Рассказы Олега Бокитько

  Все выпуски  

"Вода мутнеет" - юмористический рассказ о том, как молодой советский лейтенант едва не стал жертвой КГБ из-за своего хобби


Вода мутнеетPDFПечатьE-mail
Автор: Бокитько Олег Анатольевич   

Вода мутнеет

Лейтенант Иванов обожал аквариумных рыбок. Не то, чтобы рыбки составляли единственную страсть лейтенанта, нет!  Еще ему нравились собаки. В родительском доме жил любимый пёс Рекс, наполовину овчарка, наполовину - непонятно кто. Но, держать собаку, служа в армии, мог позволить себе только пограничник, или, на худой конец, семейный человек. Заступаешь в наряд на сутки - как тут собаку выгуливать? Сергей же был  молод, холост и бездетен. Да и куда ему  спешить заводить  семью в его 25 лет? Жизнь-то вся  ещё впереди! Иванов был симпатичен, весел, физически крепок и вниманием девушек не обижен. Ещё бы, ведь он служил в авиации,  а военная форма с голубыми просветами на погонах действовала на слабый пол так же гипнотизирующе, как взгляд удава на кролика.

Девушек Сергей тоже любил, но до рыбок они все-таки немного не дотягивали. Опять же потому, что требовали к себе очень много внимания, а армия - это никак не дом отдыха, и свободного времени оставляла не так уж и много.

Ещё лейтенант Иванов любил свой самолёт, на котором числился бортовым техником, отцов-командиров, воинскую часть, в которой служил, сослуживцев-офицеров и Родину-мать, которая зовет и которую надо охранять от супостатов.  В общем, в  его 25 лет он был полон энергии, сил и любви ко всему, что его окружало, не успев ещё столкнуться ни с несправедливостью, ни с обидами, ни с предательством. Жизнь была окрашена в розовые тона, романтика неба манила и притягивала. А молодецкое здоровье позволяло не обращать внимания ни на лютый холод зимой, ни на  жару летом, ни на промозглый дождь весной и осенью.

Служил Сергей на Крайнем Севере. И так неплохая офицерская зарплата была ещё почти в два раза больше за счёт северных надбавок, так что о деньгах он вообще не задумывался, тратя их легко и непринуждённо, практически не считая. Впрочем, тратить их было особо-то и некуда. Ведь питался он бесплатно в офицерской столовой, одежду шил из казённого материала,  а мебель покупать не имело никакого смысла, поскольку в любой момент мог поступить приказ о переводе в другую воинскую часть. Или же сам полк могли передислоцировать на другой аэродром.  Так что из мебели у него было несколько чемоданов, аквариум на 20 литров и большой ящик из-под авиационного оборудования, в котором помещались все его нехитрые пожитки, служащий одновременно столом и тумбочкой. Табуретки и металлическая койка ему достались от предыдущего обитателя комнаты, переведённого на новое место службы и остались бы тут же в случае его отъезда.

Служба была наполнена романтикой Севера, белые ночи летом и полярные сияния зимой ещё не приелись молодому лейтенанту, а царящий в полку сухой закон особо не докучал. Тем более, что когда было нужно, летчики умудрялись провозить с Большой земли и шампанское и коньяк. А спирт и так заливался в антиобледенительную систему самолёта и практически всегда оставался после полётов. В общем, абсолютно всё в жизни лейтенанта его устраивало. Даже отсутствие деревьев казалось вполне нормальным явлением, словно он вырос среди тундры и снегов, а не в средней полосе России.

И вот однажды, в конце ноября, его вызвал к себе командир эскадрильи. Подполковник  сидел за столом, склонившись над каким-то журналом.  Когда лейтенант доложил по всей форме о прибытии, командир поднял тяжёлый взгляд от журнала и сказал:

-Так, Иванов, с понедельника в отпуск. В Сочи поедешь, в санаторий. А сейчас марш в медсанчасть, пусть тебе направление дадут для лечения.

- Так я же здоров, как бык - попробовал возразить Сергей. Комэска поднял взгляд от журнала ещё раз. По возрасту он годился Сергею в отцы.

- Порассуждай мне ещё - отрезал он. - Марш в медсанчасть.

В общем, в понедельник Иванов уже прогуливался по парку военного санатория в Сочи, то и дело ёжась от падающих с веток деревьев  за шиворот холодных капель. Был мёртвый сезон, отдыхающих в Сочи практически не было. Море было ещё довольно тёплым, особенно по северным меркам. Вода +15, воздух +15 - значилось на информационной доске на пляже. Солнца не было, его закрывал толстый слой туч, из которых регулярно, каждые полчаса лил дождь. Тем не менее он уже дважды искупался, оба раза вызывая у местных жителей неподдельное удивление. Делать было решительно нечего.

Иванов гулял по парку и думал. -Ну, вот, - горестно размышлял он, - приехал в отпуск ... людей практически нет, солнца нет, любимый самолёт за тысячи километров, даже рыбок пришлось отдать соседке.

Лейтенант жил в коммуналке, одну комнату занимал он, а в двух других жила семья капитана Черткова. Вот, жене капитана, Марье Петровне он и передал заботу о своих любимых рыбках на время отпуска. Собственно, забот-то особо никаких, рыбок надо было покормить раз в день, да следить, чтобы компрессор исправно подавал воздух в аквариум. Запас корма Сергей оставил, а компрессор мог работать бесперебойно годами. Но, на душе всё равно было как -то неспокойно.... мало ли что.... на всякий случай он перед отъездом дал Марь Петровне адрес своего санатория, с просьбой телеграфировать, если что случится.

В комнате санатория, кроме него, было ещё два майора, оба намного старше. Они целыми днями играли в шахматы и рассказывали друг другу, кто где служил, вспоминая однополчан и выясняя, какой куда перевелся, с кем развелся и на ком женился. Иванову эти разговоры были решительно неинтересны, поскольку он ещё никого вне своей части не знал, никуда не переводился,  никогда не разводился, и ни на ком не женился. К тому же серьезная разница в возрасте и звании не давала молодому лейтенанту возможности чувствовать себя раскрепощенно. А вообще санаторий был почти пуст. Наверное очень мало желающих было ехать в Сочи в конце ноября. Разве что, если действительно чем-то болен, как те два майора, что жили с ним в комнате. Они регулярно глотали какие-то таблетки и ходили на процедуры. Ему же врач санатория, прочитав направление, только хмыкнул и посоветовал побольше пеших прогулок и соблюдать режим дня. И всё. Вот он и ходил, не зная, куда приткнуться.

Познакомиться с девушкой было решительно невозможно, потому что отдыхающих девушек не было, а местные днём находились на работе. Персонал же санатория принадлежал другой возрастной категории и Сергея совершенно не интересовал, впрочем, отсутствие интереса являлось взаимным. На третий день пребывания лейтенанту было уже так тоскливо, что он записался в местную библиотеку и набрал какой-то приключенческой литературы, чтобы чем-то заполнить внезапно появившийся избыток досуга. Дождь продолжал лить, а солнце так и не показалось ни разу за всё это время. Купаться уже тоже не тянуло. Майоры целый день сидели за шахматной доской, глотая свои таблетки и рассказывая занудные бесконечные истории болезни и своих переездов по стране.

Сочи Сергей посмотреть  не пытался. Улицы города были пустые и мокрые, мелкий осенний дождь шёл практически не переставая. Зонтика у него, разумеется, не было, а плащ "болонья" промокал  за полчаса прогулки по аллеям санатория. В общем - тоска зелёная. Даже выпить было не с кем. В первый же день Иванов купил бутылку хорошего местного вина, но оба майора отказались, сославшись на свои болезни, а пить в одиночестве Сергей  не мог. Бутылку он спрятал в чемодан, до лучших времён.

Так прошла целая неделя. Иванов успел перечитать кучу детективов, пару томов Джека Лондона и чудом сохранившейся в библиотеке томик Майн Рида. О купании и думать не хотелось. И вот, однажды Сергей проснулся рано утром от солнечного зайчика, упавшего ему на лицо. Это было так неожиданно, так здорово и непривычно, что захотелось петь! Оба майора смотрели с недоумением, как лейтенант буквально вприпрыжку умылся, побрился и отправился в город, навстречу солнцу!

Под солнцем всё вокруг преобразилось! В ветвях деревьев щебетали птицы, улицы наполнились непонятно откуда появившимися людьми. Все люди вокруг улыбались и казалось, что улыбаются  встречные собаки, кошки и даже ветви деревьев складываются в приветливую улыбку. Среди прохожих оказалось немало девушек,  с некоторыми  Сергей  попытался познакомиться. У двух удалось взять номера телефонов. Окрылённый от успехов, опьяневший от солнца и счастливый донельзя Иванов отправился обратно в санаторий. Ведь сегодня он не завтракал, а уже было время обеда и аппетит нагулялся изрядный. Когда он зашел в комнату, оба майора, до этого о чём-то оживлённо беседовавшие, внезапно замолчали и посмотрели на него испуганно. Он очень удивился и оглядел себя в зеркало... вроде всё нормально. Пожав плечами и списав всё на старческий маразм сорокалетних дядек, молодой человек умылся, переоделся и направился в сторону столовой. Хотелось есть, хотелось жить, хотелось петь! Такого замечательного настроения у него не было давно. А вечером, возможно, будет свидание... Сергей замечтался... интересно, какой первой позвонить? Чернёнькой и высокой, представившейся Олей, или маленькой пухлой блондинке, как её... Свете?

Из мира грёз его вывел вкрадчивый мужской голос вставшего перед ним коренастого человека в штатском:
- "Иванов Сергей Николаевич?"
- Да, я, - ответил Сергей, изумляясь, что кто-то может его здесь знать, да ещё и по имени - отчеству.
- Пройдёмте с нами, - сказал второй мужчина, стоявший сбоку от Иванова и прикрывавший возможные пути отступления.
- А кто вы вообще? - удивлёно спросил лейтенант, - я вообще-то обедать иду, у меня режим.- Пройдёмте! - строго сказал тот, что спереди, и сунул под нос Иванову красную корочку с золотым гербом и грозной надписью "КГБ СССР"...
"Ну, всё, попал..." - обречённо подумал Сергей. - "Наши органы просто так, кого попало хватать не станут... "

(читать дальше) 


В избранное