Все выпуски  

Морское административное право Украины Бонус - статья


Информационный Канал Subscribe.Ru

Морское административное право Украины.

Избранные параграфы из учебника.


 

Уважаемые коллеги, друзья. По традиции, предлагаю Вашему вниманию текст своей новой статьи в качестве бонуса. Тем более, что она имеет непосредственное отношение к теме нашей рассылки - административным полномочиям государства порта.

К вопросу о дарах моря

или

Сакральный смысл морского права.

Недавно выяснил для себя удивительный факт, который, по-видимому, будет небезынтересен уважаемым читателям.

В записках тверского купца Афанасия Никитина, в которых он описывает своё путешествие в Индию в 1470-1474 гг. (кстати, предпринятом несколько ранее широко известного «открытия Индии» португальцем Васко Да Гамою), содержится такой текст:- «И Келекота (Калькутта-С.Горчаков) – порт всего Индийского моря. Пройти мимо неё не дай бог никакому судну: кто его не увидит, тот поздорову не пройдёт морем»[1]. Меня эта фраза заинтриговала. Что бы она могла означать? Предпринятые мною некоторые исследования показали, что смысл этой фразы, а точнее насущной необходимость зайти и «увидеть» Калькутту передают записки Марко Поло :- «Скажу вам вот ещё что: если случится, что у их заводей появится судно и не сюда оно шло, так они его захватывают, товары его забирают и говорят: «Шёл ты в другое место, да бог послал тебя ко мне, потому-то и беру всё твоё». Забирают всё на судне, что считают своим, и греха в этом не видят». Случается это всюду в этой части Индии, пишет Марко Поло.

Интересно в описанном факте вот что; установление правового режима имущества, перемещаемого морем, т.е. административная по своей сути процедура. Право собственности на имущество, перемещаемое в древности морем на судах, в определённых случаях могло быть ограничено. В частности, многие авторы упоминают о праве присвоения вещей, выброшенных морем на берег, т.е. об установлении в отношении такого имущества правового режима «дар моря».

О существовании в древности такого правового режима вещей, выброшенных морем на берег, в частности, косвенно свидетельствуют и статьи древних договоров князей Киевской Руси. Так, например, в договоре между греками и Русью 912 года, а также в договоре Романа, Константина и Стефана с Игорем 944 года речь идёт о неприменении правового режима «дар моря» к русским и греческим судам, выброшенным бурей на берег.

Возвращаясь к пояснениям Марко Поло мы можем явно различить следы древних обрядов, правовая формула которых вполне выстраивается в конструкцию правовой нормы: гипотеза-диспозиция-санкция.

Гипотеза - Господь властен над всем. Он – карает и милует людей. По грехам воздаёт им, но на их просьбу и посылает им дары в виде полезного имущества.

Пожалуй, не стоит слишком сильно углубляться в историю, чтобы найти примеры обожествления морской стихии, страха людей перед морскими богами. Неопределённости морского путешествия, необходимость полагаться на волю судьбы с древних времён рождала у людей формулу почтительного отношения к морю. В море смельчаков ждали не только дары, но и утраты, а часто и гибель. Не зря в легендах, сагах, сказаниях, сказках сохранились упоминания о необходимости задобрить морских богов перед морским предприятием, будь то рыбная ловля,  морское путешествие или перевозка товаров морем. По-видимому, с точки зрения древних, Бог разрешал успешное окончание морского предприятия лишь в том случае, если у него не было претензий к смельчакам. Если же смельчаки терпели неудачу, то это было явным свидетельством Божьего гнева. А посему, имущество неудачников в силу Божьей воли становилось «даром моря» первому, обнаружившему его счастливцу (заинтересованному ловцу). Разумеется, в награду за усердие в вере.

Выходит, что, по мнению древних, плавающее в море имущество имело такой же статус, что и рыба, т.е. «дары моря», бесхозные вещи, которые могут быть присвоены заинтересованным ловцом.

Диспозиция – обстоятельства обнаружения имущества на берегу. Обстоятельства, при которых в отношении имущества вступал в силу правовой режим «дара моря», в разных местностях различались. Как видно из записок Афанасия Никитина, применение к имуществу правового режима «дар моря» в Индии, в частности, обуславливалось явно выраженным недружественным намерением, желанием избежать захода в порт, проследовать мимо в нарушение каких-либо Божественных установлений. Возможно, что это могло относиться преимущественно к чужеземным судам. Напротив, явно выраженное стремление посетить гавань, по-видимому, являлось достаточным доказательством благонамеренности, благонадёжности, угодной Богу.  Именно об этом свидетельствуют слова: - «Не дай бог пройти мимо…»

В других местностях обстоятельства применения к имуществу правового режима «дар моря» имели отношение к морским катаклизмам. То есть – явному выражению Богами своей воли: будь то бури, ураганы, а возможно и просто сильные приливы/отливы. Очевидно, одним из признаков, который принимался во внимание, было то, что имущество (или судно) появлялось на берегу после бури. Возможно также, что потеря возможности передвигаться самостоятельно для судна служила уже достаточным основанием для применения к нему правового режима «дар моря». О древности такого порядка вещей можно судить даже по «Одиссее» Гомера. Гомер описывает пример неосторожного приближения греческих кораблей к гавани листригонов и последовавший затем их захват.

Тут, также, уместно будет упомянуть и о древнем способе обогащения (своеобразном ремесле), успешно применявшемся практически на всех морских побережьях. Речь идёт о ложных ориентирах. И древние жители Туманного Альбиона, и племена, населявшие встарь побережья Средиземного моря, имели обыкновение разводить в ненастную погоду костры, указывая ложный ориентир проплывающим мимо судам и, тем самым, увлекая их на гибельные мели и скалы. Как только проплывающее мимо судно теряло возможность самостоятельно передвигаться, было разбито волнами о скалы или прочно садилось на мель - заинтересованные ловцы удачи считали его своим счастливым уловом.

Можно разве что представить, что могло произойти, в этом случае, со спасшимися во время шторма. Для присвоения вещи у  заинтересованного ловца совсем не было интереса общаться с хозяином вещи.  Хотя, конечно, христианские добродетели жили также и в сердцах обитателей побережий. Мы знаем немало примеров оказания помощи и спасения на море в давние времена. Ради этого вблизи опасных мест основывались монастыри.

Следует подчеркнуть, что правовой режим «даров моря», т.е. бесхозного имущества распространялся не только на остатки кораблекрушений. Как мы видим из записок Афанасия Никитина, правовой режим «даров моря» распространялся,  по-видимому, и на вещи, имеющие своего хозяина, т.е. купца. Однако, как следует из пояснений Марко Поло, применялся такой режим лишь в том случае, если купец намеревался пройти мимо порта, не предприняв попытки зайти и предложить товары местным купцам. Из других пояснений Марко Поло нам становится ясно, что плавание в те времена осуществлялось вдоль берега, так что угроза применения механизма конфискации имущества была вполне реальным административным регулятором морской торговли. По свидетельству очевидцев, порт Калькутты процветал. Разумеется, своим процветанием он был обязан, в том числе и таким правовым установлениям. Иноземные купцы обязаны были в первую очередь предложить свои товары местным покупателям. Нетрудно представить, что местные купцы не упускали возможности приобрести привезённые товары для последующей перепродажи с выгодой для себя и, разумеется, казны местного правителя. Как видим, административные механизмы весьма успешно применялись в древности для регулирования морской торговли.

Санкция – после принесения соответствующей клятвы (произнесения ритуального заклинания, словесной формулы) присвоение имущества.

Из римского права нам известна устная форма договора, с обязательным произнесением юридически значимой словесной формулы - стипуляция. Некоторые виды стипуляции имели религиозный характер.

Можно, кстати, здесь отметить, что и в современном правопорядке применяется словесная формула для санкционирования властных предписаний. В Украине это - «Именем Украины». В странах, где распространён ислам - «Во имя Аллаха, милостивого  и  всемогущего…».

 

Что же следует из вышеописанного? Самое занимательное, на мой взгляд, это то, что и сегодня, в третьем тысячелетии после Рождества Христова, этот древний обряд присвоения «даров моря» по-прежнему действует. В Украине, в том числе. А как иначе можно трактовать статью 125 Кодекса торгового мореплавания Украины «Утрата права на имущество, которое затонуло»? Эта статья устанавливает, что «Собственник имущества, которое затонуло, теряет на него право… и это имущество становится государственной собственностью» при том, что «имуществом, которое затонуло» считаются суда или другие плавучие средства, которые потерпели катастрофу (ст.120) их обломки, оборудование, грузы и другие предметы, независимо от того, находятся они на плаву или под поверхностью воды… То есть, опять же мы видим диспозицию из древнего обряда – проявление Божьей воли.

Даже Конвенция ООН по морскому праву 1982 года в ст.28 устанавливает, что прибрежное государство может применять свою гражданскую юрисдикцию (вплоть до ареста имущества) по отношению к любым иностранным судам проплывающим в его водах. В этой связи, под особым углом зрения можно воспринимать положения ст.220 этой конвенции: - «Когда  судно  добровольно  находится   в   порту   или   у прибрежного   терминала   государства,  это  государство  может…возбудить разбирательство в отношении любого нарушения … его законов и правил…»

Стоит, пожалуй, здесь упомянуть и о том, что современное морское право различных стран содержит такую норму, как «морской приз» (в смысле – трофей). Судно, которое используется во враждебных целях против, например США, может быть захвачено как в море, так и в прибрежной зоне. Это судно по решению суда переходит в собственность США, а из его стоимости выплачивается «морской приз» тому, кто осуществил захват. Причём, захваченному судну может быть разрешено следовать по своему назначению при условии выставлении захватчиком счёта и передачи ему определённых ценностей.

И снова мы видим заинтересованного ловца, несчастливую жертву и санкцию в виде перераспределения собственности – свидетельство наличия правовой нормы.

Слова Марко Поло опять же возвращают нас к сакральному смыслу этой правовой нормы: - «Забирают всё на судне, что считают своим, и греха в этом не видят».

В целом, процедура перераспределения прав собственности на имущество, перемещаемое морем - блестящий пример средневекового морского права, данного от Бога! Не так ли?

 

Пост скриптум.

В свете вышеописанного, возможно, более понятным становится возникновение таких правовых конструкций, как бодмерея и респоденция.  Можно представить себе такую ситуацию, когда, скажем, в древности судно с грузом мрамора потеряло парус и было прибито волнами к берегу недалеко от порта. И судно, и груз в таком случае как «дары моря» могли быть присвоены местным правителем или просто удачливым аборигеном., в Однако, судно и груз могли быть возвращены владельцу за определённый выкуп. Если, конечно, у корабельщиков имелась достаточная сумма денег. Но, корабельщикам, возможно, мог быть предоставлен выбор – дойти до порта, продать товар и уже по завершении морского предприятия рассчитаться с местным правителем деньгами. В таком случае временно считались залогом и судно (бодмерея) и груз (респонденция).  Следы этих правовых конструкций в современном морском праве сохранились в виде maritime lien (Великобритания), морской залог (Россия).



[1] Перевод с Сухановского извода. С.Горчаков

 

До встречи !

С уважением,

(C) C.Горчаков, 2005


Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: country.ua.law.ukrmaritimelaw
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное