Все выпуски  

Исторические анекдоты от Старого Ворчуна


Owls

Исторические анекдоты
от Старого Ворчуна
Вып. 1044

от 27.05.2022 г.



Если из истории убрать всю ложь,
то это совсем не значит, что останется одна только правда -
в результате может вообще ничего не остаться.
Станислав Ежи Лец


Русские литераторы глазами Е.М. Феоктистова: вокруг И.С. Тургенева. Часть II



В.П. Боткин в Лондоне

И.С. Тургенев рассказывал почти анекдотическую историю о В.П. Боткине.
Перед поездкой в Англию Боткин попросил у Тургенева рекомендательное письмо к госпоже Карлейль, жене известного писателя. Когда через несколько месяцев Тургенев оказался в Лондоне, госпожа Карлейль стала его упрекать:
"Что за охота вам рекомендовать мне вашего друга, который не знает никакого языка, кроме русского?"
Тургенев удивился:
"Как так?"
Вот что рассказала госпожа Карлейль:
"Подают мне карточку господина Боткина; входит джентльмен очень почтенной наружности; начинаю с ним говорить, он отвечает мне по-русски; перевожу разговор на французский язык, затем на немецкий - та же история. Я посмотрела на него с недоумением и вышла из комнаты; тем и ограничилось наше знакомство".
При встрече с Боткиным всплыла и эта история, о которой Боткин с отчаянием воскликнул:
"Помилуй, ведь я говорил с нею чистейшим английским языком".
Следует заметить, что В.П. Боткин был одним из первых переводчиков и популяризаторов в России историко-философских и критических работ Томаса Карлейля.
В письмах Джен Уэлш Карлейль (1801-1866) к мужу сохранились любопытные данные о той её встрече с Боткиным.

Томас Карлейль (1785-1881) - британский историк, философ м писатель.

О В.П. Боткине

Е.М. Феоктистов:
"Боткин не отказывал себе ни в чём, но никогда не тратил на себя много, потому что скуп был чрезвычайно; иной безумно сорит деньгами и не испытывает удовольствия, а он ухитрялся насладиться даже на гроши. Все его помыслы были обращены на самоуслаждение".
И.С. Тургенев говорил о В.П. Боткине, что когда он умрёт, то надо будет положить его в гроб с трюфелем во рту.

Николай Сергеевич Тургенев

По словам И.С. Тургенева, его родной брат Николай Сергеевич совсем ничего не понимал в литературе.
Иван Сергеевич рассказывал:
"Поверите ли, что слово “поэт” для него синоним шута. Недавно Яков Полонский читал у меня стихи, по обыкновению, глухим голосом и несколько завывая; через несколько дней угостил нас чтением Фет; этот, напротив, декламирует восторженно, с увлечением. Я спросил брата, что он думает о том и другом.
“Оба хороши, -
отвечал брат серьёзно, -
но Фет, пожалуй, ещё забавнее, чем Полонский”".
Николай Сергеевич Тургенев (1816-1879) - старший брат Ивана; артиллерийский офицер.
Афанасий Афанасьевич Фет-Шеншин (1820-1892) - русский поэт и переводчик.
Яков Петрович Полонский (1819-1898) - русский поэт, прозаик и драматург.

Из круга чтения

По словам Феоктистова И.С. Тургенев очень много читал:
"Монтень не выходил у него из рук, он был в совершенном восторге от этого писателя, увлекавшего его столь же глубоким знанием человеческой натуры, сколько образностью и меткостью своего языка".
Также Тургенева интересовали и письма Цицерона,
"которые читал он в немецком переводе; по вечерам сообщал он нам свои впечатления с обычным своим остроумием и блеском:
“Я ставлю себя в положение Цицерона и сознаюсь, что после Фарсальской битвы ещё больше, чем он, вилял бы хвостом пред Цезарем; он родился быть литератором, а политика для литератора - яд”".
Мишель де Монтень (1533-1592) - французский философ и писатель.

