Все выпуски  

Исторические анекдоты от Старого Ворчуна


Owls

Исторические анекдоты
от Старого Ворчуна
Вып. 1042

от 29.04.2022 г.



Если из истории убрать всю ложь,
то это совсем не значит, что останется одна только правда -
в результате может вообще ничего не остаться.
Станислав Ежи Лец


Скандалы с русскими журналистами в 1896 году и кое-что ещё...



Плевок М.Н. Шелгунова

В начале февраля 1896 года М.Н. Шелгунов, сын Н.В. Шелгунова, явился в редакцию “Северного вестника”, вызвал Л.Я. Гуревич якобы для разговора, а когда та пришла, плюнул в неё.
Поводом для инцидента послужила публикации во второй книжке журнала за 1896 год воспоминаний Н.А. Тучковой-Огарёвой о Герцене, в которых утверждалось, что М.Н. Шелгунов — внебрачный сын Серно-Соловьёвича.
Странный человек, этот М.Н. Шелгунов. Собрался бы, да и плюнул в Тучкову-Огарёву — это было бы справедливее.
Во-первых, эту тему затронула госпожа Тучкова-Огарёва.
Во-вторых, она немного ошиблась, так как Серно-Соловьёвич был отцом Николая Николаевича Шелгунова, младшего брата Михаила Николаевича.
В-третьих, Сам Михаил Николаевич был сыном поэта и революционера М.И. Михайлова.
Вероятно, мать братьев квази-Шелгуновых, Л.П. Шелгунова, находилась под сильным влиянием идей Н.В. Чернышевского.

Михаил Николаевич Шелгунов (1862-1897) — русский литератор.
Николай Васильевич Шелгунов (1824-1891) — публицист и литературный критик, друг Н.Г. Чернышевского.
Николай Николаевич Шелгунов (1864-1909) — народоволец, мичман.
Любовь Яковлевна Гуревич (1866-1940) — литературный критик, издатель журнала “Северный вестник”.
Наталья Алексеевна Тучкова-Огарёва (1829-1913) — жена Н.П. Огарёва (1813-1877) и гражданская жена А.И. Герцена (1812-1870); автор известных мемуаров.
Александр Александрович Серно-Соловьёвич (1838-1869) — публицист, член ЦК “Земли и воли”.
Михаил Илларионович Михайлов (1829-1865) - поэт, переводчик и революционный деятель; друг Н.В. Шелгунова.
Людмила Петровна Шелгунова (1832-1901) - урождённая Михаэлис; переводчица, писательница, автор мемуаров.

Портреты любовников

Подробнее о двух любовниках из предыдущей заметки писала Е.А. Штакеншнейдер в своём дневнике за 1856 год (19 января), когда те ещё были в периоде любовных прелюдий.
Позволю себе привести несколько обширных выдержек из её записей:
"С Шелгуновой и Михайловым мы видаемся ежедневно; Михайлов без памяти влюблен в неё...
Вообще, окружают Шелгунову почти поклонением. Она не хороша собой, довольно толста, носит короткие волосы, одевается без вкуса; руки только очень красивы у неё, и она умеет нравиться мужчинам; женщинам же не нравится...
Она умна, т.е. она может говорить обо всём. Не знаю, что говорит она, когда сидит вдвоем с Полонским, Тургеневым, Григоровичем и другими, с мамою же вдвоем она чаще всего рассказывает анекдоты, которые сама называет скабрезными, и потому обыкновенно велит мне уйти.
Мужа своего она называет Николай Васильевич и говорит ему "вы"; он также говорит ей "вы", но зовет ее Людинькой. Ей лет двадцать семь; детей у них нет, и потому она свободно может располагать своим временем".
Вот вам портрет освобождающейся новой женщины. Дальше Е.А. Штакеншнейдер описывает её будущего любовника и отца её первого ребёнка:
"Михайлов от неё без ума. Михайлов чудесный человек. Так ли он умён, как добр, честен и талантлив, не знаю, так как в настоящее время он ведь без ума от Шелгуновой. К тому же он много занимается френологией; а мне кажется, что умный человек этой наукой долго заниматься не может. Эта наука для женщин, поэтов и сумасшедших; впрочем, Михайлов — поэт.
Собой Михайлов очень безобразен; редко увидишь такое лицо, как у него, с глазами, еле прорезанными, и густыми черными бровями. К тому же он мал ростом, худенький, чёрненький, с землистым цветом лица и вообще некрасивыми чертами. Но зато голос его, когда он заговорит, — я такого чудесного голоса никогда не слыхала, и читает он превосходно. Да и вообще он такой симпатичный, что забываешь его безобразие.
Он, кажется, калмыцкого рода, по крайней мере происходит из тех мест; этим отчасти объясняются его глаза, но и для калмыка они всё же исключение; у него верхнего века почти нет. Что чувствует к нему Шелгунова, не знаю; она с ним ласкова. Они часто целые вечера просиживают где-нибудь в углу вдвоём, и о чём говорят, — не знаю. Я думаю, что если бы Шелгунова ему сказала броситься в огонь, он бы бросился с радостью; если бы она убила кого-нибудь, он бы был счастлив взять грех её на себя".
Елена Андреевна Штакеншнейдер (1835-1897) — автор мемуаров; хозяйка популярного литературного салона; старшая дочь известного архитектора Андрея Ивановича Штакеншнейдера (1802-1865).

Ошибка издательницы

Вечером того же дня М.Н. Шелгунов сидел дома, терзаясь раскаиванием за свой проступок и не находя себе места. Вечером он получает письмо от Л.Я. Гуревич, которая написала, что она наполовину его оправдывает и просит лишь об одном: обратиться в редакцию с коротким извинительным письмом, чтобы хоть таким образом увеличить число подписчиков “Северного вестника”.
Получив данное послание, М.Н. Шелгунов воспрянул духом и осмелел: он не стал писать никакого извинительного письма, но сохранил послание Л.Я. Гуревич, чтобы при случае использовать его в качестве оружия.

Сердитые братья

В середине февраля (13-го и 15-го) 1896 года Мещерский опубликовал в газете “Гражданин” статью “Его Высокопревосходительство”, в которой братья Половцовы усмотрели пасквиль на своего отца А.А. Половцова.
19 февраля братья пришли в квартиру Мещерского: старший - с палкой, младший — с нагайкой.
После этого “дружественного” визита Мещерский решил, что он оскорблён и подал на обидчиков мировому судье. Суд признал братьев виновными по двум статьям Устава о наказаниях (насилие и самоуправство) и приговорил каждого к аресту на две недели.

Князь Владимир Петрович Мещерский (1839-1914) — журналист, издатель газеты “Гражданин”.
Александр Александрович Половцов (1832-1909) — государственный и общественный деятель.
Пётр Александрович Половцов (1874-1964) — генерал-лейтенант 1917.
Александр Александрович Половцов-младший (1867-1944) — дипломат и этнограф.

Как видим, в 1896 году страсти по поводу газетных публикаций разгорались не на шутку.

Дело Н.Н. Жеденова

Вначале я представлю вам главное действующее лицо следующего эпизода: Николай Николаевич Жеденов (Жеденев, 1861-1933), из дворян; педагог, общественный и государственный деятель.
В конце XIX века Н.Н. Жеденов получил довольно большую известность своей деятельностью по созданию сельских пожарных команд и сельскохозяйственных приютов для сирот. Жеденов популяризировал свои идеи в периодике и выступая с докладами в различных столичных обществах, Вольно-экономическом, Техническом и др. Однако существенной поддержки от либеральной общественности он не получил. О государстве я и не заикаюсь.
Поддерживали Жеденова такие издания и те журналисты, которых принято называть реакционерами и черносотенцами. Поддержал Жеденова и упоминавшийся выше князь В.П. Мещерский. Однако вскоре в периодических изданиях либерального направления стали появляться статьи, в которых Жеденова обвиняли в различных злоупотреблениях и обмане крестьян.
В начале 1896 года Жеденов приехал в Петербург, чтобы добиться утверждения устава сиротских приютов и принятии их в ведомство Императрицы Марии. Во время его отсутствия местные власти под влиянием столичных либеральных статей сместили Жеденова с должности земского начальника и отменили все его общественные начинания.
В Петербурге в то же самое время в еженедельнике “Неделя”, издаваемым В.П. Гайдебуровым, была опубликована заметка “Красноярский бунт”, где Жеденов прямо обвинялся в обмане крестьян.

Василий Павлович Гайдебуров (1866-1940) — русский литератор, поэт и журналист.
Вначале Жеденов попросил двоих своих знакомых добиться опровержения данной статьи, но их миссия успеха не имела.
Исполнявший обязанности редактора еженедельника М.О. Меньшиков (Гайдебуров в эти дни был заграницей) почувствовал, что этим визитом дело не ограничится, и 19 марта он зашёл к Венгерову. Они обсудили происшествия с Л.Я. Гуревич и с В.П. Мещерским, после чего Меньшиков якобы сказал, что он никогда не станет ни с кем стреляться:
"Если кто-то хочет меня застрелить, пусть стреляет в меня; я этого не сделаю!"
Михаил Осипович Меньшиков (1859-1918) — писатель-публицист и политик.
Семён Афанасьевич Венгеров (1855-1920) — историк русской литературы, библиограф и редактор.
20 марта, в среду, Жеденов пришёл в редакцию “Недели” и потребовал от Меньшикова публичного извинения и опровержения некоторых мест в публикации, которые порочили его честь дворянина. Меньшиков заявил, что он лично знает автора статьи и полностью ему доверяет, а потому никаких извинений не последует.
Тогда Жеденов вызвал Меньшикова на дуэль, но тот отказался, сказав, что не будет выяснять отношения столь “варварским” способом, и предложил Жеденову подать на него в суд.
После этого разгневанный Жеденов достал револьвер и выстрелил в Меньшикова, прострелив тому предплечье.
(Правда, позднее Меньшиков стал утверждать, что пуля прошла всего в четырёх дюймах от его сердца.)
Жеденова судили и приговорили к лишению всех прав и имуществ и к ссылке в Архангельской губернии: ему запрещалось в течение одного года и четырёх месяцев отлучаться с места, назначенного для проживания; по истечении десяти лет ему разрешалось свободно избрать для жительство любое место в Европейской части России, за исключением столиц и столичных губерний.
Одновременно суд ходатайствовал перед Государем о замене назначенного Жеденову наказания на заключение в тюрьму сроком на один год.
Известно, что Николай II значительно смягчил приговор Жеденову, но подробностей я не нашёл.

При обсуждении дела Жеденова стоит рассказать и о паре случаев с участием уже известного вам поэта К.М. Фофанова. Разумеется, это были анекдотические ситуации.

Жеденовец!

21 апреля 1896 года Фофанов пришёл к А.К. Шеллер-Михайлову,
"вручил ему стихотворение, взял у него пять рублей и принялся целовать ему руку. Желая от него отделаться, Шеллер поспешно удалился в соседнее помещение. Примерно через десять минут он услышал в приёмной страшный шум, бросился туда и увидел, что Фофанов в дикой ярости замахивается стулом на Михаила Майкова. Поэт Лебедев пытался его сдержать и успокоить, разговаривая с ним тихо и мягко; это в конце удалось. Что же произошло?
При появлении Майкова (не путать со стариком Аполлоном Майковым) Фофанов вонзился в него взглядом, потом воскликнул:
"Вы жеденовец! Вы тоже против Меньшикова?" -
и схватил стул. Майков, конечно, не мог прийти в себя от удивления".
Александр Константинович Шеллер-Михайлов (1838-1900) — русский писатель.
Михаил Григорьевич Майков (1866-1905) — русский писатель и публицист; двоюродный племянник А.Н. Майкова.
Аполлон Николаевич Майков (1821-1897) — русский поэт.
Владимир Петрович Лебедев (1869-1939) — русский поэт, прозаик и переводчик; псевдоним “Мур”.

Целуй ступени!

Сам Фофанов рассказал Ф.Ф. Фидлеру ещё об одном инциденте вокруг Жеденова:
"Я собирался к тебе [Ф.Ф. Фидлеру] и не знаю, каким образом оказался на Ивановской (ныне Социалистическая ул. в Петербурге). У входа в “Неделю”, у парадного подъезда стоял в обычной позе швейцар. Я спросил его, не жеденовец ли он, он ответил мне презрительным взглядом, и тогда я повелел ему: в первый же раз, когда сюда снова придёт Меньшиков, ползти за ним на четвереньках и целовать все ступени, которых коснётся его нога, всю лестницу до самого верху, до самого верху... и целовать, целовать, целовать!"




(Продолжение следует)

Дорогие читатели! Старый Ворчун постарается ответить на все присланные письма.
Труды Старого Ворчуна:
WWW.ABHOC.COM ,
на котором собраны все выпуски рассылок "Исторические анекдоты" и "Ворчалки об истории", а также
Сонник по Фрейду
Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2022
abhoc@abhoc.com

В избранное