Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск первой недели февраля 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006
Со стр. 26-30

Изнасилование.

Сексуальное насилие было и остаётся табуированной темой. Подавляющее большинство жертв сексуального злоупотребления было знакомо с преступниками до совершения преступления. По статистике, только 2% жертв изнасилования (rape) осмеливаются говорить о своём травматическом опыте. Очень часто реакцией на пережитое изнасилование является его отрицание. Тема сексуальных злоупотреблений (sexual abuse) охватывает преступления против личности, общими для которых является вовлечение в сексуальные отношения против воли, без согласия пострадавшей стороны. Примерами межличностной травматизации такого рода являются развратные действия по отношению к малолетним (растление), развратные действия по отношению к подчинённым (сексуальные домогательства), принуждение к вступлению в половые отношения и изнасилование, в том числе такие тяжёлые его формы как групповое изнасилование и изнасилование в извращённой форме.

Сексуальная травматизация относится к трудным случаям в диагностике по ряду причин. Изнасилование это тайное, тщательно скрываемое горе. О пережитом стыдятся говорить. Объективная угроза жизни или здоровью в случае сексуального злоупотребления неоднозначна. Можно предположить, что жертвы садистов и психопатов, которые боялись быть убитыми или покалеченными в результате истязаний, с большей вероятностью заболеют посттравматическим расстройством.

Картина посттравматического расстройства в случае сексуального преступления отягощена болью, чувствами вины и стыда, обвинения (как себя, так и других), яростью по отношению к насильнику и убеждению, что тебя предали те, кто должен был защитить. К несчастью, насильникам удаётся запугать жертву, которая живёт в страхе огласки и позора.

Опыт специалистов (цитирует И.И. Мамайчук) показывает, что у 40% изнасилованных наблюдалось отсутствие эмоциональных, доверительных контактов в семье, особенно с матерью. У 20% наблюдалось воспитание по типу повышенной моральной ответственности. Излишняя добросовестность и подчиняемость приводила к тому, что девушки охотно откликались на провоцирующие просьбы насильников (например, сесть в автомобиль и показать, как проехать, зайти в квартиру помочь больному человеку и т.п.). Нередко жертвами сексуальных злоупотреблений становятся лица, не имеющие никакого представления о взаимоотношениях полов. Иными словами, это женщины, утратившие связь с инстинктами, отвыкшие доверять своим предчувствиям, оторванные от природной мудрости и знания об опасном в их мире.

Виктимология – это отрасль научного знания, которая пытается ответить на вопрос, каким образом взаимодействуют преступник, ситуация и жертва. Она изучает, могла ли жертва, учитывая её личностные особенности, в полной мере осознавать значение сложившейся ситуации, предвидеть её последствия и противостоять насильнику. ВИКТИМНЫМ юристы называют поведение, которое в определённых жизненных обстоятельствах превращает человека в жертву преступления и тем самым приводит к травматизации. Существует определённая программа поведения жертвы. Преступник прямо или косвенно повелевает ею. В силу это такие личностные черты как конформность, нерешительность, робость, неуверенность являются факторами риска. Это объясняет, почему жертвами сексуальных злоупотреблений так легко становятся дети.

Ситуация сексуального преступления невозможна без провоцирующего фактора. Нередко потерпевшие устраивали совместные выпивки с насильниками, оставались ночевать с группой мужчин в одной комнате, останавливали машины с просьбой подвезти их и т.д. Часто жертвы были знакомы с насильниками раньше или были влюблены в них. Отсутствие активного сопротивления с их стороны в провоцирующей ситуации было продиктовано страхом, безразличием, скованностью, тогда как преступник расценил пассивность как добровольное согласие.

Произошедшее нарушает способность жертвы к адекватной оценке реальности. Вопросы о том, действительно ли произошло то, что произошло, неужели человек действительно хотел, чтобы с ним это случилось, и неужели он сам это допустил, остаются без ответа. Жертве некому их задавать, кроме самой себя. Для жертвы изнасилования характерно ощущение беспомощности, являющейся следствием невозможности влиять на события и людей, и чувство стыда и ненависти к себе за эту беспомощность.

Часто жертва изнасилования считает себя виноватой в происшедшем. Принимая на себя всю ответственность за случившееся между ней и насильником, она постоянно обвиняет себя. Поворот против себя (redirection of affect) это психологическая защита, суть которой в бессознательном перенаправлении негативного аффекта, относящегося к внешнему объекту, на себя. В основе лежат отрицание и смещение. Бессознательно отрицая ответственность другого и смещая вину на себя, человек обретает иллюзию контроля над ситуацией. Постоянное использование самообвинения и поворот гнева на других против себя является характерным признаком депрессивной личности.

Растление.

Дети не свободны в своём выборе, когда они вовлечены в сексуальные отношения со взрослыми. В ситуации повторяющегося сексуального злоупотребления утрата контроля над ситуацией и ощущение беспомощности для потерпевшего ребенка являются абсолютными. Жертвы растления часто развивают диссоциативные состояния, чтобы забыть пережитый опыт. О том, что произошло в действительности, знают только сам ребёнок и его мучитель. Только ребёнок знает, как к нему приставали, что именно случилось и что с ним было после злоупотребления.

В случае внутрисемейного злоупотребления способность адекватно оценивать реальность и познавать мир на основе ясных категорий ещё более искажается. Запретные сексуальные отношения взрослых и детей создают атмосферу, у которой источник утешения, поддержки и помощи оказывается одновременно источником мучений. Для того, чтобы получить понимание и сочувствие, ребёнку приходится отрицать сексуальное злоупотребление или диссоциировать воспоминание о нём. А чтобы почувствовать себя утешенным, ему приходится отрицать или диссоциировать также саму ВОЗМОЖНОСТЬ злоупотребления.

Придание смысла такому логическому противоречию боли и любви слишком часто оказывается непосильной для психики человека задачей. Представления таких людей об интимности и насилии оказываются слитными. Они утрачивают знание о том, что «любовь», включающая в себя обман, принуждение и насилие, вообще не является любовью, ибо служит лишь вознаграждением насильнику. Те, кто пережил хроническое злоупотребление, неспособны адекватно оценить сложившуюся систему отношений как травмирующую их. В случае, когда жертвой сексуального злоупотребления со стороны близких является ребёнок, его психика формирует защитные механизмы, избавляющие его от необходимости осознавать имеющееся в отношениях противоречие.

Важно помнить, что жертвы сексуальных злоупотреблений со стороны близких взрослых испытали на себе равнодушие, невнимание и жестокость тех, кто должен был по природе вещей заботиться о них и оберегать от беды. Они отличаются необыкновенным, интуитивным чутьём на людей, которое служит им средством сохранения жизни. Взаимодействие жертвы растления с другими людьми проникнуто недоверием, настороженностью, постоянным ожиданием предательства. К великой печали психотерапевтов, такие пациенты не доверяют своим чувствам, своей памяти и самим себе. Они приходят в терапию с раздвоенными чувствами и часто такими же заканчивают её.

Ощущение беспомощности ребёнка в ситуации злоупотребления часто усиливает реакция взрослых, к которым он приходит со своим горем. Иногда дети рассказывают о случившемся маме или учителю, но слышат в ответ, что они сочиняют, говорят неправду, рассказывают про других людей грязные вещи. Ребёнка обвиняют в том, что он не сказал посягателю «Нет» либо в том, что спровоцировал посягателя своим взглядом, одеждой или поведением. Неверие в правдивость рассказа ребёнка означает для него больше чем «эмпатический провал». Оказавшись беспомощным перед насильником, он переживает беспомощность перед спасителем, и теряет веру не только в людей, которым он доверял, но и в то, что мир добр к нему и полон нужных ему ресурсов.

Становясь взрослыми, жертвы ненадлежащего обращения бессознательно стремятся так организовать свою жизнь, чтобы вновь оказаться в аналогичной ситуации и обрести чувство контроля над ней. Потерпевший вновь и вновь повторяет в своей жизни ситуации, воспроизводящие первичное травматическое событие. Такое принудительное, неосознаваемое повторение представляет собой единственный язык, на котором вынужденный молчать о насилии пытается о нём рассказать. Не случайно дети, которые однажды пережили насилие, нередко становятся его жертвами в будущем в самых различных ситуациях. Именно этот феномен дал основания говорить о виктимном поведении.

В травматической ситуации переживания беспомощности и безнадёжности резонируют с похороненными в глубине души детскими чувствами. Это многократно усиливает переживание безнадёжности в актуальной ситуации. Дети, ставшие жертвой ненадлежащего обращения, в силу вышеуказанных причин представляют собой группу риска для развития ПТСР.

Следует отметить, что не каждый, ставший ребёнком жертвой абъюза, при столкновении с травмирующей ситуацией разовьёт симптомы пост-травмы. Большинство детей, ставших жертвами сексуального злоупотребления, отличает расстройство личности.

С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное