Все выпуски  

Equilibrium: естественные формы психологического равновесия


Информационный Канал Subscribe.Ru


Equilibrium: естественные формы
психологического равновесия




        Здравствуйте, уважаемые читатели. Благодарим вас за интерес, проявленный к Эквилибриуму. С удовольствием учтем ваши пожелания к содержанию и оформлению рассылки.

        Итак, психологические защиты. То, что помогает нам не падать духом в напряженных жизненных ситуациях, с наименьшими потерями переживать страдания, иными словами - духовно и психически выживать.

        У физиологов есть понятие гомеостаза - постоянства внутренней среды организма, которое поддерживается с помощью иммунитета. Психологические защиты подобны иммунитету. Если иммунитет защищает наше тело, то защиты охраняют нашу психику.

        От чего мы защищаемся? От того, что вызывает избыточное напряжение, которого хотелось бы избежать.
        С чего начинается формирование нашего психического иммунитета?
       Первой появляется такая форма защиты как изоляция.

        Многие исследователи этого вопроса считают, что способность к изоляции присуща человеку от рождения. В ее основе - наша естественная потребность "отключаться" от действительности, если она нам неприятна. Маленькие дети после сильного возбуждения просто засыпают. Став взрослыми, мы много спим, когда устаем или когда заболеваем. Начинает действовать торможение, которое помогает нам быстрее справиться с болезнью. Сон - другое состояние сознания, в которое мы уходим из реальности. От такой естественной способности берет начало защитный механизм изоляции.

       Как форма защиты изоляция проявляется в уходе от взаимодействия с внешним миром - от общения, от информации, от необходимости совершать какие-либо действия. В повседневной жизни эта защита работает, когда нам необходимо о чем-то подумать в спокойной обстановке, принять важное решение, побыть наедине с собой, когда нужно уйти от нежелательного общения, когда мы стремимся свести к минимуму разговоры с неприятными нам людьми, в конце концов - когда нам просто хочется отдохнуть. Закрыться в своей комнате; отключить телефон; переменить обстановку - уехать за город, на природу, в вояж; надеть наушники; отвернуться лицом к стене; уйти от разговора; ограничиться короткими фразами - все это признаки действия изоляции, ее нормальные проявления.

        Изоляция становится основным средством защиты у людей, которым от рождения присуща повышенная, иногда болезненная восприимчивость и возбудимость. Здесь речь идет не столько об органах чувств - зрении, слухе, осязании, сколько, в первую очередь, о психологической и межличностной восприимчивости. Все, что видит, слышит и ощущает сверх-восприимчивый ребенок, вызывает в нем сильный отклик. Вполне нормальные и внимательные родители такого ребенка сталкиваются с его неадекватной, непонятной для них реакцией. С возрастом у таких детей развивается богатая внутренняя жизнь, которую они зачастую предпочитают реальности.

        Затруднения в общении с ребенком могут приводить к тому, что близкие испытывают растерянность, как если бы в их семье появился инопланетянин.

        Что могло предшествовать рождению такого ребенка? Как складывались его отношения с мамой, когда она его вынашивала? Происходило примерно следующее.

        Мне определенно назначено родиться, вот уже достаточно долго я не могу оторваться от этой сущности, но ничего не происходит. Может, сбежать? Но как? Не стоит отчаиваться. Вот и он. Не уходи, место вполне подходящее. Здесь есть все, что мне так нравится: и свежий аромат листвы, и нежная ночная прохлада, и ясное темно-синее небо с яркими звездами... Пожалуйста, останься с ним, я очень хочу обрести тело. Почему - я не знаю. Да и некогда мне. Ну, пожалуйста, не уходи!
       Так, отлично. Получилось. Неуютно, однако. Что-то определенно не так. И чего ты бежишь как угорелая? Да полежи ты! Куда тебя несет? Ну вот, еще и спазмы. Ты что - ревешь? Прекрати, это невыносимо! И зачем я только прилепилась именно к тебе? Наконец-то успокоилась. Не скажу, что это идеальное место для роста тела, но вполне приемлемо. Тебе опять не нравится? Ох уж эти люди, что рядом с тобой… Да не думай ты о них, мало ли что они придумают... Так, а это еще что? Нет, не надо - задыхаюсь, умираю точно, остановись! Все, ору... Пронесло. Кажется, откликнулась. Значит, я все-таки не одна, есть кто-то, кто помогает. Это уже лучше. Надеюсь, теперь ты усвоила, что уйти я не могу - я жить хочу. Вернее, мне назначено именно это тело и другого у меня уж точно не будет. Ну, что грустишь? Слышишь меня? Смотри, это он, что с ним не так? Я слышу его, мне приятно, весело. Нет, нет, не уходи! С ним приятнее. Когда вы вместе, мне хорошо. Ну ладно, я подожду, пусть идет, но только ненадолго и не слишком далеко. Пока я его слышу - мне хорошо. Все, конечно, неплохо, но вот опять что-то не так. Грустно, слишком тесно, почти не слышу его, а ведь он точно есть, и я его воспринимаю. Ну почему ты не хочешь, чтобы я его слышала? Не напрягайся ты, без него мне плохо, понимаешь? Нет, ты определенно не понимаешь, определенно не понимаешь. Ты что, другая? Иная?
       А это еще что? Да какое мне дело, где ты хочешь быть?! Ты же здесь, а я в тебе. Ну, перестань злиться. Осторожнее, лопнешь от злости. Ну, пожалуйста... Так, чем бы тебя отвлечь? Может, сильно ударить? Может, покрутиться? Трудновато, конечно, но вполне можно. Так, уже лучше... Оттаяла. Ну это просто почти замечательно. Хорошо, хорошо, договорились. Ты - такая, я - такая. Пусть так, это лучше. Мне нравится.
       Опять чего-то не хватает, а чего - не знаю. Что? Не можешь? А это? А это? Так ведь это - то же самое. Нет, ну ты явно странная. Мне-то лучше знать, чего я хочу, и в чем это есть. Ты, конечно, умнее... А что это значит? Но это не так, слышишь? Да почему ты не хочешь послушать тех, кто вокруг тебя? Я лично с ними согласна, а ты им не веришь? А я тут причем? Да какая мне разница, какие они, они же верно предлагали. Так значит, ты не будешь это есть лишь потому, что им не веришь? Замечательно! А как же я?
        Все! Мне это уже надоело! Скоро мы расстанемся, успокойся. Уже совсем скоро ты будешь сама по себе, я - сама по себе. Давай, иди, иди! Мне пора. Слышишь? Пора прощаться. Да идешь ты или нет?! Молчу, молчу, идем. Да жду я, жду... И скоро это откроется? Можно и подождать, собственно, почему нет. Хочешь, помогу? Ты что, совсем оглохла? Перестань, давай прощаться, мы же договорились. Да расслабься ты! Еще немного, и я уйду. Ай, ай, что это? Где я?


        Действие изоляции может усугубляться вторгающимся стилем воспитания родителей. Когда кто-либо из них стремится контролировать ребенка, навязывает ему формы и правила общения, образ жизни, не считаясь с его особенностями и предпочтениями.

        Для иллюстрации предлагаем вам сказку.

        В одной благополучной семье жила-была девочка. Она была очень наблюдательной и умной. Но родители считали ее странной, так как не могли ее понять. Девочка росла и становилась все умнее. Родители и знакомые совсем перестали ее понимать. Иногда между собой они говорили: "Может быть, она у нас мутант?" И однажды у девочки появилась вторая голова... Она действительно мутировала. Возможно потому, что она любила своих родителей и не хотела обманывать их ожидания... *

* Если, уважаемые читатели, у вас появились идеи, почему у девочки выросла вторая голова, милости просим - делитесь! :-)

        Вместе с тем, изоляция не искажает воспринимаемую информацию, а обогащает ее внутренними впечатлениями и связями. Основная трудность, с которой сталкивается человек с изоляцией как основной защитой, это нарушение эмоционального взаимодействия с людьми.

        Здесь подробнее нужно сказать о значении дистанции в межличностных отношениях для людей, у которых изоляция становится основной защитой. Для них - чем меньше межличностная дистанция с каким-либо человеком, тем больше вероятность усиления внутреннего напряжения.

        Их обостренная восприимчивость позволяет им получать больше информации в единицу времени. Они накапливают знания о мире с помощью наблюдений, предпочитая оставаться в стороне от происходящих событий. Даже на самих себя они часто смотрят со стороны.

        Первоначально формируется физическая дистанция в общении с близкими людьми. По мере взросления ребенка она переходит во внутренний план (интериоризируется). Дистанция - необходимое условие для наблюдения, в том числе - на уровне внутренних, воображаемых объектов и мыслительных процессов - таких интеллектуальных операций как анализ, синтез, аналогия, обобщение.

        В повседневной жизни повышение напряжения в какой-либо ситуации, связанной с недостаточной дистанцией в общении с нашим окружением, может активизировать в нас действие изоляции.

        В зрелом возрасте, оказываясь в стрессовой ситуации, люди с основной защитой изоляцией могут переживать состояние деперсонализации - отстраненности от того, что с ними происходит, доходящей до отчуждения.

        В неблагоприятный жизненный период такие люди остро переживают одиночество. Их богатый и яркий внутренний мир, чрезвычайно субъективные представления о многих вещах редко находят понимание у людей, с которыми можно поговорить и поделиться. Наша близкая знакомая Н., талантливый человек и великолепный специалист в своей области, назвала это "несопоставимым одиночеством". Субъективность формирует смысловую дистанцию, которую намного сложнее преодолеть, чем любую другую. Чем более зрелым становится человек в профессиональном и личностном отношении, тем больше выражена эта дистанция. Они находят собеседника в лице самих себя. Как говорил Ницше: "Всегда один и один дает со временем двух".

        Кем может быть этот второй, воображаемый собеседник, у ребенка?

        Привет, я маленький волшебник, живущий с моим другом. Я творю чудеса для него - мне это нравится. Когда он грустит - я веселю его, когда заболевает - я помогаю ему выздороветь, когда ему очень чего-то хочется - я помогаю ему это осуществить. Иногда я не могу ему помочь, потому что не умею или не знаю, как. Но грустить, унывать или просто не творить я не умею, я волшебник - по-другому жить не могу. Хотите знать, как я выгляжу и как со мной встретиться? Спросите обо мне у моего друга, и он расскажет вам обо мне. А у вас есть волшебник? Какой он? Я был бы очень рад познакомиться с таким же волшебником, как и я. Откликнетесь и позвольте мне пообщаться с себе подобным.

        Людям с развитой изоляцией свойственны замкнутость, закрытость, стремление уйти от общения и, как следствие, ограниченный круг друзей и близких. Они редко инициируют общение, со стороны могут казаться пассивными, нелюдимыми, даже безразличными. Соответственно их особенностям, они хорошо себя чувствуют в областях, где есть возможность наблюдать, общаться опосредованно - с помощью телефона или интернета, и работать в одиночестве. Их предпочтения - литература, наука и искусство.

        В современном мире, когда на общество все сильнее влияют информационные процессы, общение оказывается все больше опосредовано техническими средствами связи. Следствием таких условий становится изоляция как навык опосредованного общения.

        Действие единственного защитного механизма непродуктивно. Оно формирует упрощенные, негибкие формы поведения, затрудняющие взаимодействие с миром. Такую крайнюю, негативную, развивщуюся в ущерб другим формам адаптации защиту иллюстрируют слова Иосифа Бродского:

"...Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
Слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса".


        Изоляция лежит в основе всех других форм защиты, которые формируются по мере роста и развития человека. В дальнейшем, когда мы будем их рассматривать подробно, мы увидим, что в каждой из них есть черты изоляции. Объединяет многообразные формы защиты их неосознаваемость, то, что они особенно активны в ситуации стресса, и то, что они подобно изоляции помогают уйти из напряженной ситуации - в воображение, работу, спорт, запой, влюбленность, болезнь, религию...

        У каждого из нас действует не одна защита, а несколько. По мере нашего развития развиваются и наши формы адаптации и взаимодействия с миром, они становятся все более разнообразными, гибкими, и, по мере того, как мы познаем себя - все более осознанными. Разнообразие форм нашей душевной жизни стремится к бесконечности, как и формы жизни в эволюционном процессе.

Дополнительную информацию о психологических защитах вы можете получить в книгах Н. Мак-Вильямс, Р. М. Грановской, А. Еремеевой.

Ждем ваши вопросы и комментарии >>> oliolog@mail.ru

        Выпуск подготовили Железнова и Oliolog.






http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное