Некоторые российские политологи, социологи и экономисты предсказывают, что в 2017 году Россию ждет потрясение — социальный бунт или даже революция. Одни называют точную дату, когда в России рванет, другие советуют закупать доллары, а третьи успокаивают и предлагают не искать мистическую связь между 1917 и 2017 годами. Редактор новостей проекта «Сноб» Александр Бакланов изучил прогнозы на предстоящий год

Когда в ноябре 2014 года я стал использовать в новостях «Сноба» тег «экономический кризис», один наш эксперт, глава крупного банка, узнав об этом, только посмеялся. Он говорил, что никакого кризиса нет. В правительстве России в тот момент тоже отказывались признать, что в стране наступили нелегкие времена. Я же видел обратное: нефть дешевела, все остальное дорожало, люди экономили на еде, и происходящее очень напоминало кризис 2008 года.

В тот год в мире происходило много мрачных событий, за которыми я неотрывно следил. И, наверное, поэтому еще в начале сентября стал думать об отъезде из России, от греха подальше. На исходе осени я улетел на полгода в Азию, а спустя несколько дней, в «черный вторник», и эксперты, и чиновники, и, кажется, вообще все жители России стали называть кризис «кризисом».

В том же году я подумал, что в 2017 году нас ждет революция. Сейчас уже сложно вспомнить, прочитал ли я об этом в прессе, услышал в автобусе или в компании друзей, но эта идея глубоко засела в голове.

Почему именно в 2017 году? Этого я не знаю. Однако ощущение, что в стране что-то грядет, в последнее время только усиливается. Кто предсказывал революцию в 2017 году

Одним из первых — в декабре 2005 года — о революции-2017 заявил бывший вице-спикер Госдумы Владимир Рыжков. Он дал интервью, в котором пессимистично отметил, что новая революция начнется в октябре 2017 года — после того, как закончится нефть.

Владимир Рыжков, профессор Высшей школы экономики (в декабре 2005 года):

По оценкам международного энергетического агентства, нефти у нас осталось ровно на 12 лет. Когда «черное золото» закончится, страна останется без гроша. Народ начнет штурмовать Зимний с той лишь разницей, что в октябре 1917-го хотели захватить правительство, которое там заседало, а в 2017-м захотят растащить картины музея, чтобы продать их иностранцам и прокормить свои семьи.

К тому моменту мысль о революции уже тревожила умы россиян. По информации «Яндекс.Новостей», первый материал российских СМИ, в котором упоминались и «революция», и «2017 год», вышел спустя пять месяцев после заявления Рыжкова — 16 февраля 2006 года. Это была расшифровка эфира на «Эхе Москвы», во время которого ведущий зачитал сообщение от слушателя по имени Дмитрий: «Вступление в ВТО — это плановая подготовка революции 2017 года».

В следующие шесть лет тему революции в СМИ почти не поднимали, а всерьез заговорили только в 95-ю годовщину Октябрьской революции. В ноябре 2012 года доктор политических наук Сергей Черняховский написал для «Накануне.ру» колонку под названием «Ситуации 1917