Новости литературы

  Все выпуски  

Новости литературы


Приветствуем Вас, уважаемый читатель!


Портал «Новости литературы» http://novostiliteratury.ru/ продолжает знакомить Вас с последними событиями мира книг и чтения.

 

Основные события с 23 по 29 июня 2015 года:

 

Что нового

 

«Чехов жив»: чеховские чтения пройдут онлайн

 

В пятницу, 26 июня, Московский Художественный театр им. Чехова совместно с Российским книжным союзом и Google представят проект «Чехов жив».

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/novosti/chexov-zhiv-chexovskie-chteniya-projdut-onlajn/

 

Пиратские копии произведений Брэдбери заблокированы

 

На сайте flibusta.net по решению Мосгорсуда временно заблокированы произведения классика научной фантастики Рэя Брэдбери.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/novosti/piratskie-kopii-proizvedenij-bredberi-zablokirovany/

 

Российская бумага подешевела

 

Напомним, в связи с обвалом курса рубля в конце 2014 — начале 2015 года производители книгопечатной и газетно-журнальной продукции столкнулись с резким скачком цен.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/novosti/rossijskaya-bumaga-podeshevela/

 

Английский словарь пополнился новыми словами

 

В частности, в наиболее полном и современном словарном издании Великобритании появилось слово twerk - »танец в сексуально провокационной манере с использованием толчковых движений зада и бедер».

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/novosti/anglijskij-slovar-popolnilsya-novymi-slovami/

 

Театр на Таганке организует «Ночь поэзии», посвященная Высоцкому

 

В годовщину смерти Владимира Семеновича Высоцкого (поэт, актер и певец, напомним, скончался 25 июля 1980 года) театр на Таганке организует вечер памяти. «Ночь поэзии» пройдет в московском саду «Эрмитаж».

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/novosti/teatr-na-taganke-organizuet-noch-poezii-posvyashhennaya-vysockomu/

 

В Воронеже установят первый в России памятник Маршаку

 

Презентация памятника Самуилу Маршаку состоится в Москве в рамках международного фестиваля садов и цветов Moscow Flower Show, который проходит в парке искусств «Музеон».

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/novosti/v-voronezhe-ustanovyat-pervyj-v-rossii-pamyatnik-marshaku/

 

Эти и другие новости можно прочитать в разделе http://novostiliteratury.ru/category/novosti/

 

Анонсы книг

 

Переписку Сталина, Черчилля и Рузвельта опубликовали в Лондоне

 

Двухтомное издание »Переписка Сталина с Рузвельтом и Черчиллем в годы Великой Отечественной войны», подготовленное российскими историками, было представлено в Лондоне.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/anonsy-knig/perepisku-stalina-cherchillya-i-ruzvelta-opublikovali-v-londone/

 

Джоанна Бэсфорд «Таинственный сад» и «Зачарованный лес»: раскраски для взрослых

 

Сразу две книги две книги Джоанны Бэсфорд, «Таинственный сад» и «Зачарованный лес», вышли в издательстве «КоЛибри». Раскраски для взрослых — новый тренд, который весьма популярен в Европе и США.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/anonsy-knig/dzhoanna-besford-tainstvennyj-sad-i-zacharovannyj-les-raskraski-dlya-vzroslyx/

 

Майкл Соркин «Двадцать минут на Манхэттене»

 

Майкл Соркин — писатель  и архитектор, который живет в США. Каждое утро из своей квартиры в Гринвич-Виллидж он отравляется в мастерскую в Трайбеке, и путь Соркина лежит через Вашингтон-сквер.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/anonsy-knig/majkl-sorkin-dvadcat-minut-na-manxettene/

 

Книги для детей

 

Дженнифер Адамс и Элисон Оливер «Литературные дудлы»

 

Зарисовки, наброски, почеркушки, словом, дудлы — популярная сегодня форма самовыражения. Рисуя бездумно, мы открываем простор для своего воображения, не ограничивая его ничем.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/knigi-dlya-detej/dzhennifer-adams-i-elison-oliver-literaturnye-dudly/

 

Анна Вельтман «Математика — это красиво!»

 

Примеры, приведенные в этой тетради для детей 8-12 лет, доказывают, что гармония в изобразительном искусстве основана на числах.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/knigi-dlya-detej/anna-veltman-matematika-eto-krasivo/

 

Станислав Востоков «Высшим силам требуется помощь»

 

Над старинным зданием в центре Москвы средь бела дня появилась черная дыра. Через мгновение и сам дом стал меняться, превращаясь в груду развалин без всякой на то причины.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/knigi-dlya-detej/stanislav-vostokov-vysshim-silam-trebuetsya-pomoshh/

 

Деловая литература

 

Марк Гоулстон «Я слышу вас насквозь»

 

Каждому человеку что-то постоянно нужно от других людей. Нередко от того, получим ли мы это, зависит наша карьера, достижения компании и другие важные вещи.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/delovaya-literatura/mark-goulston-ya-slyshu-vas-naskvoz/

 

Шэрон Мельник «Стрессоустойчивость»

 

Изучению техник стрессоустойчивости профессиональный бизнес-психолог Шэрон Мельник посвятила более десяти лет. В этой книге излагается методика, которой сегодня пользуются тысячи людей из разных стран мира.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/delovaya-literatura/sheron-melnik-stressoustojchivost/

 

Год литературы 2015

 

На «Книги России» потратят 40 млн. рублей

 

Проведение фестиваля «Книги России» в Год литературы 2015 обойдется стране в 40 млн. рублей. В мероприятии, которое состоится на Красной площади 25-28 июня, примут участие порядка 300 издательств.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/poslednie-publikacii/na-knigi-rossii-potratyat-40-mln-rublej/

 

На развитие детской литературы потратят 50 млн. рублей

 

По словам Веденяпиной, на решение озвученных задач государство выделят ежегодно 50 миллионов рублей, хотя для принятия действительно эффективных мер средств нужно в 10 раз больше.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/poslednie-publikacii/na-razvitie-detskoj-literatury-potratyat-50-mln-rublej/

 

100 летних читален открылось в Москве

 

С целью популяризации чтения в городской среде власти столицы в рамках реализации плана мероприятий Года литературы 2015 организовали в Москве 100 открытых читален в скверах, парках, дворах учреждений культуры и на других открытых городских площадках.

 

http://novostiliteratury.ru/2015/06/biblioteki-2/100-letnix-chitalen-otkrylos-v-moskve/

 

Бонус читателю!

 

10 лучших книг о музыке и музыкантах

 

Музыка – особое искусство, и когда она описывается в книгах, возникает ощущение, что от страниц исходит какая-то особая магия. 10 лучших книг о музыке и музыкантах мы собрали в сегодняшней подборке сайта «Новости литературы».

 

Ольга Грушина «Очередь»

 

В основу этой книги лег реальный исторический эпизод: когда Игорь Стравинский в 1962 году вернулся в Россию после 50-летнего отсутствия. Стоящие в очереди у киоска люди мечтают купить билет на концерт великого композитора. Для одних он – возможность вспомнить счастливое и свободное прошлое, для других – пропуск в будущее, которое ничего общего с убогостью СССР не имеет. А что же сам маэстро?

 

Владислав Шпильман «Пианист. Варшавские дневники 1939-1945»

 

Гениальный фильм Романа Полански заново открыл эту книгу для многих читателей. В ней описывается история оккупации Польши в 1939-1945 годах. Фактически «Пианист» - мемуары, написанные и изданные сразу после войны. Героя сначала спас полицейский, который сгонял обитателей гетто для отправки в Треблинку, потом полька Хелена Левицкая и, наконец, капитан вермахта Вильм Хозенфельд. Книга врезается в память и не оставляет равнодушным.

 

Владимир Орлов «Альтист Данилов»

 

Данилов – полудемон, который производит достаточно странное впечатление. Он, с одной стороны, герой положительный, однако бесхребетность и нерешительность мешают читателю полностью доверять ему и любить его. В центре каких же событий предстоит оказаться Данилову и какой финал будет у этой истории?

 

Кадзуо Исигуро «Ноктюрны. Пять историй о музыке и сумерках»

 

Автор этой книги за свой роман «Остаток дня» получил Букеровскую премию. Перед вами – сборник рассказов Исигуро, посвященный волшебной силе музыки и сгущающимся сумеркам – за окном или в жизни. Пластическая операция – единственная надежда неудачливого саксофониста, серенады собственной жене в Венеции – лучшее, что исполнял известный эстрадный певец, оригинальная наставница – и радость, и беда молодого виолончелиста. Это калейдоскоп характеров, каждый из которых передан с потрясающей точностью.

 

Иэн Бэнкс «Улица отчаяния»

 

Трагикомическая история начинается отнюдь не с оптимистической ноты. Главный герой этого романа говорит читателю: «Два дня назад я решил покончить с собой». Бывший рок-идол, который в тридцать лет взошел на вершину славы, вынужден был отправиться вскоре в глубокое подполье. Однако это лишь начало его истории – падения или взлета?

 

Дмитрий Липскеров «Русское стаккато - британской матери»

 

Живейшие споры критиков вызвал сразу после выхода этот роман московского писателя. Неправдоподобная в своей гиперреалистичесости атмосфера не всеми читателями понята и принята, а формат романа-действия несколько непривычен, к тому же к описаниям автор относится весьма пренебрежительно. В общем-то, эта история могла произойти на соседней улице, но… Чем-то она отличается от обыденности, которую мы видим каждый день.

 

Алессандро Барикко «1900-й. Легенда о пианисте»

 

Цифра в заглавии романа обозначает не только год. Так зовут гениального пианиста-самоучку, который родился на берегу океанского океана и не имеет ни родственников, ни документов, ни гражданства. Кочегар, нашедший малыша, дал ему имя, и 1900-й никогда не покидал корабля, никогда не ступал на твердую землю. От клавиш он, впрочем, не отрывался и в штиль, и в бурю.

 

Ханс Кристиан Андерсен «Всего лишь скрипач»

 

Во всем мире Андерсен известен как гениальный сказочник, однако есть у него и произведения других жанров – пьесы, романы, стихи, путевые заметки. Эта книга автобиографична, но герою повезло значительно меньше, чем его литературному отцу: он был сельским скрипачом и умер, не достигнув ничего. К слову, «Всего лишь скрипач» - роман, который был написан более сотни лет назад, однако и сегодня он актуален.

 

Йозеф Гелинек «Скрипка дьявола»

 

Испанский музыковед, который специализируется на творчестве Бетховена, скрывается под этим оригинальным псевдонимом. Ранее Гелинек уже представлял триллер «Десятая симфония», и теперь новая книга! «Скрипка дьявола», на которой играл гениальный Николо Паганини, хранит его тайну. Многие и сегодня верят, что Паганини продал душу дьяволу. Что ж, раскроют ли герои секрет скрипки?

 

Эльфрида Елинек «Пианистка»

 

Эта книга имела сенсационный успех по обе стороны Атлантики и пережила второе рождение после выхода экранизации, которая на Каннском фестивале 2001 года  получила неофициальное название "первого значительного произведения киноискусства нового столетия". В чем же состоит трагедия пианистки? Почему этот образ затронул миллионы людских сердец?

 

Литература в Сети. Лучшее за неделю

 

Писатели: современная литература бедна на удачные образы священников

 

За последние три века Россия пережила "два страшных периода": синодальный период, с 1700-го года, и сразу за ним - период после Октябрьской революции 1917 года, отметил представитель РПЦ.

Современным российским писателям крайне редко удается вывести на страницах своих произведений удачный образ священника — это происходит в силу как объективных, так и субъективных причин. К такому мнению пришли участники круглого стола "Образ священника в современной литературе", прошедшего в Москве в рамках фестиваля "Книги России".

"Если говорить о современности, то, наверное, с описаниями священников та же ситуация, что и с Церковью. Ведь у Церкви сейчас непростое положение, потому что нужно находить какой-то баланс между двумя в разной степени поставленными задачами: с одной стороны, нести предание и сохранять его, а с другой — реагировать на то, что мир меняется, и он уже совершенно другой, чем во времена того же Лескова. И как это сделать, это ужасно сложная задача", — сказал писатель и литературовед Евгений Водолазкин.

Он отметил, что, исходя из своего читательского опыта, не может припомнить "таких каких-то "бьющих" и запоминающихся образов священников, так, чтобы этот образ как-то встряхнул". С Водолазкиным согласился ведущий круглого стола, писатель и публицист Александр Архангельский, признавший, что и в принципе "в русской литературе крайне редок пример удачного, полноценного, сочного и, одновременно, недалеко уходящего от каноничности образа священника".

"Священник — богочеловеческий образ"

Размышляя о причинах данной тенденции, главный редактор Издательства Московской патриархии протоиерей Владимир Силовьев привел историю еще из времен Иисуса Христа, когда один художник пытался изобразить Его портрет, однако у него, несмотря на старание, это никак не получалось, "пока Христос сам свой лик нерукотворенный не изобразил на убрусе".

"Каждый человек, а священник особенно, это некий богочеловеческий образ. И как Христа невозможно изобразить, так и богочеловеческий образ очень трудно изобразить, особенно современным писателям", — заметил Силовьев.

По его словам, за последние три века Россия пережила "два страшных периода": синодальный период, с 1700-го года, и сразу за ним — период после Октябрьской революции 1917 года. "В одном случае хотели принизить священника и Церковь почти до нижней планки, а второй период — вообще их хотели уничтожить. И поэтому, когда мы сейчас говорим об образе священника, всегда имеем это в виду", — добавил представитель РПЦ.

При этом протоиерей Владимир Силовьев признал, что, несмотря на особенность священнического служения, у каждого священника, как у обычного человека, конечно, есть свои несовершенства и недостатки.

"Священник призван служить "Царю царей" и "Господу господей", он должен быть на удивительной высоте, подчас недостижимой. Недаром святитель Иоанн Златоуст сказал, что мало кто из священников спасется. <…> Конечно, мы несовершенные. Мы пьем, едим, мы не носим вериги, мы в житейских заботах, мы общаемся среди этих забот с другими людьми, вникаем в чужие заботы по нашим силам, но, тем не менее, высота священнического служения все равно остается. И иногда бывают такие прорывы, которые даже трудно осмыслить, — такие, как отец Иоанн Кронштадтский, отец Алексий Мечев", — сказал Силовьев.

"Брать пример с Достоевского"

В свою очередь писатель Майя Кучерская отметила, что очень многое, если говорить о создании удачных литературных образов, зависит и от самого автора, от его внутреннего состояния.

"Чтобы писать о вере, о священниках, о Церкви вдохновенно, глубоко, объемно, надо, чтобы это тебя невероятно интересовало, чтобы для тебя это был вопрос жизни и смерти, как для Достоевского, — что такое человек с Богом, что такое человек без Бога. Его это так занимало, так "крутило", что этим наполнены все его романы… Сегодня так страстно заинтересованных в этой теме авторов просто нет. У нас есть верующие авторы, есть писатели христиански настроенные, но тех, которых этот вопрос — об отношениях человека и Бога, волнует так же, как волнует жизнь и смерть, просто не существует", — сказала Кучерская.

"Когда такой человек появится, да еще с литературным даром, тогда мы получим своего Грэма Грина", — добавила она.

В то же время участники круглого стола не раз ставили в пример и отечественных классиков, потрудившихся в создании замечательных портретов священников, — Лескова, Достоевского, Чехова. Среди талантливых современных авторов назывались, в основном, представители духовенства — архимандрит Тихон (Шевкунов), протоиереи Николай Агафонов и Владимир Чугунов, священник Ярослав Шипов. Кроме того, участники обсуждения особо отметили романы "Поп" Александра Сегеня и "Обитель" Захара Прилепина.

РИА Новости

 

Евгений Водолазкин: «Древнерусская литература стала для меня формой внутренней эмиграции»

 

Открытие традиционных литературных вечеров «Этим летом в Иркутске» состоялось в драмтеатре. Ведущим фестиваля стал доктор филологических наук, писатель, литературовед Евгений Водолазкин. Автор текста «Тотального диктанта – 2015» рассказал нашему корреспонденту о блудном сыне Робинзоне Крузо, о современной детской литературе, о музыке древнерусских текстов и о сходной магии Иркутска и маленького итальянского городка Порденоне.

