Логика для всех

  Все выпуски  

Логика для всех


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru

И С Ч Е З А Ю Щ И Й   Б А Г А Ж

- Так вы говорите, это уже третий подобный случай? - инспектор Борг внимательно разглядывал маленького взволнованного человека с оттопыренными ушами, представителя компании "Грот", владеющей сетью привокзальных камер хранения.

- Вот именно! - сразу накалился тот. - И каждый раз мы несем значительные убытки.

- Расскажите о последнем случае, - инспектор был явно заинтригован. - Дело кажется и впрямь любопытным.

- Да тут, собственно, и рассказывать нечего. Три дня назад в нашу камеру хранения на Северном вокзале обратился некий человек - теперь мы знаем, что его зовут Стан Шпански - с просьбой принять его багаж. Это был не очень большой, но весьма тяжелый металлический ящик. Наш служащий не смог его даже приподнять, и тогда Шпански предложил свою помощь.

- Он что, чемпион мира по поднятию тяжестей? - недоверчиво пробурчал сержант Глум, сидящий на кожаном диване в углу кабинета.

- Не думаю, - неуверенно ответил представитель "Грота", - но то, что он настоящий богатырь, не вызывает сомнения. Как бы то ни было приемщик с радостью согласился. Тогда Шпански довольно легко отнес свою ношу на дальнюю полку и почти сразу вернулся. А вчера он пришел за своим багажом, и тут оказалось, что чертов ящик пуст. Шпански устроил скандал и потребовал денежной компенсации. Не желая огласки, компания замяла дело, заплатив ему тридцать тысяч доблей.

- Так, так, - Борг задумчиво барабанил пальцами по столу. - А вы проверяли тех, кто работал в камере во время хранения ящика?

- Естественно! У всех троих безупречная репутация. Они работают на компанию много лет и ни разу не были замечены ни в чем предосудительном. К тому же видеокамера, установленная около входа в камеру хранения, не зафиксировала ничего подозрительного.

- Любопытно, любопытно, - Борг даже чуть наклонился вперед от нетерпения. - А как выглядел ящик, когда его возвращали этому Шпански?

- Точно так же, если не считать того, что он был пуст. Да, вот еще, - спохватился клерк, смешно двигая ушами, - на верхней части задней крышки была открыта небольшая заслонка, прикрывавшая отверстие размером с теннисный мяч. А приемщик клянется, что, когда он принимал ящик, тот был полностью закрыт.

- Все ясно! - вдруг выпалил Глум. - Там были змеи! Ночью они выползли из ящика и... - глаза сержанта лихорадочно заблестели.

- Мы проверяли и эту безумную версию, - пренебрежительно отозвался представитель "Грота", устало махнув рукой. - Ничего и никого! Никаких следов!

- Довольно странные обстоятельства, - задумчиво пробормотал Борг.

- Но еще более странно, - продолжал, все более воодушевляясь, заявитель, - что это третий случай за последние два месяца. А когда мы подняли бумаги по предыдущим двум случаям, поразились еще больше: каждый раз "пострадавшим" был один и тот же человек, Стан Шпански. Вот мы и схватились за голову.

- Судя по всему, - едко вставил Глум, - она у вас одна на всю компанию. Кстати, - добавил он секундой позже, - вы каждый раз платили этому проходимцу по тридцать тысяч доблей?

- Да, - кротко ответил уязвленный чиновник, и его оттопыренные уши слегка покраснели.

- Замечательно! - почему-то обрадовался инспектор, потирая руки. - Скорее всего, мы имеем дело с мелким жуликом, случайно наткнувшимся на гениально простой способ изъятия денег у вашей компании. А кто из приемщиков работал в первые два раза?

- Совершенно другие люди, так как каждый раз Шпански орудовал на разных вокзалах. Должен вас заверить, - снова заволновался представитель "Грота", - что наша компания весьма заинтересована в разоблачении способа, которым пользовался этот прохвост. Больше того, - тут он извлек из кейса фирменный бланк с печатями и стал читать вслух: "Компания "Грот" обязуется выплатить двадцать тысяч доблей тому, кто раскроет секрет обмана".

- Вы правы, инспектор, - сразу оживился Глум, - дело и впрямь интересное. Жаль только, что жуликам компания платит на десять тысяч доблей больше. Впрочем, я, то есть, мы с инспектором готовы взяться за это трудное дело и за такую скромную сумму.

- Очень, очень рад, - обрадовался заявитель. - Сколько времени вам понадобится?

- Недели две-три, - небрежно ответил сержант, - но может быть, и меньше. Это зависит...

- Это зависит от того, - вмешался инспектор, - когда вы сможете заплатить нам двадцать тысяч доблей.

- Сразу после получения убедительного ответа.

- Тогда готовьте деньги. Я понял, в чем тут дело.

Что имел в виду инспектор Борг?

Т У Х Л А Я   Р Е П У Т А Ц И Я

- Мы никому и ничему не верим! Мы никого и ничего не боимся! Мы никого и ничего не просим! Мы требуем! Полной отмены бездарных законов! Полной смены разжиревшей власти! Полного отчета за расхищенные богатства!

Раскаленные фразы падали в подогретую пивом толпу, словно блины на сковородку. Нестор Совракис, лидер партии виртуальных анархистов и один из кандидатов в мэры, явно был в ударе.

- Каждому по потребностям, - вновь закричал он в микрофон, отчаянно размахивая руками, - вот девиз нашей партии! Каждой женщине дом, семью и стереотелевизор! Каждому мужчине пиво, женщину и последнюю модель "Запорседеса"! Голосуйте за меня, и скоро у вас все это будет! Помогите мне на выборах завтра, и я вам помогу послезавтра! Все за Совракиса!!

Последние слова кандидата утонули в одобрительном реве толпы. В воздух полетели пивные жестянки, кепки и партийные флажки с яркой эмблемой. Сотни глоток, перекрывая одна другую, завопили: "За Совракиса!..."

И только два человека на краю толпы, запрудившей площадь Контрреволюции, не принимали участия в этой вакханалии. Инспектор Борг и сержант Глум совершенно случайно оказались на предвыборном митинге, и теперь каждый по-своему реагировал на пламенную речь кандидата в мэры.

- Обратите внимание, сержант, - задумчиво заметил Борг, - на очень высокий темп речи и чрезмерную жестикуляцию оратора. Явные признаки проходимца.

- Парень он, конечно, ловкий, - согласился Глум, - на лету комара обреет. Но, с другой стороны, - тут сержант вспомнил все то, что Совракис гарантировал каждому мужчине, - он обещает отличные вещи.

- Дорогой мой, - Борг еле заметно улыбнулся, - обещания - это хлеб политиков. Вот вы лучше посмотрите, что пишет про Совракиса во вчерашнем "Обозревателе" наш мэр. - Инспектор вынул из кармана сложенную вдвое газету.

- Ну да, - скептически ухмыльнулся сержант, но газету взял, - а этот ваш мэр обещает что-нибудь другое. Кому верить?

И как раз в этот момент в толпе произошло какое-то движение, шум усилился. Обернувшись к трибуне, сыщики увидели рассвирепевшего Совракиса, тычущего вниз пальцем, и бросившихся в гущу людей охранников. Правое плечо анархиста было забрызгано чем-то желтым.

- Вот он! Вот он! - истошно кричал Совракис. - В красной кепке!

Толпа забурлила и придвинулась к трибуне.

- Чувствую, без нас не обойтись. - Энергично работая локтями и то и дело выкрикивая: "Дорогу! Полиция!", сержант ринулся к трибуне. Обреченно вздохнув, инспектор последовал за ним.

Через минуту сыщики добрались до Совракиса. Охранники уже выдернули из толпы какого-то тщедушного человечка в красной кепке, надетой задом наперед, и теперь он, зажатый их могучими телами, стоял перед разъяренной жертвой покушения.

- Это ты, Айрис! - истерично закричал политик, размахивая кулаками перед носом "террориста". - Я узнал тебя еще во время выступления. Я все время смотрел на тебя! Я...

- Простите, господин Совракис, - мягко, но настойчиво вмешался Борг, прервав не на шутку разошедшегося Совракиса. - Я инспектор Борг из полиции. Объясните, пожалуйста, что тут произошло.

- А, инспектор! - возбужденно обернулся к сыщику кандидат в мэры. - Вы как раз кстати. - Лицо Совракиса тут же приняло профессионально любезное выражение. - Я надеюсь, вы упечете мерзавца за решетку минимум на год.

- Вы знаете этого господина?

- О, да, - Совракис плотоядно улыбнулся, - еще бы не знать! Это Айрис Непер, с которым пять лет назад мы организовали партию виртуальных анархистов. А месяц назад он предал нашу идею и после шумного скандала был исключен из партии.

- Это ложь! - возразил Айрис. - Это ты предал нашу идею!

- Я думаю, вопрос о том, кто кого предал, уведет нас в сторону, - снова вмешался Борг.

- Вы правы, - Совракис с презрением отвернулся от своего бывшего товарища по партии, - тем более, что предал именно он... В общем, когда минут десять назад я заметил этого негодяя прямо перед собой, в пяти метрах от трибуны, то сразу насторожился и поэтому все время смотрел на него, ожидая какой-нибудь гадости. И, как всегда, оказался прав. Я произносил очередной лозунг и увидел, что он быстро взмахнул рукой, и почти сразу я почувствовал сильный удар в голову, от которого чуть не потерял сознание. Слава Богу, мне хватило сил указать охране преступника.

- Судя по цвету и запаху, - инспектор непроизвольно поморщился, - в вас попали тухлым яйцом.

- Какое это имеет значение? - раздраженно огрызнулся Совракис, ожесточенно стирая влажной салфеткой желтую массу на виске. - Ваше дело упечь Айриса Непера за решетку.

- Насчет яиц вы, пожалуй, правы. Это действительно не так уж важно. А вот в отношении вашего бывшего соратника, боюсь, вы сильно ошибаетесь, и его придется отпустить.

Почему инспектор Борг решил, что Айрис Непер невиновен?

К А Р Т Ы   В   Р У К И

Послеобеденная прогулка была одним из пунктиков комиссара Босси. Каждый раз он выбирал новый маршрут, досконально изучив в итоге все окрестности полицейского управления. Неизменным оставался лишь спутник любителя променада, инспектор Борг, неспешные беседы с которым благотворно сказывались на пищеварении комиссара полиции.

На этот раз череда известных переулков вывела обоих на неприметную улочку под элегическим названием "Тихий омут".

- А вот здесь, - вынув сигару изо рта, комиссар ткнул ею перед собой, - расположена штаб-квартира одной новой, но быстро растущей политической партии.

Босси тонко улыбался.

Прямо перед ними красовался помпезный особняк с двумя выпирающими, как бюст молочницы, круглыми балконами. Через все здание тянулся броский плакат, на котором аршинными буквами было написано:

ПАРТИЯ ОБМАНУТЫХ ВКЛАДЧИКОВ.
ВСТУПАЙТЕ В НАШИ РЯДЫ,
И МЫ ВЕРНЕМ ВАМ ВАШИ ДЕНЬГИ И НАДЕЖДУ НА БУДУЩЕЕ!

Чуть ниже мелким шрифтом добавлялось: "Вступительный взнос - всего 50 доблей".

- Да-а, - засмеялся Борг, увидев эту приманку, - верно говорят, что нет такого обманутого вкладчика, которого нельзя было бы обмануть во второй раз.

- А как вы думаете, инспектор, - комиссар снова засунул потухшую сигару в рот, - кого на свете больше, дураков или обманутых?

- Конечно, обманутых, - не задумываясь, ответил Борг.

- Но почему же?

- Да потому, что каждый дурак бывает рано или поздно обманут.

- Выходит, - не унимался Босси, - если создать еще и партию дураков, то обманутые все-таки победят их на выборах.

- Обманутые никогда не выигрывают, - печально вздохнул Борг и тут же остановился, с интересом разглядывая кучку оживленных людей на углу особняка. - Любопытно, что там происходит?

Подойдя ближе, сыщики увидели долговязую фигуру в немыслимом пиджаке, окруженную толпой зевак. Вкрадчиво, но отчетливо "пиджак" что-то внушал невидимому собеседнику, стоящему передним:

- Вам опять не повезло, дорогой друг. Видимо, звезды сегодня играют против вас. Но, может быть, - голос долговязого стал почти ласковым, - вы попробуете еще раз? Сорок доблей это не так уж и много.

- А-а, все понятно, - вяло махнул пухлой рукой комиссар, не желающий выходить из гастрономического транса. - Пойдемте, инспектор. Это всего лишь очередной жулик, дурачащий очередную жертву.

- Но я все-таки хочу посмотреть на этого простофилю. - Борг протиснулся чуть ближе к месту действия.

- Эх, была не была! - донесся до боли знакомый голос жертвы. - Попробую еще раз!

- Ба! Да это же сержант Глум! - от удивления сигара выпала изо рта Босси. - Бог ты мой, сколько же наивных дураков работает у нас в полиции!

- Тише, тише, - прошипел инспектор, придвигаясь еще ближе и увлекая за собой тучного комиссара. - Давайте посмотрим на само представление.

Из-за спин зрителей они увидели Глума (это был действительно он), отделенного небольшим складным столиком от долговязого. В чутких артистичных руках последнего трепетала тонкая колода карт.

- Итак, - голос мошенника, стоящего спиной к стенке здания, торжественно зазвенел, - напоминаю вам условия нашей игры. Вы берете эту колоду, тасуете ее, вытаскиваете карту, запоминаете, кладете обратно и снова тасуете. И заметьте, - долговязый медленно обвел присутствующих пронзительным взглядом, чуть дольше задержавшись на бесстрастном лице инспектора Борга, - все это вы делаете сами, без моего участия! Теперь самое главное: если после всего этого я смогу определить нужную карту, ваши деньги, - прохвост плотоядно улыбнулся, - становятся моими, если же нет - возвращаются к вам в тройном размере. Вы согласны?

- Да, да, - нетерпеливо поддакнул Глум, завороженно глядя на карты.

- Тогда приступайте.

Колода тут же перекочевала в руки Глума. Быстрыми ловкими движениями (и где только научился, подозрительно мелькнуло в голове у комиссара Босси) сержант тщательно перемешал карты.

- Теперь кладите ее на столик, - рявкнул долговязый. Глум тут же повиновался. - Тяните карту. Зачем-то оглянувшись по сторонам, сержант вытащил одну карту и тут же прижал ее к груди.

- Теперь давайте поменяемся местами. Идите сюда, к стенке, чтобы никто не подсматривал. В том числе, - долговязый широко улыбнулся, - и мои возможные помощники.

Обойдя столик, Глум послушно встал на его место.

- Теперь посмотрите и запомните вашу карту, затем верните ее в колоду и снова перетасуйте.

Сержант сделал все, что требовалось, и положил колоду на столик.

- А теперь внимание! - долговязый взял колоду и молниеносным движением выложил все карты в ряд лицом вверх (здесь только 15 карт из 36, мысленно отметил про себя Борг). Далее, сделав зверское выражение лица, он стал медленно вести рукой над картами. Над пятой картой рука дрогнула и остановилась. Все затаили дыхание.

- Вот она! - зловеще произнес долговязый и поднял глаза на побледневшего Глума. - Шестерка треф!

- Точно! - с досадой и восхищением произнес сержант, с неохотой доставая проигранные деньги.

В толпе зевак зааплодировали. Долговязый шулер самодовольно раскланялся, а Глум растерянно оглянулся вокруг и наконец-то увидел коллег по работе:

- Инспектор Борг! - радостно заорал он. - Комиссар Босси!!! Что вы тут делаете?

- Нет, что вы тут делаете? - грозно насупился Босси.

- Да сам не знаю, что это на меня нашло, - расстроенно вздохнул сержант, то и дело ощупывая опустевший карман. - Только полный идиот мог наступить на эти грабли дважды.

- Ну, к вам это не относится, - успокоил беднягу Борг. - Ведь вы наступили на них по крайней мере три раза. Жаль только, что вы попались на этот трюк.

- Так, значит, это все-таки надувательство? - вскипел Глум, сжимая кулаки.

- Нет, нет, успокойтесь, - улыбнулся инспектор. - Никаких крапленых карт, зеркал и сообщников. Все без обмана. Это просто фокус. Дело в том, что...

Что имел в виду инспектор Борг?

Н Е У Д А Ч Н Ы Й   П О Д А Р О К

День рождения жены всегда был суровым испытанием для сержанта уголовной полиции Глума. Сложности начинались уже на подступах к этому священному празднику. Составить километровый список гостей, накупить гору продуктов, продумать план сногсшибательной вечеринки - от одного этого можно потерять интерес к жизни.

А тут еще подарок. Угодить капризной и избалованной Матильде было в сто раз сложнее, чем непосредственному начальнику сержанта, инспектору Боргу.

Опять же деньги. Жадноватый Глум всегда пытался сэкономить на материальных знаках любви к супруге, за что всегда потом расплачивался вдвойне. Но на этот раз он решил превзойти самого себя и всю свалившуюся на него премию в тысячу доблей потратить на презент обожаемому Пончику.

- Что можно купить на тысячу доблей в подарок шикарной, но суровой женщине? - напрямик спросил он Борга, памятуя о прошлогоднем провале с газонокосилкой.

- У вашей жены день рождения? - сразу догадался проницательный Борг.

- Да, будь он неладен, - раздраженно буркнул сержант. - И на этот раз ошибиться нельзя.

- А вы подарите ей что-нибудь красивое, в чем она плохо разбирается. Например, картину.

- Картину? - Глум был явно озадачен. - А я собирался подарить ей горные лыжи.

- Так ведь она даже на обычных лыжах не умеет кататься, - засмеялся Борг, на мгновение представив весьма упитанную Матильду, лихо мчащуюся по горному склону мимо испуганных туристов.

- Ну-у, научится когда-нибудь, - в голосе Глума явно не было уверенности. - Хотя, - взгляд его оживился, - идея с картиной лучше. А где ее можно купить?

- О-о, это проще простого, - обрадовался инспектор. - Я как раз собираюсь прогуляться в Болонский парк. А там, на аллее Искусств, просто толпы художников, мечтающих впарить вам свои шедевры. Так что собирайтесь, составите мне компанию.

- Инспектор! - Глум сиял. - Вы решаете все мои проблемы!

Через пятнадцать минут оба сыщика уже чинно прохаживались по аллее мимо вереницы развешанных и расставленных как придется картин всевозможных направлений и стилей. Тут и там стояли, сидели и даже лежали на травке авторы этих творений. Сержант Глум, впервые попавший на подобное представление, вертел головой направо и налево и был просто ошарашен.

- Вот это да! - вдруг остановился он перед акварельным портретом обнаженной купальщицы рубенсовских очертаний. - Это будет отличным подарком моей Матильде.

- Мне кажется, - усмехнулся Борг, - вы больше думаете о подарке себе. К тому же у Ренуара женщины гораздо лучше.

- Это ваш знакомый? - сразу заинтересовался Глум. - Может, тогда сходим к вашему Гренауру?

- Боюсь, что вы опоздали лет на сто. - Борг почему-то занервничал. - Пойдемте дальше.

- Нет, подождите! - уперся Глум, не в силах оторвать взгляд от виолончельных форм купальщицы. - Сколько стоит эта картина? - не мешкая, обратился он к дремавшему рядом бородачу подозрительной наружности.

Тот мгновенно вскочил с раскладного стульчика.

- Всего лишь пятьсот доблей.

- Пятьсот доблей! - обрадовался Глум, но тут же вспомнил про твердое желание потратить всю премию. - А нет ли у вас такой же, но в два раза больше?

- О-о, я чувствую истинного ценителя красоты, - засуетился художник, предвкушая барыш. - Вам крупно повезло. У меня есть любые размеры. - И он, словно фокусник, извлек откуда-то из-за спины точно такую же картину большего формата. - Эта работа стоит тысячу доблей.

- Беру! - почти выкрикнул Глум, обалдев от еще более могучих форм.

- Вы с ума сошли! - наконец-то пришел в себя Борг и потянул Глума за рукав. - Эта мазня не стоит и сотни.

- Вы ничего не понимаете в современной живописи! - отмахнулся Глум и полез за бумажником.

