Новости Искусства@ARTINFO

  Все выпуски  

Новости искусства artinfo. МАН Людмилы Новиковой. Выпуск 165.


<

Новости Искусства@ARTINFO
http://www.artinfo.ru/ru/news
в Сети, в Мире, в России, в Москве, в Питере, Веб навигатор (музеи, ярмарки, фестивали, периодика etc), периодика, фото и аудио репортажи,  МАН (Московская арт неделя) с Людмилой Новиковой и другие специальные авторские проекты>
Выпускающий редактор - Юрий Пластинин


12.09.2016
N 295:

Рассылка НовостейИскусства@ARTINFO, точнее, и постоянные наши читатели знают об этом, - текстов авторских рубрик.
2610 подписчиков. Выходит 15 лет.

В этом выпуске:
МАН с Людмилой Новиковой. Выпуск #165.
Валерий Кошляков, Таня Хенгстлер, «Новое
 крыло» Дома Гоголя, русские дары, выставки музея Art4ru, дар Центру Помпиду.
Об остальных событиях и выставках  - на сайте.
Редактор Юрий Пластинин>


МАН с Людмилой Новиковой. Выпуск #165. Валерий Кошляков, Таня Хенгстлер, «Новое крыло» Дома Гоголя, русские дары, выставки музея Art4ru, дар Центру Помпиду.

◄В Музее русского импрессионизма - Валерий Кошляков - «Элизии»

В Москве открылась первая персональная выставка Валерия Кошлякова, одного из самых востребованных современных художников, живописца от Бога. Его новый проект «Элизии» (выпадение звука, следы исчезновений, описание небытия…), - великолепные руины в стиле помпейских фресок со скульптурой и живописью, созданы специально для Музея русского импрессионизма. (Куратор выставки – итальянец Данило Эккер).

Настоящие руины, (толи помпейские, толи московские) с разнопокрашенными стенами, с остатками обоев и репродукциями из «Огонька» встречают уже при входе на первом этаже. Руина задаёт тон и сразу расставляет акценты, потому что после этого, посетителю следует спуститься по крутой лестнице на минус первый этаж, в самой большой музейный зал, откуда, собственно, и начинается экспозиция.
Руины, ведуты, цветы и портреты – всё здесь корнями уходит в античную классику. Картины, снятые с других стен и потерявшие свое назначение, расставленные и развешанные в ином пространстве и другом порядке – это Музей Остатков Валерия Кошлякова. А высокие облупившиеся двери - символ входа в прекрасный «помпейский», утерянный мир. И ещё одна цитата - Вавилонская башня с утраченным ландшафтом… Всё есть руина. Всё есть недопонимание. Всё есть фрагмент…

Теперь второй этаж. И снова культ и декларация живописи. И фрукты, и деревья, и женская кожа, и драгоценные подтёки. Этот зал подаётся зрителю глазами археолога 31 века. В этом зале - утраченная Россия, Советский Союз с несуществующими городами, Горьким, например.
Контекст и общий смысл экспозиции третьего этаже задает вид из окна, урбанистический, новомосковский. С ландшафтом рифмуется и кинотеатр «Ударник», и полет над Кремлём, и гостиница «Москва», претерпевшая невероятную метаморфозу за свою короткую жизнь. (Она была. Её не стало. И снова она есть). Рифмуется заоконным видом и футуристическая скульптура, похожая на архитектурные макеты, лёгкая и как бы«временная». Но, конечно, живопись, темперная живопись – прежде всего. «Я давно отказался от масла и акрила, говорит Кошляков, это чудовищные краски. Акрил –ужасное изобретение нашего времени. Он предназначен для машин и заборов, но не для живописи. Через 10 лет акрил рассыпается в пепел, труху, но никто об этом не задумывается. Темпера же сохранилась со времен Помпеев, вечный материал, свет, изобретенный за две тысячи лет до появления импрессионизма». Живопись не умрет никогда, как никогда не умрет язык, уверен Валерий Кошляков. Он давно переболел коробками и скотчем, когда-то сделавшими его знаменитым актуальным художником. (Хотя быть серьезным – это тоже плохо, считает он). Сейчас его интересует старая живопись. «Серьезней живописи никто ещё ничего не изобрел. Там нет демократии. Живопись капризна и сложна. Ты можешь её любить и заниматься ею всю жизнь, но она, как капризная женщина, так и останется недоступной».
Валерий Кошляков не любит, когда его называют современным художником, актуальным художником. «Современное искусство – это институт насилия над человеком. Contemporary art поддержан мировой валютной системой, оплаченной элитой. Это наша беда. Нет такого термина «современное искусство», его придумали. Есть просто искусство. Или ты - художник или ты - не художник. А все остальное – только поиски новых видов коммуникаций, игра». Да, Валерий Кошляков - классический художник, и вовсе не только потому, что пользуется знаниями и опытом, накопленными за многие века. И это не лесть, и не пиар.

До 27 ноября.

◄В Екатеринбурге – VIII Международный фестиваль актуального искусства «ЛОМ».

VIII Международный фестиваль актуального искусства «ЛОМ» в городе Екатеринбурге снова собрал лучших художников, не только российских, не только из Москвы, но из Екатеринбурга, Нижнего Тагила, Заречного, Каменск-Уральского, Перми, Соликамска, Камышлова, Челябинска, Сургута, Тюмени, Невьянска, Красноуфимска, Козловки, Ханты- Мансийска, Хабаровска, Иркутска, Ижевско, из Казахстана и Украины, из Берлина, Чикаго и Нью-Йорка! Цели и задачи арт-фестиваля «ЛОМ», который проходит в Екатеринбурге с 2009 года (Екатеринбург, как известно, является крупнейшим центром металлопромышленности России), -традиционно экологические и гуманные. Это очищение окружающей среды и рациональное использование отходов металлопроизводства. То есть, металлический мусор и ржавый лом должны не просто исчезнуть, а превратиться в объекты contemporary art.
Темой нынешнего фестиваля стали «Простейшие формы скульптуры». А лучшей работой фестиваля, по всем пунктам, была признана скульптура Тани Хэнгстлер, известной русско-американской художницы, живущей между Москвой и Чикаго. Её «Колизей», собранный из ржавых танковых гусениц, победил в главной номинации фестиваля «Лучшее произведение актуального искусства из металлолома». Мы поздравили Таню Хэнгстлер с победой и взяли у неё небольшое интервью: «Когда я попала в Екатеринбурге на завод «Вторчермет», куда свозят металлический лом, где его принимают, сортируют, спрессовывают, где горы больших и малых форм, где движущиеся краны, переполненные вагоны, скорость, звук, движение, сразу забыла о всех своих предварительных «заготовках» и погрузилась в «среду». Ведь это немаловажно, находится в адекватной среде, чем бы ты ни занимался! Там формы находят свои концепты и наоборот. Я смотрела и видела будущие работы и даже потеряла контроль от «жадности»… В результате получился «Колизей».
Классически римский Колизей, который я видела много раз, мне всегда напоминал огромную, уходящую в землю спираль морской раковины. И когда я увидела на заводе ржавые танковые гусеницы, скрученные в похожие спирали, у меня не возникло сомнения, что они и есть мой будущий Колизей. Потом пришло это слово коллизия, сollision - столкновение, противоречие, конфликт… Лязг танковых гусениц созвучен коллизиям последних сражений на сцене римского Колизея, как танковый ход в исторической памяти.
Там же рядом с Екатеринбургом - Нижний Тагил, где находится производство танков и другой военной техники…«Колизей» - это обращение к военной теме, уходящей в толщу земли, грунта, скальных пород и истории. Мне очень хотелось закрутить гусеницы в спираль, уходящую вглубь земли, в грунт, как в грунт истории. Директор Центрального парка, где проходит фестиваль, генерал-майор Шадрин, танкист, прошедший уже три войны, и его помощник майор Ермек, тоже бывший танкист, показали, как правильно гусеницы разбирать на звенья. Но асфальт дробить на центральной аллее парка, где сейчас стоит «Колизей», не разрешили. Поэтому пришлось его поднять на подиум и несколько изменить «рисунок». В следующий раз обязательно осуществлю свой первоначальный замысел! «Колизей» я посвятила Ги Дебору (Guy Debord), его великому произведению «Общество спектакля» («The Society of the Spectacle»).

«Колизей» останется пока в Центральном Парке культуры и отдыха имени Владимира Владимировича Маяковского. Так постановила дирекция парка, все - бывшие танкисты. «Ржавые гусеницы в парке – говорит Таня Хэнгстлер, - это, одновременно руины и аттракцион, и вечный запрос на «Хлеб и зрелища», и машина войны, как его движущая сила»…

◄В Музее ART4 - 3 выставки: «Точка невозврата» - Русское неофициальное искусство на рубеже 90-х годов ХХ века; «1991» - Выставка галереи Веры Погодиной VP Studio; Светлана Баделина – Персональная выставка.

