Все выпуски  

Письма в облака незнакомому любимому человеку




     
 
Письмо 961
22 декабря 2020 г

Дворец для волшебной жизни человечества
Здравствуй!

...Вот поставила ёлку и думаю: каждый Новый год однажды становится старым... Уходит за склон Земли и исчезает. Мы тоже не знаем, куда исчезает наше земное время, но всякий раз, наряжая новую ёлку, не перестаём мечтать о волшебных мирах...

Смотрю на стеклянный шар со сказочным дворцом внутри, и куда-то исчезает реальность. Дворец становится огромным, и я оказываюсь на его высоких ступенях внутри шара. Становится так легко... Оглядываюсь и зову тебя из темноты уже не существующей комнаты. У тебя странное имя... И я произношу это имя в бесконечную темень за спиной:

— Элиан! Идём со мной! Здесь всё так волшебно...

А тебя, оказывается, нет за спиной. И в темени, оказывается, тебя нет. Голос твой с верхней ступени дворцового крыльца меня зовёт:

— Поднимайся! Иди на свет и не оглядывайся на темноту! Там ничего нет...

Я ступаю на хрустальную ступень — звук рассыпающихся льдинок... Мелодия, обволакивающая душу. Девушка в лёгком белом платье, пеплосе, похожем на хитон, протягивает мне руку и называет меня эллинским именем:

— Марсия! Ну, наконец-то... Наконец-то... Всё возвращается на круг! Мы заждались...

На какое-то мгновение я почувствовала себя ледяной статуей. Девушка, протянувшая мне руку, чем-то напоминала мою университетскую подругу Иринию. Я остолбенела. Но твой голос снова как бы оживил меня:

— Новогодний поэтический престол! Не опаздывай!

Взлетев на вершину парадного крыльца, я увидела длинный покрытый белой шёлковой скатертью стол. При виде меня, все сидящие за столом, зааплодировали:

— Марсия пришла! Круг замкнулся. Можно начинать.

За столом сидел весь мой некогда знакомый и любимый мир искусства. Все, кого уже не было на земле, но кого я так обожала, теперь оказались здесь...

Пространство вокруг стола сценически мелодично перемещалось. Любимые художники колдовали у своих мольбертов. Мольберты вырастали прямо из снежных сугробов вокруг высоких елей. Сугробы были тёплыми, а ели перебрасывались снежками... Мои одноклассницы в платьях-снежинках кружились... Мои однокурсники прямо под музыку, барахтаясь в сверкающих сугробах, изобретали джазовую композицию.

И вот я тону в объятиях всех своих прежних любимых людей... Всех, с кем можно было сочинять стихи, музыку, писать картины, философствовать, спорить, изящно кружиться в танцах... Мечтать... Создавать фантастически прекрасные миры...

— Слушаем Марсию и отправляемся! — произносишь ты. Всё стихло. Остановилось сценическое вращение пространства. И я слышу с высокого небесного потолочья слова из своей студенческой поэмы. Они звучали магически, пробивая дрожь:

Жив или мёртв человек,
А сила разрыва всё та.
Кожная ткань, разрываясь, до сердца проймёт.
У тех, кто уходит, тоже своя высота.
Слабый такой высоты никогда не поймёт.
Съедена ночь,
Будто выпито мумиё.
И в замутнённой пыльцово-пуховой дали,
Будто по мягкой и тёплой горе воробьёв,
Как леопарды, неслышные думы прошли...

— А теперь — все в воздушные сани! — восклицаешь ты. — Покажем Марсии, как нам удалось построить свой прекрасный идеальный мир!

В сценическое движение вплыли узорчатые сани с бубенцами и колокольцами. С детским задором и залихватским смехом все обитатели идеального мира искусства стали погружаться в этот чудесный новогодний транспорт.

— А как же, — спрашиваю тебя. — Стены дворца... Где они?

— Его стены расширяются до безграничности, — смеёшься ты, принимая снежки с игривой ели. — Дворец для всех. Дворец — это построенный нами мир. Скоро увидишь, какой волшебной жизнью может окружить себя человечество!

Скоро увижу и расскажу тебе своё удивление. С наступающим Рождеством!

До свидания!

Вера Линькова




* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Подпишитесь на рассылку "Письма в облака":   
 
     
"Письма в облака" (c) Автор - Вера Линькова. Оформление - Юлия Скульская.


   

В избранное