Сказки Волшебной Страны

  Все выпуски  

Дурак и Жадина



Сказки Волшебной Страны
 
Выпуск №60, 21 августа 2012
 
WWW.KNIGA-SKAZOK.RU
 
(c) Леонид Ардалионов, 2012
 

        Вот какая история: когда дочке стало известно, что папа собирается заканчивать писать сказки, она вынесла однозначный вердикт – «Фигушки!». В итоге, я продолжаю, дабы сюжетов в голове ещё вагон и маленькая тележка.

        Дурак и жадина

        Давным-давно в городе Айберген жил граф, которого звали… Как же его звали? Нет, как-то его конечно же звали, ведь не может быть так, чтобы его никак не звали. А получается, что может - этого графа как только ни звали: и графёнышом, и графинышем, и графинчиком, и стаканчиком. А ещё про него говорили: «То ли граф, то ли удав, справа – левый, слева – прав». Граф ужасно обижался. Он даже хотел выложить ярко-красными кирпичами над воротами принадлежавшего ему замка своё имя, чтобы хоть так запомнили. Хотеть – хотел, но не получилось: не то, чтобы кирпичей не нашлось – деньги у графа закончились.
        А всё потому, что был он лентяем и бездельником. Вообще-то быть лентяем и бездельником в Волшебной Стране ужасно стыдно. Но граф этого ничуть не стеснялся.
        - Я человек благородного происхождения. И не просто благородного, а благороднейшего. Ведь мой прапрадедушка победил самого свирепого дракона Сумрачных Лощин, - оправдывал он сам себя. И поэтому никогда не ходил в школу (зачем ему такому благородному какие-то арифметики и астрономии). И никогда не работал (не благородное это дело рано утром просыпаться и на работу идти). И наследство, полученное от родителей, промотал за два года: на пиры, да на охоты, на балы и на колготы. Потом фамильный замок продал – ещё на пару лет безбедной жизни денег хватило. Но в свой двадцатый день рождения остался граф без гроша в кармане.
        А кушать-то хочется. И торта праздничного хочется. С именинными свечками, розочками из крема и вишнёвыми цукатами.
        Весь день граф просидел около окошка и ждал: может быть, придёт его всё-таки кто-нибудь поздравить и подарит ему… Ну, пусть не торт, можно, на худой конец, булочку с изюмом. К вечеру так проголодался, что не заметил, как герань, стоявшую на подоконнике, сжевал до самого основания. А герань – она довольно красивая, но очень не вкусная. Так ничего и дождавшись, граф решил прогуляться. Авось удастся гнилой банан найти или яблоко червивое.
        Как назло, в этот день на улицах было полным-полно народа. Едва граф приближался к очередной урне, рядом обязательно оказывался какой-нибудь мальчишка с мороженным, или на скамейку поблизости усаживалась пожилая пара. Рыться на глазах у всех в мусорном бачке ему определённо не хотелось. Как это так: граф, и вдруг в объедках копается?
        «Ах, как всё это не благородно», - сокрушался граф. – «Ужасно не благородно. Что бы сказал мой прапрадедушка, победивший дракона, увидев меня сейчас?»
        Что бы сказал прапрадедушка – абсолютно неизвестно. Он и в тот момент, когда его дракон жрал, ничего сказать толком не сумел. Ну, да - знаменитого прапрадедушку дракон безжалостно слопал, а сдохло чудовище оттого, что, пока лопало, нечаянно подавилось.
        Эту прискорбную историю граф не знал, а если бы знал, то наверняка бы в тот момент мечтал превратиться в дракона и закусить каким-нибудь незадачливым прапрадедушкой.
        Очень хотелось кушать!
        Вдруг между булыжниками мостовой что-то блеснуло. Граф наклонился посмотреть и тихо ойкнул, не поверив собственным глазам: это была золотая монета. Трясущимися от волнения пальцами кое-как выковырял находку, повертел, попробовал на зуб – похоже, что самый настоящий золотой дукат. Только странный какой-то: вместо портрета короля на монете был изображён костёр в обрамлении причудливо переплетённых цветов и листьев.