Две из трех выставок (исключение составляет проект Веры Погодиной) – предаукционные, музейные. Онлайн-аукцион Музея ART4 пройдет на сайте www.art4.ru в середине сентября. До этого же зрители могут наслаждаться, что называется отечественным искусством, созданным «в бурную эпоху 90-х годов в Москве и Санкт-Петербурге». Задача кураторов выставки Галины Чармадовой («Точка невозврата» - Русское неофициальное искусство на рубеже 90-х годов ХХ века и персональная выставка Светланы Баделиной) и Веры Погодиной («1991») - определить вектор отечественного искусства, зафиксировать отрезок времени, когда-то названный «перестройкой и ускорением».
В экспозиции можно видеть работы художников Эрика Булатова, Гриши Брускина, Константина Звездочетова, Эдуарда Гороховского, Семена Файбисовича, Валерия Кошлякова, Тимура Новикова и его «Новых художников». Представлены также «Митьки», Дмитрия Шагина, Владимира Шинкарева и Александра Флоренского. Есть, разумеется, и Михаил Рогинский, и Илья Кабаков, и Виктор Пивоваров, и Эдуард Гороховский. Вера Погодина добавила в свою часть экспозицию таких художников, как Никола Овчинников, Игорь Макаревич, Андрей Филиппов, Никита Алексеев, Сергей Волков, Айдан Салахова, Владимир Дубосарский, Павел Аксенов, Павел Пепперштейн, Александр Сигутин, Дмитрий Гутов, Борис Матросов, Вадим Захаров, Юрий Альберт, Алена Кирцова, Олег Кулик, Александр Якут, Евгений Митта, Гия Абрамишвилли, Андрей Ройтер, Николай Панитков, Андрей Монастырский, Николай Филатов, Ирина Нахова, Иван Чуйков, Ольга Чернышова, Сергей Ануфриев, Гор Чахал, Леонид Тишков. Отдельным блоком стала персональная выставка Светланы Баделиной, также входившей в группу «Митьки». Как мы всё ещё помним, 21 августа 1991 года новый русский капитализм победил старый русский социализм и многие институции исчезли, или сильно потеряли в весе, (в их числе оказался и Союз художников). Искусство обнулилось, перестало быть «официальным» и «неофициальным» и стало просто искусством. «Неофициальное» русское искусство перешло в другой формат, интернациональный.
Экспозиция всех трёх выставок – сплошные шедевры. «Здесь нет топ-лотов, - говорит куратор выставки Галина Чармадова, потому что каждое имя – звезда. Всего представлено 28 работ. Я не знаю на ком остановиться. На Тимуре Новикове? Эрике Булатове? Файбисовиче? Яковлеве? Орлове? Их лучшие работы уже были созданы к этому моменту, то есть, к 91 году. И нам было очень интересно посмотреть, с чем мы подошли к этому рубежу. Теперь это всё стало частью истории искусства».
Прошло четверть века. Поколения тридцатилетних художников живет уже в другой художественной реальности, без рефлексии, в общем интернациональном пространстве, часто виртуальном. У них -другой язык, краткий, легко переводимый, унифицированный. Однако, преемственность всё-таки есть…

До 16 сентября.
Адрес: Хлыновский ткпик, дом 4.

◄ В «Новом крыле» Дома Гоголя – «Портрет».

Анна Румянцева и Алексей Трегубов, художники, кураторы галереи «Новое крыло» Дома Гоголя, авторы предыдущих успешных проектов «#авторжжёт» и «Игроки», создали новую тотальную инсталляцию по гоголевскому «Портрету».
На самом деле, в «Новом крыле» Николай Васильевич Гоголь не жил, в те времена эта пристройка служила лишь каретным сараем. Николай Васильевич, живя в Москве, останавливался в усадебном доме, что напротив. Там он провел последние дни, там жёг «Мёртвые души», там умер. Но тень гения «нависает» и над «Новым крылом».
В «Новом крыле» в экспозиции, как обычно, задействованы все пять анфиладных комнат. Всё скомпановано так, чтобы впечатление нарастало от комнаты к комнате. Первый зал заполнен тенями, как воспоминаниями, все они - эфемерны. Под каждой из теней скрывается воспоминание, цитата. Второй зал посвящен памятникам Николая Васильевича. Он - про память после смерти, про смерть, про уход. В третьем зале происходит очередная трансформация интерьера, которую мы видим, проходя зал за залом. Здесь - зачехленное образное пространство, внутри которого интегрировано видео, фрагменты фильмов, где режиссёр и актёр создают образ писателя, например фильм «Белинский» 1952 года, где Гоголя играет Вицин. Предпоследний зал – музей. Все пространство представлено здесь в виде витрин, некоего тиража образа Гоголя, с календарями, чашками и проч.
В последней же, пятой комнате, находится посмертная маска Гоголя, на которую можно посмотреть только в щелочку. Пятая комната – секретная… Закрытой комнатой Анна Румянцева и Алексей Трегубов закольцевали инсталляцию, в которой зритель сам должен искать тему…

Адрес: Никитский бульвар, дом 7.
До 26 ноября.

◄В залах Центра Жоржа Помпиду (Centre Pompidou) - собрание 250 произведений советских и российских современных художников.

Благотворительный фонд Владимира Потанина в рамках программы «Культурный прорыв» открывает совместный с Центром Помпиду проекта. Цель инициативы Благотворительного фонда – продвижение русского искусства за рубежом. Первым и главным этапом проекта стала передача в дар более 250 произведений советских и российских современных художников Государственному музею современного искусства (Musee National d’Art Moderne). Все произведения представлены Благотворительным фондом Владимира Потанина, а также меценатами, коллекционерами, художниками и их семьями. Проект, как сообщает пресс-релиз, «проходит в рамках большой музейной программы 2016 года, в течение которого Центр Жоржа Помпиду выражает признательность дарителям со всех концов света, подчеркивая важность их щедрых жестов для развития культурных институций».
На конференции, посвященной этому событию, были даны следующие комментарии.

Михаил Швыдкой, специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству: «Программа открывается проектом Фонда Потанина , в результате которого Центр Помпиду станет владельцем одной из лучших коллекций русского искусства второй половины ХХ века. Все произведения принадлежали частным лицам и частным фондам. Эти художники, хорошо представлены в России. Однако, в западных музеях очень мало российского искусства. Так исторически сложилось. Мы можем видеть в западных музеях Малевича, Кандинского и отдельно иконопись. В данном случае, мы представляем Великую Россию, живую, развивающуюся, демократическую, европейскую, коллекцией, которая находится в общемировой тенденции. Этот проект важен и для русской, и для европейской культуры».

Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина: «Это очень важный для Фонда Владимира Потанина проект, очень важный и для наших коллег из Центра Помпиду, это только начало большого пути. Нам хотелось показать, как культура может объединять людей, показать, что такое Россия сегодня. И современное искусство как раз - про это. Кроме, собственно, выставочного проекта и передачи в дар коллекции, планируется большая программа и в Париже, и в Москве. Для нашего Фонда это уникальный проект. Он объединяет многих людей, благодаря которым проект мог состояться. Мы признательны всем коллекционерам и художникам, которые делились своими работами. Всего при нашей поддержке передается 123 произведения, остальную часть передают коллекционеры и художники. Мы надеемся, что эта коллекция в Центре Помпиду будет пополняться новыми дарами».

Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея, Москва, советник Центра Жоржа Помпиду по отбору произведений современного русского искусства, куратор выставки (Россия): «Наше современное искусство знают меньше, чем оно того заслуживает. Центр же Помпиду – один из трех крупнейших музеев мира, уникальный, обладающий к тому же коллекцией русского авангарда, который является нашей визитной карточкой».

Игорь Цуканов, предприниматель и филантроп: «Когда приходит какое-то предложение сделать выставку, мы, коллекционеры, прежде всего, смотрим кто это делает. Почему этот проект получил поддержку? Есть 5 причин. Первая: проект носит уникальный характер. Я не знаю такого музея в мире, который согласился бы принять коллекцию в 250 работ русского искусства, это просто много. Вторая причина связана с качеством команды. Она собрана из высоких профессионалов. Третья причина состоит в том, что ключевым здесь является не передача дара музею, а то, как музей будет работать с этим даром. Четвёртая причина: мы понимаем, что это событие - магнит, притягивающий коллекционеров, дарителей. И последнее: это - важнейшее культурное мероприятие, которое будет иметь самый положительный эффект на следующее поколение».

Бернар Блистен, директор Государственного музея современного искусства Центра Жоржа Помпиду: «В Центре Помпиду имеется коллекция русского авангарда, представляющая великие имена, вроде Марка Шагала, Жака Липшица, Осипа Цадкина, русских художников, которые жили и работали в Париже в первой половине ХХ века. Современного русского искусства практически нет, кроме Ильи Кабакова, Эрика Булатова. Наш проект нельзя назвать исчерпывающим, но мы видим перспективу. Эти 250 произведений войдут в постоянную коллекцию, будут экспонироваться в постоянной экспозиции».

Николя Люччи-Гутников, куратор Государственного музея современного искусства Центра Жоржа Помпиду: «Эти 250 работ явились продолжением коллекции современного искусства. Искусство это очень необычное в контексте современно искусства, и его нужно было объяснять закупочной комиссии. Хочется подчеркнуть, что наш музей исторически был Музеем Даров, музеем, основанным на дарениях, и мы рады продолжить эту традицию».

До 27 марта 2017


Еще больше нового и интересного в ЕЖЕДневных Новостях Искусства@ARTINFO - http://artinfo.ru/ru/news  
Пополнение 3-4 раза в день.

Юрий Пластинин


В избранное