­вав­ших в нем кал­мы­ков по­се­ли­ли в Чу­гу­е­ве с опре­де­ле­ни­ем их на ка­зац­кую службу. При­бы­ва­ли туда кал­мы­ки и позд­нее. К 1788 г. из них было сфор­ми­ро­ва­но 8 сотен кор­пу­са пе­ре­до­вой стражи Ека­те­ри­но­слав­ско­го пе­хот­но­го полка. Всего 1014 че­ло­век. Позд­нее кал­мы­ков пе­ре­ве­ли на Дон в ка­зац­кое со­сло­вие. «Остав­ши­е­ся в Чу­гу­е­ве кал­мы­ки мало по малу род­ни­лись «с све­ден­ца­ми» из разных го­ро­дов рус­ско­го цар­ства, а чрез то сли­ва­лись с рус­ским пле­ме­нем, теряя кал­мыц­кий тип свой» [8]. Но здесь есть одна тон­кость. По­том­ки ка­за­ков-кал­мы­ков – бузавы, се­год­ня яв­ля­ют­ся одной из суб­по­пу­ля­ций кал­мы­ков. По ре­зуль­та­там изу­че­ния по­ли­мор­физ­ма ДНК у них   во­сточ­но­ази­ат­ский (мон­го­ло­ид­ный) ком­по­нент со­став­ля­ет 48,3 %, цен­траль­но- и во­сточ­но-ев­ро­пео­ид­ный – 41,7 %, пе­ред­не­ази­ат­ский ев­ро­пео­ид­ный – 10,0 % [5, с. 199-200]. Фак­ти­че­ски бузавы – это метисы кал­мы­ков и ногаев. Можно пред­по­ло­жить, что их пред­ка­ми были сме­шан­ные группы кал­мы­ков и ногаев. В таком со­ста­ве было легче адап­ти­ро­вать­ся к новым усло­ви­ям. Хазары-мон­го­ло­и­ды фрон­ти­ра – это ногаи, уже всту­пив­шие в про­цесс ме­ти­са­ции. Мы пред­по­ла­га­ем, что они хотя и были кре­ще­ны­ми, но про­дол­жа­ли прак­ти­ко­вать свою древ­нюю тра­ди­цию по­гре­бе­ния тел умер­ших со­ро­ди­чей.

В районе села Верх­ний Салтов ни кал­мы­ков, ни ме­ти­си­ро­ван­ных ногаев не име­лось. По­это­му в за­хо­ро­не­ни­ях около него не вы­яв­ле­ны черепа с при­зна­ка­ми мон­го­ло­ид­но­сти. Нижний Дон (вклю­чая Саркел) и бас­сейн реки Иловли – это пе­ри­фе­рия ко­че­вий кал­мы­ков. Здесь име­лись ме­ти­си­ро­ван­ные ногаи. Име­лись они и на Нижней Волге. Их черепа из по­гре­бе­ний ар­хео­ло­ги от­но­сят к ха­за­рам.  

В мо­гиль­ни­ках эпохи бронзы вы­яв­ле­но 11 че­ре­пов с при­зна­ка­ми мон­го­ло­ид­но­сти. Пять че­ре­пов с ее мак­си­маль­ным про­яв­ле­ни­ем най­де­ны в че­ты­рех мо­гиль­ни­ках, рас­по­ло­жен­ных в районе То­льят­ти и Самары [24]. Здесь же на­хо­дит­ся мо­гиль­ник Ле­бя­жен­ка V, в ко­то­ром най­де­но два мон­го­ло­ид­ных черепа эпохи Ха­зар­ско­го ка­га­на­та. То есть, в этом районе име­ет­ся ан­тро­по­ло­ги­че­ская ано­ма­лия. Она впи­са­на в тер­ри­то­рию Став­ро­поль­ско­го кал­мыц­ко­го войска и со­пре­дель­ные районы, в ко­то­рых про­жи­ва­ли баш­ки­ры.