        «Не фальшивка ли часом?» - забеспокоился граф. – «Если фальшивка, то могут в тюрьму посадить. А это, ах, как не благородно».
        Дальнейшие размышления о благородстве были прерваны голодным урчанием в желудке.
        «Была, не была!» - решил граф и поспешил в ближайшую продуктовую лавку, пока она ещё не закрылась.
        - Эй, ты, - писклявым и немного капризным голосом обратился он к продавцу. – У меня есть особо ценный золотой дукат, и я хочу, чтобы ты побыстрее собрал мне полную корзинку еды. Перепелов жаренных, сыр, который во рту таять будет, клубнику, булки самые свежие. Да! Тру-ля-ля с фрикадельками не забудь положить.
        - Как Вам будет угодно, - поклонился лавочник, вертя в руках золотую монету.
        Граф забеспокоился, под ложечкой у него засосало.
        - С моим дукатом что-то не так?
        - Да всё так, - пожал плечами лавочник. – Только с чего Вы взяли, сударь, что он какой-то особо ценный? Дукат как дукат.
        - А почему же он на другие дукаты не похож? – запальчиво поинтересовался граф. – Или ты думаешь, я первый раз в руках золотой дукат держу? Да будет тебе известно, что я – человек благородный, а мой прапрадедушка…
        Произнося эту пламенную речь, граф так размахивал руками, что чуть не сшиб стоявшие поблизости на полках бутылки с вином.
        - Успокойтесь, сударь, успокойтесь, - попытался остановить разбушевавшегося посетителя лавочник. – Конечно же, Вы не раз держали в руках золотые дукаты, и Ваш прапрадедушка их держал, и прапрапрадедушка…
        - Мой прапрадедушка…, - начал было снова горячиться граф, вспомнив историю о драконе.
        Но владелец магазина его не понял.
        - Хорошо-хорошо, - закивал лавочник. – Ваш прапрадедушка никогда золотых дукатов в руках не держал.
        Граф от ярости раздулся, как жаба на солнышке.
        - Да, как ты смеешь, простолюдин неотёсанный, со мной так… Так со мной…
        - Еду покупать будете?
        Граф выдохнул и скукожился – есть по-прежнему очень хотелось, а все остальные магазины в столь поздний час уже наверняка были закрыты.
        - Буду, - буркнул он.
        Пока лавочник собирал корзину со снедью, граф пришёл в себя, его желудок в предвкушении обильного ужина перестал сходить с ума, и любопытство взяло верх.
        - А почему ты всё-таки сказал, что это самый обычный дукат? – как бы невзначай поинтересовался граф. – Ты видел, какие странные на нём узоры?
        - Узоры как узоры. Дукат как дукат.
        - А где портрет короля? – настаивал граф.
        - А с чего это фейри на своих дукатах будут нашего короля чеканить? – вопросом на вопрос ответил лавочник.
        - Так это дукат волшебного народца?! – ахнул граф.
        - Ну, Вы, сударь, как с Луны свалились, - усмехнулся лавочник. На самом деле он хотел пальцем у виска покрутить, но решил не рисковать – вдруг этот ненормальный снова начнёт подпрыгивать и руками размахивать. – В Волшебной Стране любой ребёнок знает, откуда такие дукаты берутся.
        - И откуда же?
        - Как откуда? Хранитель Огня только ими всегда и расплачивается.
        - Среди моих знакомых нет человека с таким странным прозвищем.
         «Понятное дело, что нет, макака ты невоспитанная», - подумал про себя лавочник.
        - А чем же этот Хранитель Огня занимается, раз он так богат, что расплачивается только золотыми дукатами?
