Сказки Волшебной Страны

  Все выпуски  

Волшебный веер



Сказки Волшебной Страны
 
Выпуск №57, 23 апреля 2012
 
WWW.KNIGA-SKAZOK.RU
 
(c) Леонид Ардалионов, 2012
 

        Мои уважаемые читатели. «Волшебный веер» - это последняя именно детская сказка о Волшебной Стране. Я начинаю потихоньку закругляться. Свои сказки я писал и пишу для единственной и любимой дочери. Время идёт, Анна Мария взрослеет, время сказок постепенно заканчивается, а уходить надо всегда вовремя.
        Впереди ещё четыре текста, но это будут фэнтези, притча, хоррор и ещё один текст – вообще не сказка. А вот со сказками – всё.

        Волшебный веер (легенда о Торобоане)

        Тёплый майский вечер разливался по площадям, переулкам и улицам столицы Волшебной Страны, как густой сливовый компот. Да, именно так. Как будто, кто-то перевернул над городом банку сладкого варева и теперь оно медленно растекалось по окрестностям. Ещё полчаса назад город шумел, бурлил: пел и сопел, мяукал и лаял, смеялся и сморкался. И вдруг этот кто-то половником компот – раз – зачерпнул, два – хлобысь – выплеснул.
        Хлююююююююуп. И тишина.
        Куда подевались бойкие лавочники? Где суматошные зазывалы и крикливые лоточники? «Дети! Дети! Ау!» Никого нет. Прямо таки наваждение. На самом деле, никто никуда не пропадал – просто все ужинать по домам разошлись. И в этот момент тот самый кто-то второй половник: раз – хлобысь – хлююююююююуп.
        Брызги компота заляпали оконные стёкла, малюсенькими капельками повисли на ветках деревьев – это на город начали наползать вечерние тени, по кусочку откусывая у яркого дневного света место для своей хозяйки – Кромешной Ночной Тьмы. Третий, четвёртый, пятый половник: хлобысь-хлобысь-хлобысь, хлюююуп-хлюююуп-хлююююююююююююююююуп. И принц-полукровка – майский вечер – сын Дня и пасынок Ночи – безраздельно вступает в свои права. Всего лишь час он на троне – куда ему до титулованных родителей – но какой это час!
        Тёплый и нежный, как спящая кошка, пряный и бархатный, как восточная кухня, неуклюже-ленивый, как панда, и трогательно нежный, как поцелуй ребёнка.
        - Замечательный вечер!
        Ой, это не я сказал. Это сказал король Павел. Король, королева, принц Вилли и приехавшая к ним в гости волшебница Интерина сидели на балконе дворца и ужинали.
        - Замечательный вечер!
        - Не могу не согласиться с Вами, Ваше Величество.
        - И завтра, судя по всему, будет прекрасная погода!
        - Вы опять-таки правы, Ваше Величество. Все сильфы отправились на бал к лепреконам, там они протанцуют до самого рассвета и, даже если захотят, то просто не успеют к утру нагнать с океана дождевые тучи.
        - Поэтому, - торжественно объявил король. - Я предлагаю завтра…
        Он не успел договорить, так как в этот момент спокойный вечер внезапно взорвался диким грохотом и истошными воплями.
        Топ! Топ! Топ!
        Бум! Бум! Бум!
        - Ааааааааааааааа!
        Дзинь! Хркрк! Шлёп!
        - Спасайся, кто может!
        Бам! Хрям!
        - Что же это такое, люди добрые?
        Бух! Плюх! Бух! Плюх!
        Топ! Топ! Топ!
        - Стража! Стража!
        - Ку-ка-ре-ку!!!
        - Нет, ну это уж слишком! – Павел в раздражении смокал салфетку. – Клянусь Богами Волшебной Страны, это переходит всяческие границы!
        Король вскочил изо стола.
        - Кто посмел испортить наш ужин?! Где этот хулиган?!!!
        Король Павел был волшебником. Добрым волшебником. Но даже добрые волшебники иногда выходят из себя, и тогда всем, кто не спрятался – я не виноват, в смысле лучше спрятаться и даже не дышать. Поэтому, услышав истошный вопль короля, гоблины, которые пока ещё не успели набезобразничать – вечер только начинался, попрятались по мусорным бачкам и крышки захлопнули, на всякий случай. Над столицей Волшебной Страны повисла звенящая тишина, а потом: «Ш-ш-ш-ш-ш-шшшшшш», и появились тонкие струйки дыма. Это саламандры, которые работали городскими фонарщиками и уже начали зажигать фонари на столичных проспектах, подавились своими огоньками и задымились. И вдруг снова:
        - Ку-ка-ре-ку!!!
        Топ! Топ! Топ!
        Король кинулся к ограде балкона.
        - Ку-ка-ре-ку!!!
        Топ! Топ! Топ!
        - Кря!
        Ой, это не я сказал. Это сказал король Павел. То есть не сказал, а крякнул. От удивления.
        - Кря!
        Ой, это не Павел сказал. Это крякнула от удивления волшебница Интерина, которая вслед за Павлом подбежала к ограде балкона и увидела…
        По Фиалковой улице бежал огромный петух. Не просто огромный, а высотой с трёхэтажный дом. И не просто бежал, а гнался за маленьким мальчиком. Такого безобразия, тем более в своей столице, король допустить, разумеется, не мог. Он перескочил балконную ограду, обернулся ястребом и понёсся навстречу чудовищу. Рядом неслась обернувшаяся беркутом Интерина.
        На перекрёстке Фиалковой улицы и бульвара Единорога волшебники спустились на землю, приняли свой обычный облик и преградили дорогу гигантской птице. Маленький мальчик прошмыгнул между ними, завертел головой и нырнул в один из близлежащих дворов.
        - Давай, Инта! Вместе! – крикнул Павел.
        Из глаз волшебников вырвались голубые молнии, вонзились в петуха, и тот остановился, как вкопанный.
        - Уфффффф!
        Король и Интерина облегчённо выдохнули.
        - Мальчуган-то где?
        - Похоже спрятался.
        - А с этим что будем делать?
        Павел обошёл окаменевшее страшилище и внимательно его осмотрел.
        - Сдаётся мне, что это не петух.
        - Тогда кто же это такой, Ваше Величество?
        - Мне кажется, что это человек.
        - Человек?
        - Человек. Просто заколдованный в петуха. Сейчас я его расколдую.
        Король потёр массивный перстень на безымянном пальце левой руки, трёхэтажного петуха окутало зелёное облако и он превратился в …
        - Волшебник Корнелиус?!! – Интерина не поверила своим глазам.
        - Ко-ко-ко-ко-ко… - закудахтал маг. – Да, я - Ко-ко-корнелиус.
        - Но что с Вами произошло? И почему Вы гнались за этим мальчиком? Кстати, а кто он такой?
        - Ку-ка-ре… Тьфу! Ку-ка… Тьфу! Ку-ку-куда девался этот маленький мерзавец? – престарелый чародей начал в бешенстве подпрыгивать на месте и размахивать руками, как крыльями.
        - Что он натворил?
        Корнелиус ещё минут пять кукарекал и подпрыгивал, а тем временем, маленький мальчик, чудом спасшийся от разъярённого волшебника, буквально перелетев три двора и перепрыгнув четыре дворика, забежал в булочную, спрятался там под прилавком, и теперь объяснял пекарю и его жене причину своего внезапного вторжения.
        - Меня зовут Торобоан, можно просто Торо. Понимаете, такое дело, ну, в общем, ну, я в деревне жил. Здесь, неподалёку. Из города по Южной дороге, и после берёзовой рощи за холмом налево до озера. Хинвинвуд называется. Хорошенькая такая деревенька. Домики беленькие. Крыши черепичные. А свиньи какие у нас! Жирнющие! Вы наших свиней с Кремстайдскими не ровняйте. У наших сала в два раза больше. И коровы у нас есть. Ну, не такие, конечно, как в Трайльхолде, но молоко зато вкуснее. У нас оно с шоколадным вкусом, а у этих задавак из Трайльхолда просто с клубничным. Эка невидаль! Они их клубникой кормят, вот молоко таким и получается, а мы, как положено, травой и сеном, а у нас всё равно молоко – шоколадное, и сгущёнка из него получается сразу малиновой, потому что в округе малиновок много, а ещё у нас, если рано утром встать и на речку пойти… Только не к запруде, что возле мельницы, а туда – подальше – к омуту, и червяков надо копать, не на картофельном поле, а …
