Играем в любовь

  Все выпуски  

СКАНДАЛЬНЫЙ АВТОР ПРОСИТ ВЕРНУТЬ ЕГО ИМЯ НА МЕСТО!


ИГРАЕМ В ЛЮБОВЬ

СКАНДАЛЬНЫЙ АВТОР ПРОСИТ ВЕРНУТЬ ЕГО ИМЯ НА МЕСТО!


Дорогие друзья и коллеги!

Вот факт: журнал ELLE, в котором я когда-то работала, в юбилейном номере опубликовал выдержки из 18 (!!!) моих интервью со звездами, даже не указав имя автора – мол, все это звезды говорили неизвестно кому. И причем тут журналистка Наташа Землякова?

Бывают ситуации, когда промолчать легче. Проще. Не надо тратить душевные силы, не надо волноваться, не надо, в конце концов, наживать себе врагов и репутацию «белой вороны», которая во чтобы то ни стало хочет добиться справедливости. Поэтому проще – промолчать.

Но проще – не значит лучше.

И как насчет самоуважения к себе, к своему профессиональному прошлому? Как потом, извините, самой себе смотреть в глаза? По тебе прошлись, маршируя в честь юбилея, твое имя мимоходом стерли, зарабатывая деньги? Подумаешь, мало ли что в жизни бывает...

И я подумала.

И задала себе вопрос: что мне делать? Требовать справедливости? У кого?

У того, кто недрогнувшей рукой «выдирал» куски из текста, даже не вспомнил о существовании автора? Коллега, между прочим, журналист. У руководства компании? Я сделала попытку с ними связаться – что из этого вышло, узнаете, прослушав мое ОБРАЩЕНИЕ.





Что еще остается? Только суд.

«О, судиться – это долго, бессмысленно и невыгодно – присудят копейки, даже если иск удовлетворят».

Не надо говорить мне эти слова – я в курсе. Все именно так и обстоит. Поэтому сегодня взять чужое под грифом «авторское», «интеллектуальная собственность» можно почти безнаказанно. И мы к этому привыкли. В какой-то степени привыкла и я. Например, когда я нахожу свои материалы в какой—нибудь крошечной провинциальной газете, то я закрываю глаза. Я понимаю – коллеги выживают. У них зачастую нет другой возможности делать продукт, кроме как найти статью в «большом» журнале или в интернете и разместить на своих страницах.

К тому же, у меня принцип – я не воюю с теми, кто слабее меня. Как-то это не по-человечески. Знаю, знаю, все эти слова – «человечность», «совесть», «порядочность» не из лексикона «глянца», верным солдатом которого я сама была много лет, а именно, пятнадцать. Но сегодня я по другую сторону баррикад. И поэтому эти слова мне можно использовать.

Конечно, перемахнув через хрустально-железобетонный забор, на котором написано «глянец», я не стала идеалисткой и наивной дурочкой. Я отлично понимаю, что юбилейный номер – отличная рекламная площадка. Но я сейчас, все-таки, не про деньги. А про уважение к авторскому труду.

«У тебя просто сейчас есть возможность высказать свое отношение честно, потому что ты ушла из «глянца», - сказала мне моя откровенная подруга. – А у людей, которые по-прежнему работают в этом бизнесе, такой возможности практически нет. После такого суда никто их на работу, скорее всего, больше никогда не возьмет».

Согласна. Дело не только в моей смелости. Так что не надо вешать мне на грудь медаль «смелый и отчаянный борец за правду» (то есть за свое имя).

Но я считаю очень важным для себя затронуть эту тему.

И мне очень важно услышать мнения коллег.

Пусть анонимные (многие работают в этой индустрии и им незачем «светиться»), пусть резкие (мол, делать ей больше нечего – мало ли проблем на свете?). Конечно, хочется услышать мнение тех, кто меня поддерживает (многие друзья и коллеги уже сделали это в личной беседе).

Правда, буквально вчера одна уважаемая мной журналистка пробовала меня отговорить от того, чтобы я подавала иск в суд – мол, зачем? Нервов потратишь много, а каков результат?

Вот и вопрос: а стоит игра свечь?

Действительно, стоит ли в подобной ситуации предпринимать какие-то действия?

Или лучше «забыть»?

НАТАЛИЯ ЗЕМЛЯКОВА


В избранное