В по­след­ние годы ак­тив­ное раз­ви­ва­ет­ся одно из на­прав­ле­ний по­пу­ля­ци­он­ной ге­не­ти­ки – ДНК-те­сти­ро­ва­ние остан­ков из по­гре­бе­ний. Те­сти­ро­ва­ны остан­ки двух че­ло­век из ти­пич­ных ха­зар­ских по­гре­бе­ний Ниж­не­го Дона (кур­га­ны с ро­ви­ка­ми, мо­гиль­ни­ки Ку­тей­ни­ков­ский II и Та­ло­вый II). У обоих гап­ло­груп­па R1a-Z93 («степ­ная» линия) [10]. Ку­бан­ские но­гай­цы имеют ге­не­ти­че­ский порт­рет наи­бо­лее близ­кий к порт­ре­ту своих пред­ков ногаев. По ча­сто­там у них до­ми­ни­ру­ет гап­ло­груп­па R1a – 48 %, в том числе ее «степ­ная» линия 35 % [19]. То есть, в двух ха­зар­ских по­гре­бе­ни­ях на­хо­дят­ся остан­ки ногаев. В по­гре­бе­нии мо­гиль­ни­ка Ку­тей­ни­ков­ский II не име­лось черепа. А череп из по­гре­бе­ния мо­гиль­ни­ка Та­ло­вый II от­не­сен к сме­шан­но­му ев­ро­пео­ид­но-мон­го­ло­ид­но­му типу [6, с. 178]. По нашей трак­тов­ке это по­гре­бе­ние ногая, по­лу­чив­ше­го от кал­мы­ков ком­по­нен­ты цен­траль­но-ази­ат­ской мон­го­ло­ид­но­сти.

По ре­зуль­та­там нашего да­ти­ро­ва­ния и иден­ти­фи­ка­ции хазар, а также сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры по­лу­чи­лось, что Ха­зар­ский ка­га­нат яв­ля­ет­ся си­му­ля­кром (копией, не име­ю­щей ори­ги­на­ла). Ста­нов­ле­ние си­му­ля­к­ра про­изо­шло в 60-х годах про­шло­го века. В 1962 г. опуб­ли­ко­ва­на мо­но­гра­фия М.И. Ар­та­мо­но­ва «Ис­то­рия хазар» [1]. Ре­дак­тор Л.Н. Гу­ми­лёв. Но возник па­ра­докс. Ха­за­рия ев­рей­ских, араб­ских, пер­сид­ских и рус­ских сви­де­тельств на­хо­дит­ся в Се­вер­ном При­ка­спии. А к тому вре­ме­ни ар­хео­ло­ги­че­ские объ­ек­ты ре­ги­о­на были уже «рас­пи­са­ны» по другим куль­ту­рам. Л.Н. Гу­ми­лев пред­ло­жил ре­ше­ние па­ра­док­са [9]. Хазары в IX – начале X вв. яв­ля­лись осед­лым на­ро­дом, за­ни­ма­ю­щим­ся зем­ле­де­ли­ем, глав­ным об­ра­зом, ви­но­гра­дар­ством в дель­тах Волги и Кубани, и ры­бо­лов­ством. В начале X в. про­изо­шел подъем уровня Каспия. Сель­хоз­уго­дья хазар были за­топ­ле­ны. Это по­до­рва­ло эко­но­ми­че­скую основу их гос­под­ства в ре­ги­оне и при­ве­ло к раз­гро­му Ха­зар­ско­го ка­га­на­та русами, гузами и пе­че­не­га­ми. То есть, Л.Н. Гу­ми­лев объ­яс­нил почему в Се­вер­ном При­ка­спии ар­хео­ло­ги не нашли ма­те­ри­аль­ное на­сле­дие Ха­зар­ско­го ка­га­на­та. Оно под водами Каспия. Это раз­ре­ше­ние па­ра­док­са по прин­ци­пу «концы в воду». Более при­ем­ле­мое его ре­ше­ние пред­ло­жи­ла С.А. Плет­не­ва [17, 18]: ос­нов­ной объем ма­те­ри­аль­но­го на­сле­дия хазар на­хо­дит­ся на тер­ри­то­рии во­сточ­ной части Сло­бод­ской Укра­и­ны. Тем не менее, па­ра­докс остал­ся. Ма­те­ри­аль­ное на­сле­дие Ха­зар­ско­го ка­га­на­та в Се­вер­ном При­ка­спии не най­де­но. Но это уже не имеет прак­ти­че­ско­го зна­че­ния. Си­му­ля­к­ры лишь от­ча­сти пе­ре­се­ка­ют­ся с ре­аль­но­стью.

