Все выпуски  

Братья во Христе и Исследование Библии. Малоизвестный Господь: Любовь Христова


 


Любовь Христова

Бог вкладывает в слова больше духовности, когда пытается человеческим языком донести до нас любовь Христову. Павел, молился о ефесянах, дабы они были утверждены Духом во внутреннем человеке и чтобы они, “укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову” (Еф.3:18,19). Парадокс – как можно постичь и уразуметь то, что превосходит разумение? Мы только можем знать, что любовь через Бога действует во внутреннем человеке так, что мы ощущаем ее и видим проявление ее в других. Впрочем, в понимании этого нам помогает Библия, благодаря которой многие достигли совершенства в любви почти такого же, как и Сам Христос. Однако, понимая, что их достижения являются всего лишь слабым отражение любви Его, мы начинаем чуть-чуть лучше понимать, “что широта и долгота, и глубина и высота” того, что нам нужно разуметь.
Любовь Моисея

Возьмем Моисея. Израиль не любил Его, они отринули его (Деян.7:39). Из-за них он не смог войти в землю обетованную. Он столько много сделал для них, а они отвергли “этого человека”, как они называли его (Исх.32:1,23 ср. Деян.7:35). И все же, когда Бог захотел истребить их, а из Моисея произвести многочисленный народ, Моисей вступился за них, добившись через молитву, чего достигал не каждый из Божиих угодников – изменения (а не отсрочки!) намерения Божия!!! И это тогда (только представьте себе!), когда Израиль согрешил с золоченным тельцом. Моисей сказал им, что он взойдет еще раз на гору, “не заглажу ли греха вашего” (Исх.32:30). Он уже хорошо знал, что прощение греха было невозможно без пролития крови (Лев.17:11; Евр.9:22). И он надеялся “не загладит ли” (буквально – “очистит”) Бог этот великий грех, приняв его за очищение – “ я взойду к Господу”. Он хотел предложить себя в жертву очищения за тех, кому он был не нужен, кто отвернулся от него, уже возвратившись в Египет в своих сердцах и мыслях. Он взобрался на гору (почти день требуется на это) и сделал Ангелу предложение, лучше которого трудно было бы что-либо предложить: “Прости им грех их; а если нет, то изгладь и меня (обратите внимание на настойчивость) из книги Твоей” (Исх.32:32) (1) . Отсутствие имени в книге Божией, означает отсутствие части верующего в Царстве (Исх.32:33; Флп.4:3; Откр.3:5; 17:8; 21:27; 22:19). И это предложение не было сделано сгоряча. У Моисея во время подъема достаточно было времени обдумать это его предложение о замене своего места в Царстве на прощение Израилю одного величайшего греха. Отказаться от земной жизни – одно, отказаться же от жизни вечной – совсем другое. И он умолял Бога принять его предложение всего лишь ради прощения одного греха тех, кто ненавидел его, для которых главным в жизни было утешение собственной плоти. Если так Моисей любил погрязшего во грехах Израиля, подумайте насколько больше была любовь Христова к этому народу. И, если такова любовь Христа к Израилю, то представьте (постарайтесь) любовь Его к нам, старающимся , по меньшей мере, не оттолкнуть Его от себя и следовать за Ним до конца, несмотря на всю свою слабость и недостатки.
Любовь Давида

Подобное можно так же увидеть и на примере отношений Давида с Саулом, который был настоящим врагом Давида и преследовал его всеми доступными ему способами (в этом также видится прообраз враждебного отношения иудеев к Господу). Однако, когда Саул был поражен за свои грехи, Давида захлестнула такая волна любви к нему, что это было видно всем (2Цар.3:36,37). Его плачевная песнь стала образцом плачевных песен в Израиле (2Цар.1:18), да и вся первая книга Царств полна примеров выражения Давидом своей любви к Саулу. Впрочем, Давид выражал свою любовь не только после смерти Саула (нет ничего легче, чем любить мертвого). Чувства Давида к Саулу описываются в Псалме 34: “Чего я не знаю, о том допрашивают меня; воздают мне злом за добро, сиротством (духовным) душе моей. Я во время болезни их (Саула и близких ему людей) одевался во вретище, изнурял постом душу мою, и молитва моя возвращалась в недро мое. Я поступал, как бы это был друг мой, брат мой (т.е. Ионафан, 2Цар.1:16); я ходил скорбный, с поникшей головою, как бы оплакивающий мать” (Пс.34:11-15). Человек, скорбящий и оплакивающий свою мать – сильное сравнение. И это сравнение выбрал Давид, ибо другое не могло подойти к его чувствам. Впрочем, он продолжает: “А когда я претыкался, они радовались…”. Создается такое впечатление, как будто Давид понимал то, что он достиг настоящей любви к врагам своим. Он оплакивал Саула, как оплакивают мать свою , оплакивал совершенно недостойного его слез. И все же это – очень и очень жидкая тень любви Господней к Израилю. И насколько же больше Он любит нас, которые по крайней мере стараются не быть такими же безразличными к Нему, как Израиль .
Любовь Иеремии

Записано очень много слов о боли, причиненной Израилем Иеремии, о Израиле, который как он “знал, что они составляют замыслы против меня, говоря… отторгнем его от земли живых, чтоб и имя его более не упоминалось” (11:19), и от которого он хотел в отчаянии уйти (9:2). И все же: “О сокрушении дщери народа моего я сокрушаюсь… о, кто даст голове моей воду и глазам моим источник слез – я плакал бы день и ночь (в молитве?) о поражении дщери народа моего”, – и я мог бы продолжить места, подобные этим. Он показывает новый пример горькой любви к Израилю, которой его народ не мог понять: “Да не будет этого с вами, все проходящие (мимо плачущего Иеремии?) путем! взгляните и посмотрите, есть ли болезнь (боль – современный перевод), как моя ” (Плач 1:12). Бог трижды запрещал ему молиться за Израиль (7:16; 11:14; 14:11), однако народ просил его (21:1; 37:3), возможно зная, что и он сам хочет того же. И наконец, после всего того, что иудеи сделали ему, они приходят и говорят: “Помолись о нас Господу Богу твоему… и сказал им Иеремия пророк: “слышу, помолюсь Господу Богу вашему” (42:2,4). Иеремия так любил их, что поступил совершенно наоборот определенному ему запрещению Божию. И эта любовь, настоящее чувство, обосновавшееся в глубине души, испытывалось к жестоковыйному против своего Бога народу. Любовь же Христова намного сильнее любви Иеремии.
Любовь Павла

В Павле должно быть присутствовал дух Моисеев, когда он говорит, что хотел бы быть отлученным от Христа за братьев своих, иудеев. Он готов был пожертвовать своим спасением ради них, хотя и знал, что это не соответствует принципам Божиим. Он особо подчеркивает, что его любовь не просто слова: “Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом” (Римл.9:1-3). Святой Дух подтверждал, что все, что он чувствовал, было истинным. Это был действительно высокий уровень духовности, которого достиг Павел ради народа, который постоянно отвергал его и, что еще больней, старавшегося разрушить дело его жизни. Влияние иудеев проникло даже к коринфянам, послужив причиной упреков и даже насмешек со стороны их над Павлом, который был готов отдать жизнь ради них. Он снова и снова называет их своими братьями, уподобляя их невинной, целомудренной Еве, соблазненной змеем (иудейским влиянием). Но вспомните, как они порочили его! И все же его любовь превосходила все их склоки. Но я еще раз повторю: любовь Павла к Израилю, к коринфянам, любовь Иеремии и Моисея, любовь Давида к Саулу… все эти выдающиеся примеры человеческой любви и жертвенности, являются всего лишь слабой тенью любви Христовой к Израилю, ради которого прежде всего, Он и умер (Гал.4:4,5). Если Его любовь была таковой к тем, кто отрекся от Него, насколько она больше к нам, рабам Его несчастным.
Любовь до конца

Любовь Христова хорошо видна во всем Новом Завете. В частности, особо она проявилась на кресте. Возлюбив Своих, Он возлюбил нас до конца, до предела любви (Ин.13:1). Он знал, что смертью Своею Он явит доселе невиданную любовь. На кресте Он открыл имя и сущность Божию, “да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет” (Ин.17:26). “И живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу” (Еф.5:2). “Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев” (1Ин.3:16). Смерть на кресте – это определение любви. Любовь – самораспятие, сознательное действие вопреки собственной природе. И вы должны были заметить: везде сказано, что и мы должны показывать такую же любовь к братьям своим. И здесь нет другого пути – не любить, значит отрицать главную суть креста Христова.

Он умер так, чтобы любовь Божия, настоящее ее значение и понимание, могли быть отчетливо и осязаемо видимы, с тем чтобы ее можно было запомнить и размышлять над ней. Самое малое, что мы можем делать ради этого, это регулярно проводить наши вечери воспоминания. “Любовь Христова объемлет нас” не для жизни ради себя, а для Того, Кто умер за нас и за наших братьев (2Кор.5:14). Если мы “объяты” любовью Христовой, то мы не должны вырываться из этих сильных объятий Христа и креста Его. Пред нами только два пути: либо жизнь, либо смерть – мы объяты и ведомы крестным путем к жизни. Если вдуматься, то здесь лежит укрепляющая сила креста. Здесь – суть и корень любви Божией и Христа. Здесь было открыто имя Божие, дабы любовь Отца и Сына могла быть и в нас (Ин.17:26).

Хочу чтобы вы знали, что мне нравится прочитывать Евангелие за один-два раза. И вот однажды при чтении, меня поразило то, что как только Господь начинал говорить Своим ученикам о приближении Своей смерти, они сразу же переводили разговор на что-то другое ! То же самое происходит и с нами. Есть нечто уводящее нас от настоящей важности креста. Привычные наставления слишком часто уводят в сторону от главного, а сразу же после хлебопреломления мы слишком быстро возвращаемся к своим земным делам… мы все виновны в этом. Исаия горевал, что несмотря на чудесное очищение, предоставленное Богом нам на кресте, мало кто поверит этому – люди отвернутся от распятого Христа (Ис.53:1,3). Так оно и случилось. Люди, во второй половине Великой Пятницы, видели все своими собственными глазами, погоревали чуть-чуть, бия себя в грудь и… разошлись по домам (Лк.23:48). То же самое происходит и с нами. Мы преломляем хлеб, встаем и уходим по своим делам, продолжая влачить свое существование с духовностью чуть выше (в лучшем случае) животного. И все же, и все же… давайте стараться не оборачиваться назад, отворачиваясь от того, что действительно важно. Давайте смотреть и видеть любовь Христову и, видя ее, изменяться, принимая образ ее – от славы в славу, как от Духа Господня (2Кор.3:18).

И тогда мы придем к пониманию Павла, который написал по вдохновению следующие слова, всегда мне особенно нравящееся: “Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь… ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем… Ибо любовь Христова объемлет нас… (любовь – превосходящая разумение)… познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор… я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят, и я для мира” (Римл.8:37-39; 2Кор.5:14; Еф.3:19; Флп.3:8; Гал.6:14). Подобные места обнаруживают духовную высоту, достигнутую Павлом в то время, когда он размышлял о настоящей сути любви Христовой. Все они написаны так, что я называю интеллектуальным экстазом . Несмотря на вдохновение, слова Павла несут в себе его настоящее понимание глубины, высоты и широты любви, о которой он писал. И на эту-то высоту понимания каждому из нас необходимо взобраться.
Совершенство любви

Нам совершенно необходимо жить и мыслить так, чтобы во всем преобладала любовь Христова, ибо в этом состоит весь смысл Христианства . В этом – воля Божия. Я верю, по-настоящему верю, что Бог содействует каждому из нас достичь этой цели через настоящие беды, которые иногда постигают нас, и через мелкие повседневные неприятности, отравляющие жизнь так сильно. Мы можем умереть, не осознав до конца этой цели, наша внутренняя злоба и эгоизм могут быть неисправимы, или же достигать ее может помешать наша лень, и все же по Его великой милости мы будем в Царстве – точно также, как и Иаков и Давид, которые в самый последний момент своей жизни показали себя не с лучшей стороны, но все-таки были приняты Богом. Есть достаточно мест, говорящих о том, что познание любви Христовой, познание креста, где она была всем явлена, является нашим верным путем во Христе:

∙ Цель, смысл увещания и заповедей есть любовь от чистого сердца (1Тим.1:5; Римл.13:9).

∙ “Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства” (Кол.3:14). Любовь – верх духовной зрелости.

∙ “Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна (зрела) есть в нас” (1Ин.4:12). Это – совершенство, дорасти до пребывания Божией любви в нас, а достичь ее помогает наша взаимная любовь.

∙ Если любовь делает совершенным, то мы имеем дерзновение в день суда – зрелая, совершенная любовь отбросит все страхи прочь (1Ин.4:17,18). И тут стимул для нас. Большинство из нас боится суда, потому что не достигли совершенной любви. Возможно, по этой-то причине мы все еще живы… пока не достигнем.

∙ Скорбь производит терпение, терпение – настоящую надежду на спасение, верхом же совершенства является любовь Божия, излитая в сердца наши Духом Святым, данным нам (Римл.5:5). В 2Пет.1:5-7 содержится аналогичное описание духовного развития, пик которого, после братской любви, заканчивается просто на любви. И только после того, продолжает Петр, мы познаем Господа Иисуса Христа (ст.8). Такую любовь мы можем показать и в жизни, еще не созрев окончательно духовно, но настоящая “любовь”, любовь Христова – это наше заключительное состояние, к которому ведет нас Бог.

Все это объясняет, почему делается такое ударение на важности любви Христовой: “Более же всего облекитесь в любовь” (Кол.3:14). “Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу” (1Пет.4:8). Вот почему Иоанн так часто напоминал, что если в нас отражается (пребывает) любовь Божия, то мы становимся уверенны в своем спасении, ибо тогда мы впитали и пропитались самой сутью благовестия и креста Господа Иисуса. Не мне говорить вам, как лучше показать любовь Христову в этой жизни. Вы и сами знаете. Ибо, если вы серьезно воспринимает все это, любовь и крест Христовы сами обнимут вас.
Примечания:

∙ Здесь трудно переводимый еврейский, ибо слова Моисея одинаково могут означать: “Если Ты не пустишь их в Царство, не пускай и меня – я не хочу быть там без них”. Впрочем, такое понимание так же показывает его любовь к своему народу, ибо другой мог бы и согласиться войти в Царство без толпы отступников, недолюбливающих его.



Познание = разумение.


В избранное