Фантастика

  Все выпуски  

В выпуске:


 6/2007(104).
Заходите на форум. Там вы можете обсуждать худ. литературу, фильмы, игры и многое другое.
Критику, пожелания, вопросы направляйте по адресу yadovit(q)gmail.com.

        Здравствуй, дорогой читатель!
        Как Вы можете помнить в прошлом выпуске был объявлен конкурс на лучшее продолжение рассказа «Деревянные солдаты». Результаты удручающие – ни одного рассказа. Совершенно неактивные читатели. Что же Вы так? Ну что же, в следующий раз постараюсь заинтересовать получше.
        Ну а сейчас как обычно новый писатель – Кит Ломер! Копался в своём сборнике и обнаружил интересный цикл о дипломате Ретифе. Прочитал, к сожалению не всё, а что понравилось, выложил в этом выпуске.
        Приятного чтения!
  Автор.
[Вы сможете увидеть фотографию писателя, если подключитесь к интернету и откроете страницу в браузере]

Ломер Кит
John Keith Laumer

1925-1993

Ломер Кит

   Американский писатель. Родился в Сиракузах (шт. Нью-Йорк), образование получил в университете шт. Индиана (в Блумингтоне), Стокгольмском университете (Швеция) и университете шт. Иллинойс в Урбане, закончив последний с дипломом архитектора; конец второй мировой войны и первые послевоеные годы служил капитаном ВВС США, затем перешел на дипломатическую работу (вице-консул и 3-й секретарь посольства США в Бирме); с 1959 г. – профессиональный писатель. Первая публикация - "Грейлорн" (1959).
   Плодовитый и коммерчески удачливый автор приключенческой НФ, Л. в своих произведениях опирался на личный опыт профессионального военного и дипломата. Первый роман, "Миры Империума" [Worlds of the Imperium] (1962; рус. 1991), открыл серию, в которой различные параллельные миры управляются могущественным "вневременным" Империумом, следящим за соблюдением status quo во Вселенной (в духе "Конца Вечности" А. Азимова и "Падения Хронополиса" Б. Бэйли ); не очень озабоченный моральным обоснованием подобного патронажа , автор занят в основном сюжетной приключенческой канвой; продолжения - "Обратная сторона времени" [The Other Side of Time] (1965; рус. 1991), "Подписано в Нигде" [Assignment in Nowhere] (1968); объединены в один том - "За пределами Империума" [Beyond the Imperium] (1981); а также "Желтая зона" [Zone Yellow] (1990). Ломер Кит
   В откровенно юмористической манере описаны приключения в параллельных мирах Лафайетта О'Лири, героя романов - "Согнувший время" [The Time Bender] (1966; рус. 1993 - "Укротитель времени"), "Тасующий миры" [The World Shuffler] (1970; рус. 1991 - "Всемирный пройдоха"; др. - "Космический жулик"; "Затерявшийся в мирах"), "Изменяюший форму" [The Shape Changer] (1972; рус. 1993 - "Похититель тел"), "Строящий Галактику" [The Galaxy Builder] (1984).
   Однако наиболее популярной на протяжении трех десятилетий остается серия Л. о приключениях (от комических до драматических) межзвездного дипломата Хайме Ретифа, начатых в сборнике "Посол в новые миры" [Envoy to New Worlds] (1963; испр. 1987 - "Ретиф: посол в новые миры" [Retief: Envoy to New Worlds]; рус. 1991 - "Посланник к новым мирам") и описанных с изобретательностью и психологической достоверностью. Дальнейшие приключения Ретифа представлены в сборнике "Галактический дипломат" [Galactic Diplomat] (1965; рус. 1992 - "Космический дипломат"), "Ретиф: посол в космос" [Retief: Ambassador to Space] (1969), "Ретиф из Дипломатического корпуса Земли" [Retief of the CDT] (1971; рус. 1993 - "Ретиф из Дипкорпуса"), "Вообще о Ретифе" [Retief at Large] (1978), "Ретиф: вооруженный дипломат" [Retief: Diplomat at Arms] (1982), "Ретиф среди руин" [Retief in the Ruins] (1986); и романах - "Война Ретифа" [Retief's War] (1966), Ломер Кит "Ретиф и полководцы" [Retief and the Warlords] (1968), "Выкуп за Ретифа" [Retief's Ransom] (1971; доп. 1986 - "Ретиф и пангалактический конкурс красоты" [Retief and the Pangalactic Pageant of Pulchritude]; рус. 1993), "Ретиф: эмиссар к звездам" [Retief: Emissary to the Stars] (1975; доп. 1979; рус. 1993 - "Эмиссары к звездам"), "Ретиф спешит на помощь" [Retief to the Rescue] (1983), "Возвращение Ретифа" [The Return of Retief] (1984), "Награда за Ретифа" [Reward for Retief] (1989); сб. "Ретиф раскованный" [Retief Unbound] (1979) состоит из романа "Выкуп за Ретифа" и ряда рассказов из сб. "Посол в новые миры".
   Среди "несерийных" романов Л. выделяются: "Чума демонов" [A Plague of Demons] (1965), герой которого, прирожденный воин, превращен инопланетянами в сверхчеловека (и, подобно многим себе подобным, похищен с Земли, чтобы участвовать в грандиозных галактических войнах); сатира на "прогрессорскую" деятельность космических наставников человечества - "Наблюдатели" [The Monitors] (1966); экранизирован ; традиционная история о путешествиях во времени и возникающих при этом "хроноклазмах" - "Берег динозавров" [Dinosaur Beach] (1971; рус. 1991); "Бесконечная клетка" [The Infinite Cage] (1972) - история еще одного сверхчеловека (в духе произв. А. Ван-Вогта). Герой романа "Дом в ноябре" [The House in November] (1970), подобно Спящему Г.Уэллса, просыпается в худшей антиутопии, чем та, в которой он заснул ; а еще один путешественник во времени - вышедший из состояния анабиоза астронавт из романа "Звезды должны подождать" [The Stars Must Wait] (1990) - попадает на Землю дал екого будущего, населенную впавшими в варварство остатками человечества.

 

 Работы.
    Гигантский убийца
    1

   Когда Ретиф расплатился с перевозчиком и поднялся на причал, второй секретарь посольства Маньян с трудом протолкался через толпу, собравшуюся у входа в ограду королевской резиденции. Его узкое лицо пылало от внутреннего напряжения.
   - Вот вы где! - закричал он, заметив своего подчиненного. - Я разыскиваю вас повсюду! Посланник Пинчботтл будет вне себя от ярости!..
   - Что это у вас на голове? - Ретиф разглядывал дряблый воздушный шарик унылого желтого цвета, свисавший над левым ухом Маньяна.
   Маньян скосил глаза на разноцветный помпон, подпрыгивающий при каждом движении, пучок развевающихся замызганных перьев и болтающуюся связку длинных грязных шнурков - все это крепилось к его голове при помощи розовой ленты сомнительной чистоты, завязанной под подбородком.
   - Это же церемониальный головной убор на Рокаморре, вот, возьмите, - он порылся в своей форменной фиолетовой визитке, вытащил связку резиновых шариков и перьев и протянул их Ретифу. - Это для вас, напяльте их сейчас же. Боюсь, несколько перьев помялось...
   - Где Посланник? - прервал его Ретиф. - Я должен ему кое-что сообщить.
   - Вы должны будете много кое-чего сообщить ему, - перебил Маньян. - Включая и то, почему вы на полчаса опоздали на церемонию вручения верительных грамот!
   - Ага! Вот он с членами миссии направляется ко дворцу. Извините, мистер Маньян... - Ретиф, расталкивая толпу, бросился к широкой входной арке в высоком кубическом строении в дальнем конце двора. Длинноногий, с коротким туловищем, без всяких признаков шеи и с огромными плоскими ступнями абориген, одетый в изысканный костюм из кружев и оборочек, с пикой в руке, величественным жестом разрешил ему пройти.
   В нескольких ярдах отсюда Посланник и члены его миссии стояли в тусклом полумраке перед аляповатой картиной из светящегося пластика, раскрашенной в слизисто-зеленый, диспептически-розовый и цирротически - желтый цвета.
   - ...классический дипломатический ход, - говорил Пинчботтл. - Хотел бы я посмотреть на физиономии наших коллег с планеты Гроуси, когда они узнают, что мы их обскакали!
   - Мистер Посланник... - начал Ретиф.
   Пинчботтл резко обернулся, с минуту стоял уставившись в точку над поясной пряжкой Ретифа, затем дернул шарообразной лысой головой и окинул холодным взглядом своего подчиненного.
   - Сколько раз я предупреждал вас, чтобы вы оставили свою привычку бесшумно подкрадываться сзади! - взвизгнул он. - В моем присутствии топайте ногами, когда входите!
   - Мистер Посланник, я бы хотел...
   - Избавьте меня от перечисления всего того, чего вы хотите или не хотите, мистер Ретиф! Церемония вот-вот начнется... - он повернулся, обращаясь к более широкой аудитории. - Джентльмены! Я надеюсь, вы все можете засвидетельствовать, как умело я выдерживал протокол с момента нашего прибытия на Рокаморру сегодня утром. Прошло не более шести часов, а мы уже почти добились статуса первой дипломатической миссии, когда-либо аккредитованной на этой планете! Планете - не мне напоминать вам об этом - которая славится наиболее энергичной коммерческой активностью и неослабевающей враждебностью к дипломатам. И все-таки я...
   - Прежде чем продолжить все это дальше, мистер Посланник, - вмешался Ретиф, - я думаю...
   - Позвольте напомнить вам, сэр! - повысил голос Пинчботтл. - Сейчас говорю я! О предмете чрезвычайной важности, а именно - о себе! То есть о моем... э-э вкладе в историю дипломатии.
   Пара одетых в широкие мантии рокаморранцев засуетились вокруг землян, размахивая вычурными канделябрами, из которых валили клубы едкого красного и зеленого дыма. Туземцы принимали различные причудливые позы, громкими голосами нараспев произносили непонятные ритуальные заклинания, затем отступили назад. Один из них указал тонким многосуставчатым пальцем на Ретифа и издал звук, похожий на звук пилы, проведенной по натянутой басовой струне виолончели.
   - Где ваш головной убор, Ретиф? - прошипел Пинчботтл.
   - У меня его нет, и я вот что хотел сказать вам...
   - Немедленно наденьте! И становитесь на свое место в моем эскорте! - угрожающе проскрипел Посланник, следуя по пятам за местными официальными лицами.
   Маньян, подоспевший к этому моменту, возбужденно замахал перьями.
   - Не обращайте внимания на то, что они слегка поломались! Надевайте - и все!
   - Оставьте это! - отмахнулся Ретиф. - Мне они не понадобятся.
   - Что вы хотите этим сказать? Мы все должны носить это...
   - Только не я. Я не буду участвовать в церемонии. И советую вам...
   - Грубейшее нарушение субординации! - ахнул Маньян и поспешил следом за Посланником. Два высоких стражника выступили вперед, чтобы воспрепятствовать не имеющему официального головного убора Ретифу следовать дальше.
    2

   Это была весьма колоритная церемония, которая включала в себя энергичную порку дипломатов вполне реальными розгами, погружение в бассейн, вода в котором, судя по выражению окунавшихся лиц, была значительно холоднее, чем бодрящий утренний ветерок. Заканчивалось все это быстрой пробежкой вокруг огражденной территории резиденции - десять кругов, - во время которой запыхавшихся землян подгоняли местные сановники, размахивавшие бичами и скакавшие вприпрыжку позади них. Ретиф, наблюдая за происходящим с удобной позиции среди зевак за линией ограждения, выиграл десять кредитов в местной валюте, поставив на главу миссии, чью спортивную форму он оценил значительно выше, чем у остальных коллег по финальному забегу.
   Под звон глухо звучащего гонга рокаморранцы согнали вместе тяжело дышавших землян и прочли им по длинному свитку речь. Затем маленький абориген выступил вперед, неся на пурпурной бархатной подушке с вышитыми буквами "МАМА" длинный шестифутовый меч - земного происхождения, как отметил про себя Ретиф.
   Высокий рокаморранец в розовато-лиловом и красновато-коричневом одеянии выступил вперед и поднял меч. Посланник отшатнулся, пробормотав: "Послушайте, милейший...", но тут же был водворен обратно на место. Носитель меча торжественно опоясал дородную фигуру дипломата украшенной бисером перевязью и прикрепил к ней ножны.
   Затем наступило молчание. Местные аборигены уставились на земного эмиссара.
   - Маньян, вы отвечаете за протокол. Что мне по-вашему, теперь следует делать? - пробормотал Посланник уголком рта.
   - Я бы порекомендовал сейчас вашему превосходительству отвесить... э... легкий поклон, после чего мы все повернемся и уйдем, пока они не придумали еще новых пыток...
   - Ол райт, ребята, все вместе, - хрипло прошептал Пинчботтл. - Налево кру-у-гом!
   Маньян охнул, получив во время выполнения этого маневра чувствительный удар ножнами по ноге. Затем они торжественно удалились во главе с Посланником, который, гордо выпрямившись во весь свой, увы, далеко не внушительный рост - он едва достигал пяти футов - важно шествовал впереди, вычерчивая за собой острием меча дорожку в пыли. Из толпы туземцев доносились веселые возгласы, которые быстро слились во всеобщий радостный крик. Аборигены оживленно хлопали землян по плечам, предлагали им ароматизированные сероводородом наркотические сигаретки, протягивали фляжки с зеленоватой жидкостью. Вся церемония вылилась во всеобщее ликование.
   Ретиф, протиснувшись через толпу, перехватил Посланника, который с трудом пробирался среди возбужденных аборигенов.
   - А-а-а, Ретиф! - прорычал тот. - Отсутствовали во время процедуры, я заметил! Всю дорогу сюда только и знали, что сидели, как сыч, у себя в каюте, а теперь бойкотируете свои официальные обязанности! Явитесь ко мне, как только я пристрою это великолепное символическое оружие, которого я был удостоен!..
   - Как раз об этом я и хотел сказать, мистер Посланник. Это оружие отнюдь не символическое. От вас ожидают, что вы примените его по назначению.
   - Что? Употребить по назначению? Мне? - Пинчботтл кисло усмехнулся. - Я повешу его на стене как символ...
   - Быть может потом, сэр, - перебил Ретиф. - сегодня вам предстоит с ним поработать.
   - Поработать?..
   - Мне кажется, вы неправильно поняли смысл церемонии. Рокаморранцы ничего не смыслят в дипломатии. Они думают, что вы прибыли сюда для того, чтобы помочь...
   - Так оно и есть, - фыркнул Пинчботтл. - А теперь посторонитесь и пропустите меня!
   - ...поэтому они ожидают, что вы выполните свое обещание.
   - Обещание? Какое обещание?
   - В этом и заключалась церемония! У рокаморранцев сейчас крупные неприятности, и вы обещали избавить их от этих неприятностей.
   - Разумеется! - решительно кивнул Пинчботтл. - Я уже запланировал проведение экономического обследования.
   - Это совсем не то, мистер Посланник. Тут поблизости разгуливает на свободе девяностофутовый динозавр по имени Грундертуш...
   - Динозавр?.. - голос Пинчботтла сорвался на визгливой ноте.
   Ретиф кивнул утвердительно.
   - Вы только что поклялись убить его завтра до захода солнца...
    3

   - Послушайте, Ретиф, - озадаченно спросил первый секретарь Уоффл, - как это вам удалось понять суть церемонии, которая велась на этом варварском местном жаргоне?
   - Я и не понял - они болтали чересчур быстро. Но я успел немного познакомиться с их языком по дороге сюда, изучая его по магнитофонным записям, и сегодня имел приятную беседу с переводчиком...
   - Я откомандировал вас позаботиться о помещении и обслуживающем персонале, а не болтать со всяким местным сбродом! - раздраженно фыркнул Пинчботтл.
   - Но должен же я был как-то изъясняться, арендуя помещение. Местные жители не понимают языка жестов.
   - Дерзите, мистер Ретиф? Можете считать себя временно отстраненным от должности.
   Группа рокаморранских чиновников приблизилась к ним в сопровождении колонны копьеносцев, невозмутимых и грозных в своих зеленых чешуйчатых нагрудниках и наколенниках.
   - Да, вот еще что, - добавил Пинчботтл. - прежде чем вы отправитесь под домашний арест, мистер Ретиф, объясните этим деятелям, что мы вряд ли сможем быть им полезны в деле уничтожения этого... э... чудовища.
   Тем не менее я полагаю, что могу обещать им небольшую библиотечку службы информации, отлично укомплектованную последними брошюрами ДКЗ (Дипломатического Корпуса Земли).
   Один из рокаморранцев выступил вперед и слегка поклонился, обращаясь к посланнику:
   - Досточтимый сэр, я имею удовольствие быть Хаккопом, переводчиком ротовых звуков землян, выученных от целой кучи немецких, японских и еврейских землян-торгашей. Мы с ними разводили приятные тары-бары еще до того, как вы, ребята, брякнулись на на наше побережье...
   - Ах, вот как! Жаль, что вас не было рядом во время церемонии. Теперь мы разберемся во всем этом недоразумении!
   Посланник бросил на Ретифа уничтожающий взгляд.
   - Я слышал... э... про какого-то динозавра, который... ха, ха! - бродит по окрестностям...
   - Да, да, досточтимый сэр! Чертовски удачно вы, ребята, попали сюда при данных обстоятельствах!
   Пинчботтл нахмурился.
   - Пожалуй, лучше будет, если я сразу разъясню нашу позицию, просто на случай какой-нибудь грубой ошибки в переводе. Разумеется, я аккредитован Дипломатическим Корпусом Земли как Чрезвычайный Посланник и Полномочный Министр при вашем правительстве, наделенный неограниченными правами для...
   - Гикк! С таким громким титулом вы, конечно не можете сплоховать! Возьмите наших ребят для подмоги, или вы сами справитесь с Грундертушем, чтобы отхватить побольше славы?
   - Эй! Послушайте - я же дипломат! Моя миссия состоит в том, чтобы помочь вашей бедной отсталой нации...
   - Да, да - правильный жест межпланетного правительства!
   - Минуточку, - Пинчботтл выпятил нижнюю губу и направил указующий перст в небеса. - Я осуществляю свои функции при помощи слов и документов, сэр, а не физическими действиями! То есть я уполномочен обещать вам все, что посчитаю нужным и полезным, но выполнение всего этого я оставляю людям более низкого ранга.
   - На этом конце Галактики друг сказал - друг сделал...
   - Конечно! Я свяжусь с сектором Главного Штаба не позже следующего месяца, когда вернется мой корабль. Думаю, кое-что можно будет устроить.
   - Грундертуш злодействует сейчас! Нельзя ждать будущего месяца! У вас есть настоящий меч - японская фирма - и Вы убиваете Грундертуша!
   Нижняя челюсть Пинчботтла задрожала.
   - Сэр! Вы забываетесь! Я - Посланник Земли, а не проклятый забойщик скота!
   - Ты, парнишка, нарушаешь рокаморранскую традицию номер шесть - ноль - два, которую выдал пару часов назад досточтимый Совет Старикашек!
   Пинчботтл отстегнул меч и отшвырнул его в сторону. Ретиф, моментально нагнувшись, поймал его на лету, прежде чем он упал в грязь. Посланник Пинчботтл, скрестив руки на груди, свирепо сверкнул глазами на рокаморранца.
   - Позвольте мне заявить здесь, немедленно и без оговорок, что ни с каким динозавром я сражаться не намерен!
   Лицо Хаккопа сморщилось, словно ком сырой глины.
   - Это окончательное решение?
   - Именно так, сэр!
   Переводчик повернулся к копьеносцам и произнес несколько слов на горловом рокаморранском языке. Те сомкнулись и направили копья на четырех дипломатов, которые принимали участие в церемонии принятия клятвы.
   - Послушайте, что здесь происходит? - воскликнул Посланник.
   - Похоже, сэр, что они забирают вас в местную каталажку, - сказал Ретиф.
   - Они не имеют права! А вас почему не трогают?
   - Я ведь не давал клятвы...
   - Ты, парнишка, двигай вперед, - произнес Хаккоп, глядя на Посланника. - Рокаморре некогда возиться с нарушителями присяги!
   - Простите, сэр! - заблеял первый секретарь. - Как долго мы будем находиться в заключении?..
   - Один день! - ответил Хаккоп нехорошо улыбаясь.
   - Ну, это еще не так плохо, Ваше превосходительство, - заметил Маньян. - Мы можем провести время, обдумывая свое алиби, - я, конечно, имею в виду составление донесения в главный штаб с изложением всех обстоятельств этой, с позволения сказать, дипломатической победы наоборот.
   - Завтра, - рявкнул Пинчботтл. - завтра, милейший, могу вас в этом заверить, я предприму решительные шаги...
   - Я имею удовольствие сомневаться в этом, вероломный обманщик! - резко оборвал Посланника Хаккоп. - Ведь чертовски трудно делать шаги с отрубленной головой?...
    4

   Посланник Пинчботтл сердито смотрел на Ретифа через зарешеченное окно тюремной камеры.
   - Я считаю вас, сэр, полностью ответственным за то, что вы своевременно не сообщили мне об этом варварском обычае! Надеюсь, вы установили связь с кораблем и потребовали его немедленного возвращения!?
   - Боюсь, что нет, сэр. У местного передатчика нет нужных диапазонов.
   - Вы в своем уме!? Это значит... - тут Пинчботтл обессиленно повис на перекладинах решетки. - Ретиф, они же снимут с нас головы... - простонал он.
   Отряд рокаморранцев с копьями вывернул из-за угла и промаршировал к двери камеры землян. Хаккоп достал массивный ключ.
   - Ну, что, парнишка? Ты готов принять участие в экзекуции?
   - Минуточку, - вмешался Ретиф. - они же обещали убить Грундертуша к завтрашнему заходу солнца. У нас есть в запасе еще целый день.
   - Верно. Только отрубление головы у нас всегда делают после обеда. Так выгоднее: больше зрителей по кредиту за вход.
   Ретиф покачал головой.
   - В высшей степени незаконное действие. Казнь нескольких дипломатов вещь вполне естественная, но она должна проводиться в соответствии с протоколом, иначе вам на голову свалится эскадра Объединенных сил по поддержанию мира еще до того, как вы успеете произнести "вмешательство во внутренние дела".
   - Мм... Пожалуй, ты прав, землянин. О'кей, отложим это на завтрашний вечер. Будет казнь при факелах: очень красиво!
   - Ретиф! - Маньян задыхаясь протиснулся к решетке и с мольбой посмотрел на него. - Неужели нет способа предотвратить эту ужасную судебную ошибку?
   - Способ один: ты, парнишка, передумай и убей Грундертуша, - весело сказал Хаккоп.
   Ретиф задумался.
   - А что, эти джентльмены обязаны лично выполнить работу?
   - Обязательно! Я не могу допустить, чтобы этот героический акт сделал любой Том, Жорж или Мейер. К тому же уничтожители Грундертуша не просто национальные герои. Они получают много-много прохладительного, а также зелененькие бумажки!
   - Что вы на это скажете, сэр? - обратился к шефу Уоффл. - Придется пойти, а? Терять нам, пожалуй, нечего...
   - Но как? Не могу же я убить чудовище, швырнув в него папку с отчетами?
   - Может быть, выкопать яму, и пусть он в нее провалится?
   - А вы имеете представление, каких именно размеров понадобится яма, чтобы причинить хоть маленькую неприятность девяностофутовой рептилии, вы, идиот?
   - Предположим, Посланнику будет оказана некоторая помощь, - решил вмешаться Ретиф. - Это не будет расходиться с правилами?
   Хаккоп насторожился, склонив набок свою лягушачью голову.
   - Это хороший вопрос. Должен проверить в Министерстве традиций.
   - Я бы с радостью помог, конечно, - тот час же заявил Маньян. - да только вот этот мой проклятый кашель... - он судорожно сглотнул.
   - Именно - кха, кха! - подхватил Уоффл. - Наверное, сырой воздух, сквозняки, все эти каналы...
   - Но Вы освободите их из тюрьмы, чтобы они могли обследовать район действий и составить хоть какой-нибудь план операции? - спросил Ретиф.
   - Нет, - покачал головой Хаккоп. - Нарушители клятвы попадают в карцер по приказу Большого Начальника. И освобождать можно только через него. Но буду рад навести справки по этому вопросу после тихого часа.
   - Когда же это будет?
   - Тихий час завтра после обеда. Карлик-с-блестящей-головой и его друзья как раз будут иметь время, чтобы выкинуть какой-нибудь номер до начала представления.
   - Но как же мы можем убить динозавра, сидя здесь взаперти? - возмутился Пинчботтл.
   - Надо было подумать об этом до того, как нарушить присягу, - живо ответил Хаккоп.
   - Интересный вопрос, правда? Стоит поломать головы, пока они совсем не слетели.
    5

   На улице Ретиф отвел Хаккопа в сторонку.
   - Не думаю, чтобы нашлись какие-нибудь возражения против того, чтобы я тут немного поосмотрелся? Хотелось бы увидеть, как выглядит это чудовище.
   - Конечно, делай что хочешь. За осмотр Грундертуша денег не берут, смотри в любое время, бесплатно - только деньги надо на дорогу.
   - Понятно. Вряд ли Вы дадите мне официального проводника...
   - Верно. Рокаморранцы очень скупые, ничего не дают, особенно иностранцам.
   - Но у меня только мелочь в кармане. Полагаю, Вы не оплатите мне чек?
   - Смотри-ка, опять угадал! Ловко же это у тебя получается, землянин. Ты, наверное, всегда выигрываешь пари?
   - Что же со мной будет, когда кончатся деньги?
   - Ага, не догадался, испортил репутацию! Ладно, так и быть, подскажу: когда кончатся деньги, ты сразу попадаешь в рабство.
   - Да-а-а... Я чуствую, вас не особенно тревожит, будет ли устранена угроза чудовища.
   - Правильно отгадал! Большие туристы приезжают, заключают пари. Больше интереса, когда есть на кого поставить. Сейчас ставка десять к одному против землян.
   - А тем временем динозавр пожирает людей?
   - Конечно, нескольких крестьян он уже сожрал. Но пока Грундертуш не сможет съесть меня лично, это меня не колышет, выражаясь словами великого барда.
   - Шекспира?
   - Нет, Эгберта Гизензеккера, одного из первых торгашей-землян, того самого, кто доставил игральные карты на Рокаморру.
   - Карты и кости, вот как?
   - Конечно! Ты играешь в карты, землянин? Пойдем развлечемся, оставим заботы и печали, скоротаем время до великого представления завтра вечером.
   - Отличная мысль, Хаккоп! Показывай дорогу.
    6

   На рассвете Ретиф вышел из рокаморранского игорного притона. Он вел Хаккопа на тонкой цепочке, прикрепленной к стальному кольцу на его тонкой лодыжке. Тот послушно тащил вместительную корзину рокаморранских денег.
   - Эх, Ретиф-хозяин, паршивую шутку сыграл ты со мной, сдав мне трех дам дурной репутации...
   - Я, кажется, предупреждал тебя насчет моральных принципов, Хаккоп. Лучше скажи, можно ли полагаться на все те разговоры о повадках Грундертуша, которые я слышал от ваших ребят там, в кабаке?
   - Конечно, Ретиф-шеф, информация первый класс!
   - Ол райт! Следующая остановка - Министерство традиций. Показывай дорогу, Хаккоп.
    7

   Спустя час Ретиф вышел из Министерства. Он был хмур и озабочен.
   - Не сказал бы, что это лучшая сделка в мире, но, пожалуй, это лучше, чем ничего.
   - Надо было предложить взятку крупнее, босс.
   - Ладно, справимся и так, если повезет. Мне понадобится вертолет и хороший бинокль. Организуй все это и жди меня через час у большого канала.
   - Зачем ломать себе голову из-за каких-то ничтожных людишек там, в каталажке, сэнсэй? Слушай, у меня есть план: мы заключаем сделку. Ты играешь, а я околачиваюсь вокруг и подаю сигналы солнечными зайчиками при помощи специальных противосолнечных очков?..
   - Дела мы обсудим потом. А теперь шевелись, пока я не заявил на тебя в Комитет по Рабовладельческим правам!
   - Сию минуту, барин! Тип-топ!
   Хаккоп стремглав бросился выполнять поручение, а Ретиф отправился в ближайший магазин спортивных товаров.
    8

   Через час Хаккоп посадил подержанный вертолет на поплавках у причала, где уже ожидал Ретиф, сидя рядом с целой горой разнообразного добра. Землянин поймал швартовый канат, подтянул легкую машину поближе к берегу, передал на борт все свои покупки и залез сам.
   - Говорят, Грундертуш пасется где-то в одной-двух милях к востоку от города. Держи курс туда, попробуем его обнаружить.
   Вертолет поднялся над папоротникоподобными пальмами и, набирая высоту, повернул на восток над сверкающей водной чешуей канала и куполообразными жилищами Рокаморр-сити. Там, за окраиной города, между последними участками возделанной земли и далекой полосой джунглей на горизонте, простиралось обширное болото.
   - Вот он, хозяин! - подпрыгнул на сиденье Хаккоп, указывая вдаль.
   Ретиф взял бинокль и с трудом разглядел массивную тушу, почти неразличимую среди высоких деревьев, поднимавшихся отдельными группами из мелкой воды болота.
   - Да, великоват, ничего не скажешь. Но ведь он поедает верхушки деревьев, а говорили, что он хищник.
   - Конечно, хищник, хозяин! Глупые крестьяне спасаются от него на деревьях, и Грундертушу не приходится даже нагибаться.
   Вертолет приблизился к лакомящемуся динозавру футов на триста и Хаккоп принялся кружить над чудовищем, чтобы дать возможность Ретифу хорошенько разглядеть его. Гигантская рептилия, раздраженная жужжащей помехой, подняла голову с огромными челюстями и издала рев, похожий на звук исполинской трубы. Ретиф имел возможность полюбоваться впечатляющим зрелищем багровой пасти, достаточно широкой, чтобы туда мог въехать бульдозер, утыканной острыми зубами, похожими на сталактиты.
   - Ничего себе, добродушный парнишка! А можно ли предугадать, куда он двинется дальше?
   - Думаю, можно. Грундертуш всегда выбирает путь полегче: сначала объест как следует одну деревню, потом идет к следующей. Тут, как я понимаю, уже все закончено. Значит, после обеда он отправится дальше, к ближайшей деревне в полумиле к югу отсюда.
   - Поворачивай туда!
   Хаккоп снизился до высоты в пятьдесят футов и на бреющем полете повел вертолет над широким пространством мелкой воды, оставляя позади волнистую рябь и склоняющиеся под ветром от винта камыши.
   - Какая тут глубина? - спросил Ретиф.
   - По колено при низком отливе.
   - А когда наступает отлив?
   - Сегодня за час до заката.
   - А грунт?
   - Исключительно жидкая топкая грязь. Эй, хозяин, не хочешь ли спуститься и поваляться немного в грязи? Очень помогает от всяких болезней.
   - К сожалению, мы, земляне, не земноводные.
   - Ой, большие извинения, шеф! У меня и в мыслях не было намекать на расовые недостатки!
   - Как думаешь, Грундертуш направится прямо по болоту?
   Вертолет уже повис над глинобитными стенами ближайшей деревни. Ретиф мог наблюдать ее обитателей, занимавшихся обычными делами, по-видимому, вовсе не встревоженных своим положением очередного блюда в меню гигантского пресмыкающегося.
   - Трудно сказать, хозяин. Может и свернуть, если соблазнит какой-нибудь аппетитный рыбак или компания неосторожных купальщиков.
   - Сумеем ли мы здесь достать пару лодок и нанять нескольких рабочих?
   - Ретиф-хозяин, у тебя столько денег, что ты можешь нанять целый город! - вздохнул Хаккоп. - Я все время вспоминаю о том предпоследнем трюке. Никак не мог предположить, что у тебя на монете два орла и ни одной решки!
   - Ладно, нечего скулить после драки! - прикрикнул на него Ретиф. - Спускайся здесь, на базарной площади.
   Хаккоп приземлился и кивнул в сторону растущей толпы любопытных туземцев:
   - Сказать деревенщине - пошли вон, - чтобы не мешать Ретифу-хозяину делать покупки, да?
   - Ни в коем случае. Они нам понадобятся. Слушай внимательно, Хаккоп, вот я что придумал...
    9

   После полудня Ретиф, мокрый и покрытый до самых бедер черной грязью, приказал Хаккопу приземлиться на самой северной окраине деревни - узкой полоске земли, огражденной с обеих сторон подпорными стенами из засохшей грязи. В полумиле отсюда, неуклюже переваливаясь в болоте, медленно пробирался по мелководью Грундертуш, издавая негромкие ворчащие звуки.
   - Звук хорошо доносится по воде, - заметил Ретиф, обернувшись к Хаккопу. - Кажется, будто, он уже прямо над головой.
   - И скоро будет, тип-топ! - предсказал Хаккоп. - Ретиф-мастер думает, что веревка через болото заставит этого большого болвана упасть и разбиться вдребезги? - Рокаморранец указал рукой на прочный дюймовый нейлоновый канат, протянутый на высоте двух футов над поверхностью воды поперек пути чудовища.
   - Он сюда не дойдет, если все сработает как надо. Сколько у нас времени в запасе? Еще час?
   - Смотри, хозяин, Грундертуш остановился, чтобы почесаться...
   Ретиф увидел, как динозавр уселся на корточки, погрузившись в болото по самые ляжки. Затем он поднял массивную ногу, чтобы поскрести свою бронированную шкуру двухфутовыми когтями, вздымая при этом целые каскады и фонтаны болотной воды.
   - Может, еще час, а может, и все полтора, до обеда, - рассудительно закончил Хаккоп.
   - О'кей, давай действовать! Гони сюда тягловую команду, пусть привязывают веревку к центру каната и натягивают его в ту сторону, пока не зацепят за крюк, - Ретиф указал на прочную конструкцию, состоящую из восемнадцатидюймового бревна, торчащего из земли на высоту одного ярда, с прикрепленным на его конце рычагом.
   - Ретиф-хозяин, твои смиренные рабы целый день трудились в зарослях, привязывая веревки к деревьям...
   - Ничего, еще немного осталось. Как там команда зарубщиков справляется со столбом?
   - Первый класс, сахиб. Почти скоро один конец будет очень острый, а на другом - зарубка...
   - Как только столб будет готов, тащите его сюда. Уложите его на пару развилок, которые твои люди должны были заколотить вон там, в дне болота.
   - Слишком много дел в одно время, - захныкал Хаккоп. - Бвана Ретиф имеет очень странное хобби!
   - Я полетел на вертолете в город, через полчаса вернусь. Чтобы все было приготовлено точно так, как я объяснил, иначе головы полетят не только у землян!
    10

   Огромное бледное солнце Рокаморры со своим маленьким голубовато-белым спутником, расположившимся в непосредственной близости от светила, только что начало погружаться в величественный пурпурный и розовый закат, когда Ретиф вернулся и посадил вертолет у края мола.
   - Охайо, Ретиф-сан! - окликнул его Хаккоп. - Все готово по плану. Теперь надо попадать в точку, очень быстро! Грундертуш чересчур близко, чтобы менять прицел!
   - Вы только взгляните на это чудище! - ахнул Уоффл, выбираясь из вертолета. - Оно размером с Джиль-Джосский дворец, и двигается прямо в нашем направлении!
   - Зачем Вы привезли нас сюда, Ретиф? - испуганно спросил Пинчботтл. Сейчас он был значительно бледнее чем обычно. - Я предпочитаю быть... э... обезглавленным, чем служить закуской этому левиафану!
   - Все очень просто, мистер Посланник, - говорил успокаивающе Ретиф, ведя за собой толстого дипломата к тому месту, где рядом с готовым к действию механизмом уже стоял сияющий Хаккоп. - Вам только придется пустить в ход этот деревянный молот, чтобы спустить курок. Тот освободит канат, который сократится и метнет этот заостренный кол...
   - Р... Ретиф! Вы что, не видите, что... что...
   - Да, я знаю - он выглядит довольно внушительно с расстояния в сотню ярдов. Не правда ли, мистер Маньян? Но двигается он медленно. У нас еще много времени.
   - У нас? Вы что, и нас собираетесь втянуть в это безумное предприятие? - возмутился оправившийся дородный эмиссар.
   - Вы же слышали, что сказал Хаккоп, сэр. Вы, джентльмены, должны лично убить это животное. По-моему, я устроил все так, чтобы...
   - Ооо! Шеф! - завопил Хаккоп. - Посмотрите туда! Двое пьяных отправились на рыбалку!
   Ретиф быстро обернулся и увидел плоскодонку, которую толкали, весело распевая во все горло, двое нетвердо державшихся туземцев. Выведя лодку на глубину они разобрали весла и направили лодку в сторону от динозавра, так что лодка должна была проплыть в пятидесяти ярдах от него.
   - Останови их, Хаккоп! Если он сейчас изменит направление, все пропало!
   Хаккоп, не раздумывая, с размаху прыгнул в болото, приложил ладони ко рту и заорал. Рыбаки заметили его, весело помахали в ответ и двинулись дальше.
   - Ничего не выйдет, сэнсэй. - Хаккоп зашлепал по грязи обратно к берегу. - Послушай, лучше мы с тобой уберемся отсюда, нагрянем в один городишко тут неподалеку, на другом конце архипелага, и займемся азартной игрой...
   - Мистер Посланник, приготовьтесь! - крикнул Ретиф, срываясь с места. - Я сейчас подманю его сюда. Когда я подам знак, бейте молотом по крючку, но ни секундой раньше!
   Он бросился к маленькому деревянному причалу, прыгнул в стоящую там лодку, сорвал ее с привязи и быстро заработал веслами, погнав лодку в сторону Грундертуша. Ящер уже заметил рыбаков и, раскрыв пасть, нерешительно поглядывал в их сторону. Затем он издал рокочущий рев, тяжеловесно повернулся и двинулся им наперерез. Ретиф замахал веслом и закричал, преграждая ему дорогу. Гигантская тварь заколебалась, обернулась, чтобы посмотреть на Ретифа, и заревела опять. Однако после очередной вспышки веселья, сопровождавшимся громким пением и хохотом в лодке рыбаков, она снова решительно направилась к ним. Ретиф нагнулся, нашарил на дне лодки тяжелое ржавое грузило и швырнул его в Грундертуша. Грузило ударилось в необъятную кожаную грудь с громким звуком - бломм! - после чего чудовище замешкалось и уставилось левым глазом на Ретифа. Оно глядело, так и сяк поворачивая голову, словно гигантская курица, чтобы подключить к действию и правый глаз. Затем в его крохотном мозгу созрело окончательное решение: массивная лапа с чавкающим звуком поднялась из болота, и ящер шагнул к Ретифу. Тот быстрыми гребками весел погнал лодку обратно к берегу. Динозавр, раздраженный видом ускользающей добычи, прыгнул вперед, сократив расстояние на тридцать футов, и поднял такое волнение, что утлая лодчонка Ретифа запрыгала и закачалась на волнах. Ретиф, пытаясь удержать равновесие, потерял весла.
   - Бонза-Ретиф! - завопил Хаккоп. - Сейчас не время валять дурака!
   - Да сделайте же что-нибудь! - пронзительно заголосил Маньян.
   - Он же его сожрет! - визжал Уоффл.
   Динозавр прыгнул опять. Его огромные челюсти, похожие на ковш гигантского экскаватора, с треском захлопнулись на расстоянии одного ярда от лодки. Ретиф, стоя на корме, прикинув расстояние, повернулся, поднял руку и резким рубящим движением опустил ее вниз.
   - Пускайте, мистер Посланник! - закричал он и прыгнул через борт.
   Окаменевший Посланник Пинчботтл ошалело стоял возле пускового устройства гигантского самострела, не в силах пошевелиться. Расширенными от ужаса глазами он глядел, как Грундертуш вытянул над водой во всю длину свою двадцатифутовую шею со стекающими по ней ручьями грязи и с жутким ревом ринулся за Ретифом, который изо всех сил пытался доплыть до берега. В последнее мгновение Ретиф увернулся и нырнул влево. Озадаченный ящер снова поднял голову, чтобы осмотреться. Взгляд его остановился на группе дипломатов, столпившихся на берегу, теперь уже не более чем в пятидесяти футах от него. От этого взгляда Пинчботтл, вцепившийся в рукоятку деревянного молота, как в последнее спасение, с неподобающим его комплекции и возрасту проворством, повернулся и бросился бежать к вертолету. Трое других землян с воплями ужаса последовали за ним. Когда толстый глава миссии кенгуровыми скачками проносился мимо секретаря Маньяна, тот, как бы невзначай, вытянул ногу. Посланник запнулся и шлепнулся лицом в мягкую грязь. Молот кувыркаясь полетел в сторону. Маньян прыгнул, на лету поймал его, подскочил к пусковому крючку, размахнулся и изо всех сил ударил по рычагу.
   Раздался глубокий музыкальный звук: бон-н-н! Заостренный двенадцатифутовый кол из твердого дерева выпорхнул, словно стрела из лука, брошенный тугой тетивой нейлонового каната. Грундертуш, как раз готовившийся к последнему броску на ничтожную, барахтавшуюся перед ним в грязи козявку, резко осел назад, когда гигантское копье вонзилось в его грудь, погрузившись в нее на половину своей длины. Ретиф вынырнул как раз в тот момент, когда динозавр зашатался и рухнул с чудовищным всплеском во взбаламученную воду, подняв огромную волну, которая достигла берега и залила дерущихся за место в вертолете обезумевших землян болотной грязью, перемешанной с кровью...
   Пинчботтл, пошатываясь, поднялся на ноги, отплевываясь и отфыркиваясь. Когда вода спала, Маньян тяжело опустился на землю, достал из кармана носовой платок и принялся машинально вытирать грязь с отворотов пиджака, наблюдая за конвульсиями агонии смертельно раненного чудовища. Хаккоп радостно завопил и бросился в воду, чтобы помочь Ретифу выбраться на берег.
   - Отличная работа, босс! Куча мяса на жаркое для целого города! Во всяком случае, прекрасная компенсация за разочарование, что не придется увидеть, как рубят головы землянам!
    11

   Промокая платком покрытый грязью пластрон своей рубашки, Посланник Пинчботтл снисходительно кивнул Ретифу:
   - Хоть Вы и поставили меня в такое неудобное положение, молодой человек, но я рад отметить, что вы все же довели дело до относительно удачного завершения. Естественно, я в любой момент мог бы вывести из затруднительного положения и себя, и штат моих коллег, направив нужное слово по нужному адресу, но я решил, что для вас будет очень ценным практическим опытом завершить начатое вами самостоятельно.
   - Эй, Ретиф-хозяин, когда будем сгонять землян в гусиный строй, чтобы надевать им на ноги цепи?
   - Не думаю, чтобы это было так уж необходимо, Хаккоп.
   - Что такое? Какие цепи? - Пинчботтл резко повернулся к рокаморранцу. - Эй, послушайте, Вы, негодяй! Я убил ваше чудовище, к чему меня обманом вынудил ваш варварский закон! А теперь я требую...
   - Раб не требует ничего, - резко перебил его Хаккоп. - Раб только крепко держит язык за зубами, много работает и надеется избежать побоев...
   Посланник обернулся к Ретифу:
   - Что, смею спросить, имеет в виду этот идиот?
   - Видите ли, мистер Посланник, у рокаморранцев очень жесткие правила в такого рода делах. Однако, мне удалось с ними договориться. Давший клятву, по закону не имеет права пользоваться посторонней помощью во время выполнения взятых обязательств.
   - Помощью? Какой помощью? Ах, да, я припоминаю, что вы резвились и плескались в болоте, в то время как я... э... хм... то есть член моего коллектива, хотел я сказать, уничтожил зверя!
   - Верно. Но рокаморранцы считают, что каким-то образом и я тоже замешан в этом деле и, при сложившихся обстоятельствах, они согласились заменить всем вам приговор на пожизненное рабство.
   - Рабство?!.
   - К счастью, мне все же удалось откупить у них исключительное право на пользование вашими услугами - тем более, что ваши головы еще на плечах...
   - Откупить?! Ну, в таком случае, мой мальчик, я думаю, что смогу закрыть глаза на все ваши огрехи. А теперь, будьте любезны, проследите, чтобы мой багаж...
   - Боюсь, все не так просто, сэр. Мне ведь необходимо оплачивать ваше содержание, а так как я истратил все деньги, купив вас в качестве рабов... - Пинчботтл поморщился, - ...придется вам поработать, чтобы хоть как-то прокормиться до прибытия звездолета.
   - Но... но... но... пройдет больше месяца...
   - О'кей, земляшки, я, Хаккоп, есть главный надсмотрщик над рабы. Вы будете слушать мой команда. Первый работа - снимать жир с туша, хороший работа, кушать две недели не меньше раза в день, получать пачка сигарет раз в неделя, если не лениться...
   - Но... но... Ретиф! А вы что будете делать?
   - Хаккоп говорит, в двух милях отсюда пасется еще один динозавр. Если мне удастся его убить, я смогу обеспечить вас работой еще на две недели. Самое главное, продержаться до прибытия звездолета.
   - Эй, Ретиф-сан! - Хаккоп подошел вплотную к землянину и стал шептать ему на ухо. - Может, лучше взять худолицый раб, Маньян, вместе с я и ты. Коротышка-дурной-глаз не простит Маньян, что подставил ножка, помешал первым залезть в геликоптер.
   - Неплохая мысль, Хаккоп. Веди его сюда...
    12

   Через два часа Ретиф, Хаккоп и Маньян, вымытые и одетые в новые рокаморранские камзолы, сидели на высокой террасе под черепичной крышей и лакомились отлично приготовленной запеканкой из белой рыбы со специями и съедобными морскими водорослями. Вид на город и водную гладь на востоке был восхитителен. Три яркие луны Рокаморры вычерчивали три серебристые дорожки на воде, освещая живописные островки-деревушки и, в отдалении, огромную тушу динозавра, лежавшего на спине с задранными кверху лапами. Отсюда видны были даже маленькие фигурки, ползающие по туше, как блохи. Можно было различить их ручки, размахивающие мачете.
   - Ретиф, зачем зря терять время над сочной туземной едой? - капризно скулил Хаккоп. - Большая игра в Красный Глаз идет сейчас полным ходом в таверне "Золотая пивная кружка".
   - Не торопи меня, Хаккоп. Закажи-ка лучше выпивку по второму заходу - но только не для мистера Маньяна. Ему нельзя злоупотреблять спиртным. Посланник не одобряет выпивку.
   Маньян бросил на него задумчивый взгляд.
   - Кстати, Ретиф, зная ваши таланты в карточной игре... и в этом... э... мини-блиц-домино... Как это вы не сумели сколотить достаточно средств, чтобы содержать Посланника Пинчботтла и остальных без необходимости заставлять их разделывать динозавров?
   Ретиф выбрал свежий напиток из коллекции, которую официант поставил перед ними, и одобрительно кивнул.
   - Мистер Маньян, корабль прибудет не раньше, чем через шесть недель, а может и позже. Неужели бы вы хотели, чтобы неаккредитованный дипломат с натурой Посланника Пинчботтла бегал на свободе среди рокаморранцев в течение всего этого времени?
   - Я понимаю, что вы имеете в виду, Ретиф. Но если он узнает, он придет в ярость.
   - Я не собираюсь нагружать его знаниями, мистер Маньян. А вы?
   Маньян поджал губы.
   - Нет, - сказал он. - Чего он не знает, то его не тревожит, верно?
   Ему удалось изобразить слабое подобие улыбки.
   - Кстати, по этому поводу, я думаю, что все же смогу позволить один стаканчик...

Наверх.

    Техническое превосходство
    1

   - Двадцать тысяч лет назад, - сказал атташе по культуре, - это был огромный город с процветающей культурой.
   Полдюжины землян из штата космического корпуса стояли в центре лужайки, обозревая выветренные развалины из красного кирпича, обветшалые крыши, насквозь проржавевшие шпили. Возвышающиеся могилы были покрыты дикими и незнакомыми цветами.
   - Подумайте только, - молвил консул Маньян, когда изыскательская партия проследовала через покрытую песком площадь, - наши предки жили в пещерах в то время, когда здесь создавали автоматы и ушные пробки.
   - Вероятно, они прошли путь от неолита до ядерной реакции за рекордно короткое время, - предположил второй секретарь Ретиф, - впрочем, быть может, мы управимся еще быстрее.
   - Джентльмены, - вдохновенно произнес глава экспедиции Пеннифул, - это же клад для археологов! Целая нетронутая планета! Какие удивительные тайны поведают нам эти живописные развалины!
   - Что толку копаться в этом старом хламе, - пробурчал по военному откровенный помощник военного атташе. - Лучше бы добавить из фонда корпуса на разведку в Гроуси или в Земгах.
   - Т-с-с-с, майор! - прошипел ему Маньян. - Вы говорите совершенно невежественные вещи!
   Майор было вскипел, но Пеннифул с энтузиазмом начал мерить землю шагами, видимо, готовя место для раскопок, призывно захлопал в ладоши, приглашая разбирать шанцевый инструмент.
   - Не забывайте о бесценных сокровищах, джентльмены, будьте осторожны!
   - Безобразие! - начал возмущаться Маньян. - Вот уж не думал, что мне вместо увлекательного пикника предстоит делать то, что веками делали армейские части.
   - Представьте себе, - весело заметил Ретиф, - что вы роетесь в центральном архиве в поисках компрометирующих сведений о ваших политических противниках, и это явно облегчит ваш труд.
   - Нигде и никогда не опускался до такой практики, - надменно скосил глаза Маньян. - Странное, однако, предложение.
   - Ага! - закричал вдруг их пылкий руководитель. - Взгляните - вполне сохранившееся здание! Возможно, это бывший музей. За мной, вперед!
   Дипломаты последовали за ним, перебираясь через груды битого кирпича и обтирая одеждой пыльные, обшарпанные стены. Пеннифул постоянно создавал заторы, ковыряя всевозможные кучи со всяким хламом, которому он тут же придумывал названия. Остальные члены экспедиции в большей или меньшей степени разделяли восторги своего начальника.
   Таким образом они проследовали через ряд комнат, оказавшись, наконец, перед массивной дверью с начертанными на ней странными знаками.
   - Тише! - опять крикнул Пеннифул. - Вот здесь, джентльмены, наверное, находятся самые главные ценности музея. Я весь дрожу от затаенного предчувствия...
   Несколько утомленные энтузиазмом начальника члены экспедиции стали бочком, по-одному, втягиваться в зияющую черноту. Впереди маячил чей-то одинокий фонарик. И вдруг тусклый желтоватый свет осветил все помещение...
   - Руки за головы, господа, - проскрипел кто-то на ломаном земном языке. - При малейшей попытке двинуться вы будете сожжены на месте!
    2

   В углу помещения, направив на землян оружие, стояло многоглазое, членистоногое чудовище в бледно-сияющем шлеме.
   - Здесь... гроуси!? - воскликнул Пеннифул.
   - Так точно, подтвердил незнакомец. - Рекомендую вам быть послушными, господа, иначе... - он оглянулся и из-за колонн показались еще несколько вооруженных чудовищ.
   - Капитан! - нервно обратился Пеннифул к одному из гроуси в более нарядной одежде. - Что означает это ваше вмешательство в дела экспедиции посольства землян на территории...
   - ...на территории, являющейся исконным владением гроуси, - подхватил командир отряда, раскурив сигару. - Лишь чувство такта не позволяет мне назвать вашу экспедицию вторжением. Вердигри - планета, заявленная нашим правительством. Так что, имею честь и сообщаю вам о немедленной депортации вашей группы и уплате ряда штрафов и налогов, ну и тому подобное.
   - Но это наша планета! - вскричал помощник военного атташе. - Она была открыта нашим разведывательным кораблем и наши парни, а не пятиглазые болваны, установили здесь радиомаяк!
   - Что касается радиомаяка, то помнится, я приказывал уничтожить какую-то дрянь, мешающую радиопереговорам. Относительно же всего остального, - равнодушно добавил гроуси, - прошу не забывать, что каждое ваше слово, и в особенности оскорбление, увеличивает сумму штрафа, которая, кстати, возрастает с каждой минутой.
   В наступившей тишине, нарушаемой лишь треском сигары капитана, раздался петушиный голос офицера-экономиста.
   - Какова же общая сумма нашей задолженности?
   - Она не особенно велика, господа, - ответил гроуси. - 22604 галактических кредитки и вы можете быть свободны.
   - Но это грабеж! - завопил Пеннифул. - Мы - простая исследовательская экспедиция, а не банковская комиссия.
   - Наличными, разумеется, - безразличным тоном продолжал свою мысль капитан. - Впрочем, если вы отказываетесь внести данную сумму... - он сделал короткий знак охранникам, и в тишине щелкнули затворы.
   - Вы не посмеете этого сделать, - пропищал Пеннифул.
   - Конечно, нет, - ответил пятиглазый. - Я позову своего начальника, хотя бы для проформы. - Насвистывая, он вышел.
   - Джентльмены, - обратился Пеннифул к своим сотрудникам, - от кого гроуси мог узнать о нашей экспедиции? Это было чрезвычайно секретное мероприятие! - Он обвел всех вытаращенными в гневе глазами.
   - Ну... дело в том... - промямлил вдруг Маньян, - что, джентльмены, там были доверенные люди, коллеги... такие, как Рим-им с Шиллы, Сланк и еще... еще...
   - Кто же там был еще? - грозно процедил Пеннифул.
   - И еще генеральный консул Шилф, - окончательно убитым тоном завершил Маньян.
   - Планетный управляющий Шилф! - раздался ломанный голос за их спинами. Высокий гроуси в капюшоне тонкой выделки подошел к землянам, кивнув Пеннифулу и махнув рукой Маньяну.
   - Как вы могли раскрыть дипломатическую тайну! - прокудахтал Маньян. - Я никак не ожидал от вас такой низости!
   - Пустяки, друг мой, - Шилф отмахнулся щупальцем от Маньяна. - Однако, Пеннифул, вы что-то искали здесь, в этом хламе. Никак вы что-то знаете?
   - Вы стоите в центре сокровищницы, - хмуро ответил Пеннифул, - и вы еще задаете такие вопросы?!
   - Напрасно вы упорствуете, ведь я смог бы использовать свое влияние и уменьшить сумму вашей задолженности гроуси!
   - Вы просто вандал! - взвизгнул Пеннифул. - Для вас нет ничего святого!
   Шилф махнул щупальцами:
   - Довольно! Они утомили меня своими оскорблениями. Им пора уходить в миры высшей справедливости...
   Угрюмые стражи подняли оружие.
   - Стойте! - сказал Ретиф, - если вы действительно нуждаетесь в золоте, то, я думаю, посольство раскошелится на указанную сумму, чтобы выкупить наши шкуры неповрежденными. Только выберите заложника...
   Шилф хмыкнул и задумался.
   - Мысль стоящая, однако... уедет, пожалуй только один. Капитан, - резко крикнул он гроуси, - освободите этого, - он указал на Ретифа. - И учтите, этот парень может доставить долг...
   Договорить он не успел. Резким движением Ретиф сбил начальника с ног, завладев его инкрустированным оружием. В следующее мгновение Шилф почувствовал себя придавленным к стенке дулом его же оружия, упершимся в его дыхательные придатки.
   - Скажите своим парням, чтобы стояли тихо, - посоветовал Ретиф, сдерживая слабо трепыхавшегося гроуси. - Сейчас, я думаю, наш персонал не будет испытывать терпение бдительных стражей и быстренько последует к вездеходу. А у меня есть о чем поболтать с нашим пятиглазым другом...
   - Но, Ретиф, надо уходить всем... - робко прокудахтал Пеннифул. - Если они...
   - Быстрее, быстрее, - поторопил их Ретиф, и его экспедиция осторожно проследовала к выходу, кроме замешкавшегося Маньяна, с которого, видимо, до сих пор не сошло оцепенение застигнутого врасплох кролика.
   - Проводите моего начальника, капитан, - умиротворенно сказал Ретиф. - Ведь его могут не дождаться...
   Капитан и несколько стражников вышли наружу. Остальные стояли неподвижно, сверля Ретифа всеми пятью глазами.
   - Берегитесь, мой друг, - прошипел Шилф, - чего я не хочу, так это оказаться на вашем месте...
   - Не думайте о пустяках, Шилф, и не делайте резких движений. Ваши ребята... - он вдруг замолк. В дверях показался Маньян с двумя пистолетами у висков и скрученными за спиной руками.
   - Они не дождались меня, - произнес он загробным голосом. Видно было, что он махнул рукой на все на свете.
   - Отпустите меня! - прошипел Шилф. - Если не хотите видеть вашего начальника разорванным на куски.
   - Неприятное зрелище, - согласился Ретиф, отталкивая Шилфа и бросая пистолет на пол. Сейчас уже ничто не мешало ревностным стражам во главе с капитаном взять жертву на мушку.
   - Ну, что же, вернемся к делу, джентльмены, - прошипел Шилф, морщась и потирая себе спину. - Итак, что вы здесь потеряли, пришельцы?
   - То, что мы искали, находится перед вами, - ответил Ретиф, закуривая. - То, что мы найдем - покажет будущее.
   - Хорошо, - промурлыкал Шилф. - Видно, придется перенести разговор в более интимную обстановку. Я слышал, что в силу недоброкачественности своих организмов, земляне подвержены приступам клаустрофобии... Это меня всегда забавляло, и я давно мечтал убедиться в этом. У нас есть неплохое местечко, где вам будет уютно, темно и сухо. - Он сделал знак страже. Двое, пройдя внутрь комнаты, с трудом отодвинули массивную стальную дверь, открывшую помещение не более шести футов в длину.
   - Ваши апартаменты, джентльмены, - пригласил их Шилф. - Не скучайте.
   Ретиф и Маньян вошли внутрь помещения без окон и мебели, после чего дверь со скрежетом затворилась.
   В полной темноте загорелся в стене тусклый красный фонарь. Ретиф протянул руку и осторожно надавил на него. Что-то вдруг двинулось, загудело, каморка вздрогнула и, оказавшись обычным лифтом, стремительно заскользила вниз.
    3

   Испустив душераздирающий вопль, Маньян бросился на стену:
   - Что это, Ретиф?!
   - Не волнуйтесь, мистер Маньян, пока все идет по плану. Приготовьтесь к чему-нибудь похуже наших уважаемых гроуси.
   Кабина с грохотом ударилась об пол и остановилась. Ретиф с усилием отодвинул дверь, и пленники оказались в комнате, уставленной колоннами и тускло освещенной торчащими из стен фосфоресцирующими отростками.
   - А-а... - прошептал Маньян, - мы в катакомбах... Это захоронение королей, - и указывая на контуры неясно вырисованных на стенах фигур, добавил: - Действительно, на стенах иллюстрации к местному Ветхому Завету.
   Можно было разобрать человекообразные, причудливые фигуры в замысловатых одеждах. Резко выделялись надписи, похожие на готические.
   - Больно похоже на таблички: "Не курить!", - сказал Ретиф к неудовольствию Маньяна, и они двинулись вперед, в обход большого, зловонного колодца с тускло мерцающей жидкостью.
   - Жертвенный колодец! - опять не удержался Маньян. - С костями прекрасных юношей и дев! - Он резко остановился, увидев перед собой наливающийся огнем, словно кровью, глаз фонаря. Недалеко от них вспыхнул еще один фонарь, затем еще. Потом стали проявляться очертания огромных существ с нелепо и страшно заломленными и вывернутыми конечностями.
   - Что это, Ретиф?! - взвизгнул Маньян, завертевшись на месте.
   Вдруг комната ожила: с визгом механизмов, истосковавшихся по смазке, странные монстры задвигались, меняя застывшие позы.
   - Скорее всего, это строительные роботы, мистер Маньян, - пояснил Ретиф, - Они узнали нас и привели себя в полную готовность.
   - Слава богу!!! - истово проговорил Маньян. - Ах, если бы мы заставили их подчиниться... с этими негодяями наверху вмиг было покончено. Но как заставить их понять нас?
   - ПОНЯТЬ НАС... - пробасил кто-то скрипучим голосом за спиной Маньяна. Тот дернулся и обернулся в сторону тумбообразной махины с угрожающе, а может быть, подобострастно задранными конечностями.
   - Ретиф! Они понимают нас! - вскричал обрадованный Маньян. - Это победа! Теперь мы, именно мы - властители планеты!
   - Не спешите с выводами, мистер Маньян, - с сомнением произнес Ретиф. - Мне кажется, эти парни что-то замышляют...
   Действительно, со скрежетом и лязгом роботы сползались, окружая землян, отрезая им дорогу к выходу и отступлению.
   - Но-но! - проговорил Маньян, - Будь умницей, пожалуйста, отодвинься. - Однако, машина, напоминающая сенокосилку не отступила, а, напротив, пошире раздвинула двухметровые челюсти, усеянные страшными зубьями.
   - Мы окружены, - вдруг панически прошептал Маньян.
   - ОКРУЖЕНЫ... - эхом отозвался скрипучий бас.
   - Но они не могут причинить нам, людям, вреда, - зашептал Маньян.
   - МЫ МОЖЕМ УНИЧТОЖИТЬ ВАС, ЛЮДИ... - проговорил бас, и это было сказано настолько определенно, что в комнате опять воцарилась тишина.
   - Ретиф! - жалобно сказал Маньян. Было видно, что ему опять стало на все наплевать.
   - Уж лучше бы мы отдались на милость гроуси! Эти мерзавцы растопчут нас!
   - В чем дело, ребята? - начал было Ретиф. - Мы - ваши хозяева...
   - ХОЗЯЕВА ЛУЧШЕ НАС... ВЫ ХУЖЕ... ВЫ НЕ ХОЗЯЕВА... ВЫ БУДЕТЕ УНИЧТОЖЕНЫ...
   - Если мы докажем, что мы - лучше вас, будете ли вы считать нас своими хозяевами? - спросил Ретиф.
   Спустя несколько секунд жужжания и гудения последовал ответ:
   - ЕСЛИ ВЫ ДОКАЖЕТЕ ВАШЕ ПРЕВОСХОДСТВО, МЫ БУДЕМ ПОДЧИНЯТЬСЯ ВАМ.. ДАЕМ ВАМ НА ЭТО ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ОДНУ МИНУТУ.
   - Великолепно! - загомонил Маньян. - Пришла моя очередь, Ретиф. Итак... - начал он, выступая вперед: - Посмотрите на нас...
   - МЫ ДЕЛАЕМ ЭТО... ВЫ - МАЛЕНЬКИЕ, СЛАБЫЕ, БЕЗЗАЩИТНЫЕ, ГЛУПЫЕ СОЗДАНИЯ... ВЫ НЕ ПОНИМАЕТЕ КОМАНД... НО БЕЗВРЕДНЫЕ...
   - Однако... - забеспокоился оторопевший Маньян. - Вместе с вашим безусловным и несомненным преимуществом в скорости счета, долголетии, универсальности, опле... ну... надежности, вы не имеете представления о душевных качествах, так сказать, внутренних свойствах, присущих только человеку, вы не можете делать то, что делаем мы...
   - ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ?! - пророкотал красноглазый монстр.
   - Ну... превосходим... - неуверенно проговорил Маньян и умолк.
   - ВАШЕ ВРЕМЯ ИСТЕКЛО!!! - последовал ответ, и стальные чудовища двинулись вперед.
   Чудовищная клешня, описав полукруг, со свистом пронеслась мимо беглецов, вонзившись в бетонный пол, преградив путь сенокосилке. Маньян и Ретиф отпрыгнули назад от молота стенодробителя, который обрушился на стрелу подъемника, опрокинув его набок. Зазубренные клещи беспомощно царапали стены, поднимая тучи щебня и пыли.
   Роботы на мгновение оцепенели, застыли, забыли о людях и начали предпринимать чудовищные по силе, но детские по наивности усилия и попытки разобраться в сложившийся ситуации.
   - Нам пора бежать... - прошипел Маньян, дергая Ретифа за рукав.
   Однако Ретиф уже оценил обстановку и выступил вперед.
   - У меня есть предложение, - громко сказал он. На секунду все стихло. - Я вижу, что вы не можете освободить вашего коллегу из-под упавшего груза, - сказал Ретиф. - Разрешите, это сделаю я.
   - ВЫ СМОЖЕТЕ ЭТО СДЕЛАТЬ ВМЕСТО НАС? - проскрежетал знакомый бас.
   - Да. Но... Если мы это сделаем, будете ли вы следовать нашим приказам?
   - ЕСЛИ ВЫ СДЕЛАЕТЕ ЭТО, ВАШЕ ПРЕИМУЩЕСТВО СТАНЕТ ОЧЕВИДНЫМ, - последовал сухой ответ.
   Страшный грохот потряс помещение. Колоссальная лапа разгрузочного кибера, пытавшегося поднять своего собрата, беспомощно повисла на сухожилиях шлангов пневматики.
   - Все ясно, парень! - весело крикнул Ретиф несчастному роботу. - Подавай прошение на льготный проезд. - А сейчас всем замереть!
   Спустя несколько минут был изготовлен примитивный рычаг, короткий конец которого был подсунут под поваленного робота, в то время, как на длинном конце его повис сам Ретиф.
   Однако система не поддавалась.
   Наконец, уже порядком измучившись, Ретиф вспомнил о своем начальнике.
   - Мистер Маньян, - позвал он, - не приложите ли вы усилия к моей стороне?
   Маньян вышел из-за ящика с тряпьем и, опасливо оглядываясь на замерших циклопов, приблизился к Ретифу. Через несколько мгновений со скрипом и лязгом пострадавшая машина пришла в движение, приняла вертикальное положение и тяжело осела на рессоры.
   - Боже!.. - пробормотал Маньян, ощупывая свои плетеобразные руки. - Вот уж никак не думал, что во мне скрывается такая мощь.
   С этими словами он повернулся к толпе роботов и с вызовом бросил им:
   - Ну, парни, пришла ваша очередь подчиняться. Не то мне мне придется... - он умолк, подчеркивая молчанием достаточно весомую и многозначительную угрозу.
   - МЫ ПОДЧИНЯЕМСЯ ТЕБЕ, ХОЗЯИН, - донеслось из глубины комнаты. - ХОЗЯИН ЛУЧШЕ РОБОТА...
   Видимо, величественные действия и хозяйские повадки Маньяна определенно воздействовали на выбор роботов.
   Новоиспеченный хозяин сложил пальцы на животе и, заведя глаза к потолку, принялся командовать...
    4

   На только что очищенной от грязи террасе, среди живописно возвышающихся развалин сидели Маньян, Ретиф и Шилф. На последнем, как ни странно, не было видно великолепных доспехов, он был сильно испачкан мазутом, смешанным с доисторической пылью.
   - Грязная шутка... - проворчал Шилф. - Мы сваляли такого дурака, имея под рукой и про запас склад военных машин. А ведь я был на пути к Ордену Второго класса... Однако вы перестарались с камуфляжем, - добавил он, закашлявшись от пыли, поднятой механическим дворником. - Прикажите этим чудовищам отдохнуть...
   - Во избежание инцидентов, - важно проговорил Маньян, - я держу их в состоянии боевой готовности, - и он отсалютовал тягачу, тянущему за собой огромную связку только что выкорчеванных деревьев.
   - А вот и компания, - сказал Ретиф, указывая на приземляющийся неподалеку аппарат. Все трое поднялись и направились к прибывшим.
   - А, это мистер Пеннифул, - обрадованно заговорил Маньян. - Я знал, что нас не оставят в беде.
   Однако встреча оказалась весьма холодной. Посол, а он уже оказался послом Пеннифулом, не глядя на Маньяна и Ретифа, проследовал к Шилфу.
   Натянуто-официально он проговорил:
   - Уважаемый планетный управляющий Шилф, я уполномочен сообщить вам о представлении вам всех объявленных вами штрафов и пошлин, в том числе за незаконную эксплуатацию планеты. Все найденное нами, несомненно, будет передано в ваше полное распоряжение.
   - О, мистер посол... - прокудахтал Маньян.
   - Сейчас же, - продолжал Пеннифул, - мы подготовим программу совместных исследований планеты, а также помощи для расселения ваших сотрудников на ней с ежегодным окладом в пол-миллиона...
   - Сэр... - опять пропищал Маньян, - я бы хотел... - но послу явно было не до него.
   Взгляд всех пяти глаз Шилфа стал отсутствующим. Показно поморщившись, он взялся за голову и, плаксиво жалуясь на головную боль, двинулся в глубину развалин.
   - Ах, хитрая бестия... - проскрежетал зубами Пеннифул, - чувствую, он хочет отхватить не меньше двух миллионов...
   - Господин посол, - опять начал Маньян, - у меня хорошие новости. Я - хозяин Верди Гри!
   Пеннифул наконец заметил Маньяна.
   - Смотрите-ка! - язвительно произнес он. - Маньян, лишения последних дней не лишили вас чувства юмора. Впрочем, для дровокола это нормально. Ведь за последние семьдесят два часа вы ухитрились наломать дров за целую артель!
   - ХОЗЯИН! - вдруг раздался хрипящий голос. - НЕ СЛИШКОМ ЛИ БЕСПОКОИТ ВАС ЭТА ПЕРСОНА? - и страшная клешня просунулась из-за спины посла...
   - Все в порядке, Альберт, - затараторил Маньян. - Просто я хочу, чтобы меня здесь наконец выслушали.
   Альберт лязгнул ржавыми конечностями и застыл в позе богомола.
   - Я вас внимательно слушаю, дорогой Маньян, - заблеял Пеннифул.
   И Маньян начал сбивчивый рассказ, в ходе которого посол мрачнел все больше и больше. Наконец, наш новоиспеченный дипломат заговорил:
   - Вы представляете себе, Маньян, в какое ужасное ложное положение теперь поставлена наша миссия моими последними предложениями? Какой конфуз! И это в самом начале моей карьеры! - Он был потрясен.
   - Впрочем, - начал Маньян, и Пеннифул с надеждой уставился на него, - у меня есть определенный план и некоторые соображения по организации на этой планете демократического правительства, независимого, и в то же время лояльного интересам Земли...
   - Так-так-так!.. - заторопился посол...
   Но Маньян тянул.
   - Однако, консультации такого рода соответствуют статусу... м-м-м... ну, скажем, советника, я думаю, не меньше...
   До Пеннифула, видимо, дошло, но медленно. Когда же до него действительно "дошло", он вытаращил глаза и зашипел:
   - Вы с ума сошли, Маньян! Это же повышение через несколько чинов сразу!..
   - Моя искушенность в местных вопросах, полагаю, стоит этого, - холодно заявил ему Маньян. - Не будет советника - не будет и плана!!
    5

   - Необычная ситуация, - сказал посол Пеннифул, глядя из окна своего отдельного кабинета на самом верхнем этаже алюминиевого здания посольства. - Однако, в этом определенно что-то есть.
   - Знаменательно, - поддакнул ему советник Маньян. - Первый посол с Земли подписывает договор с механическим главой государства!
   - Не знаю... - пробормотал с мрачным видом военный атташе. - Передать власть этим неодушевленным штуковинам... Это же означает - обречь себя на массу неприятных неожиданностей. Вдруг они начнут бороться за мир? Или, скажем, потребуют прибавки к пенсиям...
   - А мой департамент? - воскликнул офицер по финансам и бюджету. - Что если они начнут бороться за гражданские права и льготы? Я очень и очень волнуюсь.
   Послышался музыкальный звонок, вспыхнул экран интервизора. На нем были видны массивные челюсти Альберта, первого президента Верди Гри.
   - Мистер Пеннифул, - начал президент, - я прошу вас оказать честь вашим присутствием после полудня на партии баллистического гольфа.
   - Прошу прощения, - кротко ответил посол Пеннифул, - но игра с партнером, попадающим восемью шарами из десяти на расстоянии семи миль - не в моем вкусе.
   - Жаль, - заметил президент. - Однако, трудно поверить, что мои создатели превосходят вас... Джентльмены, вы ведь не имеете телескопических окуляров.
   - Мистер президент, - вдруг жестко и напряженно спросил Пеннифул. - Кто это сидит за вами?
   - А, это? Это - Особый Представитель народа гроуси Шилф. Его правительство прислало его сюда для консультаций по внешним связям с нашей планетой.
   - И что же он намерен здесь делать?
   - Организует мировую продажу и экспорт древностей Верди Гри.
   - Вы - вандал! - вскричал Пеннифул.
   - Спокойнее, господин посол! - пять окуляров Шилфа стали вылезать из орбит. - Во избежание недоразумений мы торгуем копиями, а не оригиналами. Уже несколько заводов работают над их изготовлением. И, замечу, мы уже достигли определенного уровня.
   С этими словами он вытащил из-под стола пару совершенно одинаковых поделок из керамики.
   - Сможете ли вы, господин посол, отличить настоящую от поддельной?
   Пеннифул стал смущенно тереть правый глаз.
   - Жаль... - сочувственно вздохнул гроуси, - вам, видно, что-то попало в окуляр.
   - И это после всех моих трудов и переговоров об использовании и сохранении древностей Верди Гри! - сокрушенно молвил посол, когда экран погас.
   - А не попытаться ли нам проделать то же самое? - вдруг проговорил Маньян среди сочувственной тишины.
   Десять минут спустя он уже летел по коридору, неся в руках что-то наподобие ковра или гобелена.
   - Кто бы мог подумать, что эти никчемные железяки обладают таким развитым чувством прекрасного... - бормотал он.
   - Не думаю, - заметил Ретиф. - Учитывая, что они изготовляют свои древности, а затем зарывают их под покровом ночи. Кстати, это неплохая идея обвести гроуси вокруг пальца!..

Наверх.

    Реликт войны
    A Relic of War (1969). Пер. - И.Павловский.
    1

   Старая боевая машина стояла на деревенской площади, бесполезные орудия были бесцельно направлены на пыльную улицу. Буйные заросли сорняков высотой со взрослого человека окружали ее со всех сторон, пробиваясь сквозь отверстия в траках гусениц; виноградные лозы упорно ползли вверх по заржавевшим и покрытым птичьим пометом бокам. Ряд поблекших от времени, покрытых эмалью боевых орденов тускло блестел на носу машины под лучами заходящего солнца.
   Неподалеку вольно расположилась группа мужчин. Они были одеты в грубые рабочие одежды и башмаки, ладони - большие и мозолистые, а лица - обветренные. Люди передавали по кругу кувшин, делая по очереди большие глотки. Закончился длинный трудовой день, и рабочие отдыхали.
   - Эй, мы забыли про старину Бобби, - сказал один. Он подошел к машине и плеснул немного чистого виски в черное от копоти дуло орудия, косо торчавшее вниз. Остальные засмеялись.
   - Как поживаешь, Бобби? - поинтересовался рабочий.
   Глубоко внутри машины раздался тихий стрекот.
   - Спасибо, неплохо, - донесся скрипучий шепот из решетки под турелью.
   - Бобби, ты смотришь в оба? - спросил другой.
   - Все спокойно, - ответила машина нелепым голосом - словно чирикающий, как птица, динозавр.
   - Бобби, а тебе никогда не надоедает стоять здесь?
   - Черт, Бобби не может это надоесть, - сказал мужчина с кувшином. - Он ведь делает свое дело, старина Бобби.
   - Эй, Бобби, а что ты за малый? - крикнул полный рабочий с мутными глазами.
   - Я славный малый, - послушно ответил Бобби.
   - Точно, Бобби - славный малый. - Мужчина с кувшином потянулся, чтобы похлопать машину по потемневшей от времени хромовой броне. - Бобби оберегает нас.
   Головы дружно повернулись, когда с противоположной стороны площади донесся звук - отдаленные завывания турбокара, едущего по лесной дороге.
   - Хм! Сегодня почты быть не должно, - удивился один рабочий. Остальные молча следили, как небольшой пыльный автомобиль на воздушной подушке выбирается из глубокой тени леса на залитую желтым светом улицу. Турбокар медленно въехал на площадь, свернул налево и остановился у тротуара возле рифленого металлического фасада с витриной и надписью: "Продовольственная Компания Блаувельта". Колпак кабины с треском открылся, и из турбокара вышел мужчина среднего роста, одетый в обычный черный комбинезон, какие часто носят в городах. Он внимательно осмотрел здание, улицу, повернулся и взглянул через площадь на работяг. А потом неторопливо направился к ним.
   - Который из вас Блаувельт? - спросил он, когда подошел к отдыхающим. Слова произносил медленно и холодно, но взгляд его быстро и цепко пробежался по лицам.
   Крупный, довольно молодой мужчина с квадратным лицом и выгоревшими волосами вздернул подбородок.
   - Ну я, - сказал он. - А кто вы такой, мистер?
   - Меня зовут Крив. Я офицер по ликвидации из Комиссии по Военному Имуществу.
   Мужчина взглянул на огромную машину.
   - Боло Изумительный, Марк XXV, - сказал офицер и, окинув быстрым взглядом лица работяг, уставился на Блаувельта. - Мы получили донесение, что здесь находится действующий Боло. Хотел бы я знать, вы понимаете, с чем играетесь?
   - Черт побери, это же всего лишь Бобби! - воскликнул один из мужчин.
   - Он наш деревенский талисман, - добавил другой.
   - Эта машина легко может стереть с лица земли ваш городишко, - заявил Крив. - А в придачу - еще и добрый кусок джунглей.
   Блаувельт ухмыльнулся, морщинки вокруг глаз придавали ему озорной вид.
   - Не стоит так тревожиться, мистер Крив, - заявил он. - Бобби совершенно безвреден...
   - Боло никогда не бывает безвреден, мистер Блаувельт! Боло - это боевые машины, вот они что!
   Блаувельт неторопливо подошел к машине и легко пнул заржавевший гусеничный трак.
   - Загородная прогулка по этим джунглям продолжительностью в восемьдесят пять лет довольно-таки плохо влияет на механизмы, Крив. Живица и прочие растительные штучки разъедают хромовый сплав, словно он сахарный. Дожди - чистая кислота, они пожирают оборудование почти с той же скоростью, с какой нам удается доставлять его сюда. Бобби еще может немного говорить, но на большее уже не способен.
   - Да, Боло наверняка обветшал, вот почему он опасен. Все что угодно может заставить сработать рефлексы боевых контуров. Ну а теперь, если вы все уберетесь отсюда, я позабочусь о Боло.
   - Для человека, только что попавшего в город, вы слишком торопитесь, - нахмурившись, заметил Блаувельт. - Так что вы собираетесь сделать с Бобби?
   - При помощи наведенной вибрации я нейтрализую то, что осталось от компьютерного центра Боло. Не волнуйтесь, это неопасно...
   - Эй, - выпалил кто-то из задних рядов. - Значит, он никогда больше не сможет с нами разговаривать?
   - Именно так, - ответил Крив. - А кроме того, не сможет в вас стрелять.
   - Ишь какой прыткий! - вмешался Блаувельт. - Ты в компании Бобби не обедаешь, а мы - каждый день. Нам он нравится таким, какой есть.
   Остальные работяги подошли ближе, заключив Крива в круг, от которого веяло угрозой и недоброжелательством.
   - Вы что, идиот? - воскликнул офицер. - Не понимаете, что оставит от вашего городка залп из Большой Континентальной Установки?
   Блаувельт фыркнул и достал длинную сигару из кармана жилета. Он понюхал ее и попросил:
   - Ну ладно, Бобби. Дай мне прикурить!
   Из глубин огромного чрева машины донеслись глухой лязг и резкий щелчок. Из покрытого копотью ствола орудия высунулся длинный язык бледного пламени. Блаувельт быстро подскочил к нему и запыхтел, раскуривая сигару. Зрители весело загигикали.
   - Бобби делает только то, что ему сказано. И больше ничего, - заявил Блаувельт. - Да к тому же и не ахти как делает.
   Он широко улыбнулся, блеснули белые зубы.
   Крив отвернул лацкан куртки - сверкнул небольшой, хорошо отполированный значок.
   - Надеюсь, вы не настолько глупы, чтобы мешать офицеру Сообщества выполнять свои обязанности? - поинтересовался он.
   - Не торопись, Крив. - Узколицый темноволосый человек вылез вперед. - Бобби вне твоей компетенции. Я кое-что слышал об офицерах по ликвидации. Вы разыскиваете старые полевые склады боеприпасов, бесхозное военное имущество и тому подобные штучки. Но Бобби не бесхозный. Он - собственность нашего городка. И наш уже почти тридцать лет.
   - Чушь! Это боевая машина, собственность Космических Вооруж...
   Блаувельт криво улыбнулся:
   - Угу-угу. У нас есть права владеть трофейным имуществом. Права на Бобби мы не оформляли, но, если потребуется, мы можем все по-быстрому сделать. И совершенно официально. Я - местный мэр и, кроме того, губернатор округа.
   - Эта штука несет угрозу каждому человеку вашего поселения! - раздраженно набросился на людей Крив. - Моя задача - предотвратить трагедию...
   - Забудь о Бобби, - оборвал его Блаувельт. Он махнул рукой в сторону джунглей, стеной стоящих позади возделанных полей. - Вон тебе сто миллионов квадратных миль девственной территории. Там ты можешь делать все, что тебе заблагорассудится. Я даже поставлю тебе продовольствие. Но только убери свои лапы от нашего талисмана, понял?
   Крив взглянул на него, потом на остальных.
   - Вы идиоты! - заявил он. - Вы все идиоты!
   Он повернулся и решительно пошел прочь.
    2

   В комнате, которую он снял в городском пансионе для одиноких, Крив открыл свой чемоданчик и вытащил из него небольшой серый пластиковый футляр. Трое детей хозяина пансиона, заглядывавших в полуоткрытую дверь, проскользнули в комнату и подошли ближе.
   - Ух ты, это настоящее межзвездное радио? - спросил старший - тощий двенадцатилетний паренек с длинной шеей.
   - Нет, - резко ответил Крив. Мальчик покраснел и понурил голову.
   - Это командный передатчик, - смягчившись, объяснил офицер. - Он сделан, чтобы переговариваться с боевыми машинами, отдавать им приказы. Боевые машины отзываются только на специальный сигнал, посланный по особой волне. Командный передатчик посылает этот сигнал. - Он щелкнул выключателем - загорелась сигнальная лампочка.
   - Вы говорите о такой машине, как Бобби? - спросил мальчик.
   - О таком, какой раньше бывал Бобби. - Крив выключил передатчик и отложил его в сторону.
   - Бобби - важная шишка! - заявил мальчик поменьше. - Он рассказывает нам истории о том, что делал на войне!
   - У него есть награды, - сказал старший мальчик. - А вы были на войне, мистер?
   - Я не настолько стар.
   - А Бобби старый, он старше дедушки.
   - Ребятки, топали бы вы отсюда, - сказал Крив. - Мне нужно...
   Не договорив, он насторожился и прислушался. С улицы донеслись вопли, кто-то выкрикивал его имя.
   Крив растолкал детишек, быстро пробежал через холл и выскочил на улицу. Он скорее почувствовал, чем услышал медленные тяжелые шлепки, пронзительный скрип и глухое клацанье металла...
   С площади к Криву бежал краснолицый человек.
   - Это Бобби! - закричал краснолицый. - Он движется. Черт тебя раздери, Крив! Что ты сделал с ним?
   Крив проскользнул мимо и бросился к площади. В конце улицы появился Боло, который тяжеловесно продвигался вперед, волоча за собой вырванные с корнем сорняки и виноград.
   - Он направляется прямо к складу Спивака! - завопил кто-то.
   - Бобби! Остановись!
   Крив увидел Блаувельта, бегущего следом за машиной.
   Когда Крив добрался до площади, огромная машина, громыхая, еще продвинулась вперед и чуть свернула влево, пройдя всего в нескольких дюймах от угла дома. Раздробив на мелкие кусочки дощатый настил тротуара, Боло въехал во двор склада.
   Грубо обрезанные бревна, сложенные в штабель, рухнули и рассыпались по пыльной земле. Боло раздавил дощатый забор и тяжело зашлепал своими гусеницами по возделанному полю.
   Блаувельт резко обернулся к Криву:
   - Будь ты проклят, Крив! Это твоих рук дело. Прежде у нас никогда не бывало неприятностей...
   - Выбросьте из головы! У вас есть вездеход?
   - Мы... - Блаувельт не договорил. - Ну и что, даже если и есть?
   - Я могу остановить Боло, но для этого должен приблизиться к нему. Еще пара минут, и он скроется в джунглях. А там мой турбокар не пройдет.
   - Пусть Бобби идет себе, - сказал какой-то запыхавшийся от бега мужчина. - За городом он не сможет причинить нам вреда.
   - Ну кто бы мог подумать! - вмешался другой мужчина. - Стоял здесь спокойно все эти годы - и на тебе! Кто бы мог подумать, что он вообще способен двигаться...
   - У вашего так называемого талисмана, возможно, в запасе есть еще много сюрпризов, - резко оборвал его разглагольствования Крив. - Дайте мне машину, быстро! Блаувельт, это - официальное требование!
   Воцарившуюся после его слов тишину нарушил лишь отдаленный грохот падающих деревьев: Боло добрался уже до опушки леса. Стофутовые великаны под напором Боло ломались как спички.
   - Пусть уходит, - сказал Блаувельт. - Я согласен со Стинци. - Бобби не сможет нам навредить.
   - А что, если он повернет обратно?
   - Черт, - пробормотал кто-то. - Старина Бобби нам вреда причинять не станет...
   - Машину! - прорычал Крив. - Вы зря тратите время.
   Блаувельт нахмурился:
   - Ладно. Но ты и пальцем не пошевелишь, если только не будет похоже на то, что он собирается повернуть и возвратиться в город, ясно?
   - Поехали.
   Блаувельт бегом провел его до деревенского гаража.
    3

   Боло оставлял за собой след в виде просеки шириной в двадцать пять футов, проложенной сквозь девственные джунгли. Там, где меж беспорядочных куч обломанных ветвей проглядывала черная глина, виднелись отпечатки гусениц глубиной в восемнадцать дюймов.
   - Движется со скоростью почти двадцать миль в час, мы так быстро ехать не можем, - сказал Крив. - Если Боло сохранит нынешний курс, то, описав круг, вернется в ваш город часов этак через пять.
   - Он свернет, - буркнул Блаувельт.
   - Возможно. Но мы не имеем права рисковать. Блаувельт, установите курс двести семьдесят градусов. Мы попытаемся перехватить Боло, срезав угол.
   Блаувельт, не проронив ни слова, повернул вездеход. Машина въехала в густой зеленый полумрак, царящий под огромными деревьями. Необычайно большие насекомые жужжали и тяжело бились о колпак машины. Маленькие и средних размеров ящерицы прыгали, метались в разные стороны, бегали по грубой коре деревьев. Папоротники, большие, как тенты, скреблись о борта вездехода, оставляя за собой подтеки живицы, а он карабкался через петли и извивы прочных, несколько выступающих над землей корней. В какой-то момент вездеход напоролся на торчащий из земли край крошащейся коричневой скалы - от нее отлетели рыжие ошметки величиной с блюдце, обнажив тусклый металл.
   - Верхний стабилизатор разведывательной шлюпки, - сказал Крив. - Вот и все, что осталось от сплава, который, считалось, не поддается коррозии.
   Сквозь прозрачный колпак вездехода они видели и другие следы разыгравшейся здесь давным-давно битвы: разбитый вдребезги огромный затворный механизм установленного на платформе бомбометателя; выпотрошенная ходовая часть того, что, возможно, когда-то было излучателем протонов; части рухнувшего летательного аппарата; остатки другого вооружения. Многое было земного происхождения, но часто среди зелени мелькали покрытые ржавчиной, странно изогнутые, паукообразные микроружья аксорков или их излучатели.
   - Должно быть, здесь разыгралось тяжелое сражение, - заметил Крив. - Одно из многих, случившихся незадолго до конца войны и в то время не привлекших к себе особого внимания. Тут есть штучки, которые я никогда раньше не видел, - экспериментальные образцы, поспешно разработанные, думаю, именно для последней битвы.
   Блаувельт что-то пробурчал.
   - Встреча через минуту или около того, - сообщил Крив.
   Когда Блаувельт открыл рот, чтобы ответить ему, яркая вспышка ослепила их, сильнейший удар сотряс вездеход, и джунгли с бешеной скоростью устремились навстречу людям.
    4

   Край сиденья упирался в ребра Крива. В ушах у него раздавался высокий мерный звон, на губах он ощущал вкус меди. Кровь стучала в висках в такт глухим ударам сердца.
   Вездеход лежал на боку, в кабине была куча мала из отломанных деталей, порванной проволоки и разбитого пластика. Крив обнаружил, что навалился на стонущего Блаувельта. Он отполз в сторону и увидел, что Блаувельт хотя и контужен, но в сознании.
   - Ну что, теперь вы не думаете, что ваш любимец совершенно безвреден? - спросил Крив, вытирая кровь с правого глаза. - Давайте выбираться отсюда, пока он снова не выпалил. Вы в состоянии идти?
   Блаувельт что-то пробормотал и полез наружу сквозь разбитый колпак. Крив принялся ощупью искать среди обломков командный передатчик...
   - О Боже! - прохрипел Блаувельт.
   Крив быстро повернулся назад, высунул голову из вездехода и в пятидесяти футах, в рамке из обожженной выстрелом листвы, увидел высокую, узкую темно-коричневую машину инопланетян, установленную на суставчатые ноги-гусеницы. Батарея ее многоствольных микропушек была нацелена точно на перевернутый вездеход.
   - Не шевелитесь! - прошептал офицер. Струйки пота потекли по его лицу. Насекомое, похожее на обрубленную по самые крылья четырехдюймовую стрекозу, подлетело к Криву, пожужжало вокруг его головы и улетело прочь. Горячий металл затрещал, остывая. Инопланетный охотник-убийца немедленно приблизился на шесть футов к вездеходу и опустил орудийные дула.
   - Удирай! - крикнул Крив. Одним прыжком вылетел из вездехода и вскочил на ноги. Вражеская машина качнулась, чтобы засечь его...
   Гигантское дерево наклонилось, сломалось и отлетело в сторону. Огромная, покрытая зелеными полосами передняя часть Боло показалась в поле зрения и стала между меньшей по размеру боевой машиной инопланетян и людьми. Боло повернулся передом к врагу; сверкнула вспышка, бросив отблески на окружающие деревья; земля резко вздрогнула раз, другой... Грохот болью отозвался во все еще гудящей от удара голове Крива. Когда Изумительный продвинулся вперед, над ним поднялся фонтан ослепительно ярких искр. Две боевые машины столкнулись. Крив ощутил могучий толчок и увидел, как Боло сначала запнулся, а потом с трудом, очень медленно продолжил наступление, наползая на противника, подминая его и размалывая, и наконец зашлепал гусеницами по земле, оставив позади себя раздавленные обломки.
   - О Боже! Ты видел это, Крив? - заорал ему прямо в ухо Блаувельт. - Ты видел, что Бобби сделал? Он бросился прямо на орудие врага и раскатал тоньше блина этого проржавевшего недоноска.
   Боло остановился и тяжеловесно развернулся передней частью к людям. Сверкающие подтеки расплавленного металла стекали по бронированным бокам, падали, разбиваясь на капли, на землю, выжигали и без того поломанные растения.
   - Он спас наши жизни, - сказал Блаувельт.
   Шатаясь, встал и медленно пробрался мимо Боло, чтобы взглянуть на дымящиеся обломки вражеской машины.
   - Эта штука направлялась прямиком к нашему городку! - воскликнул он. - Боже мой, Крив, ты можешь представить себе, что бы она там натворила?
   - Механическое подразделение номер девять-пять-четыре по боевому расписанию сообщает об огневом контакте с противником, - неожиданно раздался механический голос Боло. - Вражеская боевая единица уничтожена. Я получил тяжелые повреждения, но продолжаю функционировать на уровне девяти целых шести десятых процента от базового уровня. Жду дальнейших приказаний.
   - Эй! - воскликнул Блаувельт. - Он говорит не как...
   - Теперь, возможно, вы понимаете, что это не деревенский дурачок, а Боло, боевая машина! - рявкнул на него Крив.
   С трудом шагая по развороченной земле, он подошел к огромной машине.
   - Механическое подразделение номер девять-пять-четыре, - приказал он, - твоя задача выполнена. Силы противника подавлены. Отключи рефлексы боевых контуров и вернись к состоянию пониженной боеготовности.
   Офицер обернулся к Блаувельту:
   - Давайте возвращаться в ваш городок. Надо сообщить жителям, что талисман сделал для них.
   Блаувельт уставился на несгибаемую древнюю машину. Его квадратное лицо с задубленной кожей казалось сейчас желтоватым и перекошенным.
   - Да, - согласился мэр. - Давайте вернемся и расскажем им.
    5

   Деревенский оркестр из десяти музыкантов выстроился в два ряда на площади перед свежепокошенным сквером. Все жители городка - триста сорок два человека - собрались здесь, надев самые лучшие наряды. На натянутых проволоках развевались флажки. Яркое солнце отражалось от очищенных и заново отполированных бронированных боков Боло. Из больше не закопченного дула излучателя протонов торчал огромный букет цветов.
   Вперед из собравшейся толпы выступил Крив.
   - Как представителя правительства Сообщества, меня попросили вручить эту награду, - сказал он. - Вы, народ, сочти необходимым создать медаль и вручить ее Механическому подразделению номер девять-пять-четыре по боевому расписанию в знак признательности за совершенные действия по защите общества, значительно выходящие за рамки служебных обязанностей.
   Он сделал паузу, всматриваясь в лица зрителей.
   - Очень часто за менее великие деяния вручаются более искусно выполненные награды, - продолжил Крив. И повернулся к Боло, к которому подошли двое людей - один со стремянкой, другой с портативным сварочным аппаратом. Крив поднялся по стремянке и прикрепил новую награду рядом с орденами, заработанными Боло в сражениях вековой давности. Рабочий приварил орден на место. Зрители разразились аплодисментами и приветственными криками, а затем, переговариваясь, расселись за столами, установленными прямо на деревенской улице.
    6

   Стояли поздние сумерки. Давно уже были съедены последние сэндвичи и фаршированные яйца, произнесены последние тосты и почат последний бочонок. Крив и еще несколько мужчин сидели в пансионе.
   - За Бобби! - Один из собравшихся поднял стакан.
   - Поправка, - вмешался Крив. - За Механическое подразделение номер девять-пять-четыре по боевому расписанию.
   Все рассмеялись и выпили.
   - Ну ладно, думаю, пора по домам, - сказал один из мужчин.
   Остальные согласились и встали, грохоча стульями. Когда последний из жителей деревни покинул пансион, туда вошел Блаувельт. Он сел напротив Крива.
   - Ты... э-э... останешься у нас на ночь? - поинтересовался Блаувельт.
   - Думаю, нет. Мои дела здесь завершены.
   - В самом деле? - напряженно спросил Блаувельт.
   Крив выжидающе посмотрел на него.
   - Ты прекрасно знаешь, Крив, что ты обязан сделать.
   - Я? Сделать? - Крив отпил из стакана.
   - Черт побери, неужели я должен тебе это объяснять? Пока эта чертова машина была всего лишь деревенским дурачком-переростком, все было в порядке. Ну подумаешь - просто нечто вроде памятника войны, не более того. Но теперь, когда я увидел, что он может сделать. - Бог ты мой, Крив, - мы не должны рисковать, держа в центре городка действующего убийцу. Никто не может быть уверен, не взбредет ли электронным мозгам Бобби опять пострелять.
   - Все сказал? - поинтересовался офицер.
   - Мы не неблагодарные скоты, просто...
   - Вали отсюда.
   - Погоди, Крив. Послушай...
   - Вали отсюда. И никого не подпускай к Бобби, понял?
   - Ты хочешь сказать?..
   - Я сам позабочусь об этом.
   Блаувельт встал.
   - Ага, - сказал он. - Конечно.
   Когда Блаувельт ушел, Крив встал, бросил на стол деньги, поднял с пола командный передатчик и вышел на улицу. На дальнем конце городка раздавались крики - там собралась толпа, чтобы полюбоваться фейерверком. Желтая ракета взвилась вверх и рассыпалась на сотни золотых огоньков, падающих вниз и гаснущих...
   Крив направился к центральной площади. На фоне звездного неба неясно вырисовывался огромный черный силуэт Боло. Крив стал перед машиной и посмотрел вверх - на уже запачканные флажки, на букет увядших цветов, свисающий из дула орудия.
   - Механическое подразделение номер девять-пять-четыре, ты знаешь, зачем я здесь? - тихо спросил он.
   - Я вычислил, что моя полезность как инструмента ведения войны практически исчерпана, - отозвался тонкий скрежещущий голос.
   - Это так, - сказал Крив. - С помощью приборов я проверил зону радиусом в тысячу миль. Здесь больше не осталось действующих вражеских машин. Та, которую ты уничтожил, была последней.
   - Она честно выполняла свой долг.
   - Это произошло из-за моей ошибки, - признался Крив. - Инопланетяне спроектировали машину так, чтобы та засекала сигналы нашего командного передатчика и уничтожала его. Когда я включил свой передатчик, она начала действовать. А ты, как и следовало ожидать, засек противника и направился на перехват.
   Машина промолчала.
   - Ты мог все же спасти себя, - сказал Крив. - Если бы потопал дальше и укрылся в джунглях, вероятно, прошли бы столетия, прежде чем...
   - Прежде чем другой человек явился бы сделать то, что должно быть сделано? Нет, лучше я умру сейчас от руки друга.
   - Прощай, Бобби.
   - Поправка: Механическое подразделение номер девять-пять-четыре по боевому расписанию.
   Крив нажал кнопку. Казалось, на огромную машину пала черная тень.
   На краю сквера Крив оглянулся назад. Он поднял руку в прощальном салюте, а потом медленно пошел по пыльной улице, белой в свете восходящей луны.

Наверх.

 

* * *
 Друзья.

 

   Приглашаем вас посетить наш сайт!
   Здесь вы сможете не только опубликовать свои произведения и почитать произведения других молодых авторов, а ещё и получить объективную критику. К вашему вниманию предоставляются учебные материалы, и ведение собственной рубрики на сайте, а так же свой личный кабинет, где вы сможете представить не только свои произведения, но и информацию о себе, фотографии, рисунки, обращения. Мы предоставляем вам неограниченный обзор для самовыражения. У нас ещё нет вашего рассказа? Тогда вперёд на сайт, мы ждём вас!
   BookWorm - это новый электронный журнал, посвященный книгам и всему, что с этим связано. А с этим связано: сами книги, пародии на них, стихи, всякие разные статьи, философия, обзор книг и, конечно же, юмор.
   Не все это конечно связано с книгами, но связано с литературой в общем.
   Проект создан для молодых, начинающих и всех остальных творческих людей пишущих свои произведения. На нем можно опубликовать свои статьи, рассказы и другие виды творчества. Достаточно только написать Администратору Проекта письмо с описанием того, что бы вы хотели выставить на сайте проекта.
   И вам будет открыт доступ к Админ панели сайта. Это дает возможность выставлять свои статьи, рассказы и другие произведения на сайте. Все произведения могут обсуждаться на Форуме Вселенной Фантастики и Фэнтези - Союз Молодых Авторов.
   Основная тематика проекта - Астрономия, Фантастика и Фэнтези.
   Здесь также можно подписаться на рассылки этой тематики, просмотреть архив некоторых рассылок входящих в данный проект!
   Рассылка посвящена уникальной технике росписи природного камня, выполненной в разных стилях и жанрах: коралловые звери и озерные лисы, духи стихий и орнаментальные пейзажи - всё это вас ждет на страницах рассылки.
   А так же: работы в стиле фентези, анонсы обновлений на сайте для молодых авторов Голубая Химера, ваше творчество и многое другое.

 

 Информация.

      Авторские права:
      © Все авторы мира. :)
      © Рассылка «Фантастика», 2003-2007.

      До встречи!

      С уважением,
      Хуснуллин Давид.
      email: yadovit(q)gmail.com
      ICQ: 164904077
      Тел.: 8 927 310-89-36

Наверх.

В избранное