- Одну минутку! - неожиданно вмешался художник, алчно блеснув глазами. - Тут есть одно препятствие. Эту работу уже приобрел вон тот господин. - Он показал рукой в сторону тощего всклокоченного субъекта, курившего неподалеку. - Кстати, известный искусствовед, специалист по современной живописи. Но, - бородач замялся, - если вы заплатите на сто доблей больше, я уступлю картину вам. - Маэстро, - окликнул он искусствоведа, - вы не будете возражать, если я перепродам эту купальщицу, которую вы только что купили?

- Постойте, постойте! - всплеснул руками субъект. - Но ведь я уже приобрел этот холст!

- Да, но этот господин хочет заплатить больше, - выдавая желаемое за действительное, кивнул художник в сторону Глума.

- Э-э, гм, - замялся сержант, явно колеблясь.

- Поздравляю, коллега, - расшаркался перед Глумом "специалист по современной живописи", - у вас отличный вкус! Сразу видно знатока! Боюсь, что работа достанется вам, у меня больше нет с собой денег. Мне очень жаль, - добавил он, чуть не плача, - расставаться с этой блестящей картиной.

Похвала "коллеги" сразила несчастного Глума наповал.

- Хорошо! - воскликнул он в явном помрачении рассудка. - Беру за тысячу сто!

Дрожащими от нетерпения и жадности руками он стал отсчитывать купюры.

- Сержант Глум! - неожиданно рявкнул интеллигентный Борг. - Приказываю вам спрятать деньги и следовать за мной.

Сержант вздрогнул и инстинктивно повиновался.

- Что такое, инспектор? - забеспокоился он. Здравый смысл и природная подозрительность постепенно возвращались к нему. - Тут что-то не так? Но ведь вы же слышали, что сказал искусствовед про эту картину?

- Это такой же искусствовед, как и вы, - засмеялся Борг, уводя Глума подальше от опасного места. - К тому же оба этих мошенника в сговоре.

Что вызвало подозрения инспектора Борга?

С Ч А С Т Л И В А Я   К У П Ю Р А

С самого утра комиссар полиции Босси был странно задумчив и рассеян. Сначала он безуспешно пытался подписать приказ давно потухшей сигарой, затем, проходя по коридору, машинально кивнул своему отражению в зеркале. А в довершение всего, входя в комнату, занимаемую инспектором Боргом и сержантом Глумом, долго и с остервенением дергал дверь не в ту сторону.

Проницательный Борг, поспешивший ему на выручку, сразу отметил подавленное состояние своего шефа.

- У вас что-то невеселый вид, господин комиссар, - осторожно заметил он.

- Да так, мелкие неприятности, - нехотя отозвался Босси. - Вчера поставил сто доблей на бегах и проиграл. Но обиднее другое: ведь я действовал по особой системе и даже в кассу платил специальной счастливой купюрой.

- А разве бывают несчастливые? - поразился алчный Глум. - Меня лично любая бумажка в сто доблей делает счастливым.

- Да нет, - с досадой отмахнулся Босси, - я имел в виду ее счастливый номер. Есть верная примета: купюра, у которой сумма первых трех цифр равна сумме трех следующих, приносит удачу. А номер моей купюры был как раз таким - 535535.

- Ну, так и что же? - нетерпеливому Глуму как всегда хотелось ясности. - Вы поставили свою счастливую сотню на какую-то клячу, и она...

- Пришла последней, - сокрушенно вздохнул комиссар, и обширный живот его печально заколыхался. - Неужели мой метод неверный?

- Не волнуйтесь, - пряча улыбку, успокоил его инспектор, - просто вы не заметили, что в вашем случае сумма цифр и слева, и справа равна 13. А это сулит несчастье.

- Точно, - обрадовался комиссар, - я и не подумал об этом.

- Кстати, а какой по счету пришла ваша лошадь?

- Тринадцатой, - машинально ответил Босси и тут же просиял. - Я понял, куда вы клоните! Значит, метод все-таки верный. Числа никогда не обманывают! Не зря великий Пифагор говорил, что самое священное на свете - лист мальвы, а самое мудрое - число.

- А вы что, интересуетесь математикой? - удивился Борг.

- О, да, с детства. Я единственный из нашего гимназического класса сдал вступительный экзамен по математике в академию на "три".

- Нашли чем гордиться, босс, - засмеялся Глум. - Я тоже единственный из нашего класса всегда имел по математике "тройку".

- Да, но в моем случае, - оскорбился комиссар, - все остальные получили "два". - И он победно посмотрел на пристыженного сержанта.

- Так в чем же проявляется ваш интерес к математике? - увел разговор с опасного поворота инспектор.

- До сих пор люблю возиться с числами, - сразу оживился Босси, - подмечать всякие закономерности. Вот, например, - обратился он к сержанту, - как вы будете запоминать новый телефонный номер нашего участка - 101125?

- Что тут запоминать? - удивился сержант. - Ровно 101 килограмм весит моя жена, а как раз 125 доблей мне должен Грабский из отдела мелких хищений.

- Нет, нет, - запротестовал слегка уязвленный комиссар и потянулся за сигарой. - Это совершенно дилетантский подход. Я запоминаю его строго научным методом. Смотрите, если тройку в четвертой степени умножить на четверку в третьей степени, а затем к результату прибавить корень квадратный из... э-э ... кажется ... нет ... как же там было... - тут комиссар явно запутался, но, чтобы выйти из щекотливого положения, широко улыбнулся и непринужденно похлопал восхищенного Глума по плечу. - Ну а дальше совсем просто, я думаю, вы поняли.

- Просто поразительно, - деликатно заметил Борг, - как много всякой информации вы держите в голове, запоминая всего лишь телефонный номер.

- Да, математика мне часто помогает, - согласился Босси, польщенный похвалой знаменитого сыщика. - Вот, правда, "счастливая" сотня подвела, - снова помрачнел он, вспомнив свою вчерашнюю промашку.

- А у меня есть действительно счастливая купюра в один добль, - инспектор Борг отвлек комиссара от грустных воспоминаний. - Я даже заплатил за нее одному человеку целых пять доблей.

- Ну-ка, ну-ка, расскажите, - воодушевился комиссар. - Там тоже совпадали суммы цифр?

- Ничего подобного. Но когда неделю назад мне позвонил какой-то незнакомец и предложил купить эту бумажку за пять доблей, я сразу согласился.

- Вы ее когда-нибудь видели до этого? - Комиссар был явно заинтригован.

- Ни разу! Но все равно купил. Да и вы бы с сержантом тоже, наверно, поступили так же.

- Купить один добль за пять? - возмутился Глум, известный своей скупостью. - Никогда на свете! Вы, что, меня за идиота считаете?