 

Список ли­те­ра­ту­ры

1. Ар­та­мо­нов М.И. Ис­то­рия хазар. Л.: Изд-во Гос. Эр­ми­та­жа, 1962. 523 с.

2. Афа­на­сьев Г.Е. Ку­хон­ная посуда сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры эт­но­мар­ки­ру­ю­щий при­знак? // Рос­сий­ская ар­хео­ло­гия, 2013, № 3, с. 13-25.

3. Ба­ла­ба­но­ва М.А. Осо­бен­но­сти ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го со­ста­ва по­гре­баль­ных ком­плек­сов ха­зар­ско­го вре­ме­ни // Неко­то­рые ак­ту­аль­ные про­бле­мы со­вре­мен­ной ан­тро­по­ло­гии, 2006, с. 59-61. 

4. Ба­ла­ган­ская О.А., Дамба Л.Д., Жа­ба­гин М.К., Агд­жо­ян А.Т., Юсупов Ю.М., Са­би­тов Ж.М., Бо­гу­нов Ю.В., Ба­ла­ган­ский А.Г., Сул­та­но­ва Г.Д., До­ли­ни­на Д.О., Па­дю­ко­ва А.Д., Сха­ля­хо Р.А., Мар­ки­на Н.В., Букин А.Г., Лав­ря­ши­на М.Б., Ба­ла­нов­ская Е.В., Ба­ла­нов­ский О.П. Мон­голь­ский след в ге­но­фон­де на­ро­дов вдоль степ­ной полосы Евра­зии // Со­вре­мен­ные про­бле­мы науки и об­ра­зо­ва­ния, 2016. № 4. С. 211.

5. Ба­ли­но­ва Н.В. По­ли­мор­физм ДНК и его ис­поль­зо­ва­ние для изу­че­ния ис­то­рии и про­ис­хож­де­ния тюрко-мон­голь­ских на­ро­дов // Про­бле­мы эт­ни­че­ской ис­то­рии и куль­ту­ры тюрко-мон­голь­ских на­ро­дов, 2010, № 2, с. 187-207

6. Ба­ти­е­ва Е.Ф. Ан­тро­по­ло­гия по­гре­бе­ния ха­зар­ско­го вре­ме­ни из мо­гиль­ни­ка Та­ло­вый II. // Сред­не­ве­ко­вые древ­но­сти Дона, 2007, с. 177-182.

7. Га­зим­зя­нов И.Р., Хохлов А.А. Черепа из сред­не­ве­ко­вых за­хо­ро­не­ний на тер­ри­то­рии древ­не­го по­се­ле­ния Ле­бя­жин­ка V // Во­про­сы ар­хео­ло­гии По­вол­жья, Вып.1, с. 302-304.

8. Гу­ми­лев­ский Д.Г. (Фи­ла­рет). Ис­то­ри­ко-ста­ти­сти­че­ское опи­са­ние Харь­ков­ской епар­хии. Отд. IV (Чу­гу­ев­ские округи во­ен­на­го по­се­ле­ния; уезды – зми­ев­ской и вол­чан­ский) – в Харь­ко­ве, 1857 г. 

9. Гу­ми­лёв Л.Н. Ха­за­рия и Каспий. // Вест­ник Ле­нин­град­ско­го уни­вер­си­те­та, 1964, № 6, Вып. I, с. 83-95.

10. Клёсов А.А, Фа­ле­е­ва Т.Г. Хазары: что по­ка­зал ДНК-анализ остан­ков? // Вест­ник Ака­де­мии ДНК-ге­не­а­ло­гии, 2016, Том 9, № 6, с. 913-922. 

11. Круг­лов Е.В. Ха­зар­ские по­гре­бе­ния в бас­сейне реки Иловли // Со­вет­ская Ар­хео­ло­гия, 1992, № 4, с. 287-292.

12. Михеев В.К. По­до­нье в со­ста­ве Ха­зар­ско­го ка­га­на­та. Харь­ков: Вища школа, 1985, 147 с.

13. Ма­тюш­ко И.В. Осо­бен­но­сти по­гре­баль­но­го обряда ко­чев­ни­ков степ­но­го При­ура­лья XIII-XIV вв. // Из­ве­стия Са­мар­ско­го на­уч­но­го центра Рос­сий­ской ака­де­мии наук, 2011, Т. 13, № 3-1, с. 280-283.

14. Мо­тюш­ко И.В. По­гре­баль­ный обряд ко­чев­ни­ков степ­но­го При­ура­лья IX-XIV вв.  Орен­бург: ООО ИПК «Уни­вер­си­тет» 2015, 211 с.

15. Ре­ше­то­ва И.К. Новые ан­тро­по­ло­ги­че­ские ма­те­ри­а­лы сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры из мо­гиль­ни­ка Верх­ний Салтов-IV //Рос­сий­ская ар­хео­ло­гия, 2012, № 3, с. 129-136.

16. Ре­ше­то­ва И.К. На­се­ле­ние До­нец­ко-Дон­ско­го меж­ду­ре­чья в раннем сред­не­ве­ко­вье (по ма­те­ри­а­лам по­гре­баль­ных па­мят­ни­ков сал­то­во-ма­яц­кой куль­ту­ры). Дис­сер­та­ция на со­ис­ка­ние ученой сте­пе­ни кан­ди­да­та ис­то­ри­че­ских наук. Москва, 2014, 263 с

17. Плет­не­ва С.А. От ко­че­вий к го­ро­дам. Сал­то­во-ма­яц­кая куль­ту­ра. М.: Наука, 1967. 209 с.

18. Плет­не­ва С.А. Очерки ха­зар­ской ар­хео­ло­гии. М.: Мосты куль­ту­ры, Иеру­са­лим: Ге­ша­рим, 1999. 380 с.

19. Сха­ля­хо Р.А., Чух­ря­е­ва М.И., Агд­жо­ян А.Т., За­по­рож­чен­ко В.В., Мар­ки­на Н.В., Юсупов Ю.М., Шай­хе­ев Р.Р., По­че­ш­хо­ва Э.А., Ба­ла­нов­ская Е.В. Ге­но­фон­ды но­гай­цев в кон­тек­сте на­се­ле­ния степ­но­го пояса Евра­зии (по мар­ке­рам Y-хро­мо­со­мы) // Зо­ло­то­ор­дын­ская ци­ви­ли­за­ция, 2016, № 9, с. 326-333.

20. Тре­пав­лов В.В. Ис­то­рия Но­гай­ской Орды. 2-е изд., испр. и доп. Казань: Из­да­тель­ский дом «Ка­зан­ская недви­жи­мость», 2016, 764 с.

21. Тюрин А.М. Ге­не­ти­че­ский порт­рет ли­тов­ских татар и фе­но­мен «Мон­голь­ские за­во­е­ва­ния 13 века» // Вест­ник Орен­бург­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, 2017, № 5, с. 78-82.

22. Тюрин А.М. Ка­зах­ские торе не яв­ля­ют­ся по­том­ка­ми Чин­гис­ха­на // Ци­ви­ли­за­ция знаний: рос­сий­ские реалии: труды Во­сем­на­дца­той Меж­ду­на­род­ной на­уч­ной кон­фе­рен­ции, Москва, 21–22 апреля 2017 г. – М.: РосНОУ, 2017. В печати.

23. Тюрин А.М. Кал­мы­ки, ка­ра­но­гай­цы, ку­бан­ские но­гай­цы и крым­ские татары – ге­но­гео­гра­фи­че­ский и ге­но­ге­не­а­ло­ги­че­ский ас­пек­ты // Журнал фрон­тир­ных ис­сле­до­ва­ний, 2017, № 2, с. 7-29. 

24. Хохлов А.А. К во­про­су о мон­го­ло­ид­ных че­ре­пах эпохи бронзы Волго-Уралья // Вест­ник Че­ля­бин­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, 2009, № 6, Ис­то­рия, Вып. 30, с. 8-11.

Ав­тор­ство:  Ав­тор­ская работа / пе­ре­во­ди­ка Ком­мен­та­рий автора: 

Хазары: ан­тро­по­ло­ги­че­ский аспект // Аст­ра­хан­ские Пет­ров­ские чтения, 2017.http://​new.​chronologia.​org/​volume15/​2018_​turin_​hazary_​antropology.​php

Другие статьи по теме Ха­зар­ско­го ка­га­на­та

Ал­го­ритм со­зда­ния ар­хео­ло­гии При­ка­спий­ско­го ре­ги­о­на

Вы­пол­нен кри­ти­че­ский анализ име­ю­щих­ся данных, ха­рак­те­ри­зу­ю­щих от­дель­ные со­став­ля­ю­щие об­ще­при­ня­тых пред­став­ле­ний о про­шлом При­ка­спий­ско­го ре­ги­о­на. На основе одной из глав­ных со­став­ля­ю­щих Новой Хро­но­ло­гии А.Т. Фо­мен­ко и Г.В. Но­сов­ско­го - Гло­баль­ной Хро­но­ло­ги­че­ской Карты, ре­кон­стру­и­ро­ван ал­го­ритм со­зда­ния его ар­хео­ло­гии. Ма­те­ри­аль­ные сви­де­тель­ства, остав­лен­ные единой общ­но­стью на­ро­дов и эт­но­сов, на­се­ляв­ших регион в 13(?)-16 веках, «рас­щеп­ле­ны» на мор­фо­ло­ги­че­ски од­но­тип­ные со­став­ля­ю­щие, ко­то­рым при­сво­ен статус са­мо­сто­я­тель­ных ар­хео­ло­ги­че­ских куль­тур. Эти куль­ту­ры вместе с ма­те­ри­аль­ны­ми сви­де­тель­ства­ми о транс­грес­сии Каспия рубежа 16-17 веков сдви­ну­ты в про­шлое на 333, 666, 1000 и 1155 лет. На осво­бо­див­ше­е­ся хро­но­ло­ги­че­ское место в 13-16 веках по­ме­ще­на «зо­ло­то­ор­дын­ская» ар­хео­ло­ги­че­ская куль­ту­ра 17-18 веков. Вы­пол­не­на вза­и­мо­увяз­ка «ма­те­ри­аль­ной» части ар­хео­ло­гии с ис­то­ри­че­ски­ми сви­де­тель­ства­ми о жизни на­ро­дов ре­ги­о­на, его кли­ма­те и ко­ле­ба­ни­ях уровня Каспия, а так же их дуб­ли­ка­та­ми. От­ли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью ар­хео­ло­гии При­ка­спий­ско­го ре­ги­о­на яв­ля­ет­ся то, что в нее «впи­са­ны» пред­став­ле­ния о про­шлом при­род­но­го объ­ек­та – Каспия. Вы­пол­не­ны НХ-ре­кон­струк­ции ар­хео­ло­ги­че­ских куль­тур При­ка­спий­ско­го и При­чер­но­мор­ско­го ре­ги­о­нов, а также НХ-ре­кон­струк­ция ко­ле­ба­ний уровня Каспия.

http://​new.​chronologia.​org/​volume5/​tur_​alg2.​html

Ев­рей­ские до­ку­мен­ты о ха­за­рах и Ха­за­рии

В рамках Новой Хро­но­ло­гии А.Т. Фо­мен­ко и Г.В. Но­сов­ско­го рас­смот­ре­ны хро­но­ло­ги­че­ский, гео­гра­фи­че­ский, ре­ли­ги­оз­ный, во­ен­ный и линг­ви­сти­че­ский ас­пек­ты ев­рей­ских до­ку­мен­тов (письма Хасдая, Иосифа и неиз­вест­но­го еврея) о ха­за­рах и Ха­за­рии. Сделан вывод: письма яв­ля­ют­ся ис­то­ри­че­ски­ми до­ку­мен­та­ми, ха­рак­те­ри­зу­ю­щи­ми ре­аль­ное по­ло­же­ние дел на юге Во­сточ­ной Европы в конце 16 – начале 17 веков.

http://​new.​chronologia.​org/​volume11/​turin_​hazarii.​php

Ле­во­бе­реж­ное Цим­лян­ское го­ро­ди­ще: ха­зар­ская кре­пость Саркел или рус­ский Ме­но­вой двор?

По фактам, при­ве­ден­ным в пуб­ли­ка­ци­ях ар­хео­ло­гов, вы­пол­не­но да­ти­ро­ва­ние Ле­во­бе­реж­но­го и Пра­во­бе­реж­но­го Цим­лян­ских го­ро­дищ, а также мо­гиль­ни­ков. В со­от­вет­ствии с ав­тор­ской ре­кон­струк­ци­ей, объ­ек­ты, со­от­вет­ству­ю­щие го­ро­ди­щам, по­стро­е­ны рус­ски­ми в XVII в. и яв­ля­лись ча­стя­ми укреп­лен­ной гра­ни­цы Мос­ков­ско­го цар­ства. Ле­во­бе­реж­ное го­ро­ди­ще было дон­ским Ме­но­вым двором, сти­ли­зо­ван­ным под кре­пость, а также та­мо­жен­ным пунк­том на ка­ра­ван­ной и ско­то­про­гон­ной дороге, идущей к пе­ре­во­зу через Дон у хутора По­тай­нов­ско­го. Пра­во­бе­реж­ное го­ро­ди­ще было ре­ду­том. Юр­то­об­раз­ные жилища на их тер­ри­то­ри­ях по­стро­е­ны но­га­я­ми после того, как эти объ­ек­ты пе­ре­ста­ли функ­ци­о­ни­ро­вать по своему на­зна­че­нию. Часть по­гре­бе­ний около Ле­во­бе­реж­но­го го­ро­ди­ща при­над­ле­жит ногаям, в том числе ме­ти­си­ро­ван­ным при кон­так­тах с кал­мы­ка­ми. Их мо­гиль­ни­ки функ­ци­о­ни­ро­ва­ли до конца XIX в. Такая ин­тер­пре­та­ция фактов кар­ди­наль­но не со­от­вет­ству­ет об­ще­при­ня­той версии ар­хео­ло­гов. В со­от­вет­ствии с ней Ле­во­бе­реж­ное го­ро­ди­ще яв­ля­ет­ся остат­ка­ми ха­зар­ской кре­по­сти Саркел, а позд­нее рус­ской Белой Вежи, Пра­во­бе­реж­ное – остат­ка­ми безы­мян­ной ха­зар­ской кре­по­сти. Хро­но­ло­ги­че­ская основа версии ар­хео­ло­гов ба­зи­ру­ет­ся на мо­не­тах. Ра­дио­угле­род­ное, тер­мо­лю­ми­нес­цент­ное и ар­хео­маг­нит­ное да­ти­ро­ва­ние ар­те­фак­тов ими не вы­пол­ня­лось.

http://​new.​chronologia.​org/​volume16/​2018_​turin_​carkel.​php

https://​aftershock.​news/?​q=node/​594918

Хазары: ан­тро­по­ло­ги­че­ский аспект  

Это интересно
+1

19.03.2018
Пожаловаться Просмотров: 897  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 0

Для того чтобы писать комментарии, необходимо