        - Погоди, Торо, - прервал его булочник. – Ты в столице-то как оказался?
        - Я ж и рассказываю. Я как-то утром прям в омут удочки закинул, а тут этот самый – Корнелиус – маг знаменитый – мимо в карете едет. Меня с детства папаша – так, по мелочи – подколдовывать научил. А Корнелиус, когда увидел, как я сома подманиваю, из кареты выскочил, сам зелёный, глаза красные, «Поехали со мной в город», - кричит, - «Моим учеником будешь». Ну, а мне-то что? Я всё честь по чести. Про кормёжку узнал. И что мне за это будет. А чё на мага-то не выучиться? Это я завсегда, здрасьте-пожалуйста. Вон, сам-то во дворце живёт, вода из кранов горячая, ковры мягкие. Ну, я и согласился. Кабы ж я знал. Как в город приехали, он мне книгу толстенную в руки сунул и вслух читать заставил. А там заклинания всякие. Я читал-читал: самому страшно стало. А потом каждый день началось - покатись-да-рассыпься. Утром - книгу читай, вечером - колдуй. Два года, как проклятый.
        - Так тебе надоело, и ты от Корнелиуса сбежал? А чтобы не с пустыми руками, прихватил что-то? – догадался пекарь.
        - Да что Вы, дядечка? Я – что, вор? Да как Вы подумать могли? Меня Корнелиус любил. Одёжу новую купил, кормил – пальчики оближешь. А у меня, видимо, с памятью плоховато. Я, как книгу читаю – всё понятно, а как волшебничать – ну, колдовать, то есть – всякая чепуха получается. Вот и сегодня: мне учитель велел яйцо в ластик превратить, а я вместо этого его самого – ну, в петуха. Он, видать, рассердился и за мной погнался, а я от него улепётывать. На силу оторвался. Вот, это самое, как бы у Вас спрятаться, а?
        В это же самое время Корнелиус рассказывал королю Павлу и Интерине почти ту же самую историю. Только нормальным языком, безо всех этих «завсегда», «эка невидаль» и «здрасьте-пожалуйста», а ученика своего иначе как игуаной подколодной или зимородком перепончатым и не называл.
        - Ты вот что, малец…
        Это не я, это - булочник.
        - В городе тебе оставаться нельзя. Корнелиус, видать, на тебя сильно осерчал. Ещё чего доброго – в гневе-то - всех горожан в мышей превратит. Ты, вот что, у нас переночуй, так и быть, а завтра… У меня брат есть – в Айбергене живёт. Там неподалёку деревня есть. Он тебе покажет. Хорошая деревня, большая. Ингдальм называется. Мне брат рассказывал: им сейчас волшебник нужен. У них старый был, да совсем старым стал. Вот они нового и ищут. Там, вроде, ничего особенного не требуется: кротов прогнать, котов в марте успокоить, дождь вызвать, град отвести, зимой – снега побольше, осенью – грязи поменьше. Ты у самого Корнелиуса два года, говоришь, учился – справишься. Тем более, сам из деревни - быстро освоишься.
        Корнелиуса между тем какао с эклерами напоили-накормили, успокоили; Торо спать уложили. А утром Корнелиус к себе домой отправился, а мальчик потихоньку из города выбрался и в Айберген – к брату булочника. Тот его в деревню, в тот самый Ингдальм, проводил, деревенским представил, про то, как малец учился у великого мага рассказал. Деревенские – рты разинули: откуда де мол такое счастье-то на них свалилось? Ну, раз свалилось – делать нечего – разгребать надо. Пареньку большой дом выделили, двух самых лучших коров привели, ну, курочек всяких, гусей там, уточек, гусениц апельсиновых два ведра отмерили (такую в рот засунешь, разжуёшь – как будто Фанты попил). Зажил Торо припеваючи.
        Колдовать, конечно, приходилось – как без этого: деревенский волшебник всё-таки. Но ведь получалось. И все довольны были. Правда, если уж совсем честно, то получалось как-то странновато. Поэтому, когда к нему с очередной просьбой приходили, душа у Торо сразу в пятки улетала (именно, улетала, а не уходила). Потом он её кое-как там – в пятках – отыскивал и колдовать начинал. Наволшебничает и глаза зажмуривает. От страха: получилось – не получилось. Если не получится, то ведь и побить могут. Потом слышит восторженные возгласы, один глаз приоткроет и облегченно выдохнет. Пронесло!!!
        Один раз Торо попросили козу найти – дурёха с пастбища сбежала, похоже, в лес отправилась, в самую чащобу забралась. Паренёк колдовскую книгу полистал, заклинание нашёл, зелье сварил, на землю выплеснул, глаза зажмурил – ждёт. Чует что-то не то - переполох вокруг поднялся: коровы мычат, крестьяне кричат, собаки лают, ружья стреляют и, самое страшное, волки воют! Откуда волки-то взялись? «Теперь точно бить будут!» - решил Торо. Но один глаз решил приоткрыть. Чтоб хоть увидеть - за что. Батюшки-светы! Волки из леса выбежали, кого ни попадя из леса выгнали. Лошадь, которую года три назад потеряли, кроликов штук сто. Ну, и козу ту дурную до кучи. Крестьяне волков поперебили, кроликов переловили, лошадь на конюшню отвели, козу в хлев загнали, а для Торо – на радостях – бассейн около дома выкопали.
        А в августе – вообще кошмар приключился. Тот год урожайным на яблоки выдался. Да таким, что деревенские уже в июле зелёные ещё яблоки обрывали, чтобы ветки под тяжестью плодов не обломились. А ближе к осени… Яблок в тот год столько собрали, что куда девать – никто не знал. Шарлоток напекли, повидла наварили, свиней накормили, а яблоки всё не кончаются. Тогда жители Ингдальма решили яблочного сока понаделать. Соковыжималки им Торо наколдовал (его, правда, холодильники тогда попросили сделать, но соковыжималкам все жители деревни очень даже обрадовались). Сок получался кислым. И не просто кислым, а вырви глаз. Так, дружок, называют самый кислый сок, от которого челюсти сводит, а глаза наружу вылезают – если вырвать хочешь, то проще простого. Вот крестьяне к Торо и пришли: «Так, мол, и так. Нельзя ли, господин волшебник, сок послаще сделать?» Торо поначалу предложил в сок сахара добавить, но деревенские ни а какую: «Нельзя, господин волшебник, - сок забродит, вино получится, а нам сок нужен. Для детей. Детишки вино-то пить не будут». Пришлось Торо в колдовскую книгу лезть. С грехом пополам нужное заклинание нашёл, к котлу, куда яблочный сок налили, подошёл, волшебные слова кое-как пробормотал, пальцами щёлкнул и… Правильно! Зажмурился. Потом слышит – тишина вокруг, вроде ничего страшного не случилось. Один глаз приоткрыл. Ура!!! По крайней мере в котле, вроде, сок по-прежнему, а не медуза оранжевая. Решил попробовать. Стаканчик зачерпнул, проглотил. Ай-яй-яй! Такая кислятина, аж дух перехватило. Стоит Торо: рот отрыл, глаза навыкате. «Всё», - думает. – «Бить не будут. Просто весь котёл выпить заставят».
        Деревенский староста видит, что с магом что-то не то: то ли не то, то ли что-то особенное. К котлу подошёл, стаканчик зачерпнул, проглотил и замер.
        «Теперь точно всё», - решил Торо. – «Бить не будут. Пить не заставят. Просто возьмут и в котле утопят».
        Деревенский староста в себя пришёл и как заорёт:
        - Да здравствует, наш волшебник! Да здравствует, Торо!
        И, ну, целовать мальчишку: и в левую щёку, и в правую щёку, и в лоб, и в губы.
        Торо стоит – ни жив, ни мёртв – ничего понять не может.
        - Ты ж нас озолотил! - орёт староста. – Эй, вы только попробуйте – такой уксус получился! Да за такой уксус нам городские, нам городские… Да нам городские за него всё, что угодно, сделают!
        Ну, всё, что угодно, у городских никто и не просил, а денег за яблочный уксус (а он и вправду получился отменным) заработали столько, что и фонтан на главной площади открыли, и театр построили, и ещё на дома кирпичные и печки изразцовые всем жителям Ингдальма хватило.
        С той поры Торо вообще, как сыр в масле стал кататься. Так бы и жил припеваючи – горя не знал, но тут ему судьба новое испытание приготовила.
        От Туманной Леди – злой волшебницы – все слуги сбежали. Даром, что орки. Но орки – не орки, хоть они и почти безмозглые, решили, что таких издевательств больше терпеть не будут. И сбежали. А новых слуг где набрать? Никто к Туманной Леди идти работать не хотел. Ни за какие деньги – понаслышаны уже.
        Тогда колдунья решила, сама по Волшебной Стране походить, по сторонам посмотреть – авось, найдётся что-нибудь. Долго ли, коротко ли добрела она до Ингдальма. Деревушка ей сразу приглянулась: чистенькая, аккуратненькая. Жители – довольные, упитанные. Из таких хорошие слуги получатся.
        А вот как насчёт волшебника? Да вот же он! Ну-ка, посмотрим. Ха-ха-ха. Какой-то мальчишка – не медведь, не зайчишка. С таким справиться – ни разу не париться.
        Туманная Леди произнесла заклинание Громадно-Ужасно-Страшно-Огромного Величия и прошествовала на главную деревенскую площадь. Когда крестьяне увидели злую волшебницу, которая превратилась в семиметрового великана, то, как стояли, так и замерли. Самые смелые, правда, еле слышно пискнули:
        - Торо, спаси!
        Но этот писк даже комары не услышали.
        - Эй, вы, гуси лапчатые! Я теперь ваша повелительница! – прогрохотала Туманная Леди. – А вы отныне – мои слуги. Вам разрешается: меня любить, меня кормить, меня обувать-одевать. И пирожными, и котлетками всякими кормить. Пирожные делать умеете? Значит, научитесь. Я корзиночки люблю, с кремом. А ну-ка, раз-два-три, побежали быстренько!
        Тут деревенские в себя пришли и во всё горло заорали:
        - Торо, спаси!!!
        Торобоан услыхал, проснулся (он после обеда в гамаке около бассейна сладко похрапывал), штаны подтянул, соплю вытер, колдовскую книгу под мышку засунул, на деревенскую площадь прибежал.
        - Что тут у вас ещё за гусеница-жужелица-бабочка-корябочка? ОЙ!!!!!
        Это он Туманную Леди увидел.
        - Ах, волшебничек? Вот ты-то мне и нужен! Будешь складки у меня на колготках разглаживать! – захихикала Туманная Леди.
        Торо разозлился, аж красным стал. Книгу свою колдовскую открыл, палец обслюнявил, страницы перелистывает – заклинание ищет. Нашёл!
        Руки растопырил. Щёки надул.
        - Какой жабёночек! – смеётся Туманная Леди.
        А Торо изо всех сил колдует, колдует. «Сейчас», - думает. – «Я эту бяку-задаваку далеко-далеко отправлю, чтобы духу её тут не было».
        Фуууууууух.
        Что это? Торо оказался в каком-то зале. Колонны хрустальные, жемчугом и рубинами переплетённые, под ногами то ли паркет, то ли кружево. Над головой Луна и Солнце среди облаков хоровод водят. А над ним две строгие дамы: наклонились, рассматривают внимательно.
        - Ты кто такой? И как в Заоблачном Городе оказался?
        Торо вообще ничего не понимает.
        - А я… Это самое… Я колдунью хотел отправить куда подальше… А как здесь? А где это я? И чё это вы на меня уставились?
        - Мальчик, тебе бы сначала представиться?
        - Представиться? Станцевать что ли?
        - Нет, – дамы расхохотались. – Тебя как зовут?
        - Торобоан. Ну, Торо – по-простому.
        - А что тебе от нас нужно?
        Торо пожал плечами.
        - А вы кто?
        - Мы? Дрейды.
        Торо хоть пареньком простым был, а про дрейд наслышан: дрейды – они среди фейри самые главные: волшебницы, которым равным нет. Перепугался, конечно.