 «На свете есть две точки, где сконцентрировано такое количество хороших людей, задающих умные вопросы на литературных встречах. Это Иркутск и Порденоне, маленький городок под Венецией»

 «Стоит только войти в ритм и музыку этих текстов…»

– Каждого из нас определяют и формируют книги, прочитанные в детстве. Печально, если таких книг и такого важного литературного багажа нет. Что определило вас как человека, как личность, как писателя?

– Это были самые разные книги. Одним из самых важных был и, как ни странно, остаётся роман «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо. Это такая маленькая модель жизни.

– Вы имеет в виду вселенское одиночество главного героя?

– Во-первых, одиночество. Во-вторых, это ведь своего рода история блудного сына. Эта книга подчёркивает, что наш путь к истине, если угодно, к Богу и к самому себе очень сложен. В детстве я не понимал всех смыслов «Робинзона Крузо», но интуитивно чувствовал глубину этой книги. Вы знаете, есть такой закон перехода взрослых книг в детскую литературу: «Робинзон Крузо», «Три мушкетёра», «Остров сокровищ» были написаны для взрослых, а стали достоянием детей. И это не случайно, потому лучшие взрослые книги оказываются и лучшими детскими книгами. Или, допустим, сказки Андерсена – это разве сказки только для детей? И тот глубокий смысл, который заключён в них,  с течением жизни становится только глубже. Книги, что оказали на меня влияние, – это, конечно же, русская классика. Как всякий русский ребёнок, я много читал, это нам было свойственно, по крайней мере, до недавнего времени. У меня есть любимые писатели, которые мне созвучны больше других, например Гоголь. Ну и вообще, нужно понимать, что читательский опыт – это не просто опыт, это и жизненный опыт. Тот, кто читает книги, проживает гораздо больше и более насыщенно, ярко, чем тот, кто их не читает. Поэтому я могу только призвать читать книги.

– У вас есть мнение о том, что происходит в современной детской литературе? Или наши дети могут опираться исключительно на наследие советской и зарубежной классики – Волкова, Алексина, Крапивина, Линдгрен?

– Моё мнение основывается не столько на собственных впечатлениях (не могу сказать, что много читаю детской литературы), сколько на том, что слышу от людей авторитетных. Михаил Яснов, замечательный детский писатель, считает, что детская литература сегодня на подъёме. Я член жюри литературной премии «Ясная Поляна», мы сейчас создаём длинный список литературы для детей, и этот список, на мой взгляд, очень сильный. И у нас существует отдельный приз для такой литературы. Так что, я думаю, с детской литературой всё в порядке.

– Ваша специализация как филолога – Древняя Русь. Что вас пленило в этой литературе, почему настолько глубоко и страстно заинтересовал именно этот период?

– Понимаете, это литература о главном, это литература о Боге и о мире как творении Божьем. И, собственно говоря, мой выбор древнерусской литературы как предмета занятий состоялся лет в 19, когда на одном из последних курсов филологического факультета  я написал работу «Древнерусская литература в творчестве Лескова». И через Лескова я пришёл к древнерусской литературе и понял, насколько это великое богатство и как оно повлияло на современную литературу. Для меня непохожесть на советские литературные тексты была очень важным моментом, если угодно, формой внутренней эмиграции от той действительности, которая меня не вполне устраивала. Потом для меня уже не имело никакого значения, как это соотносится с советской литературой, я открыл этот мир и погружался в него с каждым годом всё больше. И скоро уже 30 лет, как я занимаюсь древнерусской литературой. На самом же деле словосочетание «древнерусская литература» – это оксюморон, это не литература, это что-то другое. У меня об этом довольно много написано, правильнее древнерусскую литературу называть письменностью. Она не действует по законам новой литературы, в ней нет многих вещей, которые есть в новой литературе. И поэтому мы по инерции используем выражение «древнерусская литература», но по сути своей оно неверно.

