Администратор:

Активные участники:

пишет:

Главное управление контрразведки «Смерш»


Смерш и его назначение19 апреля исполнилось 69 лет со дня создания самой эффективной контрразведывательной службы Второй мировой войны – Главного управления контрразведки «Смерш» Народного комиссариата обороны СССР. Всю войну «Смершем» руководил генерал-лейтенант Виктор Абакумов – заместитель наркома обороны. Вклад военной контрразведки в дело разгрома нацистской Германии и достижение Победы в Великой Отечественной войне, по мнению подавляющего большинства историков, переоценить невозможно. Однако сегодня, увы, в передачах на ряде телеканалов, в «коммерческой» литературе советская военная контрразведка представляется исключительно в чёрном свете, этаким «монстром», который боролся не столько со спецслужбами противника, сколько с собственным народом, репрессировал по надуманным предлогам командные кадры армии и флота. Воистину «сон разума рождает чудовищ»…

Так что такое контрразведка «Смерш» и какие задачи она выполняла? Об этом небольшой фрагмент из исследования члена Союза писателей России полковника запаса Александра Бондаренко «Военная контрразведка. 1918-2010».

Наступивший после Сталинградской битвы перелом существенно повлиял на военную и оперативную обстановку, которая весной 1943 года характеризовалась следующими факторами.

Подготовка советских войск к наступательным операциям побуждала разведку противника искать новые источники получения информации о планах и замыслах советского командования. В тылах наступающей Красной Армии оказалось значительное количество разрозненных войск противника, пытавшихся скрытно или с боями перейти линию фронта. На освобождаемых территориях действовали различные подпольные организации, вооружённые формирования и преступные группы, в которых было немало агентов разведывательных органов противника, пособников и предателей из числа советских граждан, стремившихся легализоваться – в том числе путём поступления на военную службу, в учреждения и войска НКВД. К тому же чем сложнее для Германии становилась обстановка на фронтах, тем активнее делалась ставка на средства тайной войны, для чего создавались новые разведорганы и школы, в которых проходили подготовку сотни шпионов и диверсантов. К началу 1943 года на Восточном фронте действовало около 200 разведорганов и разведшкол.

Всё это требовало поиска более эффективных подходов к обеспечению безопасности войск. 19 апреля Сталин – председатель Государственного Комитета Обороны, Верховный Главнокомандующий и нарком обороны – подписал постановление Совета народных комиссаров СССР, в соответствии с которым Управление Особых отделов НКВД было реорганизовано в Главное управление контрразведки (ГУКР) «Смерш» Наркомата обороны. При этом УОО разделялось по ведомствам: 9-й (морской) отдел был преобразован в Управление контрразведки (УКР) «Смерш» Наркомата ВМФ, подчинённое наркому Н.Г. Кузнецову, а 6-й отдел, оставаясь в системе Наркомата внутренних дел, был преобразован в Отдел контрразведки «Смерш» НКВД, подчинявшийся Л.П. Берии.

Как было указано в «Положении о Главном управлении контрразведки «Смерш», «начальник Главного управления <...> является заместителем народного комиссара обороны, подчинён непосредственно народному комиссару обороны и выполняет только его распоряжения». Обратим внимание на слова: «только его»! С этим напрямую связано и следующее положение: «Органы «Смерш» являются централизованной организацией: на фронтах и в округах органы «Смерш» (управления «Смерш» НКО фронтов и отделы «Смерш» НКО армий, корпусов, дивизий, бригад, военных округов и других соединений и учреждений Красной Армии) подчиняются только своим вышестоящим органам».

Структура органов контрразведки соответствовала структуре Вооружённых Сил, существуя с ней параллельно. Заметим, что впервые за всю свою историю военная контрразведка ушла из-под двойного подчинения. Но одновременно она вышла из подчинения органов госбезопасности и внутренних дел – у наркома Лаврентия Павловича Берии остался один только Отдел контрразведки «Смерш» НКВД.

Отсутствие двойного подчинения, и прежде всего то, что «Смерш» замыкался непосредственно только на Сталина, коренным образом отличали новую систему от прежнего 3-го Управления НКО, когда в 1941 году органы военной контрразведки входили в состав наркомата на правах одного из управлений. Теперь это был совершенно иной уровень, другие принципы. Кстати, грозное и недвусмысленное название контрразведывательного органа было придумано самим Иосифом Виссарионовичем.

«Руководители фронтовых особых отделов вспоминают, что на совещании у Сталина, где обсуждался проект решения о передаче армейских чекистских органов в систему НКО, встал вопрос об их наименовании. Предложения были разные. Большинство склонялось к тому, чтобы это наименование сделать максимально кратким и составить его из начальных букв широко известного тогда лозунга «Смерть немецким шпионам!». Получалось что-то вроде «Смернеш». В заключение Сталин заметил:

– А почему, собственно говоря, речь должна идти только о немецких шпионах? Разве другие разведки не работают против нашей армии? Давайте назовём «Смерть шпионам», а сокращённо «Смерш»...». (С.З. Остряков «Военные чекисты». М., 1979).

По сути, контрразведка «Смерш» НКО решала те же самые задачи, что и Управление Особых отделов НКВД СССР. Официально они определялись так:

  1. борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;
  2. борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и управления Красной Армии;
  3. принятие необходимых агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;
  4. борьба с предательством и изменой родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);
  5. борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;
  6. проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;
  7. выполнение специальных заданий народного комиссара обороны.


Задачи те же, но решались они более масштабно, на более высоком уровне и, можно так сказать, более творчески. 

Контрразведка смершНа фото: Виктор Семёнович Абакумов — генерал-полковник, заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки («СМЕРШ»). В соответствии с чрезвычайными условиями военного времени органы «Смерш» наделялись широкими правами и полномочиями. Они осуществляли полный комплекс оперативно-разыскных мероприятий с использованием всех характерных для спецслужбы оперативных сил и средств. Военные контрразведчики могли осуществлять выемки, обыски и аресты военнослужащих и связанных с ними гражданских лиц, подозревавшихся в преступной деятельности.

Взаимоотношения военной контрразведки с военным командованием определялись следующим образом: «Органы «Смерш», – указывалось в «Положении», – информируют военные советы и командование соответствующих частей, соединений и учреждений Красной Армии по вопросам своей работы: о результатах борьбы с агентурой противника, о проникших в части армии антисоветских элементах, о результатах борьбы с изменой родине и предательством, дезертирством, членовредительством». 
Структура главка была такова:

  • 1-й отдел – агентурно-оперативная работа по центральным органам РККА – управлениям Наркомата обороны.
  • 2-й отдел – работа среди военнопленных, представляющих интерес для органов «Смерш», проверка военнослужащих Красной Армии, бывших в плену и окружении противника.
  • 3-й отдел – борьба с агентурой противника, забрасываемой в наш тыл.
  • 4-й отдел – контрразведывательная работа на стороне противника в целях выявления каналов проникновения агентуры противника в части и учреждения Красной Армии.
  • 5-й отдел – руководство работой органов «Смерш» военных округов.
  • 6-й отдел – следственный.
  • 7-й отдел – оперативный учёт, статистика.
  • 8-й отдел – оперативно-технический.
  • 9-й отдел – обыски, аресты, установки, наружное наблюдение.
  • 10-й отдел «С» – работы по особым заданиям.
  • 11-й отдел – шифросвязь.


Всего же вместе с секретариатом, АХО и кадрами в составе ГУКР «Смерш» НКО функционировало 14 отделов. Утверждённый штат составил 646 человек.

На местах были организованы Управления контрразведки «Смерш» фронтов, а также отделы контрразведки армий, округов, корпусов, дивизий, бригад, запасных полков, гарнизонов, укрепрайонов, учреждений РККА. Структура этих органов устанавливалась применительно к структуре ГУКР «Смерш» и утверждалась наркомом. Для обеспечения оперативной работы органам «Смерш» на местах придавались подразделения Красной Армии: фронтовому управлению – батальон; отделу армии – рота; отделу корпуса, дивизии, бригады – взвод.

Штат УКР «Смерш» фронта, в составе которого было свыше пяти армий, определялся в количестве 130 человек, менее пяти – 112, ОКР «Смерш» армии – 57 человек, военного округа – от 102 до 193. 
31 мая ГКО утвердил Положение об Управлении контрразведки «Смерш» Наркомата Военно-морского флота и его органах на местах, а в июне нарком Кузнецов утвердил штаты УКР «Смерш» ВМФ, флотов и флотилий; в том же месяце Берия рассмотрел и утвердил состав ОКР «Смерш» в своей структуре. 
Сотрудникам «Смерш» присваивались воинские, а не специальные, звания; их форма, погоны и другие знаки различия, за исключением высшего руководящего состава, устанавливались как в соответствующих родах войск.

Отметим стабильность кадров в руководящих звеньях органов «Смерш» – все руководители УКР фронтов находились на своих должностях с момента назначения и до окончания войны; стабильным был и состав армейского звена – новые руководители, как правило, назначались только после гибели в бою их предшественников.

К лету реорганизация и основные кадровые назначения по органам «Смерш» практически были завершены. В Курской битве в июле 1943 года военная контрразведка сыграла чрезвычайно важную роль, начиная с того, что ей – параллельно с другими спецслужбами – удалось не только заблаговременно обнаружить подготовку немцами наступления, определив место и срок его проведения, но и обеспечить надёжное контрразведывательное прикрытие ответных действий советского командования, скрыть накопление резервов Красной Армии. В результате сражения под Курском и Белгородом была сорвана попытка широкомасштабного наступления вермахта. Реванш за поражение под Сталинградом не состоялся, армии рейха окончательно увязли в затяжных, в основном оборонительных, боях и были вынуждены отступать…

История организации смершОднако спецслужбы нацистской Германии оставались грозным противником.
Объекты разведывательно-диверсионных устремлений немецкой разведки на театре военных действий оставались прежними: стратегические замыслы советского командования, органы управления, войсковые резервы, места их сосредоточения. При этом, не снижая активности на фронте и в прифронтовой полосе, немецкие спецслужбы всё чаще переносили свои акции в глубокий тыл Советского Союза. Особое внимание противник обращал на национальные районы СССР – Калмыкию, Северный Кавказ, Крым, Казахстан, где были запланированы мероприятия по провокации вооружённых выступлений.

«К концу 1943 года советские органы государственной безопасности, – пишет историк Арсен Мартиросян, – располагали безупречными данными о намерении гитлеровских спецслужб – абвера и СД – развернуть в тылу Советского Союза гражданскую войну». Признаем, что в этом направлении противник действовал порой не без успеха – вот выдержка из сообщения наркома Л.П. Берии, датированного маем 1944 года:

«Следственным и агентурным путём, а также заявлениями местных жителей установлено, что значительная часть татарского населения Крыма активно сотрудничала с немецко-фашистскими оккупантами и вела борьбу против Советской власти. Из частей Красной Армии в 1941 году дезертировало свыше 20 тысяч татар, которые изменили Родине, перешли на службу к немцам и с оружием в руках боролись против Красной Армии.

Немецко-фашистские оккупанты при помощи прибывших из Германии и Турции белогвардейско-мусульманских эмигрантов создали разветвлённую сеть так называемых татарских национальных комитетов, филиалы которых существовали во всех татарских районах Крыма.

Татарские национальные комитеты широко содействовали немцам в организации и сколачивании из числа дезертиров и татарской молодёжи татарских воинских частей, карательных и полицейских отрядов для действий против частей Красной Армии и советских партизан. В качестве карателей и полицейских татары отличались особой жестокостью...»


В составе вермахта действовал и калмыцкий кавалерийский корпус – порядка 4.300 человек, на территории Карачаево-Черкесской АССР активизировали подрывную работу организации «Свободный Карачай», «За религию Карачая» и «Балкарская армия», а в Кабардино-Балкарии было даже создано марионеточное правительство во главе с князем Шадовым… Естественно, что катализатором всей этой «национально-освободительной борьбы» являлась германская агентура.

Вот почему в Главном управлении контрразведки «Смерш» Наркомата обороны СССР была разработана новая система оперативного розыска вражеской агентуры. Решение этой задачи возлагалось на 1-е отделение 3-го отдела ГУКР, 2-е отделы УКР фронтов и 4-е отделения ОКР «Смерш» армий. В органах военной контрразведки была сосредоточена и работа по обобщению материалов о формах и методах подрывной деятельности германской разведки. В том же году ГУКР «Смерш» НКО СССР был выпущен «Сборник материалов об органах германской военной разведки, действующих на советско-германском фронте», в котором была обобщена информация о подразделениях абвера и «Цеппелина», разведывательно-диверсионных школах и местах их дислокации, руководителях разведки и агентуре противника.

В сентябре 1943 года была разработана Инструкция по организации розыска агентуры разведки противника. Согласно этому документу, «розыск и ликвидация агентуры, забрасываемой противником на нашу сторону», считались основными и важнейшими задачами органов «Смерш». «Разыскная работа, – подчёркивалось в документе, – требует от органов «Смерш» исключительной оперативности, большой инициативы и изобретательности». Розыску подлежали «все без исключения агенты разведки противника, и в первую очередь агенты, уже переброшенные на нашу сторону или намеченные к выброске на ближайшее время».

Добытые на фронтах материалы немедленно сообщались в ГУКР «Смерш», которое, в свою очередь, давало указания подчинённым органам о розыске агентов, переброшенных или подготовленных к выброске на советскую сторону; выпускало специальные разыскные бюллетени и алфавитные списки. По этим ориентировкам и бюллетеням контрразведчики систематически проводили проверку личного состава штабов, военнослужащих запасных полков, а также лиц, поступивших на фильтрационные пункты, в лагеря, бежавших из плена и вышедших из окружения. Аналогичной проверке подвергались все лица, арестованные по подозрению в шпионаже, измене и предательстве, задержанные с фиктивными документами.

В 1943 году под грифом «Совершенно секретно» НКГБ СССР опубликовал два выпуска «Материалов по распознаванию поддельных документов» – азы этой «техники» теперь, можно сказать, знакомы любому, читавшему книгу Владимира Богомолова. Все, пожалуй, знают, что в фиктивные красноармейские книжки немцы по недомыслию вставляли скрепку из нержавейки…

Менее известно, что абвер и разведывательное подразделение СД «Цеппелин», как правило, снабжали своих агентов фиктивными «бумагами» – хотя бланки советских воинских документов в большом количестве попадали в их руки, а также фальшивыми орденами и медалями. Экономные немцы даже при изготовлении собственных наград использовали дешёвые металлы и их сплавы, сдавая драгметаллы в свой «фонд обороны». Поэтому, наладив к 1943 году производство «советских» медалей и орденов, абвер изготовлял их из томпака. Внешне фальшивки почти не отличались от оригиналов – правда, на «ордене Красной Звезды» красноармеец изображался не в сапогах, а в ботинках с обмотками. Для контрразведчиков подобные «награды» становились существенным основанием для подозрения в принадлежности человека к вражеской агентуре.

В особых случаях абвер и СД снабжали своих агентов подлинными советскими орденами и медалями, сделанными из золота, серебра, платины. Например, агент «Цеппелина-Норд» Таврин, направленный для совершения теракта против Сталина, имел настоящие, взятые у попавших в плен командиров Красной Армии ордена Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Красной Звезды и две медали «За отвагу». Но именно этот «иконостас», да ещё и Звезда Героя Советского Союза привлекли особое внимание контрразведчиков. Гитлеровцы явно переборщили – разведчику нужно быть скромнее…

Деятельность военных контрразведчиков по розыску – особенно на заключительном этапе Великой Отечественной войны – национал-социалистского руководства, руководителей и сотрудников спецслужб и карательных органов, военных преступников и их пособников, а также борьба с вооружённым подпольем на территории Германии, стран Восточной Европы и временно оккупированных советских землях заслуживают особенного внимания. Достаточно сказать, что в самом конце войны и в первые месяцы после её завершения военным контрразведчикам удалось разыскать и арестовать многих из своих непосредственных противников – руководителей немецкой военной разведки. Во внутренней тюрьме на Лубянке оказались начальник отдела «Абвер-1» Ганс Пиккенброк, заместитель начальника отдела «Абвер-2» и начальник «Абверштелле-Берлин» Эрвин Штольце, начальник отдела «Абвер-3» Франц фон Бентивеньи, начальник подразделения 3Ф1 (контрразведка за линией фронта) Фридрих фон Розенберг-Грушницкий, начальник «Абверштелле-Вена» Отто Эрнст Армстер, начальник «Абверштелле-Прага» Ганс фон Деммель, начальник «Абверштелле-Бухарест» Эрих Родлер, начальник отдела «Валли-2» Теодор Мюллер, ряд руководителей абверкоманд и абвергрупп, несколько начальников разведывательно-диверсионных школ и курсов.

В НАЧАЛЕ 1960-х годов наша страна буквально зачитывалась повестью Василия Ардаматского «Сатурн» почти не виден», а вскоре на киноэкраны, мгновенно завоевав зрительскую популярность, вышла трилогия режиссера Виллена Азарова: «Путь в «Сатурн», «Конец «Сатурна» и «Бой после победы». Было известно, что книга имеет реальную основу: подчинённая абверкоманде-1Б – с июля 1943 года абверкоманда-103 (радиопозывной «Сатурн») – разведшкола дислоцировалась сначала в пресловутой Катыни, а потом в белорусском городе Борисов, и там действительно работали советские разведчики Александр Иванович Козлов, Дмитрий Захарович Шинкаренко и другие. Однако о том, что прототипы героев этих произведений были зафронтовыми разведчиками «Смерша», не говорилось ни слова…

Ведением «контрразведывательной работы на стороне противника в целях выявления каналов проникновения его агентуры в части и учреждения Красной Армии» в ГУКР «Смерш» занимался 4-й отдел, которым сначала руководил генерал-майор Пётр Петрович Тимофеев, а с февраля 1944 года и до конца войны – генерал-майор Георгий Валентинович Утехин. Отдел численностью 25 человек состоял из двух отделений: одно готовило агентуру для действий за линией фронта, другое работало с полученными материалами. В действующей армии контрразведывательную работу в тылу противника вели 2-е отделы фронтовых управлений «Смерш».

Работа эта проводилась эффективно и по нарастающей: за первые десять месяцев существования ГУКР «Смерш» в германские разведывательные органы и школы были внедрены 75 агентов, из них 38, то есть половина, возвратились, успешно выполнив свои задачи. Они представили сведения на 359 сотрудников германской военной разведки и на 978 шпионов и диверсантов, подготавливаемых для переброски в наш тыл. В итоге 176 разведчиков противника были арестованы, 85 явились с повинной, а пятеро завербованных сотрудников германской разведки оставались работать в своих подразделениях по заданию «Смерш». Под влиянием нашей агентуры ряды власовской «Русской освободительной армии» покинули 1.202 человека.

Постепенно в практику работы военных контрразведчиков вошла заброска в немецкий тыл агентурных групп, в которые включался оперативный сотрудник «Смерш», опытные агенты, хорошо знающие местность и способные выполнять роль связных, а также радист.

За январь – октябрь 1943 года в тыл противника было направлено 7 таких групп – 44 человека, подчинённых непосредственно ГУКР «Смерш», которыми были привлечены к сотрудничеству 68 человек. Фронтовыми управлениями «Смерш» с 1 сентября 1943-го по 1 октября 1944 года было заброшено на оккупированную территорию 10 групп – 78 человек. Им удалось привлечь к сотрудничеству 142 человека, а шестеро агентов внедрились в немецкие разведорганы.

Постепенно работа зафронтовой агентуры упрощалась: к концу войны курсанты и сотрудники разведшкол противника всё охотнее шли на контакт, надеясь загладить свою вину перед Родиной. После выхода наших войск за территорию СССР зафронтовая работа стала постепенно сворачиваться – большинство разведорганов и разведшкол противника было разгромлено или расформировано, их личный состав вливался в подразделения вермахта.

ЗА ВРЕМЯ Великой Отечественной войны военной контрразведкой было обезврежено более 30 тысяч шпионов, около 3,5 тысячи диверсантов, свыше 6 тысяч террористов; в тыл противника было направлено более 3 тысяч агентов. Многие её сотрудники были удостоены государственных наград, а четверым из них: лейтенанту Г.М. Кравцову, старшему лейтенанту В.М. Чеботарёву, лейтенанту М.П. Крыгину, старшему лейтенанту П.А. Жидкову присвоено звание Героя Советского Союза. Всем, к сожалению, посмертно.

По неполным данным, в боях за свободу и независимость нашей Родины и при выполнении оперативных заданий погибли более шести тысяч сотрудников военной контрразведки.

14 марта 1946 года сессия Верховного Совета приняла решение переименовать Совет народных комиссаров в Совет министров. 19 марта на сессии Верховного Совета СССР был образован Совет министров. Сталин стал его председателем и министром Вооружённых Сил СССР.

Тогда же было создано Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР, в состав которого вошли все структуры бывшего НКГБ СССР. Контрразведка «Смерш» НКО и НК ВМФ СССР вошли в состав 3-го Главного управления МГБ с задачами контрразведывательного обеспечения армии и флота. Министром госбезопасности стал В.С. Абакумов, которому только тогда присвоили звание генерал-полковника, а его бывший заместитель Н.Н. Селивановский – начальником военной контрразведки. Таким образом, юридически Главное управление контрразведки «Смерш» НКО СССР просуществовало без малого три года.

ТОЛЬКО с конца минувшего ХХ века спецслужбы стали открывать свои тайны. Раньше на протяжении нескольких послевоенных десятилетий подавляющему большинству советских граждан название «Смерш» было известно лишь понаслышке. Разве что на страницах знаменитого шпионского романа Яна Флеминга «Из России – с любовью», посвящённого неутомимому Джеймсу Бонду, «Смерш» появился как «наиболее секретное подразделение Советского правительства», возглавляемое генерал-полковником с незатейливой русской фамилией Грубозабойщиков (Grubozaboyschikov). В общем, «развесистая клюква», хотя и написанная профессиональным разведчиком.

А потом вдруг о «Смерше» узнали все. В 1974 году нашу тогда ещё самую читающую в мире страну воистину потряс роман Владимира Осиповича Богомолова «Момент истины. В августе сорок четвёртого...». Книга выдержала порядка ста изданий и переведена на многие языки мира.

Между тем подлинные герои «Смерш», контрразведчики Великой Отечественной, продолжали жить среди нас, тихо и неприметно. Когда-то они – командиры и комиссары подразделений, учителя и комсомольские работники, инженеры и колхозные бригадиры – спешно изучив азы оперативной работы, вступили в смертельный поединок с абвером, из которого вышли победителями. Потом, возвращаясь к мирной жизни, они дали подписку: «никому и никогда». И молчали долгие десятилетия – ни намёка, ни полслова.

… Живёт в Москве такой замечательный человек – Олег Генрихович Ивановский. Ещё недавно он был так «засекречен», что дальше, пожалуй, и некуда. Ведь это – ведущий конструктор космического корабля «Восток»! Достаточно сказать, что 12 апреля 1961 года он самолично закрыл люк за Юрием Гагариным. Олег Генрихович – почётный член Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, отмечен многими государственными наградами.

Однако заслуги Ивановского в деле освоения космоса были рассекречены раньше, нежели тот факт, что… с 1942 года он служил в военной контрразведке – был оперработником «Смерш» в гвардейском кавалерийском казачьем полку, закончил войну в Чехословакии. В 1946-м Олег Генрихович в звании старшего лейтенанта был уволен в запас по инвалидности – вследствие фронтовых ран. Медицинский вердикт гласил: «Годен для работы в гражданских учреждениях при пониженном рабочем дне без тяжёлой физической и умственной нагрузки». А Ивановский, вопреки всем запретам, сумел подняться до самого космоса!

О том же, что известный писатель Фёдор Александрович Абрамов (трилогия «Пряслины», роман «Дом») служил старшим следователем следственного отдела ОКР «Смерш» Архангельского военного округа, миллионы поклонников его творчества узнали только через много лет после его смерти. Известно было, что он – фронтовик, но на подробностях военной биографии писателя внимание не заострялось. Между тем Фёдор Абрамов участвовал в ставшей знаменитой ныне радиоигре с немецкой разведкой «Подрывники», за что был награждён именными часами.

Вот такие люди служили в рядах контрразведки «Смерш». Стоит подчеркнуть, они далеки от карикатурных персонажей раскручиваемых сегодня СМИ фильмов – вроде сериала «Московский дворик» и боевика «Шпион» небезызвестного Б. Акунина. 

Источник: redstar.ru

 

Написал 24.10.2012, обновлено 24.10.2012
Это интересно
+5

В избранное  Пожаловаться Просмотров: 624  
             

Комментарии:

Для того чтобы писать комментарии, необходимо