        - Нет, сударь, Вы, правда, как будто не в Волшебной Стране родились. Известно чем: Хранитель Огня стережёт Главное Сокровище Маленького Народца, которое хранится в Агатовой пещере. Время от времени он появляется то в одном, то в другом городе Волшебной Страны, кое-чем закупается и опять возвращается в Агатовую пещеру. Но что-то я разболтался с Вами - забавный Вы всё-таки – а мне уж закрываться давно пора. Вот Ваша корзина, приятного аппетита и доброй ночи.
        Граф не помнил, как вышел из магазина, как дошёл до дома, как машинально сжевал свой праздничный ужин (перепела, к слову сказать, были великолепными, а тру-ля-ля с фрикадельками не стыдно было бы подать и на королевском пиру).
        «Главное Сокровище Маленького Народца, Главное Сокровище Маленького Народца», - вертелось у него в голове. – «Это ж сколько денег? Это ж сколько денег? Это ж, наверное, тысяча дукатов и ещё тысяча дукатов, и ещё тысяча дукатов, и того получается сто тысяч дукатов! Если бы его заполучить, то и половины на всю жизнь хватит! Половина от ста тысяч – это восемьдесят тысяч. Это мне в самый раз. Только бы до него добраться».
        Не будем строго судить ополоумевшего от жадности графа – ты же помнишь, дружок, что он никогда не ходил в школу и даже до десяти по пальцам считал с ошибками.
        На следующий день спозаранку граф отправился к своему двоюродному брату, жившему в городе Лавенпорт. Брат графа тоже был графом, и тоже был лентяем и бездельником. И своё наследство он тоже умудрился растранжирить, и свой фамильный замок продать, и почти все вырученные от продажи деньги к тому моменту истратить. Как его звали? А кто теперь помнит? Я буду, чтобы не путаться, называть первого графа – первым графом, а второго графа – вторым.
        Так вот. Едва переступив порог весьма скромной квартирки, в которой теперь обитал второй граф, первый граф всплеснул руками, закатил глаза и воскликнул:
        - Что я вижу? О, боги Волшебной Страны, что я вижу? Мой дорогой кузен вынужден жить в этой убогой лачуге? В этой крохотной комнате, где невозможно накрыть стол на триста гостей, и где нет места для пятисот танцовщиц? Какая ужасная несправедливость!
        О том, что сам он обитал в комнате в два раза меньшей, да к тому же без душа и туалета, первый граф решил пока благоразумно промолчать.
        Увидев своего двоюродного брата и услышав его слова, второй граф заплакал и бросился к нему в объятья.
        - Мой дорогой кузен! Если бы ты только знал всю глубину, всю бездну несправедливости, с которой мне пришлось столкнуться! Меня – благородного человека…
        - Не благородного, дорогой кузен: благороднейшего!
        - Да-да, дорогой кузен, благороднейшего человека. Человека, чей прапрадедушка победил самого ужасного дракона Сумрачных Лощин, хотят выселить на улицу, потому что я полгода не платил за квартиру и задолжал какие-то жалкие пять дукатов.
        - Именно поэтому я здесь, дорогой кузен!
        - Ты принёс мне пять дукатов? – обрадовался второй граф.
        - Я принёс тебе пять сто тысяч дукатов!
        - Пять сто тысяч?
        - Да!
        - И где же они? – засомневался второй граф. – Это должен быть огромный мешок денег, а ты пришёл с пустыми руками. Ах, да! Я понял! Ты оставил его в банке. Пойдём же скорее к твоей карете и поедем в этот замечательный банк. Я ужасно голоден и мечтаю об обеде в лучшем городском ресторане.
        Первый граф не стал объяснять, что кареты у него нет, мешка денег тоже нет, а сам он не ел уже два дня. Вместо этого он поведал своему кузену историю об Агатовой Пещере, Хранителе Огня и Главном Сокровище Маленького Народца.
        - Ну и что? – не понял второй граф.
        - Как что? – возмутился первый. – Время от времени Хранитель Огня уходит из своей пещеры и зачем-то шляется по городам. Мы его выследим, и пока он разгуливает по Волшебной Стране, заберёмся в пещеру…
        - И?
        - И Сокровище – наше!
        - Тогда почему мы до сих пор здесь стоим? – вскричал второй. – Вперёд! За Сокровищем!
         Как ты уже понял, дружок, второй граф был не менее жаден и не сильно умней, чем первый. Как найти заветную пещеру? Как в неё пробраться? Не установили ли на пути к ней фейри хитроумные ловушки? И неужели никто не охраняет Сокровище в отсутствии Хранителя Огня? Ни об одном из этих вопросов ни первый граф, ни второй граф даже не задумались.
        Прошло пять лет. Наши путешественники скитались по Волшебной Стране в поисках Агатовой Пещеры и Главного Сокровища Маленького Народца. Они многому научились за эти годы. Научились есть траву. Научились глодать кору. Научились спать на деревьях. Потом они научились мыть посуду, и подрабатывали в небольших тавернах за миску похлёбки и ночлег на сеновале. Два раза они видели Хранителя Огня, два раза пытались проследить за ним, чтобы узнать путь к пещере, но оба раза маленький юркий фейри бесследно исчезал в какой-нибудь подворотне.
        И вот, когда графам уже стало казаться, что их поиски никогда не увенчаются успехом, на одной из развилок они наткнулись на указатель: «Агатовая Пещера – на запад, за холмом».
        - Ура! – закричал первый граф. – Мы почти у цели!
        - Ура! – подхватил второй.
        Оставалось лишь понять, запад – это куда? У графов не только с арифметикой были проблемы, но и в географии они были абсолютными профанами. Про то, что на севере холодно, они знали. Про то, что на юге тепло, тоже слышали. А вот где восток, где запад, и что это вообще такое – понятия не имели. Стоят, оглядываются – как на грех, со всех сторон холмы.
        Тут первого графа осенило.
        - Так это же букву перепутали! Надо идти не на запад, а на запах! Агатовая Пещера – на запах, за холмом. Дорогой кузен, ты чувствуешь какой-нибудь запах?
        - Чувствую. Я чувствую, как от тебя, дорогой кузен, воняет потом и нестиранными носками. Это ужасно неблагородно!
        - Да что ты говоришь? Вынужден огорчить тебя, дорогой кузен: от тебя тоже нестерпимо воняет тем же самым.
        - И куда же нам, в таком случае, идти?
        - Я предлагаю отойти друг от друга подальше и понюхать получше: мы наверняка что-нибудь ещё почуем.
        Разошлись графы в разные стороны и начали нюхать.
        - Вон оттуда! Вон оттуда пахнет костром!
        - Да-да-да! Именно оттуда!
        - А ты помнишь, что было изображено на дукате? Костёр! Значит, мы на верном пути.
        Кузены обнялись и радостно зашагали не на запад, а на… восток, откуда действительно доносился лёгкий аромат дыма.
        Перевалив через невысокий холм, графы в недоумении остановились. Никакого входа в пещеру не было.
        - Как же так? – не понял первый. – Запах был, холм был, пещеры – нет. А! Я понял! Пещера – она же не дерево и не куст. Она не на холме растёт, а под холмом находится. Значит, чтобы до неё добраться, надо яму выкопать.
        И начали они яму копать. Ты думаешь, дружок, что зря? Нет, не зря: нашли пещеру. Только не ту и не сразу. Два года в земле ковырялись, а через два года – ух! – и под землю провалились. Под холмами в тех краях много пещер было. Вот в одну из них графы и попали.
        А жили там кобольды. И не просто кобольды, а особо злобные кобольды. Вокруг Агатовой Пещеры, где хранилось их Главное Сокровище, маленький народец расселил, на всякий случай, всякую жуть и нечисть: в одной пещере обитал дракон, в другой – гарпии, а в этой – кобольды.
        - Вы кто такие, и как здесь оказались? – заревели горбатые кривоносые карлики.
        - Мы пришли за Главным Сокровищем Маленького Народца! Убирайтесь с нашего пути!
        - Ага! Сейчас! Вот разбежались и прыгнули!
        Кобольды быстренько кладоискателей, но, прежде чем зажарить на костре, решили всё-таки допросить.
        Когда графы рассказали им свою историю – и как они пещеру искали, и как на запах пошли, и как яму копали – кобольды сначала не поверили. Они даже представить себе не могли, что бывают такие бестолочи. Один из подземного народца взял кайло и хотел им по голове первого графа постучать: понять, она чугунная или дубовая?
        Но главный кобольд решил по-другому. Мерзко подхихикивая, он предложил:
        - А давайте их в Агатовую Пещеру отведём, к Хранителю Огня. Пусть сами всё увидят.
        - Давайте, давайте! – радостно завопили кобольды и потащили связанных людей по тёмным извилистым коридорам.
        Вскоре они оказались в огромном зале. От яркого света графы зажмурились.
        - Хранитель Огня! Мы привели тебе вот этих. Наше Главное Сокровище, видите ли, захотели украсть, - и, не переставая хихикать, предводитель кобольдов пересказал уже известную тебе историю.
        Пленники приоткрыли глаза и увидели укоризненно качавшего головой маленького фейри с длинной седой бородой.
        - Если бы вы не были такими глупыми и жадными, то знали, что любой может прийти сюда совершенно свободно и любоваться Главным Сокровищем столько, сколько душе угодно Я, конечно, вам его не отдам, да и не нужно оно вам. Но, если хотите, смотрите. Развяжите их! – скомандовал Хранитель Огня.
        Растирая затёкшие руки, графы оглядывались по сторонам. От удивления они не могли вымолвить не слова: Агатовая Пещера от пола до потолка была завешена… детскими рисунками!
        - А где же Сокровище? – наконец промямлил первый граф.
        - Перед вами, - усмехнулся Хранитель Огня.
        - Но я вижу только цветные каракули!
        - Коль скоро уж вы здесь оказались, разрешите, я всё объясню. Может быть, рисунки детей и похожи на, как это Вы выразились, каракули, но, на самом деле, в своё художество ребёнок всегда вкладывает частичку души, маленькую звёздочку. Когда эти звёздочки собираются вместе, зажигается один большой огонь. Это огонь может согреть любого, только надо открыть ему свои глаза и своё сердце. Мы – фейри – живы до тех пор, пока этот огонь согревает нас.
        - И Вы платите за эту мазню золотом?
        - Чистым золотом, - подтвердил Хранитель Огня. – За какие-то рисунки – дукат, за какие-то – пять дукатов, за какие-то – десять. А вот этот ярко-жёлтый крокодил, танцующий вместе с бабочкой, мне в своё время так понравился, что я не пожалел за него тысячи дукатов.
        - Тысячи дукатов? – ахнул первый граф. – Мой дорогой кузен, я знаю, как мы разбогатеем! Неужели ты не сможешь нарисовать нечто подобное?
        - Конечно, смогу, мой дорогой кузен.
        - Тогда поспешим! Чего же мы ждём?!!
        И они бросились к выходу из Агатовой пещеры, забыв попрощаться с Хранителем Огня, который грустно качал головой им вслед.

        * * *

        До конца жизни два графа, подрабатывая мытьём посуды, пытались намалевать что-то такое, что купил бы Хранитель Огня. Но фейри интересуют только детские рисунки.

        * * *

        Я вот чего не пойму в этой истории, дружок. Смотри: называется она «Дурак и жадина». Так? Так. Графов было двое. Так? Так. Так, кто из них был дурак, а кто - жадина?



Написать автору
 

Гостевая книга
 

Сайт рассылки
 

Архив рассылки
 

В избранное