И.С. Тургенев как рассказчик

Е.М. Феоктистов, который часто встречался с Тургеневым, вспоминал:
"Иван Сергеевич не скупился на рассказы о том, что из нравственной щепетильности следовало бы, кажется, обходить молчанием. И если бы, по крайней мере, эти рассказы были правдивы! Вообще он никогда не довольствовался передачей чего бы то ни было, как оно действительно проходило, а считал необходимым всякий факт возвести в перл создания, изукрасить его ради эффекта порядочною примесью вымысла и этим приёмом не брезговал, даже изображая портрет своей матери.
За матерью следовал отец, за отцом брат, за братом дядя; все они проходили пред слушателями Ивана Сергеевича в далеко не привлекательном виде, каждого из них обрисовывал он с каким-то добродушием, без ожесточения и злобы, как будто это были совершенно посторонние ему лица, и заботился лишь о рельефности красок. Впрочем, он не щадил никого; он мог быть в самых дружеских отношениях с человеком, но это нисколько ему не мешало отпускать на его счет язвительные шутки".


Ответ на возражение

Когда Тургенев в очередной раз расписывал свои приключения заграницей, только некто Сальников мог прервать его рассказ своим замечанием:
"Ах, Иван Сергеевич, ведь это происходило при мне и вовсе не так, как вы рассказываете".
Сконфуженный Тургенев на это отвечал:
"Охота вам прерывать, уж если всё так удачно сложилось в голове".
Об этом Сальникове Е.М. Феоктистов позднее записал:
"Человек, подававший некоторые надежды, слушавший в Берлине лекции Шеллинга, который очень полюбил его, но потом погрязший в совершенном тунеядстве. Он кончил, как мне рассказывали, тем, что потешал в Москве гостинодворских купцов".


И.С. Тургенев покупает горничную

Елизавета Алексеевна Тургенева (1830-около 1853), кузина писателя, была известна только по воспоминаниям о Тургеневе, написанным Н.В. Бергом. Вот эта история:
"Е.А. Тургенева, сирота, сама управляла своей деревушкой (небольшой, тоже находившейся в Орловской губернии), которая и была её единственным средством к жизни. В числе прислуги Е.А. находилась дворовая девушка Феоктиста, которую все, по тогдашним обычаям, называли Фетисткой. В один из своих приездов в Москву И.С. Тургенев заглянул как-то к кузине от нечего делать.
Фетистка произвела на него сразу очень сильное впечатление. Он сделал в скором времени ещё визит Е.А. ... Фетистка ещё больше ему понравилась. Он стал бывать у кузины часто - и влюбился в её горничную по уши... Довольно скоро И.С. повёл с кузиной “прозаический” разговор, которого она с часу на час ожидала и потому достаточно к нему приготовилась. Кузен услышал от неё такой куш, что, несмотря на свою влюбленность, был несколько озадачен.
Кузина заметила при этом, что, собственно, ей не следовало бы расставаться с Фетисткой, что это такая горничная, какой она уже не найдет... но бывают в жизни обстоятельства, когда делаешь многое против сердца. При этом она полагает, даже уверена вполне, что Фетистке на новом месте хуже не будет - и это успокаивает ее совесть... Потолковали ещё немного, и дело кончилось на 700 рублях: цена большая, так как дворовые девки продавались тогда рублей по 25, 30 и не шли далее 50. Последняя цифра даже считалась “сумасшествием”".
Николай Васильевич Берг (1823-1884) - поэт, переводчик, журналист, историк.

Фетистка

Что представляла собой девушка, в которую влюбился И.С. Тургенев и которую он купил у своей кузины?
Об этом нам сообщает тот же Н.В. Берг:
"В первую минуту в ней не усматривалось ничего ровно: сухощавая, недурная собою брюнетка - и только. Но чем более на неё глядели, тем более отыскивалось в чертах её продолговатого, немного смуглого личика, чего то невыразимо-привлекательного и симпатичного.
Иногда она так взглядывала, что не оторвался бы...
Стройности она была поразительной, руки и ноги у неё были маленькие; походка гордая, величественная. Не один из гостей Елизаветы Алексеевны, рассматривая её горничную, невольно думал: откуда в ней всё это взялось?..
Ни с какой стороны не напоминала она девичью и дворню. Прибавим к этому, что её барыня, сама изящная, с большим вкусом и соображением, умела отличать свою Фетистку от всех других служанок и одевала, как барышню".
В одном из своих рассказов Тургенев даже написал, что
"когда одна горничная входила при нём в комнату, он готов был броситься к её ногам и покрыть её башмаки поцелуями".


Недолгое счастье

Тургенев забрал Фетистку в свою квартиру, завалил её дорогими одеждами, бельём, тканями, драгоценностями, а потом отправил её в карете в Спасское, куда вскоре приехал и сам.
Медовый период длился у Ивана Сергеевича чуть больше года, а потом барин заскучал. Оказалось, что ему совсем не о чем говорить с этой необразованной и даже неграмотной красавицей. Выслушивать рассказы Фетистки о соседских дрязгах он не мог, а больше она ни о чём говорить и не умела. А тут Феоктиста забеременела, начались скандалы...
В общем, они расстались.

Судьба ребёнка

О судьбе ребёнка, которого родила Феоктиста, существуют две версии.
Первую, неправдоподобную версию, изложил Н.В. Берг в своих воспоминаниях. Он утверждает, что родилась девочка, которую назвали Аней; что Тургенев позднее забрал девочку во Францию, воспитал её, и теперь она якобы известна всей России, как “прекрасная дикарка”.
Скорее всего, это плод неточных воспоминаний пожилого человека, который записал их в 1883 году после смерти И.С. Тургенева. Ведь внебрачная дочь Анна была у Николая Сергеевича Тургенева, старшего брата Ивана Сергеевича, но это уже совсем другая история.
Можно было бы подвергнуть сомнению и первую часть воспоминаний Берга о прекрасной горничной, но тут я предоставлю слово самому Ивану Сергеевичу, который 18(30) июня 1865 года написал И.И. Маслову:
"У меня в 1851-ом, 2-ом и 3-ем годах в Петербурге и здесь [в Спасском] жила девушка, по имени Феоктиста, с которой я имел связь. Ты, может быть, слыхал о ней. Я впоследствии времени помог ей выйти замуж за маленького чиновника морского министерства - и она теперь благоденствует в Петербурге. Отъезжая от меня в 53-ем году, она была беременна и у ней в Москве родился сын Иван, которого она отдала в воспитательный дом. Я имею достаточные причины предполагать, что этот сын не от меня, однако с уверенностью ручаться за это не могу. Он, пожалуй, может быть моё произведение.
Сын этот, по имени Иван, попал в деревню к мужику, которому был отдан на прокормление. Феоктиста, которая ездила к нему в прошлом году, тайком от мужа, не умела мне сказать, где лежит эта деревня и какого она ведомства: она знает только, что до этой деревни было верст 50 и что зовут её Прудище...
Теперь она опять едет в Москву, и я направил её к тебе с тем, чтобы ты помог ей в её разысканиях. Если этот Иван жив и отыщется, - то я бы готов был поместить его в ремесленную школу - и платить за него...
Во всяком случае, будь так добр, окажи своё высокое покровительство этой Феоктисте Петровне Волковой, которая явится к тебе с письмом от меня. Быть может, это “Прудище” - удельное имение, и тогда всё пойдёт как по маслу. Муж - ни о чём не знает; впрочем, он очень смирный и порядочный человек.
NB. Денег Феоктисте не давай - она уже получила от меня".
К сожалению, никаких сведений о дальнейшей судьбе сына Ивана и Феоктисты не сохранилось.

Иван Ильич Маслов (1815-1891) - тайный советник; управляющий Московской удельной конторой.

В.П. Боткин и женщины

В.П. Боткин, хотя и отличался наружностью сатира, имел значительный успех у женщин, на которых смотрел вообще не с идеальной точки зрения.
Однажды при Боткине кто-то сказал:
"Какими достоинствами ни отличалась бы женщина, я не был бы в состоянии полюбить её, если она дурна собой".
Боткин тут же зашипел:
"Ещё бы полюбить. Некрасивую женщину я даже уважать не могу".


Мазохизм Тургенева

И.С. Тургенев однажды признался Феоктистову:
"Знаете ли, что я испытываю даже некоторое удовольствие, следя за тем, как Некрасов систематически обирает меня".


Русские литераторы глазами Е.М. Феоктистова: вокруг И.С. Тургенева. Часть I

(Продолжение следует)

Дорогие читатели! Старый Ворчун постарается ответить на все присланные письма.
Труды Старого Ворчуна:

WWW.ABHOC.COM ,
на котором собраны все выпуски рассылок "Исторические анекдоты" и "Ворчалки об истории", а также
Сонник по Фрейду
Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2022
abhoc@abhoc.com

В избранное