Все выпуски  

Источник счастья


Дорогие наши читатели! Предлагаем вашему вниманию следующий отрывок из статьи Сергея Лунева "ЦЕРКОВЬ В ПОЛИТИКЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА вперед к феодализму".

Не бойтесь, вы не в церкви, вас не обманут

Чтобы начать лечиться, нужно признать себя больным. Тем, кто воспринимает эту книгу, как хамство, необходимо понять, что никто не смеётся над наготой отца. Это всего лишь история болезни, помогающая поставить диагноз, без которого невозможно начать лечение. Святые отцы болели, переживали за Церковь, поэтому и выявляли, диагностировали её болезни. Григорий Богослов ни на минуту не умолкал в обличении пороков Церкви - симонии, невежества, двоедушия, пресмыкательства перед сильными, того, что в клир принимается всякий сброд. «Кто пишет картину с подлинного изображения, - говорил он, - тот сначала ставит перед собой подлинник, а потом картина принимает на себя списываемый образ. Но кто смотрит на вас, тот пойдет противоположной стезею. И это единственная польза от вашей испорченности».

Церковь свята не по определению, а только тогда, когда она борется за свою святость. А для этого нужно идентифицировать свои болезни. Если идентификация подменяется приукрашиванием, это признак того, что действительным, но скрытым мотивом служения является не святость, получаемые от приукрашивания блага. А речи о смирении - всего лишь трюк, конечной целью которого является искусственное укрепление власти, перед которой все должны приседать.

Сократ говорил: не разбирая жизни, и жить не стоит. Даже среди политиков признается, что критика нужна власти, как зубная щётка зубам. Иначе эта власть загнивает. Максим Исповедник пишет о 23-й главе от Матфея: "Это Ты о нас, Господи... И то, что сказал Господь наш, сетуя на фарисеев, я прилагаю к нам, нынешним лицемерам. Не связываем ли и мы бремена тяжкие и неудобоносимые и не возлагаем ли их на плечи людей, а сами и перстом не хотим дотронуться до них? Не делаем ли мы все дела свои, чтобы показаться перед людьми? Не любим ли мы восседать на первом месте на трапезах и сонмищах, а тех, которые не слишком рьяно воздают нам такую честь, не делаем ли мы смертными врагами? Не взяли ли мы ключ ведения и не закрываем ли им Царство Небесное пред людьми, вместо того чтобы и самим войти, и дать им войти? Не обходим ли мы море и сушу, дабы обратить хотя одного, и когда это случается, делаем его сыном геенны, вдвое худшим нас? Не вожди ли мы слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие? Не очищаем ли мы снаружи чаши и блюда, а внутри полны хищения, жадности и невоздержания? "

Почему современные священники так не думают? А может они не только так, но вообще никак не думают – просто лениво и глупо машут кадилом и при этом чувствуют себя психологически комфортно. Их умственная костность их никак не тяготит. Есть, кто разделяют эти мысли и всё понимают. Но у одних семья, дети, страх потерять место. Другие ничего больше делать не умеют и живут, как говорится: «копать не хочу, просить стыжусь». Третьи беззастенчиво делают карьеру, понимая, что правдоискательство, вопреки христовой вере, ещё никогда до добра не довело.

Отношения внутри иерархической пирамиды воспроизводят священников, которые оправдывают и увековечивают ощущение беспомощности и чувство собственной неполноценности. Это приучает людей к мысли, что лучше жить, просто ожидая указаний сверху. В результате этого теряются инициатива и способность находить пути выхода, появляются равнодушие и готовность мириться с текущим положением дел. Поэтому современное возрождение Церкви это регресс, возврат к феодализму. А современный тип взаимоотношений Церкви и государства это не симфония, и даже не цезарепапизм, а часть системной коррупция, которым болеет всё государство.

Достоевский писал, что все моральные ценности погибнут, если исчезнет вера в Бога. Но он не написал, что они погибают еще быстрее, когда «на Моисеевом седалище уселись книжники и фарисеи». Если религия совмещает служение Богу с партнёрством с элитами, её действия оказываются в явном или скрытом противоречии с волей Бога. В этом случае она реализует уже не религиозные, а корпоративные, кастовые и сословные цели. Неизбежным следствием приверженности такой вере становится иерархическое сознание – послушание человекам более, нежели Богу.

Суды выносят решения, нужные власти. Милиция подкидывает наркотики тем, на кого покажут. Солдаты, живущие в условиях дедовщины, избивают сапёрными лопатками людей, вышедших на улицу, чтобы заявить о своём отношении к негативу. Причину наркомании нужно видеть в появлении поколения, которое не признаёт ни партии, ни профсоюзы, ни духовенство, ни мораль, ни Бога - всех, взявшихся воспитывать и мобилизовывать население. Идеологией общества утратившего свой духовный суверенитет становится формула – никогда не идти против системы. Даже когда системапревращается в змею, пожирающую себя за собственный хвост.

Религия – это проявление духа в пределах конкретного исторического процесса и в определенных социокультурных ситуациях жизни общества. Иная система общественно-политической деятельности требует иной системы общественно-политических отношений. В нашем демократическом государстве церковная система продолжает воспроизводить авторитарный тип отношений. Поэтому неосознанное недоверие к религии существует.

Необходимо понимать - то возрождение церкви, которое происходит сейчас, это возрождение не той веры, которую принёс Христос. Это возрождение религиозного учения, сформированного в период рабства и феодализма, которое со всеми ятями, репринтно, без всякого творческого и критического осмысления (осуждать же и критиковать нельзя!) было перенесено в наше время. Это привело к тому, что человеку приходится пробиваться к Богу через лабиринты человеческого интереса внутри церкви. Поэтому необходимо отделить мух от котлет – Богу богово, а кесарю кесарево.


Секреты астральногокарате

Воистину говорят: "Век живи, век учись". Не думал я, что еще чему-то столь серьезному смогу научиться. Помниться когда-то в юности занимался борьбой. Нравилось. Но повзрослел, навалилась работа, семья, дети. В общем, пришлось бросить, некогда стало бороться. Любовь, правда, к разным единоборствам до сих пор осталась. Старался привить эти чувства детям. Вот уже сын подрастает. Он решил заниматься карате, поскольку вместе со мной любит смотреть фильмы про каратистов, демонстрирующих на экране силу, технику, чудовищную скорость, особенно забавный Джеки Чан. Однажды мне попалась в руки газета, в которой говорилось о том, что существует некое астральное карате.
Подробнее


В избранное