– Вы родились в Киеве. Место рождения оказало какое-то влияние в плане любви именно к древнерусской литературе?

– Киев я очень люблю, но если он и оказал влияние, то оно не было непосредственным. Киев – это древнерусский город, где я и научился любить древность. Когда ежедневно ходишь мимо Золотых ворот или Софийского собора, невозможно иначе. Глубина времени становится больше, ты понимаешь, что мир возник не сейчас и у него большая история. И в этом отношении город оказал влияние. Но я бы мог вкусом к Древней Руси и ограничиться. Место рождения действительно было в какой-то степени первоначальным толчком, но не было толчком решающим. Потому что всё-таки в Киеве живёт несколько миллионов человек, но не все становятся исследователями древнерусской литературы. Нужна какая-то логика внутреннего развития для того, чтобы прийти к этой литературе, которая кому-то может показаться скучной, кому-то пресной. Но на самом деле, если ты войдёшь в ритм и музыку этих текстов, наверное, в них и останешься, как это произошло со мной.

 В Петербург я приехал в 1986 году. Я уехал потому, что академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв предложил мне работать в Пушкинском доме, в отделе древнерусской литературы. И это самый авторитетный центр по изучению древнерусской литературы в мире, это было то предложение, от которого не отказываются. Параллельно с этим развивались события моей собственной жизни. Я женился на Татьяне, она тоже работала в отделе древнерусской литературы.

– Недавно я была в Петербурге, и мне показалось (при всём моём уважении и восхищении городом), что жить там непросто, если не сказать тяжело.

– Там действительно непросто. Но я хорошо прижился, потому что моя семья в начале ХХ века жила в Петербурге, другое дело, что она не из Петербурга по происхождению, а из Тотьмы, это Вологодская губерния. Мой прадед был директором гимназии в Петербурге, потом ушёл в белую армию добровольцем. И уже в Петербург, где его все знали, не вернулся. Бежал на Украину, где и обосновался, так часть нашей семьи там и осталась. Так что до некоторой степени мой приезд в Петербург – это возвращение к истокам или, по крайней мере, к прошлому. Но в Петербурге действительно непросто в климатическом отношении, я с трудом переживаю осеннее время и начало зимы, ноябрь и январь, у меня начинается бессонница. А в остальном я чувствую себя в Петербурге очень хорошо. Там замечательные люди, там нет столичной суеты и снобизма. С одной стороны, Петербург – это, безусловно, столичный город. Иногда говорят о его провинциальности, но он всё-таки строился как имперская столица и  по определению не может быть провинциальным. И столичность города сочетается с теплотой и тонкостью, что редко бывает в столице. Поэтому Петербург – это город, который я действительно очень люблю. И чувствую себя там своим.

– Много по стране ездите? Россию видите?

– Езжу довольно много, к сожалению, даже слишком много. Я решил немножко притормозить, сейчас от 9 из 10 предложений куда-то поехать в России или за границей я отказываюсь. Но сегодня я счастлив, что в Иркутске. Этот город для меня светоч в своём отношении к литературе. Куда бы я ни приехал, сравниваю город с Иркутском. И знаете, ни Москва, ни Петербург не выдерживают сравнения. В столицах, когда литератор выступает, кто-то слушает, кто-то не слушает, кто-то пьёт кофе, кто-то разговаривает, и ты чувствуешь себя зубочисткой. А Иркутск словно земля обетованная, как будто здесь живут другие люди. А ведь люди такие же, просто они иначе относятся к литературе. И   это не нарочно заготовленный комплимент.

– Ну не единственный же это город в мире с таким отношением к литературе, в самом деле!

