Все выпуски  

Владимир Леви. "Конкретная психология"


Владимир ЛЕВИ
Конкретная психология: рецепты на каждый миг

N 247

ЭПИЗОДЫ ВЕЧНОСТИ
УПОВАЯ НА ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ,
ПОЗАБОТИМСЯ О ЕСТЕСТВЕННОМ

от 27.09.21

 

      Здравствуйте, друзья.

      Долго не появлялся, но никуда не девался. Здоров, хоть и успел хапнуть ковид, причём скорее всего не в первый раз, как показал тест на базовый ("Т-клеточный") противоковидный иммунитет. ПЦР не делал, чтобы не угодить под карантин или в больницу. Боролся дома: имбирь, лимоны, разнообразно двигался и дышал, выскакивал на воздух, ходил с ускорениями... Получилось, что уже натурально привился. От атак новых штаммов не гарантирует, но ведь и на разные виды гриппов не навакцинируешься.
      И работа не стояла на месте. Подготовил для вас возможность пользования записями вебинаров.
      Тружусь над книгами. Одна, многим знакомая, получила недавно стимул омолодиться.

ПРИВЕТ ИЗ БУДУЩЕГО

      Проверил email и увидел:

      Благодарственное письмо. (Тема так обозначена)

      Здравствуйте. Прогуливаясь ранней осенью вдоль улиц, я решила забрести в городскую библиотеку. Прямо у входа стоял старенький стол, на котором лежали не менее старые книги (скорее всего которые уже никто не берёт, а положили их туда, чтобы прохожие могли забрать что-нибудь, не оформляя талон). Среди всей груды неизвестных мне произведений мое внимание привлекла обложка вашей книги "Искусство быть Другим".
      "Что ещё за другие?" – подумала я и решила забрать книгу себе. Листы в ней уже старые, пожелтевшие, часто выпадали, но дома я подлечила книгу небольшим количеством клея и скотча.
      Очень интересное название и не менее интересное содержание! Для своего молодого, неокрепшего, семнадцатилетнего мозга я открыла новую вселенную как для себя, так и для своих друзей, которым настоятельно начала рекомендовать данную книгу.
      Я никогда в своей жизни не читала подобного, может потому, что стиль написания действительно уникален, а может потому, что пока прочитала не так много книг. В любом случае, я благодарна вам за вашу работу (которой уже получается около сорока лет...) и немедля собираюсь сесть за чтение другой вашей книги.
      Желаю здоровья и всего хорошего!

      С уважением,
      Александра Андрусова

      Прочитал, и последние сомнения, стоит ли в очередной раз переиздавать эту книгу, исчезли.
      Жива и здорова. Востребована и работает.
      Благодарные отзывы от читателей разных стран, возрастов, профессий, характеров, всего разного, приходят со времени выхода первого издания по сей день. Вот и от школьников – хоть изредка, но особо приятно: привет из Будущего.
      Впервые ИБД вышла в свет в 1980 году. Стоила 70 копеек. Шла на черном рынке за 70 рублей. Первый тираж 200 000, два сразу следующих по стольку же, и все равно оставалась дефицитной.
      Угодила, если кто помнит, в самый зенит поздне-брежневского идеологического идиотизма. На дарственных экземплярах друзьям, в маразменном издательском тексте на заднике обложки зачёркивал три первые буквы третьего слова:
      "Здоровый психологический климат во взаимоотношениях между людьми создается у нас в процессе их активной совместной деятельности на благо общества".
      Казалось, позади та пора. Нет, попрощалась, но не ушла. Декорации сменились, спектакль продолжается. Раздельная деятельность на благо себя остаётся активной, вранья и лицемерия столько же, наглости только прибавилось, и здоровый психологический климат существенно воскрепчал.
      А суть и проблемы взаимоотношений между людьми остаются прежними века и века, во всём мире.
      По жанру ИБД книга гибридная – помесь self-help пособия (руководства по самопомощи), научно-художественного романа, психологического практикума, отчасти поэмы... В литературе не новость: так писали и в античности, и в средневековье (Лукреций, Овидий, Авиценна...), пишут и в близкие к нам времена (Корчак, Ирвинг Ялом, Дольник...) – стараются, чтобы было и практично, и красиво, и полезно, и весело. "Чтобы работать, книга должна быть по содержанию серьёзной, а по форме очаровательной, – говорил в застольной беседе мой друг Александр Мень. – И смотря для кого...".
      Да, успех общения Автора и Читателя зависит от того, умеет ли Автор быть Читателем. Быть Другим.
      После выхода первого издания ИБД с замиранием духа ждал обратной читательской связи. Немедленно воспоследовала: в редакцию прибежал возмущенный гражданин, потом другой, третий, с одинаковой жалобой: при первом же открывании книжечка рассыпается. Халтурная склейка. К содержанию претензий нет: читать невозможно. А вот за форму можно и... (выразительный жест).
      Претензии к содержанию выявились попозже. Если Искусство Быть Собой собрало пропорцию откликов "хорошо/плохо" (лайков-дизлайков по сетевому жаргону) порядка ста к одному – подавляющий плюсовой перевес – то ИБД за первые два года после выхода едва дотянуло до семи к одному. В среднем каждый восьмой либо не понял, либо возмущенно отверг, либо то и другое. У возмущенных товарищей лейтмотив был: не хотим быть другими, мы и так то, что надо. Играть не хотим, мы взрослые, а не дети, пошёл со своими ролевыми штучками знаешь куда.
      Время внесло поправки. Лайк-дизлайк сдвинулся в плюс: с 1987 года я уже не получал на эту книгу ни одного "фэ". Участились сообщения о лечебном и спасательном действии, идут до сих пор. Большие тиражи и приятную почту собирают переводные издания, особенно французское, чешское и германское (2019, 2020).
      Всё-таки изменяется Читатель. Изменяется что-то в умах и душах. Автор, пока жив, тоже изменяется как-то. А значит и книга, заново отправляясь к Читателю, если она не абсолют совершенства, не бессмертный шедевр, – чтобы оставаться в живых, должна изменяться. Но как?..
      На нелёгком писательском опыте, не только своём, убедился: первейшая забота при улучшении текста – не сделать хуже. Знали б читатели, сколько хороших книг было испорчено их создателями в знаменитом доме творчества – подмосковном писательском посёлке с мистически точным карикатурным названием: Переделкино. Во имя Высокого Искусства, в потугах священнослужения – сколько живых, свежих текстов со свободным дыханием, с искрами дара божьего, с тёплым дымком уютных человеческих несовершенств, превратилось здесь в окаменелые раззолоченные мумии.
      Помню: медленно, тяжело плетётся навстречу мне по дорожке между цветочными клумбами большой, грузный, понурый мужчина с красивым лицом, выражающим предзапойное состояние.
      Юрий К-в. Давний приятель. Великий писатель. Мастер-самородок, с первого небольшого рассказа признанный авторитетными знатоками начинающим гением. Горой навалилась безжалостная слава, зашкалила, придавила вселенским бременем: соответствовать надо! Не опускать планку, а ПОДНИМАТЬ!
      – Что с тобой, Юр? Что случилось?
      – П....ц, Володя. П....ц.
      – Да что такое?
      – Второе издание "Шурум-бурум" делал (шифрую название известного сборника повестей и рассказов). Многое не нравилось. Переделывал, вымарывал. Опять не нравилось, опять перемарывал. Сдал в печать. Вышло, быстро расходится. Боялся раскрыть авторский экземпляр. Раскрыл. Глянул – и... (Опускаю тираду пространного высокохудожественного ненорматива, оставляю лишь безобидный хвостик). Говно я, говным говно!
      Эх, – думаю, – вот и еще одна жертва болезни классиков: нарциссической мании совершенства.
      – Перестань убиваться. Я тоже пару своих книженций в следующих изданиях изуродовал как сумел, и потом тошнило. Ничего не случилось. Солнце не погасло, земля не остановилась. Народ принял, спасибо сказал. Новое делать надо. А прежнее что уж выросло, то выросло.
      – "Ты сам свой высший суд".
      – Ну конечно, Юр. Но и Мандельштам верно сказал: "И меня только равный убьёт". Имея в виду творческую и человеческую оценку. Равный или высший, но не ты сам. Никто себе не равен. Лучше не самооцениваться. Дай себе право не быть монументом.
      – Уговорил. Постараюсь...
      Кратковременное действие возымело, но запой состоялся.
      Возвращаясь к ИБД, переделываемой не упомню в который раз, снова спрашиваю себя: а надо?
      Получаю ответ от книги: не надо, но ради удовольствия можно. Если есть в тексте места симпатичные и полезные тебе самому, можно делать такими и остальные. Проникай в суть и не гонись за временем, пускай время гонится за тобой.

А СМЫСЛ?

      Помните, что такое ВОТ?
      ВОпрос + ОТвет. Три книги ВОТов написал, поток продолжается. Вот пара тем, актуальных – из недавних писем, личных бесед, вебинаров.

      Что новый ковид нам готовит?

      – Пандемия когда-нибудь кончится?

      – Эта кончится, думаю, к весне грядущего года. Другие через какое-то время начнутся.
      Эволюционно-исторически эта пандемия не первая и не последняя. Атаки древнейшего из жизненных миров – Микробиоса (вирусы и бактерии) на- Макробиос – мир многоклеточных, включая людей, – идут со времени появления многоклеточных. До того хищные микроорганизмы убивали и жрали только себе подобных. И сейчас продолжают эту охоту. Для них мы – скопления таких же безмозглых жадных существ, как они, сбивающиеся в огромные гороподобные кучи.

      – Как для мух говно?

      – Вроде того, но сложнее. Залез в кучу, внедрился – оппа, да это оказывается, гигантское государство. Можно проникать в эти империи, разбойничать там, убивать и жрать кто послабее и повкусней. Но не тут-то было. Эти аппетитные государства научились встречать незваных гостей заранее обученными погранотрядами, армиями клеток-воинов. Объявляют иммунную мобилизацию, обстреливают артиллерией антител. А исторически почти совсем только что появились особо хитрые заграждения – прививки, вакцины: погранотряды, специально обученные еще на подступах распознавать и уничтожать именно того агрессора, который пытается напасть: no pasaran!
      Микрохищники, однако, тоже не лыком шиты: для неузнаваемости мутируют – меняют свои свойства, совершенствуют способы проникновения и внедрения, применяют новые боевые тактики. Быть неожиданными! Заставать врасплох! Сокрушать препятствия! Обходить защиты! Устраивать нашествия огромными массами, как полчища варваров античности и средневековья...
      Из эпохи в эпоху, из тысячелетия в тысячелетие, с огромными потерями идет эта война. Нынешняя пандемия лишь один из ее рядовых эпизодов. Серьёзный, коварный, с неготовностью, с растерянностью и паникой, как при начале всякой войны. С горем, несчастьями. Но побоище это далеко не самое страшное из тех, что уже были и могут быть, если человечество не успеет достаточно поумнеть. Даже на моём малом отрезке исторической памяти запечатлелись эпидемии более смертоносные. Одна из них унесла жизнь моей бабушки, врача-инфекциониста.

      – Не так уж страшно, вы говорите. Но такой паники "не было никогда, и вот опять", вы же сами назвали её коронойей. Маски, запреты, дистанции, которые мало кто соблюдает, да и попробуй в переполненном городском транспорте или в школе. Ажиотаж, мандраж, чёрный юмор, вакцина на вакцине едет, вакциной погоняет, а толку?
      Почему так? В чем особенность этого рядового, как говорите вы, эпизода?

      – В бытийном потоке каждый эпизод, каждый миг и повторяется, и неповторим, как картина каждого восхода или заката. Уникальность нынешней пандемии, как и предыдущих, определяется двумя главными группами факторов: особенностями 1)заразы как таковой и 2) времени её появления – исторической ситуации, переживаемой человечеством.
      Мы не знаем, чем ковид19 отличается от вирусов близких типов, свирепствовавших во времена, отдалённые от нас расстояниями, превышающими продолжительность жизни нынешнего и предыдущего поколений. Исследовательские возможности не позволяют пока это узнать. По сравнению с вирусами недавних эпидемий заметна большая скорость изменчивости (мутабельность). Иммунитет уже есть – переболел или вакцинировался, и вот на тебе: никогда не было и опять, новый штамм, мыло-мочало-начнем-сначала, приходится играть с врагом в догонялки.
      Повышена и способность вызывать у некоего процента заболевших грубый и неразборчивый иммунный ответ типа "бег впереди паровоза", "из пушек по воробьям" и "бей своих, чтоб чужие боялись". Защищаясь от врага, организмы таких пациентов вредят себе сильнее, чем враг. Тупо избыточная активность вообще свойственна человеческим защитным системам – телесным (большой список аутоиммунных заболеваний), психическим (страхи, депрессии, неврозы, психозы...) государственным (спецслужбы, полиция, армия, чиновная бюрократия...). Много бед натворили эти разноуровневые органы медвежьих услуг и продолжают, дай только повод. И ковид19 даёт.
      Что до особенности времени – ситуации, в которой пожаловал к нам коронованный микрогномик, – то определить её можно одним, всем знакомым словом: глобализация. Да-да, она, голубушка, никуда от неё не денешься, как ни загораживайся, ни сопротивляйся, ни отрицай.
      Всё яснее и убедительнее: наша крохотная голубая пылинка в космическом океане превратилась в густонаселённую коммуналку, в один общий для всех суетливо копошащийся человейник. Единый всепроникающий муравьиный порядок в нём на сегодняшний день (к нашему счастью?) не установился, зато всепроникающий бардак налицо, и счастья особого не сулит.
      Никогда еще не было такой многослойности, широты и скорости перемещений, такой лёгкости и густоты контактов и взаимосвязей всех со всеми, всего со всем. Такого переплетения и взаимопроникновения разнообразных потребностей, интересов. И такого сопротивления этому, такой неготовности и неосознания новой реальности и её путей. Такой повсеместной чреватости столкновениями, конфликтами, в основном мелкими, но...
      Вот и господин Интернет, благодетель наш, великий пособник общений, работы, образования, чего только не – и он же молниеносный передатчик всех на свете психозараз и неутомимый производитель новых. И, конечно же, СМИ – профессиональные истерики, алармисты по должности, паникёры. А также, что греха таить, – фейкмэйкеры, вракомёты. Не все, но в большинстве, зависимом от кормильцев, властительных толстосумов.
      Вот главные катализаторы и организаторы коронойи. Плюс третий фактор, извечный и массовый: темнота. Невежество. И самое опасное: невежество плюс корысть. Когда противопандемические решения определяются не самыми знающими, добросовестными и независимыми специалистами, а политиками, торговцами и прочими игроками на полях человеческих судеб, добра не жди.

      – К какому лагерю вы принадлежите? К прививочникам или антипрививочникам? За вакцинацию и ревакцинацию, или против?

      – Ни к какому. Ни за, ни против. Риски в обоих выборах есть. Для себя выбор еще не сделал. Не вакцинировался. Переболеть успел. Не очень легко, но не жалею. Не привиться – риск заболеть со всеми возможными последствиями, понятно. Привиться – риск получить побочки, скорые или отсроченные, лёгкие или тяжёлые, известные или неизвестные. Реальность показывает, что в нынешней пандемии и тотальная вакцинация - не панацея против быстро изменяющейся заразы. В странах, где вакцинировано уже большинство народа, возникают новые волны заболеваемости. Не значит ли это, что и вакцинированный человек может снова заболеть или стать бессимптомным переносчиком вируса?
      Слишком много пока неизвестных в этом уравнении, слишком много "не знаю" – и общих, медико-биологических, и для меня лично.
      Здравый врачебный смысл говорит, что уже переболевшим и выздоровевшим можно – и лучше – не прививаться, как не нужно вновь прививаться тем, кто переболел свинкой, корью, туберкулезом и пр., равно как и сезонно-эпидемическим вирусным гриппом, штамм которого, уже известный, косит свою жатву, а ты уже попал под эту косу и выбрался, с антителами в крови. Это не значит, что привиться против очередного нового штамма – через год, например, или еще какое-то время, не будет целесообразнее, чем подхватить опасную заразу. Но выбор риска за тобой. На все гриппы не напривьёшься.
      Есть и вероятность небезопасной подсадки организма на искусственную иммунизацию взамен естественной, одерживаемой в собственной битве с инфекцией.
      Так же и с ковидом. Трудная победа над сильным врагом даёт более надёжный результат, чём лёгкая над слабым. Но стоит спокойно и трезво взвесить соотношение сил, по возможности заранее.

      Тренинг обречённости?
      Работа с исходником

      – Участвовали в выборах, голосовали?

      – Нет.

      – Почему?

      – Потому что выборов не было. Голосование было, а выборов не было, как Глеб Павловский точно сказал. Тренинг героической обречённости. Упражняет психологически, небесполезен диагностически. Но результат известен заранее, с люфтом в плюс-минус, но всем известен. Еще с советских времён на псевдовыборы не хожу. Предпочитаю реальные способы с некоторой вероятностью повлиять на то, на что могли бы влиять выборы настоящие.

      – На что же повлиять?

      – Остановить сползание страны в отхожую яму истории. Начать подъём к лучшему.

      – А что за реальные способы?

      – Много разных. В моём случае – работа с первоначалом, с исходником: человеком, конкретным человеком. Конкретная помощь, врачебная и психологическая. Помощь отношениям, семьям, родителям, детям и взрослым. Лечение и поддержка. Просвещение не в последний черёд.

      – А смысл? Помог доктор человеку выжить, честь и хвала. При тех же властях. В том же дерьме и хуже. Что дальше?

      – Врач помогает выжить, психолог – не только выжить, но состояться. Сверхзадача обоих – создание и расширение пространств, где человек живёт не звериной жизнью, а человеческой. Где священные и ужасные в своей естественности, мудрые и безумные, вечно детские наши эгоизмы учатся соблюдать свои и чужие границы. Понимать и принимать себя и друг друга. Не воюют и не боятся, не обманываются и не обманывают. Помогают себе и друг другу жить, решать проблемы и развиваться.
      Каждая победа добросовестной врачебно-психологической помощи, не отравленной вирусом психобизнеса – умножение и укрепление кругов доверия, искренности и здоровья, телесного и душевного. Очагов доброй силы – растущего интеллекта – эмоционального, психологического, социального, всяческого.
      И снова, и снова

возьмёмся за руки, друзья,
чтоб не пропасть поодиночке.

Булат Окуджава

      Взаимодействуя, гнёзда умелой человечности могут образовать массу, достаточную для победы над хищной подлостью, насилием и жестокостью. Над тупой рабской внушаемостью, трусливой покорностью и блевотным холуйством. Победы над челозверем – наследником прошлого, властителем настоящего и убийцей будущего.
Тысячи примеров по всему миру – на многие миллионы и миллиарды, конечно, мало, но убедительно – показывают, что в любых условиях это возможно – и как.

 

Счастливо!
Ваш и всегда

 

автор рассылки: Владимир Леви,
психолог, писатель, врач
http://www.levi.ru

каталог выпусков
код рассылки: science.humanity.levimaster

Владимир ЛЕВИ
Конкретная психология: рецепты на каждый миг

N 247 от 27.09.21


В избранное