        - Я, тётеньки, это самое. Нет, вы только не подумайте, я - ничего плохого. Мы в деревне-то нашей жили-жили, горя не тужили. А тут эта – какая-то страшная – все, говорит, мне будут служить, поить-кормить, и колготки разглаживать. Вот я и подумал: отправить её куда-нибудь, да подальше. А вместо этого – сами видите…
        - Да уж, да уж, - усмехнулась дрейда Лисбет.
        - С Туманной Леди уже давно надо было бы что-то сделать, - нахмурилась дрейда Марген.
        - Не место ей в Волшебной Стране, - кивнула дрейда Лисбет.
        - Не место, не место, - закивал Торо.
        - А ты – смертный – помалкивай, - отрезала дрейда Лисбет.
        - Вот что, мальчик, - улыбнулась дрейда Марген. – Здесь тебе точно делать нечего. А там – внизу – ты ничего сделать не можешь. Ну, сам по себе… А вот с волшебным веером…
        - Волшебным веером, госпожа?
        - Есть у меня волшебный веер. Да не каждому под силу с ним совладать. Справишься?
        - А сложно?
        - Да легче лёгкого! Первый раз взмахнёшь – твоя соперница в овцу превратится, второй раз взмахнёшь – на месте замрёт, третий раз – все её волшебные кольца да амулеты в песок рассыпятся.
        - Так просто?
        - Ах, ты, волшебничек, - покачала головой дрейда Марген. – В магии вообще ничего сложного нет. А, ну-ка, давай, марш бегом на землю.
        И в тот же миг Торо вновь оказался перед Туманной Леди с волшебным веером в руках.
        - Куда бегал? – искривила губы колдунья.
        - А не твоего ума дело! – огрызнулся Торобоан. – Вон отсюда!
        - Да я тебя сейчас в улитку превращу, негодник ты эдакий! – разъярилась Туманная Леди.
        - Ну-ну, попробуй! – показал ей язык Торо…
        И взмахнул волшебным веером.
        Тем временем дрейда Лисбет задумчиво ощипывала лепестки с петуний, растущих в горшках вокруг апельсинового дерева в Заоблачном Городе.
        - Ты что-то перепутала, уважаемая Марген, - вздохнула она. – Как мальчишка с Туманной Леди справится? Как же, даст колдунья себя в овцу превратить. Её кольца, браслеты и перстни сразу это заклинание рассеют. Он второй раз взмахнёт – а всё без толку. Ничего не получится.
        Всё получится, уважаемая Лисбет.
        - И как же?
        - А очень просто. Паренька как зовут?
        - Торо. Торобоан, если полностью.
        - Ну? И ты не догадалась?
        - Нет.
        - А произнеси справа-налево.
        - Т-о-р-о. О-р-о-т.
        - Нет, полностью.
        - Т-о-р-о-б-о-а-н. Н-а-о-б-о-р-о-т. Наоборот?
        - Наоборот, - подтвердила дрейда Марген. – У него всё наоборот получается. Ты вспомни: ему Корнелиус велел яйцо в ластик превратить, - а он, наоборот, яйцо в петуха превратил. И из маленького яйца, наоборот же, вышел огромный петух!
        - А потом?
        - Суп с котом. Когда Торо понадобилось козу из леса выгнать, они волков пригнал – ну, те, конечно, козу-то выгнали, только заметь: опять всё наоборот получилось. И с соком яблочным: он же кислым был, а Торо его ещё кислее сделал – в уксус превратил. Вот и с веером этим…
        Торобоан в Ингдальме Туманной Леди не испугался, волшебным веером взмахнул…
        Раз – все кольца и амулеты Туманной Леди в песок превратились, она даже ахнуть не успела. Торобоан второй раз веером взмахнул – Туманная Леди замерла. Торобоан третий раз взмахнул – злая колдунья в овцу превратилась.
        - Ме-еееееееееееееее.

        * * *

        Я про что, дружок: нет, ты конечно можешь не слушаться ни маму, ни папу, ни бабушку, ни дедушку, и делать всё торобоан, то есть наоборот – да, пожалуйста. Только не надо при этом превращаться ни в глупого барана, ни в тупую овцу.
        А то, так и будешь всю жизнь мемекать.



Написать автору
 

Гостевая книга
 

Сайт рассылки
 

Архив рассылки
 

В избранное