– На свете есть две точки, где сконцентрировано такое количество хороших людей, задающих умные вопросы на литературных встречах. Это Иркутск и Порденоне, маленький городок под Венецией. Это удивительное место, там люди сотнями идут на незнакомых писателей. И именно потому, что эти писатели незнакомы, они и идут. В сентябре каждого года в Италии проходят такие фестивали, в сентябре прошлого года я там познакомился с Умберто Эко. Итальянский и иркутский – вот, пожалуй, два самых удивительных и лучших литературных фестиваля, которые я знаю. И, выступая в Италии, я как раз об Иркутске рассказывал. Здесь сложилось удивительное положение вещей: на литературные мероприятия  собирается людей гораздо больше, чем это происходит в Москве или Петербурге. Там люди пресыщены, а пресыщенность – это очень плохое состояние души. На самом деле душа начинает лениться, когда есть и пятое, и десятое.  Для того чтобы хорошо есть, человек должен быть немножко голоден. Этого в Петербурге и Москве не хватает. А в провинциальных городах картина иная.

– А другие провинции России так же жадны до впечатлений

– Местоположение автоматически не значит, что люди там более внимательны. Например, есть города Центральной России, где я большого интереса к литературе не вижу. Поэтому повторяю: у Иркутска особые традиции, здесь были ссыльные поляки и декабристы, это очень подняло уровень города. И какие ещё из провинциальных русских городов могут похвастать такими величинами, как Распутин и Вампилов? Неудивительно, что и люди в Иркутске так относятся к литературе. Поэтому для меня Иркутск – это всегда особая страница. И это город, в который я сейчас, несмотря на довольно сдержанное отношение к поездкам, всегда готов приехать.

– Последний и неизбежный вопрос – про тотальный диктант: как вы восприняли это предложение, долго ли готовился текст, насколько вам это было интересно? И насколько это масштабное всероссийское мероприятие необходимо?

– Уже всемирное мероприятие, во всём мире тотальный диктант писало 100 тысяч человек. Я согласился участвовать в этом не раздумывая, потому что акция мне показалась полезной:  всё, что ведёт к пробуждению интереса к языку, я считаю полезным. Другое дело, что я знал об этой акции не в полной мере, а когда в дело организации и подготовки тотального диктанта вник, то восхитился теми людьми, которые это придумали и воплощают в жизнь. Что касается подготовки, то я использовал в качестве текста для диктанта три фрагмента моего нового романа, который я ещё не закончил, его рабочее название – «Авиатор». Эти три фрагмента были мной представлены комитету, в который входит множество лингвистов, профессоров новосибирского, петербургского, московского университетов. И они меня попросили усложнить изначально довольно простой текст: ввести больше деепричастных оборотов, заменить одни слова другими. Например, слово «осторожный», которое не содержит никаких подводных камней, поменять на  слово «аккуратный», где можно по-разному отнестись к существующим в этом слове двум «к». В итоге они указали мне целый ряд позиций и правил, на которые хотели бы видеть примеры в моём тексте. И я с удовольствием пошёл им навстречу, потому что понимал, что диктант должен выявлять грамотность человека (для него самого, прежде всего). Но когда я усложнил текст и представил в нём разные правила, я его ещё раз переписал, чтобы это не было похоже на сборник упражнений, а  было всё-таки художественным текстом. И, по-моему, текст организаторов диктанта вполне устроил. Вообще, я пишу довольно просто, текст и был изначально простым. Для настоящей борьбы с безграмотностью, наверное, нужны сложные тексты.

Детали

«Три дня назад вышла книга воспоминаний удивительного и трагического человека, никому доселе не известной Александры Николаевны Березиной. Это была странница по типу лесковских чудиков. Мать её была родом из Иркутска, отец из Петербурга. И Березина написала книгу, о которой ещё три дня назад никто не знал. Она описала в ней места, где жила, в том числе и Иркутск, в котором провела 14 лет – с 1916 по 1930 год.  Когда я прочитал её воспоминания, меня изумило, что многие наблюдения совпадают с моими. Она  подробно пишет, как удивительным образом Иркутск порой является более столичным городом, чем Москва и Петербург. Мне очень хочется, чтобы в Иркутске об этом прочитали и продолжали развивать те традиции, что здесь есть и существуют давно. Иногда вы сами не подозреваете, насколько замечателен Иркутск. И чтобы ваше знание о родном городе расширилось, я в качестве передатчика, посредника привёз эту замечательную, мне кажется, книгу».

Алёна Корп, ВСП


В избранное