- Не знаю, не знаю, - задумчиво ответил Борг. - Во всяком случае, этот ловкач признался мне, что продал в этот день еще двадцать подобных купюр другим "идиотам". Причем все они не были знакомы ни с ним, ни друг с другом.

- Ничего не понимаю, - комиссар даже слегка растерялся. - Купюры были разные и настоящие?

- Да, самые обычные бумажки в один добль.

- Я понял! - радостно хлопнул себя по лбу сержант Глум. - Все эти люди, кроме инспектора, были сумасшедшие. Правда, - тут он подозрительно посмотрел на Борга, - в нем я уже тоже начал сомневаться.

- Успокойтесь, старина, - рассмеялся инспектор, - все покупатели абсолютно нормальные люди. Сделаю одну подсказку: каждый из нас ни за что не купил бы купюру, предложенную другому.

- А-а, - вдруг воскликнул комиссар Босси, - я, кажется, догадался, в чем тут дело.

А в чем тут, действительно, дело?

З У Б   З А   З У Б

- Вы уверены, что это хороший врач? - в который раз спросил сержант Глум, напряженно прислушиваясь к стонам и жужжанию, доносившимся из кабинета дантиста.

- Не уверен, - честно признался инспектор Борг, - но мне посоветовал обратиться к нему комиссар Босси. Так что, - Борг беспечно улыбнулся, - у нас есть возможность узнать, как шеф к нам относится.

- Вам легко веселиться, - проворчал Глум, нервно дотрагиваясь до внушительного флюса на правой щеке, - вам только маленькую пломбочку поставить. А мне этот доктор Менгель, наверно, всю челюсть разворотит.

Тем временем в кабинете на несколько мгновений воцарилась тишина.

- Вот видите, - бодро заметил Борг, - пациент уже не кричит и не стонет. Значит, все нормально, и сейчас ваша очередь.

- Что вы, что вы, инспектор! - в испуге замахал руками Глум. - Только после вас. Вы старший по званию.

- Ну и что! - запротестовал Борг. - Зато у вас более серьезный случай. К тому же, - многозначительно добавил он, - пока меня будут лечить, с вами может случиться какая-нибудь неприятность.

- Что вы имеете в виду? - сразу побледнел Глум.

Не успел инспектор ответить, как из кабинета дантиста донеслись жуткий крик и грохот падающего тела.

- Бедняга, - невозмутимо прокомментировал Борг и перекрестился. - Ну что ж, и такое бывает. Не зря говорят, что каждый хороший врач имеет свое собственное кладбище... Что с вами, старина?

Заметив, что побледневший Глум находится в полуобморочном состоянии, инспектор поспешил приободрить его.

- Ну, ну, сержант, мужайтесь. Даже Громила Бульд нагонял на вас меньше страха.

В ту же секунду дверь кабинета распахнулась, в коридор выскочил какой-то человек с перекошенным от злости лицом и бросился к выходу. Когда занятый Глумом инспектор оглянулся, он успел увидеть только мелькнувшие в конце коридора желтые кроссовки.

- Видите, наш бедняга выжил и даже быстро пришел в себя, - успокоил Глума инспектор. - Странно, правда, что...

Ему снова не дали договорить: из кабинета вывалился сам доктор Менгель. Держась мозолистой рукой за окровавленную челюсть, он - неожиданно тонко и шепеляво - закричал на остолбеневших сыщиков:

- Сто вы сидите, как статуи? Заделсите этого бандита! Он выбил мне два суба!

Глум мгновенно пришел в себя. Обрадованный возможностью не идти на прием к дантисту, он тут же ринулся в погоню. Чуть поколебавшись, инспектор Борг поспешил следом.

Через несколько минут преследователи были уже на улице.

- Куда побежал человек в кроссовках, который только что выскочил отсюда? - спросил Борг у невозмутимого привратника, с важным и задумчивым видом созерцающего снующих перед ним людей.

- Вы найдете его в сауне "Чистилище Даля" на той стороне улицы, - даже не повернув головы в сторону инспектора, отозвался привратник...

В приятном полумраке предбанника волнующе пахло пивом. Четверо мужчин, укрытых длинными махровыми полотенцами, расслаблялись после парилки.

Один из них - с большими оттопыренными ушами - играл партию в шахматы сам с собой, другой - похожий на спортсмена - читал газету, третий - бледнолицый и горбоносый - дремал, а четвертый - костлявый тип с изможденным лицом - вяло разглядывал внезапно появившихся сыщиков.

- Это он! - одновременно воскликнули Борг и Глум, указывая на бледнолицего.

Еще через минуту инспектор Борг уже допрашивал не успевшего прийти в себя любителя сауны:

- Только что было совершено нападение на доктора Менгеля. У нас есть все основания подозревать в этом преступлении вас.

- Меня?! - возмутился бледнолицый. - Да я первый раз слышу про этого вашего Гегеля. Да и вообще, я уже два года не был у дантистов. Терпеть их не могу!

- Вот в этом я не сомневаюсь, - согласился Борг. - И все-таки нам придется арестовать вас.

Как инспектор догадался, кто из четырех мужчин преступник?

У М Н Ы Е   П А Л Ь Ц Ы

Фильм "Необъяснимые чудеса и тайны" произвел сильное впечатление на сержанта Глума. Выйдя из кинотеатра, он впал в задумчивость и только через пять минут вспомнил о шагавшем рядом инспекторе Борге.

- Скажите, инспектор, - обратился сержант к знаменитому сыщику, - а вы верите в чудеса?

- Чудеса появляются там, где в них верят, и чем больше в них верят, тем больше их появляется, - процитировал Борг известного мудреца.

- Значит, не верите, - огорченно заключил сержант, но тут же оживился. - А хотите, я покажу вам настоящее чудо, и не где-нибудь там в пустыне, а здесь, рядом?

- Представляю себе это чудо, - скептически хмыкнул Борг.

- Ах, так! - воскликнул сержант. - Ставлю сто доблей, что вас оно убедит!

- О, это уже чудо! - согласился Борг, хорошо знающий скупость Глума. - Ну что же, идет. А я плачу двести доблей, если не смогу объяснить ваше чудо.

Через несколько минут сержант привел инспектора к разукрашенному шатру в центре парка. Перед входом в шапито элегантный господин во фраке, обворожительно улыбаясь, энергично зазывал прохожих:

- Дамы и господа! Сегодня последний день, когда вы сможете познакомиться со знаменитым магом Теном Амбо, умеющим читать пальцами! Всего за десять доблей вы увидите то, чего не делает ни один другой человек в мире!

- Это и есть ваше чудо? - усомнился Борг.

- Да, да, - нетерпеливо отмахнулся Глум, покупая билеты. - Давайте поторопимся, сеанс уже начинается.

Они вошли внутрь. На небольшой сцене, окруженной тремя десятками сидящих на складных стульях зрителей, уже появился загадочный человек с удивительно асимметричным лицом и тяжелым гипнотическим взглядом. Выдержав паузу, он неуловимым движением извлек из воздуха небольшую записную книжку. Маг вырвал из нее несколько чистых листков в клеточку и обратился к публике:

- Я Тен Амбо, единственный человек, умеющий читать пальцами то, что написано на бумаге. Сeйчас вы убедитесь в этом. Попрошу десять добровольцев из зала.

Несколько человек охотно подошли к магу. Увидев среди них эффектную блондинку, Глум тоже сорвался с места, став десятым участником эксперимента.

- Каждый из вас, - обратился Тен Амбо к добровольцам, - напишет несколько слов - все, что хотите - на этих листках бумаги.

Маг раздал вырванные из блокнота листки.

Закрываясь от других и от Амбо, все старательно написали что-то на своих листочках.

- Сверните листки в трубочки и бросьте в этот черный мешок, - приказал маг.

Все повиновались.

- Теперь прошу садиться! - загремел маг. - Внимание!

Глядя куда-то вверх, он засунул руку в мешок. Все замерли.

- Читаю первую записку! Так, почерк на ней явно мужской, - пробормотал маг, ощупывая записку в мешке. - Ага! Есть! Слушайте! "Я не верю в эту чепуху!" Кто написал эту фразу? - грозно сверкнув глазами, маг вытащил свернутую трубочкой записку из мешка.

- Я, - поднялась с третьего ряда потрясенная блондинка. - Но я не хотела вас обидеть, - тут же начала оправдываться она. - Я была уверена, что вы не сможете прочитать мою записку пальцами.

- Так думают многие, - кивнул маг, разворачивая записку блондинки. - А почерк у вас и впрямь мужской, - добавил он, убедившись, что прочитал записку верно.

По залу пробежал гул восхищения.

- Читаем дальше, - маг снова запустил руку в мешок. - А здесь, - он улыбнулся, - наоборот, почти детский, наивный почерк. Да и текст в общем-то слегка глуповатый: "Да здравствуют блондинки!" Кто автор этого "шедевра"?

- И вовсе у меня не детский почерк! - вскочил с места раздосадованный Глум, вызвав дружный смех присутствующих. - А насчет блондинок, - сержант бросил взгляд на понравившуюся ему девушку, - это вовсе не глупо.

Сержант с громким стуком сел на свое место.

После эпизода с Глумом Тен Амбо с тем же успехом прочитал остальные восемь записок. Восхищенные зрители долго аплодировали магу в конце представления.

- Ну, что я вам говорил? - возбужденно спрашивал Борга Глум уже на выходе из шатра. - Убедились? Гоните монету.

- Боюсь, что в проигрыше будете вы, - невозмутимо парировал инспектор. - Ведь это просто надувательство.

- Надувательство? - задохнулся от возмущения Глум. - Объясните тогда, в чем тут дело!

- Пожалуйста. Начнем с того, что само по себе уже подозрительно имя этого так называемого мага. Прочитанное с конца, оно означает "обманет".

- Действительно. - Глум был явно обескуражен. - Но это просто случайное совпадение, - тут же нашелся он. - Ваша фамилия, между прочим, если ее прочитать с конца, тоже звучит подозрительно.

- Ну, ладно, - согласился Борг, слегка покраснев. - Не будем об этом. Главное в другом. Вы заметили, что после "прочтения" пальцами маг всегда разворачивал записку и прочитывал ее глазами?

- Конечно, чтобы убедиться, что все правильно.

- В этом-то и состоит разгадка! А если добавить, что блондинка, как я думаю, работает заодно с магом, то все становится ясно.

Что имел в виду инспектор Борг?

Л Е Т А Ю Щ А Я   Т А Р Е Л К А

Как всегда, по вторникам инспектор Борг докладывал комиссару полиции Босси о ходе расследования наиболее сложных дел. К концу первого часа, совершенно утонув в плотных клубах сигарного дыма, испускаемых комиссаром через равные промежутки времени, Борг перестал что-либо соображать и мысленно взмолился о помощи.

Она не заставила себя ждать: дверь с треском распахнулась, и в кабинет влетел сержант Глум, потрясая обрывком газеты.

- Сенсация, комиссар! - завопил он с порога. - Инопланетяне воруют наших людей! Скоро мы будем заниматься расследованием в космосе!

- Ура! - тихо пробормотал инспектор, жадно вдыхая свежий воздух, ворвавшийся в тесную каморку.

- А, вы тоже здесь! - обрадовался сержант, с трудом разглядев в сизом тумане фигуру Борга. - Вас это тоже поразило? - продолжал он кричать, неверно истолковав восклицание сыщика.

- Да успокойтесь вы! - нетерпеливо перебил ошалевшего сержанта комиссар Босси и, привстав из бездонного кожаного кресла, захлопнул дверь. - Что, собственно, случилось?

- Ничего особенного, - ехидно отозвался Глум. - Обычное дело: плохие парни с Альфа Центавра шастают тут днем и ночью, таскают потихоньку людишек, а потом, понимаешь, засоряют наше родное околоземное пространство своими чертовыми тарелками.

- Все ясно, - вздохнул Борг, потирая виски, - сержант опять начитался своей любимой газеты "Скандалы и тайны"!

- Вот и нет! - торжествующе парировал Глум. - Об этом написано как раз в вашей любимой газете.

Он сунул под нос изумленному Боргу пожелтевший клочок газеты.

- Действительно, - сыщик даже протер слегка запотевшие очки, чтобы лучше видеть, - это страница из "Обозревателя", самой серьезной газеты в городе. Но я что-то не припомню этого номера.

- И неудивительно, - снисходительно пояснил Глум. - Весь тираж газеты уничтожили в самый последний момент по указанию свыше, но мой знакомый в типографии сумел сохранить обрывок одного из экземпляров. И хотя всем было приказано молчать, он за хорошее вознаграждение передал листок со статьей мне.

- Ну, ладно, ладно, - примирительно сказал комиссар, явно заинтригованный, - читайте, что там написано.

- Давно пора послушать, а не отпускать глупые замечания, - обрадовался Глум и, повернувшись к Боргу, добавил: - Слушайте внимательно, инспектор, - это вам не дело о мелких воришках.

Прокашлявшись, сержант торжественно поднес газетный листок к глазам:

- Секретный доклад министерства обороны! "Летучий голландец" в космосе! На орбите обнаружена брошенная летающая тарелка! Инопланетяне похищают только лысых! Побег в никуда из космической тюрьмы!

- Каково, а? - Глум явно гордился произведенным эффектом. - Но это только заголовки, слушайте дальше. - Он снова уткнулся в газету. - Ровно три недели назад человечество столкнулось с самой удивительной загадкой за всю свою историю. Об этом стало известно нашему корреспонденту, с невероятными трудностями доставшему копию секретного доклада министерства обороны президенту. Приводим выдержки из этого суперсенсационного сообщения: "11 марта многоразовый космический корабль "Шастл" с тремя звездонавтами на борту совершал запланированный полет в заданном режиме по заказу нашего генерального штаба и некоторых спецслужб. В 7 утра по столичному времени на околоземной орбите был обнаружен неопознанный летающий объект, не подающий признаков жизни и не отвечающий на сигналы. Попытка приблизиться..."- Так, тут я пропущу описание того, как наши ребята проникли внутрь, - Глум перевернул страницу. - Ага, вот: "...На борту НЛО не было найдено ни одного живого существа, если не считать необычной фиолетовой плесени кубической формы... В самой дальней, овальной, каюте, судя по всему, содержались десять пленных землян. Во всяком случае на стене каюты висели обрывки написанной обычной шариковой ручкой записки. Тут же плавали в воздухе чьи-то носки 45-го размера, кулинарная книга и шариковая ручка фирмы "Панкер", соединенная тонкой бечевкой со стенкой. В потайном ящике под одной из кроватей было обнаружено 27 зарядов большой мощности от неизвестного оружия... Приводим сохранившийся текст записки: "Мы, десять землян, были похищены и увезены на инопланетном корабле. Принцип, по которому нас отбирали, остался неясен, хотя единственное, что нас объединяет, - полное отсутствие волос на голове... Первые три дня мы общались только с роботами, но сегодня ... Поэтому ... несмотря ... решились бежать... Захватили оружие ... Прощ...".

- Что вы теперь скажете? - сержант бросил газету на стол. - Просто жуть какая-то!

- Там точно написано, что все похищенные земляне были абсолютно лысыми? - спросил комиссар, непроизвольно поглаживая внушительную плешь на затылке.

- Смотрите сами, - сержант ткнул пальцем в газету.

- М-да, - успокоенно промычал Босси, оторвавшись от статьи. - Эти журналисты всегда все преувеличивают. Я не думаю, что нам угрожает серьезная опасность. К тому же, - он раскурил новую сигару чудовищной величины, - сдается мне, что этих плохих парней с Альфа Центавра уже нет в живых.

- Скорее всего, - неожиданно очнулся Борг, отгоняя клубы дыма от своей многострадальной головы, - их и вовсе не было. А этот знакомый Глума - большой шутник. И к тому же неплохо заработал на доверчивости сержанта.

Почему инспектор не поверил газетной статье?

П Р О П А В Ш А Я   Д А М А

После обеда сержант Глум разгадывал свой любимый "Полицейский кроссворд". Он споткнулся на первом же слове по горизонтали.

- Обезьяноподобное млекопитающее из семи букв, обезьяноподобное млекопитающее из семи букв... - как заклинание твердил Глум.

- Ну что вы за человек, сержант? - донесся до него голос инспектора Борга. - Я вас уже третий раз окликаю, а вы сидите как истукан.

- Человек, человек, - эхом отозвался Глум, и вдруг его лицо озарилось счастливой догадкой. - Человек! - радостно завопил он. - Семь букв! Ведь это и есть обезьяноподобное млекопитающее!

- Да-да, именно обезьяноподобное, - охотно согласился инспектор, наблюдая за бурной жестикуляцией Глума. И тут же добавил: - Очень сожалею, сержант, но нас срочно вызывает драконоподобное млекопитающее.

- Вы имеете в виду комиссара Босси? - руки Глума сами собой вытянулись по швам.

- Вот именно. Он ждет нас через минуту.

Сбивая стулья, сержант ринулся в кабинет комиссара...

- Господа, - внушительно нависая над письменным столом, комиссар полиции Босси казался как никогда встревоженным, - дело, которое я хочу поручить вам, чрезвычайно важное и касается лично меня. Да, меня, - повторил Босси, заметив недоумение сыщиков, и все три его подбородка заколыхались от гнева. - Сегодня утром банда обнаглевших преступников похитила мою тещу.

- Вашу тещу?! - Глум даже подпрыгнул от изумления. - Да кому она нуж.., - начал было он, но вовремя спохватился.

- Сержант хотел сказать, - пришел на помощь Борг, - что ему не понятны мотивы этого преступления.

- Как раз с этим все ясно. - Комиссар устало плюхнулся в кресло. - Во-первых, это дерзкий вызов всей нашей полиции. На карту поставлена честь моего мундира. Во-вторых, деньги. Только что звонил один из преступников. Сообщил, что сегодня в 5 часов утра из своей квартиры на Кленовом бульваре была похищена госпожа Горгония, то есть моя теща, и потребовал за ее освобождение выкуп в семьдесят восемь тысяч доблей.

- Довольно странная сумма, - заметил Борг.

- Какая бы странная она ни была, - не унимался Глум, - нельзя отдавать за тещу такие сумасшедшие деньги. Да я готов сам доплатить, только чтобы моя теща...

- Но речь идет о моей теще, - перебил его комиссар. - К тому же она стоит гораздо дороже. Позавчера на семейном обеде она похвасталась, что уже почти миллионерша: на ее счетах лежит девятьсот двадцать две тысячи доблей. Как бы то ни было, моя жена требует, чтобы это дело было поручено только инспектору Боргу. Прошу вас обоих немедленно выехать на место преступления.

Через несколько минут инспектор Борг, сопровождаемый неизменным Глумом, уже осматривал квартиру госпожи Горгонии.

Всюду царил образцовый порядок. Сияла чистотой изысканная посуда на кухне, на своих местах покоились замысловатые кулинарные приспособления. Манили белизной роскошные полотенца в ванной, в строгом порядке расположились дорогие письменные приборы на столе в кабинете, аккуратно разложенное по полочкам, дышало свежестью тонкое кружевное белье в спальне. В идеально чистой клетке у изголовья кровати весело жевала что-то упитанная морская свинка.

Задержавшись на ней взглядом, Глум печально вздохнул:

- Эх, сюда бы мою тещу на экскурсию. Такая здесь кругом чистота и порядок.

- Ну, не везде, положим, - возразил Борг, указывая на скомканные простыни и одеяла, в беспорядке разбросанные на постели. На пышной подушке засохло несколько капель крови.

- Это и ежу ясно, - парировал Глум. - Все признаки борьбы налицо. Представьте себе. В пять утра сюда вламывается банда громил, набрасывается на мирно посапывающую старушку, божий одуванчик, начинает крутить ей руки и запихивать в какой-нибудь грязный мешок. Та, естественно, сопротивляется, кусается и царапается. А ко всему прочему...

Тут зазвонил телефон, и Борг поднял трубку.

- Инспектор Борг? - донесся рокочущий басок комиссара Босси. - Ну что, нашли что-нибудь?

- Да так, ничего особенного. Но теперь я, как и сержант Глум, считаю, что выкуп нельзя выплачивать ни в коем случае.

- Вы тоже стали тещененавистником? - поразился на том конце провода Босси.

- Да нет, - улыбнулся Борг. - Просто я понял, что похищение инсценировано самой госпожой Горгонией.

Что заставило инспектора Борга сделать такой вывод?

О Г Р А Б Л Е Н И Е   К О Л Л Е К Ц И О Н Е Р А

- Нет, как я мог такое допустить?! О, какое несчастье! Почему, ну почему я не нанял охранника? - маленький всклокоченный человечек с огромным синяком под правым глазом бегал взад и вперед по огромной комнате, уставленной антикварной мебелью, то и дело издавая горестные восклицания.

- Успокойтесь! - поморщился инспектор Борг.

Его вызвали вместе с сержантом Глумом на квартиру господина Голдау, известного коллекционера марок, для расследования ограбления. Пропала бесценная коллекция.

- Лучше расскажите, как это все случилось, - посоветовал Глум.

- Хорошо. - Человечек остановился и неожиданно успокоился. - Час назад я вышел из квартиры, чтобы отвезти на международную филателистическую выставку, проводимую нашим культурным центром, свою уникальную коллекцию марок прошлого века. Машина с присланным из центра шофером уже ждала меня внизу.

- Коллекция была застрахована? - коротко бросил Борг, пристально вглядываясь в разукрашенное лицо господина Голдау.

- Да, конечно. И на очень приличную сумму. Но разве можно заменить то, что собирал всю жизнь, деньгами? - Лицо несчастного исказило отчаяние. - Вы никогда не сможете понять, что это значит для настоящего коллекционера! Это была цель моей жизни... Теперь все рухнуло...

Он отвернулся к окну, не в силах продолжать.

- Ну и что же было дальше? - выждав минуту, спросил Борг.

- Лифт почему-то не работал, - продолжал со вздохом коллекционер, - поэтому я стал спускаться по лестнице. Навстречу мне, держась одной рукой за перила, а другой прижимая к себе зонтик, поднимался коренастый человек невыразительной наружности. Каюсь, я совершенно не обратил на него внимания. Он же, поравнявшись со мной, внезапно резко ударил меня кулаком в лицо. И хотя рука была в перчатке, удар был настолько сильным, что я сразу упал на спину.

- Наверняка у подонка был кастет под перчаткой, - вставил со знанием дела сержант Глум.

- Н-не знаю, - пожал плечами Голдау. - Знаю только, что я упал и от неожиданности кейс с коллекцией выпал у меня из рук. Этот негодяй тут же схватил его, кинув на ступеньки зонтик, и бросился бежать вниз. Наполовину оглушенный, я попытался подняться, но в голове у меня так шумело, что я тут же сел на ступеньку, чтобы прийти в себя... Так что этот синяк, - Голдау со страдальческим выражением прикоснулся к багровому пятну на щеке, - и зонтик - все, что у меня осталось на память о встрече с преступником.

- Да, инспектор, - опять вставил Глум, - я тщательно изучил зонтик. Ничего интересного, вот только...

- Подождите! - нетерпеливо перебил его Борг и тут же обратился к безутешному коллекционеру. - Боюсь, что я вас огорчу еще больше - страховку вы не получите. А что касается коллекции, то вы лучше нас знаете, где она находится.

- Инспектор! - простодушное лицо сержанта вытянулось от изумления. - Почему вы не верите господину Голдау?

А действительно, почему Борг не поверил коллекционеру?

Х И Т Р О У М Н А Я   П О С Ы Л К А

- Проснитесь! Да проснитесь же! - Чья-то крепкая рука безжалостно вырвала инспектора из цепких объятий сна.

С трудом оторвав голову от нагретой поверхности стола, Борг открыл глаза. Грубая реальность предстала перед ним в облике сержанта Глума.

- Господи! - взмолился инспектор, предвидя неприятности. - Избавь меня от работы хотя бы во время сна!

- Было бы гораздо лучше, если бы он избавил вас от сна во время работы. - Сержант был неумолим. Как всегда. - Но не пугайтесь. Ничего страшного не случилось. Просто я зашел попрощаться.

- Что такое? - Борг окончательно проснулся. - Вас переводят в полицию нравов?

- Да нет. Внезапно умер дядюшка Горнон, мой далекий, но богатый родственник с острова Хого-Бого. Это где-то у западного побережья Африки. Так вот, оказалось, что я его единственный наследник, и теперь мне надо срочно лететь туда, чтобы уладить все формальности. Вылет через час, поэтому я заскочил буквально на пять минут.

- Поздра.., то есть сочувствую вашему горю. - Инспектор даже чуть приподнялся из-за стола. - Надолго вы улетаете?

- Вы же знаете, как долго длится подобная волокита. Но думаю недели через две вернуться.

- Чертовски обидно! - добавил Глум через мгновенье. - Ведь через восемь дней у меня юбилей, так хотелось отметить его с вами.

- Действительно, жаль. Я приготовил вам чудесный подарок. Впрочем, - инспектор оживился, - я вышлю его по почте, и вы получите его именно в день рождения.

- О, нет, нет! - Глум испуганно замахал руками. - Только не почтой! Лучше вручите лично, когда я вернусь. Местные почтальоны - дядя не раз писал мне об этом - крепко нечисты на руку и могут опустошить посылку. Самое смешное заключается в том, что сам ящик, пусть и пустой, они обязательно доставят. Вместе с квитанцией.

- И им это сходит с рук? - искренне удивился инспектор.

- Начальник единственного на Хого-Бого почтового отделения - родной брат короля острова, а местные законы не предусматривают наказания воров-почтальонов.

- Что же, они вскрывают любую посылку? - похоже, Борга заинтересовала эта история.

- Как ни странно, нет. Если на посылку навесить замок - и чем больше, тем лучше, - она придет нетронутой.

- Хорошо, я так и сделаю. - Так же неожиданно инспектор потерял интерес к разговору и снова сел, положив голову на стол. - Желаю подцепить какую-нибудь тропическую красотку, - сонно добавил он и закрыл глаза.

- Постойте, инспектор! - сержант опять растолкал засыпающего сыщика. - Но ведь тогда вам придется заранее отдать мне ключ от замка на вашей посылке.

- Ерунда, - инспектор снова уронил голову на манящую плоскость своего стола. - Просто я пошлю вам две посылки. - Последние слова он произнес уже еле слышно.

Через минуту полицейское управление оглашал мелодичный храп инспектора Борга.

С улицы донесся нетерпеливый гудок такси.

- Иду, иду! - заторопился Глум, с досадой взглянув на умиротворенное лицо знаменитого сыщика. - Теперь всю неделю буду думать, как это он собирается переслать мне подарок с помощью двух посылок. Да еще так, чтобы содержимое не пропало и в то же время я смог бы до него добраться.

А в самом деле, что имел в виду инспектор Борг, говоря о двух посылках?

Ответы на эти и другие задачи: http://ntl.narod.ru/logic/puzzle/scilif/dan/index.html



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru

В избранное