Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск первой недели ноября 2013 года.

Летне-осенний семестр 2013 будет посвящён  теории привязанности. Это цикл переводных материалов и критический разбор современного состояния исследовательской области. Вопрос, можно ли с помощью проективных тестов диагностировать тип привязанности, является дискуссионным. Чтобы ответить на него, необходимо в первую очередь определиться с тем, что есть "привязанность", изучаемая психологией развития и чем она отличается от "отношений между людьми", которые изучает социальная психология,  и "объектных отношений", которые изучает психоаналитическая диагностика. Чтобы вам было интересно читать, я перевела руководство по оценке романтических и супружеских отношений взрослых, а критику теории изложила в свободной форме эссе.

Предлагаю вашему вниманию пересказ близко к тексту книги Judith Crowell & Gretchen Owens (1998) Manual for Current Relationship Interview, Руководства, которое учит психологов "раскладывать отношения по полочкам".

Подтипы Preoccupied привязанности

Примечание ОВ. В русском языке слово "озабоченный" имеет сексуальные коннотации, поэтому preoccupied обычно переводят  фразой "поглощённые тревогой люди" или "тревожные". Я предпочитаю описывать их как возмутителей спокойствия. В данный подтип включены четыре паттерна, которые не имеют внутренней однородности. 

Возмутители спокойствия –  люди, которые в отношениях с партнёром рассержены, бросаются из крайности в крайность или контролируют партнёра. Это может быть человек, который отчаянно нуждается в другом и одновременно тревожится, как он будет выглядеть со стороны, если открыто признается в том, что другой ему очень нужен. Это может быть идеализация любви в целом одновременно с тревогой о том, что данный конкретный партнёр не идеален и не оправдывает надежд, не соответствует ожиданиям человека или окружающих. Внутренняя амбивалентность (двойственность) возмутителей спокойствия может быть относительно своих желаний, партнёра, отношений в настоящем, отношений в прошлом, будущего отношений.

Некоторые возмутители спокойствия создают впечатление эмоционально незрелых людей. Они выглядят как пассивные, зависимые,  предъявляющие претензии, нетерпимые люди. У читателя может сложиться впечатление, что они затрудняются увидеть в партнёре отдельного самодостаточного человека со своими нуждами, заслуживающего поддержки и принятия в партнёрских отношениях. Партнёр нужен для того, чтобы удовлетворять эмоциональные нужды рассказчика.

Другие возмутители спокойствия описывают переполненные конфликтами отношения в реальной жизни, и почти дословно приводят аргументы или оскорбительные реплики, которые звучат во время споров между партнёрами. Они имеют партнёра, описанного абзацем выше (требовательного, зависимого, эмоционально сверхнуждающегося или проблематичного) и посвящают себя попыткам сделать другого человека счастливым, забывая о том, что их собственные нужды в этих отношениях не удовлетворяются.

Иные в конфликте относительно самих отношений: они одновременно сомневаются в долговечности отношений и в способности партнёра откликнуться на нужды рассказчика, и не находят в себе сил покинуть неудовлетворяющие отношения. Они могут винить самих себя за проблемы в отношениях или за то, что партнёр не принимает их  такими, какие они есть. У читателя создаётся ощущение, что они пытаются убедить самих себя, что отношения вот-вот наладятся.

В других случаях сталкиваются сверхозабоченность и отрицание проблемы. В отличие от замкнутых в себе людей, которые идеализируют партнёра и пытаются, рассказывая об отношениях, спрятать трудности за нарядным фасадом, предъявляемым внешнему миру, возмутители спокойствия пытаются убедить самих себя, что у них всё прекрасно. Они могут демонстрировать любое поведение из нижеперечисленных вариантов:

а) Значительная степень растворения в партнёре, доверие к  другому определяет форму и сущность жизни участника, который выглядит пассивным, не имеющим собственной идентичности и не отделяющим Я от Мы,

b) Завышенные ожидания от отношений, выглядит разочарованным в партнёре или рассерженным на него за то, что не соответствует ожиданиям, - при том, что на интервьюера партнёр производит впечатление обычного человека. Злится на партнёра за то, что недостаточно, по его мнению, вкладывается в отношения или мало думает о происходящем в отношениях. Из-за обозлённости не замечает положительных качеств партнёра или то приятное и полезное, что привнесли  жизнь рассказчика отношения с ним,

с) Никогда не проговаривает свои желания вслух и одновременно ожидает, что партнёр будет знать все-все нужды рассказчика. Сердится, возмущается, негодует, злится на то, что партнёр не откликается на его нужды, несмотря на то, что никогда не заявлял о них вслух,

d) Манипулирует партнёром и полностью контролирует его, счастлив находиться в таких отношениях. Провоцирует на ревность, гиперопекает другого, отталкивает, - при более близком рассмотрении оказывается, что совершает все эти поступки ради последующих приятных моментов близости с партнёром, который приревновал, отблагодарил за заботу, утроил усилия, чтобы приблизить к себе рассказчика,

е) Затрудняется увидеть партнёра как иного человека, может приписывать ему собственные мысли и предпочтения или описывать обоих как одинаковых людей. Если же различие всё же очевидно, рассказчик обычно хочет его исключить, или сердится на любое проявление несогласия, будь то отличие во мнении или в поведении,

f) Слияние с другим, осознанное желание (цитата из стенограммы: "Я надеюсь, что мы сольёмся в одно целое") близнецового тождества,

g) Стремится сохранить неудовлетворительные отношения, порой безотносительно к предпочтениям партнёра (цитата из стенограммы: "Он хочет расстаться со мной, но я говорю, что останусь с ним, нравится ему это или нет"). Желание сохранять отношения, которые не нравятся, проявляется как метания из крайности в крайность, в одном и том же предложении или абзаце. Цитата из стенограммы: "У нас чудесные отношения, ужасные большую часть времени, конечно, и прекрасные",

h) Тревожится о том, как долго отношения продолжатся. Некоторые участники прямо выражают страх, что партнёр их оставит, и признаются, что не смогут жить без него или неё,

i) Тревожится о том, способен ли вообще поддерживать здоровые отношения (цитата из стенограммы: "Это всё мои ошибки, всё плохо, потому что я без конца прокручиваю в своей голове его слова и то, что было").

Возмутители спокойствия затрудняются соединить прошлый опыт и текущую ситуацию, они не могут извлечь опыт из  прожитого. Рассказывая о прошлом обстоятельно и подробно, они не могут сделать вывод, как пережитое повлияло на их решения и самоощущение. Прошлый опыт в романтических отношениях переживается крайне интенсивно, с сильной тревогой и / или враждебностью. NOTE: рассказ об отношениях с собственными родителями не засчитывается.

Общение имеет важное  значение для многих возмутителей спокойствия, поэтому они с большей вероятностью получат высокие оценки по шкале коммуникации, своей и партнёра. В большинстве случаев, самодостаточность не ценится, как и подлинное доверие. Рассказчик может сообщать, что партнёры проводят много времени друг с другом. Оценки по шкале растворения в партнёре разнятся: кто-то нуждается во влиятельном другом, выступающем в "родительской" роли по отношению к своему "ребёнку", кто-то не принимает эту удобную "детскую" роль. Оказание помощи другим людям обычно сведено к оказанию помощи самому себе.

Возмутители спокойствия часто вовлечены в неудовлетворяющие их потребности отношения с проблемным, несчастливым партнёром, благодаря которому могут взвалить на себя "родительскую" роль, желая при этом быть в "детской" роли, и таким способом проживают амбивалентность.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное