Все выпуски  

Всю жизнь ты ждала


Рассылка: Книга для Вас
Доставка интересных книг по электронной почте


Описание нашего сервиса

Наш проект запланирован как гибкий и удобный сервис, где читатель предварительно может ознакомиться с информацией о книге, «пролистать» её, проникнуться симпатией, после чего сделать заказ и в короткий срок получить эту книгу на свой электронный почтовый ящик.

Рассылка «Книга для Вас» состоит из двух частей.

Часть первая — публикация информации о книгах показавшихся нам интересными, которые нам понравились, которые мы сочли полезными и занимательными. Это книги, которые мы искренне рекомендуем Вам прочитать.

В каждом выпуске рассылки мы публикуем небольшой фрагмент такой книги, позволяющий Вам начать чтение и определиться: нравится ли Вам эта книга, и хотите ли Вы прочитать её полностью.

Здесь мы выступаем в качестве гидов, экономящих Ваше время на поиске интересного, приятного, либо полезного чтения.

Часть вторая нашей рассылки — это доставка заинтересовавшей Вас книги на Ваш электронный почтовый ящик.

Если фрагмент книги, опубликованной в рассылке, Вам понравился, Вы можете сделать заказ и получить эту книгу в электронном формате на свой Е-мэйл.

Мы позаботились о том, чтобы текст книг был вычитан и не содержал грубых огрехов. Так же мы постарались обеспечить, чтобы файлы книг были небольшого размера и свободно открывались на любом компьютере. Вы можете выбрать один из четырёх универсальных электронных форматов: CHM, HTM, RTF или TXT.

Ввиду того, что желающих получать книги по электронной почте очень много, мы были вынуждены ввести небольшие ограничения — книги высылаются только тем подписчикам, которые ответят на вопросы нашей анкеты и согласятся принять на себя необременительные обязательства.

Мы желаем, чтобы наш сервис оказался для Вас удобным, а наши условия — справедливыми.

Приятного чтения!


«Всю жизнь ты ждала», Анхель де Куатьэ

Предлагаем вашему вниманию цикл увлекательных книг, каждая из которых представляет собой историю с законченным сюжетом для определенных героев.

Но приключения главных действующих лиц будут продолжаться на протяжении всей серии данных книг. Самая первая книга цикла является прологом, длинным и подробным вступлением, объясняющим суть и цель поисков, которым посвящены остальные семь книг.

В сегодняшнем выпуске вашему вниманию предлагается :(отрывок из второй книги этой серии, с которой, собственно, и начинаются все приключения наших героев. За вами, уважаемые читатели, остается выбор — вы можете начать читать с первой книги, чтобы разобраться в предыстории происходящих событий, или — непосредственно со второй, в которой начинаются основные приключения...



Зачем мы любим?.. Любовь и смерть — две вечные тайны, которые сокрыты под покрывалами страха. Мы силимся, но не можем проникнуть в суть этих великих тайн. В новой потрясающей книге Анхеля де Куатьэ два героя «Схимника» становятся свидетелями Судьбы истинной Женщины. Им предстоит опасное путешествие, где с равной вероятностью их может встретить как любовь, так и смерть. И только когда Анхель и Данила решаются посмотреть в глаза своему страху, Жизнь открывает им первую Скрижаль Завета, первую из семи, первую на пути к Спасению.

Только сердце знает правду, только сознание видит цель, только человек...

« — Люди разучились любить. За любовью современного человека всегда стоит желание какой-то выгоды. Мы не любим другого человека, мы любим свое желание в нем. Мы обманываем себя. Наша любовь лишена искренности, спонтанности. В ней нет ничего настоящего, только аллюзия, только изображение, подражание...»


От издателя

Каждый Пророк оставляет после себя духовное завещание. В этих заповедях он сосредотачивает самую суть своего учения. Это его знание, его вера. Через века до нас дошли Законы Моисея, Изумрудная скрижаль Гермеса, Колесо Закона Будды, Коран Магомета, Нагорная проповедь Христа. В них, как кажется, звучит одна и та же истина. Но меня никогда не покидало ощущение, что все эти заповеди — своеобразный эзопов язык. А подлинное знание доступно лишь посвященным.

Тебе хочется проникнуть внутрь, понять значение этих заповедей, но ты сталкиваешься с сопротивлением собственного разума. Тебе кажется, что ты все понимаешь, но от этого твоя жизнь почему-то не становится лучше. Ты смотришь на окружающий тебя мир и видишь, что он живет не по этим заповедям, а вопреки им. Ты хочешь стать лучше и совершенствовать свой дух, но все эти желания так и остаются лишь мечтами.

Наша цивилизация стоит на пороге катастрофы. Об этом говорят уже все — ученые, мыслители, писатели. В человеке угасает дух. Недаром наше общество назвали «цивилизацией потребления». Мы заняты всем, чем угодно, только не своей душой, не своей внутренней жизнью. Все в нашей жизни, так или иначе, сводится к деньгам — к заработкам, тратам, расчетам. Наша душа не живет, она переводит дыхание.

И если в какой-то момент дух совсем улетучится, иссякнет, то, мне думается, худшее из пророчеств фантастов осуществится. Я имею в виду пророчество о победе роботов над человеком. Только с одной поправкой: этими победившими роботами будут сами люди... Люди, лишившиеся своей души. Тени прежних, настоящих людей. И если история действительно движется по спирали, то нынешняя эпоха высокой культуры должна смениться господством изощренных варваров.

Да, может быть, я романтик. Но мне хочется верить — падение нашей цивилизации еще можно остановить. И среди нас есть люди, которые несут в себе Свет. Они готовы идти на жертвы ради нашего общего будущего, ради победы Духа. Иными словами, я хочу думать, что пока я сижу здесь, в своем кабинете, и пишу это вступительное слово к новой книге Анхеля де Куатьэ, где-то за мою душу идет борьба. И на стороне Света в этой борьбе те люди, которым я бы мог доверять.

Все, что я знаю об авторе этой книги — это только то, что он сам о себе пишет. Его дед по материнской линии — навахо, настоящий индейский шаман. Его отец — француз, всю жизнь искавший свою судьбу и нашедший ее в Мексике. С детства Анхель воспитывался своим дедом, освоил теорию и практику индейских шаманов, научился контролировать сновидения и толковать знаки. Высшее образование Анхель получил в России, что позволило ему изучить русский язык и культуру.

Я виделся с ним один раз, когда он сам принес рукопись «Схимника» в издательство. Он исчез так же внезапно, как и появился. Тогда я еще не знал, что желание познакомиться с ним ближе станет моей мечтой. Я надеялся, что мы сможем хотя бы поговорить, когда он принесет свою вторую книгу. Но на сей раз он ограничился посылкой — рукопись книги «Всю жизнь ты ждала» мы нашли в почтовом ящике издательства. Я сразу начал ее читать, прочел залпом и испытал потрясение.

В «Схимнике» Анхель де Куатьэ рассказал немного о своей жизни и о причинах, побудивших его приехать в Россию. Если верить астрологическим законам, сейчас на дворе эпоха Водолея — время, когда Россия становится духовным оплотом современной цивилизации. Россиянам это, наверное, трудно понять, но есть люди, которые считают для себя высшей наградой жить в России в наше время.

Здесь, в России, Анхель встретился с простым русским парнем Данилой. История Данилы не укладывается в сознании, и я, признаться, не верил ей до тех пор, пока не прочел эту — вторую — книгу. Знаки указали Даниле путь на Байкал, где схимники на протяжении сотен лет хранили Скрижали Завета. Скрижали Завета, насколько я сейчас понимаю — это те истины, которые необходимы человечеству для спасения Духа.

Открыть скрижали можно лишь в определенный, критический для цивилизации момент. И сейчас, судя по всему, этот момент настал. Миссия открыть Скрижали Завета была возложена на Данилу. Но он, как, наверное, и всякий критически настроенный человек на его месте, не сразу поверил своему предназначению. Данила промедлил и опоздал.

Семь Скрижалей Завета покинули свое место и рассеялись. Семь Избранных носят их в себе, даже не подозревая о том, какой ценностью они обладают. Анхель и Данила пытаются найти этих людей, открыть спрятанные в них скрижали. В этом залог Спасения — нашего и каждого из нас.

Самая удивительная часть «Схимника» посвящена явлению Источника Света. Кто он, этот Источник Света — неизвестно. Бог-Отец?.. Начало Начал?.. Высший Разум?.. Делая эти предположения, я теряюсь, испытывая неизвестный мне до сих пор внутренний трепет. Так или иначе, но именно Он держал Скрижали Завета в Своих руках, Ему служили байкальские схимники. Теперь эти знания оказались в руках человеческих, и потому все зависит от того, сможем ли мы их найти, составить, а затем правильно ими распорядиться.

Первая Скрижаль Завета уже найдена. Но разыщут ли Анхель и Данила оставшиеся шесть?.. Никто в мире не знает ответа на этот вопрос. Но, возможно, кто-то из читателей этих книг несет в себе Скрижаль Завета и даже не догадывается об этом. Быть может, мой труд по изданию и популяризации этой книги окажет посильную помощь в деле, которое совершают сейчас Анхель и Данила.

Впрочем, тому, что рассказывает автор, можно верить, а можно и не верить. В конечном счете, это личное дело каждого. Данила, например, в свое время не поверил...

Издатель


Предисловие

Зачем мы любим?..

Правда, странный вопрос. Он кажется нелепым, даже абсурдным. Но почему? Почему мы никогда об этом не думаем? Почему не спросим себя: «Зачем ты любишь? Какой в этом смысл?»

Все в этом мире имеет какой-то смысл. В нем нет ничего бесполезного или случайного. Значит, такая цель должна быть и у любви... а мы не знаем ее.

Прагматик скажет, что любовь — это просто физиология. Он скажет, что любовь нужна для продолжения рода. Но разве для продолжения рода недостаточно просто физического влечения? И как тогда быть с любовью к своим родителям, к близким, к Богу, наконец?! Зачем возникает это чувство? Неужели недостаточно привязанности, уважения, восхищения? Почему любовь?

Любовь приносит человеку страдания, но и в этом тоже должен быть какой-то смысл. Не может же быть, что и душевный труд, и страдания любящего лишены всякого смысла! Но так получается... Каждый знает это по своему опыту.

Мучительный, изматывающий бег по кругу: пустота — любовь — мука — снова пустота и снова любовь. И вот уже нас одолевает единственное желание — спрятаться, уйти, забыться, не думать. Человек, познавший боль, испытывает страх. Он боится повторения этой муки. Он не хочет любви, не хочет вновь попасть в ее зловещий, манящий омут.

Страх перед любовью преследует человека. Ведь влюбиться — значит потерять себя, лишиться чувства опоры. Любящий отказывается от своего «Я», вверяет себя в руки возлюбленного. Это как прыжок с небоскреба — он пугает и завораживает. Завораживающий ужас — вот что такое любовь.

Две вещи — любовь и смерть — великая тайна, спрятанная под покрывалами страха. Мы не можем проникнуть в суть этих тайн. Они остаются для нас вечной загадкой — не проясненными, скрытыми, запретными.

Небеса посылают нам любовь, Небеса обрекают нас на смерть, не спрашивая ни о нашей готовности, ни о нашем желании. Они обе — любовь и смерть, как Рок, как перст Судьбы повелевают нашими жизнями. А мы не знаем их, не можем понять, и даже не видим в них смысла...

Первая Скрижаль Завета открыла нам пропасть этой загадки. Мы отправились на ее поиски, не зная, какой ужас нам предстоит пережить. Мы петляли по дорогам любви, но столкнулись не со счастливой и лучезарной фантазией, а со страхом, страхом перед реальной смертью.

Реальность смотрела на нас глазами двух своих священных тайн — тайны любви и тайны смерти. Этот взгляд пронзал, проникал в самую душу и сотрясал все наше существо. И только когда мы решились смотреть сквозь эти глаза, нам открылась первая Скрижаль Завета, первая из семи, первая на пути к Спасению.

***

Ты много переносил и имеешь терпение, а для имени Моего трудился и не изнемогал.

Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою.

Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься.

Имеющий ухо да услышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия.

Откровение святого
Иоанна Богослова,
2:3 — 6,8


Пролог

Все вещи Данилы умещались в одном чемодане. С ним он и переехал в Москву.

— А зачем ты возишь с собой эту книгу? — спросил я у Данилы.

— Ах, это, — он задумался.

Я продолжал крутить в руках старую, потрепанную книжку Ханса Кристиана Андерсена «Русалочка». Было странно видеть ее среди скупого мужского гардероба.

— Данила, ты не хочешь отвечать? — спросил я через минуту.

— Нет, Анхель, что ты! Прости, я просто задумался. Вспомнил бабушку. Она была неграмотной, но очень любила сказки, поэтому я читал ей вслух. Эту — перед самой смертью.

— А о чем она? — я знал о сказочнике Андерсене, но никогда не слышал про эту сказку.

— О чем? — Данила снова задумался. — Она... Трудно сказать. Это грустная сказка. Русалочка была седьмой дочерью Морского Царя. Она жила в прекрасном дворце на дне Океана. И мечтала, что когда-нибудь встретит Прекрасного Принца, который обессмертит ее своим чувством.

Все русалочки жили по триста лет, а потом превращались в морскую пену. Ни одна из русалочек не могла жить вечно, ибо только людям даровано бессмертие. Любящий человек не умирает, он отправляется на Небо вместе со своим возлюбленным. Если, конечно, сможет найти ответное чувство.

Когда Русалочке исполнилось пятнадцать лет, ей разрешили подплывать к берегу и украдкой смотреть на людей. И надо же было такому случиться, что день ее рождения совпал с днем рождения Прекрасного Принца! Он праздновал свое совершеннолетие на огромном паруснике. Звучала музыка, был слышен радостный смех, в небо взметались красочные огни петард...

К несчастью, праздничный фейерверк стал причиной пожара. Парусник загорелся, словно бумажный, и стал заваливаться на бок. Русалочка перепугалась, но взяла себя в руки и тут же принялась искать Прекрасного Принца. Встретить свою любовь в собственный день рождения и тут же ее потерять... Нет, этого нельзя было допустить!

Русалочка спасла жизнь Прекрасному Принцу, но не могла ему открыться, ведь у нее не было ножек. Разве же он сможет ее полюбить?! По человеческим меркам она, со своим хвостом, как у рыбы, просто уродлива. Каждую следующую ночь Русалочка подплывала к дворцу Принца и пела ему свои чудесные песни. Принц слушал ее прекрасный, ни с чем не сравнимый голос, и он покорил его сердце.

А вот сердце Русалочки разрывалось на части. Что ей было делать? Если бы у Русалочки были ножки, то Принц смог бы жениться на ней, а душа Русалочки стала бы бессмертной. Вдвоем с Принцем она бы обрела вечное счастье на Небе. Но никто не мог помочь Русалочке.

И только Ведьма предложила ей страшный обмен: «Я дам тебе ножки, но заберу язычок. Ты будешь немой. Помни, обратного пути не будет, — предупредила Ведьма. — И если Принц не захочет жениться на тебе, ты не сможешь попасть на Небо и не сможешь вернуться в море. Ты умрешь!»

Русалочка согласилась, не раздумывая. Ведь она так любит Принца! Неужели же он откажется от ее любви?! Нет, это невозможно!

Их встреча была счастливой. Русалочка вышла навстречу своему Принцу, прямо из морских волн, нагая, с одним лишь жемчужным ожерельем в длинных шелковых волосах. Принц потерял голову, глядя на прекрасную девушку.

«Как ты красива!» — не переставал восхищаться Принц.

«Ты меня любишь?» — спрашивали изумрудные глаза Русалочки.

«Как жаль, что ты не можешь говорить!» — отвечал ей Прекрасный Принц.

«Я люблю тебя больше всего на свете!» — говорили глаза Русалочки.

«Почему ты не Принцесса! Я бы женился на тебе!» — отвечал ее возлюбленный.

Так продолжалось несколько месяцев, пока, наконец, Принца не сосватали. Ему нашли красавицу Принцессу в другом королевстве. У Русалочки появилась соперница, бархатный голос которой околдовал Принца.

Счастливый, он рассказал Русалочке о своем счастье: «Русалочка, я женюсь на самой прекрасной Принцессе! Порадуйся за меня! Ты же мой самый близкий друг!»

Какие ужасные слова! Русалочка была в отчаянии, но не подала виду. «Я счастлива за тебя!» — говорили ее глаза. Но сердце ее надрывалось от горя. Сейчас она потеряет и Принца, и свою жизнь.

Ночью Русалочку навестили сестры. Они нашли способ спасти ее. Страшная Ведьма предложила им обмен. «Дайте мне ваши шелковые волосы, а я дам вам волшебный клинок, — сказала Ведьма. — Пусть Русалочка убьет им Прекрасного Принца, и я верну ей морскую жизнь!» Сестры пожертвовали своими волосами ради спасения Русалочки.

Растерянная Русалочка стояла у шатра, в котором ворковали Принц и его избранница. Холодный клинок жег ее руку. Она осторожно подняла пурпурную занавесь. Головка прелестной Принцессы покоилась на груди Принца. Словно сквозь сон, Русалочка услышала, как он прошептал имя своей невесты. Теперь только она одна была в его мыслях.

В отчаянии Русалочка бросилась к морю и выбросила волшебный клинок. И только он вонзился в волну, как вода мгновенно сделалась кроваво-красной. Русалочка вздрогнула. Угасающим взором она посмотрела на шатер Принца и почувствовала, как ее тело расплывается по берегу морской пеной.

Над морем поднималось солнце. Его лучи любовно согревали мертвенно-холодную пену на легкой волне. Русалочка не чувствовала смерти. Она видела только солнечные лучи, освещавшие последние мгновения ее жизни.

— Неужели такой конец?! — я не верил своим ушам.

— Да, — ответил Данила. — Русалочка любила и надеялась быть любимой. Она поставила на кон свою жизнь и проиграла...

— Но в чем смысл этой сказки? Ведь у нее должен быть какой-то смыл?

— Я не знаю, Анхель. Но моя бабушка сказала, что это самая важная сказка. Она взяла с меня обещание, что я никогда не расстанусь с этой книгой. И я не расстаюсь, но и разгадки этой истории я не знаю.

— Странная связь, — задумался я. — Любовь должна была подарить Русалочке бессмертие, а на самом деле она убила ее.

— Анхель, а ты думаешь, что именно страх смерти заставляет человека любить? — спросил Данила.

— А может быть, это сказка о том, что страх смерти убивает любовь? — предположил я.

Я думаю, что скоро мы об этом узнаем, Анхель, — сказал Данила и загадочно посмотрел на меня.


Часть Первая

Последние несколько дней были для Данилы мучительными.

В его голове возникали картины.

Он видел их наяву, но как сны — тяжелые, навязчивые, нечеткие.

Перед ним появлялись то офисные помещения, то люди на улице.

Временами он слышал звуки, шум, обрывки фраз. Попытки управлять этими видениями успехом не увенчались.

К вечеру третьего дня он был близок к отчаянию:

«Это где-то в Москве. Но я ничего не могу понять!

Кому принадлежат эти ощущения?!

Что со всем этим делать?!»

Я не знал, как его утешить.

В полночь, когда я уже дремал в кресле, с кухни раздался сдавленный стон: «Началось!»

Я подскочил и бросился к Даниле.

Он лежал на полу, его глаза закатились и бешено двигались из стороны в сторону.

«Данила, что с тобой? Что началось?!»

***

— Кристина, открой! Пожалуйста, мне очень надо с тобой поговорить! — кто-то истово барабанил в двери квартиры.

— Петр, мы уже обо всем говорили. Пожалуйста, уходи! — женщина отвечала слабым, но уверенным голосом.

Она стояла, опершись руками о дверь, и, опустив голову, смотрела на паркетный пол прихожей.

— Я никуда не уйду! Мы пока еще женаты! Ты забыла об этом?! Я твой муж, Кристина! Пусти меня! — мужчина был настойчив.

— Это не дает тебе никаких прав, Петр. Мы уже все обсудили, я больше не могу так. Уйди, пожалуйста! —  ее мольба превращалась в тихий стон.

— Я умру! Слышишь меня, я умру! Кристина!!! В ее душе что-то дрогнуло. Возник испуг.

Бог знает, что может взбрести ему в голову! Но нет, на шантаж поддаваться нельзя.

Стук в дверь прекратился. Кристина сделала шаг в направлении комнаты. И тут ее, как молния, пронзила странная решительность. Она резко повернулась к двери и открыла ее.

На пороге стоял мужчина — крупный, крепко сбитый, с круглым лицом и короткой стрижкой.

— Петр, — Кристина смотрела в его испуганные глаза. — Зачем ты это говоришь? Ты меня шантажируешь! Как ты можешь такое говорить?!

— Кристина, можно я войду?.. — голос Петра стал тихим и виноватым.

Ничего не ответив, Кристина прошла внутрь квартиры, в большую залу и села в дальнее кресло. Петр помялся на пороге, снял куртку, ботинки и последовал за ней.

Потянулась долгая пауза. Что он может ей сказать? О чем он будет с ней говорить? Станет просить ее остаться? Скажет, что не даст ей развода? Но она уже все ему объяснила. Все решено. Продолжать эти отношения дальше бессмысленно. Они мучают обоих, и потому их надо заканчивать, другого пути нет.

Да, она любила его или ей казалось, что любила. Но теперь даже это не имеет значения. Последний год их не объединял даже секс, а психологические отношения давно стали обузой. Кристина всегда хотела расти, совершенствоваться. Ей была противна сама мысль, что можно взять и остановиться, потерять интерес к жизни, превратиться в стареющую брюзгу.

Она почувствовала, что за три года их брака она постарела на десять лет. И если отмотать назад, не врать самой себе, то ведь она вышла замуж за Петра из-за отчаяния. Это часто случается с тридцатилетними женщинами, преуспевшими в бизнесе, но осознавшими, что мужчина их мечты — это блеф.

Впрочем, раньше она встречала таких «идеальных» мужчин, но они никогда не отвечали ей взаимностью. Она была им интересна, с ней хотели иметь дело, но они ее не любили. Может быть, они жалели ее, может быть, уважали, может быть, пользовались ею, но не любили. Никогда.

— Кристина, — Петр выжимал из себя слова, словно кровь из пальца, — я не знаю, что тебе сказать...

— Петя, не надо ничего говорить. Просто уйди. Пожалей меня...

— Кристина, не говори так. Мне этого не вынести, — на светло-серых глазах Петра выступили слезы. — Ты столько для меня значишь... Ты столько сделала для меня.

— Я это делала для нас. Наверное, неправильно делала. Я очень на тебя давила. Я виновата перед тобой. Но все равно, я не заслуживаю этой муки, — сердце Кристины словно попало под тяжелый гидравлический пресс.

— Да что ты такое говоришь! Ты меня подняла. Ты сама не понимаешь, как ты меня подняла! Кем я был?! Простым работягой. А теперь... Теперь у меня хорошая работа, я учусь, у меня все есть...

Нет, все это она хорошо понимает. Очень хорошо. Может быть даже лучше самого Петра. Кристина вложила в него свою душу. Она пыталась полюбить человека в благодарность за его любовь к ней.

К моменту встречи с Петром отношения с другими мужчинами оставили на ее сердце грубые, незаживающие рубцы. До дна она испила горечь безответной любви. И в какой-то момент Кристине показалось, что лучше уж быть любимой, чем любить.

***

Они с Петром были из разных миров: она — женщина, сделавшая себя сама; и он — специалист станции техобслуживания автомобилей. Еще подростком Кристина поняла — она не может рассчитывать на мужчин, как, например, ее лучшая подруга Юля. Юля была красива, из семьи известных людей. И конечно, все мужчины были у ее ног.

Кристина не обладала тем очарованием, которое иногда дается женщине от природы, просто так. А если природа не сделала тебе такого подарка, ты должна бороться за свое счастье сама. И Кристина приняла этот вызов.

Десять лет назад она круто изменила всю свою жизнь. Времена были тяжелые, но она сделала свой бизнес. Рисковала, билась с конкурентами, брала умом, знаниями, интуицией, а иногда простым бесстрашием — в рукопашную на танки. И побеждала, потому что должна была побеждать, не могла не победить.

Но не только деньги разделяли Кристину с ее мужем — первым, и как теперь она понимала — последним. У них с самого начала было разное чувство жизни. Кристина умела восторгаться жизнью. Она боялась смерти, а потому старалась никогда о ней не думать.

Напротив, она отдавалась жизни со всей страстностью, на которую была способна.

Жизнь Кристины не могла тлеть, это бы убило ее (что и стало происходить в браке). Она должна была гореть, искриться, подобно праздничному фейерверку. Новое, интересное, необычное — вот в чем Кристина чувствовала прелесть и смысл жизни. А Петр был прост, его занимали тихие радости — телевизор, рыбалка, встречи с двумя его друзьями. Он был скучен.

Поначалу Кристина надеялась, что сможет как-то растормошить его. Ей казалось, что стоит показать Петру, как прекрасен этот мир, и ее муж раскроется. Он увидит, поймет, почувствует вдохновение от того великого очарования, которое хранит в себе жизнь.

Она хотела, чтобы он получил высшее образование, почувствовал себя личностью. Но мечтам Кристины не суждено было сбыться. Петр действительно сильно прибавил за эти три года — он вырос и внутренне, и приобрел социальный вес (Кристина помогла ему занять хорошее место в крупной автомобильной компании).

Но у нее все равно оставалось ощущение, что она его тащит, тянет, двигает. И это чувство с каждым днем их совместной жизни становилось все более и более невыносимым. Ничто в этой жизни не давалось ей просто так, все приходилось зарабатывать своим трудом. Но при этом она знала, что такое «легкость бытия». Она любила эту легкость, дорожила ей, этим ощущением. Петр отнял у нее самое дорогое.

Нет, она не винила его. Скорее напротив, она винила себя. Ведь это ей было нужно. Конечно, она была с ним нежна и тактична. Конечно, она не требовала от Петра невозможного. Разумеется, все это шло ему на пользу. Но нужно это было ей... Так Кристине казалось до какого-то момента. Теперь это перестало быть нужным.

***

Уже больше года она ощущала себя не любимой женщиной, а матерью-наседкой, за которой ходит великовозрастный ребенок, неспособный ни принять самостоятельного решения, ни удивить настоящим поступком.

— Ты должен, обязательно должен продолжать обучение, — тихо произнесла Кристина. — Наш развод — это не конец жизни. Просто мы с тобой расстаемся. Но ты должен двигаться дальше, у тебя большой потенциал. У тебя еще все наладится, все получится. Ты будешь счастлив, только не оставляй учебы и не сбрасывай темп. Расти дальше...

Она действительно сильно беспокоилась за него, тревожилась, как мать, но не как любящая женщина. Когда Петр отогрел ее своей страстью — простой, незамысловатой, в чем-то просто физической — Кристина на какое-то время почувствовала себя счастливой. Еще ни один мужчина не доставлял ей такого наслаждения, такого ощущения желанности, такого восторга от сексуальной близости.

Но ведь хороший секс — это еще не вся жизнь. И он важен, если у тебя его нет, а когда он есть, ты начинаешь обращать внимание на другие стороны жизни. Они же оказались мукой.

Внешне Петр производил впечатление настоящего «мужика» — уверенного в себе, сильного, даже жесткого. Кристина научилась получать удовольствие от его странной, почти брутальной мужиковатости. Но именно научилась, потому что на самом деле он был ранимым, в чем-то закомплексованным, в чем-то слабым и склонным к зависимости.

Кристине приходилось быть лидером, жизнь заставила ее все делать самой, рассчитывать только на себя. Но одно дело быть лидером в бизнесе, и другое — в отношениях с любимым человеком. То, на что ее вынудило общество, устройство мира, не должно было стать частью брака, частью отношений с мужчиной.

Кристина пыталась подыгрывать Петру, словно бы говорила: «Ты лидер! Ты главный! Я полностью подчиняюсь тебе!» А Петр, словно бы специально, от раза к разу скатывался к роли ведомого, зависимого, подчиняемого. Это и приводило Кристину то в неистовство, то в состояние абсолютного, непреодолимого отчаяния, которое стало причиной ее решения.

— Я брошу учебу, я уйду с работы, — Петр стал бубнить себе под нос, словно трехлетний ребенок. — Мне ничего этого не надо. Мне без тебя ничего не надо. Я только с тобой...

Он снова начал плакать. Кристина смотрела на него с болью и хотела сбежать из своей собственной квартиры, только бы не видеть его слабости, этих слез, этого унижения. Причем, даже не его, а своего унижения.

Петр унижал ее своей слабостью, своей пассивностью, этой свой детской капризностью. Он унижал в ней женщину, он унижал в ней человека. И самое ужасное, что он даже не догадывался об этом.

Он совершал эту чудовищную ошибку и прежде: именно это, на самом деле, и разрушило их отношения. А теперь, желая найти примирение, он пришел с тем же. Осознавать это было больно, нестерпимо больно!

— Петр, прекрати! Прекрати это немедленно! — Кристина вскочила со своего кресла. — У тебя теперь есть хорошая работа. У тебя есть квартира. Мы все сделали в ней, как ты хотел. Пожалуйста, работай, живи, как тебе нравится. Я не хочу чувствовать себя виноватой. В конце концов, я не совершила никакого преступления!

— Я и не говорю о преступлении! Ты не виновата! — Петр принялся извиняться.

— Ну, и оставь же меня, наконец! Я этого не вынесу! Я просто не смогу это вынести! Как ты не понимаешь, насколько мне больно видеть тебя таким?! Как мне ужасно больно! Ты по капле выдавливаешь из меня жизнь, все, что осталось. Капля за каплей! Прекрати, или я здесь не останусь!

Но куда ты пойдешь?! — Петр растеряно посмотрел по сторонам.

— Неважно куда, это не проблема! Но я не хочу продолжать этот разговор! Я не могу! Слышишь меня, я не могу больше!

— Но Кристина...

— Что?! Что?!

— Я же так люблю тебя, — только и смог пролепетать Петр.

— И я тебя люблю! И я тебя люблю! — закричала Кристина. — Но пойми, для нас обоих будет лучше, если мы расстанемся. Я же мучаю тебя! Как ты не понимаешь, что я тебя мучаю! Ты же весь извелся!

— Нет! Просто я был неправ! Я неправильно поступал! Ты меня не мучаешь! — Петр пытался убедить ее в том, во что и сам не верил.

— Петр, Петенька! Зачем все это?! Ради чего?! Ты же теперь такую жизнь себе сделаешь! На тебе и раньше все девчонки висли, а теперь и вовсе отбоя не будет. Найдешь себе ту, с которой тебе будет хорошо...

— Мне никто, кроме тебя, не нужен! — в глазах Петра читался ужас отчаяния.

— Да что ты такое говоришь?! Это я тебе не нужна! Ты этого пока просто не понимаешь! Ты привык ко мне, вот и все. Сейчас тебе больно, но это целительная боль. Она нас излечит.

— Кристина! — Петр встал и кинулся к ней.

— Нет, Петр, нет! Только не это! Пожалуйста! — Кристина бросилась к двери, схватила плащ и выскочила на улицу.

***

Данила медленно приходил в себя.

Когда я увидел его лежащим на полу, то не сразу понял, что с ним происходит.

Но вслед за этим пришло осознание: впервые Данила почувствовал человека, в котором Тьма спрятала первую Скрижаль Завета.

***

— Данила, Данила! Как ты?! — я слегка тормошил его за плечи.

— Тихо, тихо... — прошептал Данила. — Я видел... Анхель, я видел.

— Что, что ты видел, Данила?!

— Я видел, как она страдает...

— Кто она? — я удивился, не понимая, о ком идет речь.

— Та, чью сущность я сейчас чувствовал...

— В ней Скрижаль Завета?! — я не верил своим ушам.

— Да. Я думаю, да. Она прекрасна... Если Тьма хотела надежно спрятать скрижаль, то лучшего ларца ей не найти.

Придя в себя, Данила пересказал мне содержание своего видения.

— Но что нам теперь делать? Где ее искать эти вопросы не давали мне покоя.

— Никаких зацепок. Я видел только квартиру — большую, уютную. Ничего больше... — Данила выглядел растерянным.

Когда он узнал о моем прибытии из Мексики, все было просто. Он увидел моими глазами билет на самолет. Прочел номер рейса и дату, а потом просто приехал в Шереметьевский аэропорт. Он не знал, как я выгляжу, поэтому подготовил табличку, на которой написал «Свет». Я почему-то подумал, что этот молодой человек ищет именно меня, подошел к нему и оказался прав.

Здесь ситуация выглядела иначе. Может быть, все совсем не так, как нам представляется? Да, мы должны найти Скрижали, и видения Данилы, безусловно, как-то с этим связаны. Но как? Если Данила правильно понял то, что сказал ему Источник Света, то Скрижали Завета спрятаны в нескольких людях. Это хороший способ уничтожить скрижали — разделить их между разными люди, причем так, чтобы они даже не догадывались о том, что получили.

— Данила, а как ты думаешь, Кристина знает о том, что в ней Скрижаль Завета? — спросил я.

— Мне кажется, что нет. Понимаешь, — продолжил Данила, — в ее душе настоящее отчаяние. Это испытание. Ее муж — Петр — судя по всему, хороший человек. Но любовь к нему — это не то, что ей нужно.

Она чувствует это, мучается из-за этого, но не знает, что ей делать. Она должна пройти это испытание. Она должна выбрать между размеренной, пустой жизнью и своей подлинной судьбой. Она должна выбрать между существованием и радостью жизни.

Ее терзает страх. Она чувствует, что эти отношения погубят ее. Но ее мучает и страх неизвестности. До тех пор, пока она не сделает выбор, она не может услышать свою душу. Откуда ей знать, что сейчас происходит в ее душе?

Я слушал Данилу и поражался мудрости его слов. Как часто человеку приходится выбирать между синицей в руках, и журавлем, парящим над головой. Но на самом деле он выбирает между страхами. Он боится оставить все так, как есть, если это его не устраивает. И боится, что не добьется того, на что надеется, но потеряет свою синицу.

— Данила, так может быть, этот выбор делает не человек, а его страхи? Тот, что больше, тот и победит? — спросил я.

— Об этом мне говорил Источник Света: «До тех пор, пока люди поражены страхом, они слепы. Страх смерти скрыт в каждом мгновении человеческой жизни. Вы даже не понимаете, сколько его в ваших душах. Вы стяжаете и вы ненасытны, а значит — боитесь. Вы знаете, что потеряете и не хотите терять, а потому боитесь вдвойне».

Я думаю, что ты прав, Анхель. Но я думаю и другое. Свет скрыт в каждом человеке, и это подлинная его сущность. Когда этот Свет поднимется над страхом, когда Он будет выше и сильнее страха, тогда сам человек и сделает свой выбор. А до этого выбор делает его страх, и этот выбор ведет к катастрофе.

***

Этой ночью я управлял своим сновидением. Я заснул, овладел своим астральным телом и отправился на поиски деда Хенаро. Мне хотелось услышать его, узнать, что он думает, спросить его совета.

В сновидении дед встретил меня доброжелательной улыбкой, и я задал ему мучавший меня вопрос:

— «Хенаро, — спросил я, — если человек стоит перед выбором, как знать, какое решение будет правильным?»

— «Боги говорят с людьми, когда люди их слушают», — ответил Хенаро.

— «А разве же люди не слушают Богов?!» — удивился я.

— «Если бы они слушали, они бы слышали!»

— «Но для этого им следует выполнять специальные ритуалы. Ведь так?» — признаться, я не понял его ответа.

— «Чтобы испить воды, надо открыть сомкнутые губы. Если это ты называешь ритуалом, то, конечно, люди должны его исполнить!» — рассмеялся Хенаро.

— «Это слишком просто!» — мне казалось, что Хенаро отвечает мне с каким-то подвохом.

— «Запомни — самое простое кажется тебе сложным до тех пор, пока ты боишься...» — сказав это, Хенаро развернулся и пошел в сторону пустыни.

Я долго смотрел ему вслед и проснулся.

Что я понял из этой беседы? Хенаро сказал мне, что страх — это ничто, пустота. Я спрашивал его о страхе. Но он не придал ему никакого значения, отнесся к нему как к сущей безделице. Он среагировал так, словно бы и не понял вопроса.

Но какова цена этой безделицы, цена страха? Она огромна. Столько стоит жизнь, близость к Богу! Такова реальная цена безделицы под названием страх. Нам приходится выбирать между жизнью и страхом. Это неравноценный обмен. И Хенаро хотел, чтобы я испугался... своего страха.

***

Следующее видение не заставило себя ждать.

Целый день Данила выглядел ослабленным и разбитым.

Все говорило о том, что новая встреча с Кристиной не за горами.

Данила торопился, ходил из одного угла комнаты в другой, пытался сосредоточиться.

Вдруг перед его глазами пронеслась черная тень...

Удар. Вспышка света. «Я вижу!» — только и успел прокричать он.

***

Кристина сидела в своем кабинете и пыталась сосредоточиться на делах. Но ее душа была не на месте. Мысли путались, тело ныло, словно его подвергли жесточайшей пытке. Кристина казалась себе мешком с водой, дряблым резиновым шаром. Почему все так?.. За что ей все это?..

В какой-то момент ее объял приступ безотчетной тревоги. Хотелось сбежать, спрятаться, скрыться. Она снова чувствовала себя маленьким ребенком — слабым и беззащитным. Все повторяется: надежды сменяются разочарованиями, вера — отчаянием, страсть — болью.

Ей совсем не на кого опереться. Кругом нее люди, но она одна. Ее одиночество пряталось прежде или за наигранной беспечностью, или за официальной серьезностью. Теперь оно вырвалось наружу, сбросило эти маски и обнажило свой хищный оскал.

Нет, Робинзон Крузо не знал одиночества. Ты можешь встретить свое одиночество только в толпе людей. Одиночество — это ночной кошмар. Сновидение, в котором ты гонишься за ускользающим от тебя человеком.

Кругом сотни, тысячи людей... Ты бежишь, расталкиваешь случайных прохожих. А силуэт этого человека, похожего на тень, все время маячит где-то впереди. Ты зовешь его, но он не откликается. В ответ на твой зов он лишь ускоряет свой шаг.

Она совсем одна. Разве поймут Кристину ее родители? Да и как им рассказать о той боли, которая поселилась у нее в сердце? Рассказать — значит причинить им боль, но от этого боли не станет меньше.

И разве друзья смогут разделить с ней ее душевную муку? Каждый поглощен своими проблемами и думает только о себе. Все хотят быть услышанными, но никто не хочет слушать.

В приемной вдруг стало шумно. Дверная ручка нервно заездила вверх-вниз. Кажется, секретарь Кристины пыталась остановить какого-то непрошенного гостя, заграждая дверь начальницы собственным телом.

— Я же вам сказала, Кристина Александровна занята! — кричала секретарь.

— Да что за ерунда! Скажите, что это я пришел! И все!

«Руслан Ветров!» — Кристина узнала бы его голос из тысячи; она запаниковала.

Доли секунды, и дверь ее кабинета с грохотом отворилась.

— Кристина Александровна, извините, пожалуйста... — секретарь выглядела виноватой и озабоченной.

— Кристина, здравствуй! — Руслан отодвинул секретаря в сторону и прошел внутрь кабинета.

Как и всегда, он выглядел потрясающе. Высокий, статный, проникнутый безграничной любовью к себе. Удивительно, как ему удавалось столь искусно прятать свой изощренный эгоизм. Но удавалось, у несведущих людей всегда возникало ощущение, будто бы он любит всех, кроме себя.

В образе Руслана читалась странная смесь — мужественности, детской заинтересованности и искренней чуткости. Правда, он не имел ни малейшего представления ни о том, ни о другом, ни о третьем... Но зато сам этот образ был сработан его автором безукоризненно.

— Зачем ты пришел?! — Кристина встала и вышла из-за стола, ее губы едва шевелились.

Она ожидала бы увидеть в своем кабинете кого угодно — английскую королеву, Папу Римского, президента РФ или Святого Николая Чудотворца. Кого угодно — только не Руслана! Он явился из небытия, как удар грома среди ясного неба.

***

Руслан атаковал ее жизнь трижды и трижды уходил навсегда. Каждый раз она любила и каждый раз страдала. Мечтала о его возвращении и молила, чтобы он никогда не возвращался. Сотни раз она клялась себе, что больше никогда не поддастся на его чары, не ответит ему взаимностью, не простит ему его жестокости. Сотни раз...

Но он приходил, смотрел на нее своими финифтевыми глазами, и все начиналось заново. Она снова любила — до боли, до исступления, отчаянно и безотчетно. Эта любовь сводила ее с ума. Кристина не помнила и не понимала себя, не видела ничего вокруг. Потом вдруг он переставал звонить, не отвечал на звонки, и пустота...

Если над женщиной может довлеть злой рок, то он должен выглядеть именно так: мужчина, который желанен и недоступен одновременно. Он заполняет ее целиком, но не принадлежит ей. Единственное, на что она может надеяться, это взять от него маленькую частичку. Кристина хотела родить от него ребенка, маленького мальчика.

Она назвала бы его самым красивым именем на свете. Она назвала бы его Русланом.

— Мне очень не хватает тебя, Кристина... — голос Руслана дрогнул, на глазах появились слезы. — Я знаю, что ты ненавидишь меня. И я заслуживаю это... Но, Кристина, я столько передумал за это время, столько понял. Ты лучшая женщина. Никто не любил меня так, как ты. Ты нужна мне, Кристина.

Господи, сколько лет Кристина ждала этих слов?! Пять, или нет, даже семь лет. Семь мучительно долгих лет. Чувство к Руслану переполняло Кристину, дышало каждой толикой ее существа. Находясь рядом с ним, она превращалась в чашу с божественным нектаром. Она становилась светом.

Но они никогда не были вместе. Руслан не видел в ней женщины, не хотел, делал вид, что не видит. Женщинами для него были другие — высокие, красивые и обязательно глупые. Он не любил или, может быть, боялся умных женщин. Да, его тянуло к ним, они становились его друзьями, но не любовницами.

Эти отношения были его ложью. Он пользовался Кристиной, пользовался ее чувством. Она была ему необходима, она давала ему ощущение собственной значимости. Он исполнялся этим чувством, предлагая взамен лишь краткие «дружеские встречи». А она любила его, любила по-настоящему, любила настолько, насколько вообще может любить женщина.

Статус «друга» был лишь ширмой, правилами игры. Игры жестокой и нечестной. Кристина пыталась не замечать эту ложь, не видеть этой жестокости. А Руслан делал вид, что их отношения и вовсе лишены всякой лжи, чисты, возвышенны и непорочны. Он притворялся невинным, ничего не понимающим младенцем. Но именно притворялся, она знала это.

— Все. Поздно, Руслан. Если бы раньше... А сейчас — нет, — каждое свое слово Кристина произносила отчетливо, но вся душа ее в этот миг сжималась от боли.

Она отошла назад к столу, села в свое кресло и повернулась к окну, чтобы не видеть Руслана. Он выглядел жалко. Нет, она не унижала его, но он выглядел униженным, даже раздавленным.

Он пришел просить о том, что целых семь лет было в его полном распоряжении. Но он даже не потрудился рассмотреть эту «безделицу». Теперь вдруг она ему понадобилась. Это так глупо, что даже не смешно.

***

С тяжелым сердцем Кристина смотрела в окно, на голубое небо, на зеленые кроны деревьев. Она пыталась думать, что Руслана нет в этой комнате. Что это только мираж, сон, кошмарное сновидение. Скоро она проснется и все закончится.

Когда Руслан ушел, пропал в третий раз, Кристина хотела покончить с собой. Ее душевная боль была нестерпимой. «Мне было бы легче, — подумала она тогда, — если бы он умер». Эта мысль казалось ужасной и даже безумной.

Но самая чудовищная реальность лучше бесконечной неопределенности. А худшая из фантазий иногда лучше реальности. Если бы он ушел в никуда, оставив только добрую память о себе, только воспоминанье о коротких минутах счастья, то это было бы и честнее, и проще.

Ее чувство было прекрасным. Впрочем, может быть, она любила не самого Руслана, а только придуманный ею образ? Может быть, Руслан совсем не заслуживал этого чувства? Может быть. Но даже если так, осквернять ее чувство жестокой и грубой реальностью было несправедливо.

И она заставила себя верить фантазии. Она добровольно надела на себя черное платье вдовы и, стеная от боли, оплакала свою любовь. В те дни, казалось, внутри нее что-то треснуло, надорвалось. А душа, измученная заточением, выскользнула через образовавшееся отверстие и улетела.

Кристине казалась, что она умерла, стала живым трупом. Она прошла страшное перерождение. Семь лет она была своей любовью, и теперь она хоронила ее. Кристина умерла и возродилась заново, но не той, что была прежде. Она возродилась без сердца, без души. Как выжженная земля.

— Кристина, я хочу искупить. Я хочу, чтобы ты простила меня. Ты не заслуживаешь той боли, которую я тебе причинил. Я все понял теперь, я все понял...

— Знаешь, что самое ужасное, Руслан? Я не верю тебе. И не хочу верить. Слишком поздно ты пришел раздувать угли. Все перегорело, ничего не осталось. Только холодный пепел.

Было видно, что Руслан уязвлен, уязвлен в самую сердцевину своего эгоистичного сердца. Кажется, он не ожидал такого приема. Он пришел через три года, как ни в чем не бывало, словно бы и не было этих трех лет. Словно бы не было ее боли, ее отчаяния, ее смерти.

Нет, он ничуть не изменился. Перед ней все тот же эгоист, который думает только о себе и о своих чувствах. Кристина для него — лишь игрушка или, может быть, спасательный круг. Наверное, он потерпел какую-то неудачу в отношениях с очередной моделью, и теперь пришел залечивать раны.

Ничто так не льстит мужскому самолюбию, ничто так не поднимает мужчину в его же собственных глазах, как безграничная, безотчетная любовь к нему женщины, к которой он, в свою очередь, равнодушен. Кристина всегда была для него лучшим лекарем. Когда у него не складывались отношения с теми женщинами, которые были ему нужны, он всегда мог обратиться к Кристине, которой был нужен он.

Или, может быть, все куда более прозаично? Кончились деньги? У Руслана никогда не было стабильного заработка, он вообще был никудышным работником. «Не царское это дело...» Если это ему удавалось, то он брал яркостью, оригинальностью, наскоком. В нем не было ни грамма усидчивости и ни толики трудолюбия. Так что он частенько был на мели — в кристально-чистом образе благородной бедности.

Кристина же была для него той кредитной картой с безлимитным доступом, к которой он всегда мог обратиться. Она никогда не жалела на него денег. Она никогда не считала их. Она не брала в голову, сколько тратит на его жизнь, на подарки ему, на оплату его долгов, на помощь его престарелой, больной матери, которую он фактически бросил. В Кристине жила странная уверенность, будто бы она тратит эти деньги не на него, а на себя.

Они объездили с ним полмира — всю Европу, Ближний Восток, тайские и латиноамериканские курорты. Разумеется, все за ее счет. Они останавливались в лучших отелях, обедали в самых дорогих ресторанах. Он проигрывал ее деньги в казино, на скачках, где придется. И все это только ради того, чтобы ночью, когда они ложились вместе в двуспальную постель, Руслан поцеловал бы ее в щеку и пожелал спокойной ночи.

Только сейчас Кристина осознала всю низость, всю мерзость этих отношений. Теперь он стал ей отвратителен.

— И ты откажешь мне, если я приглашу тебя в «наше место»? — Руслан задал этот вопрос испытывающим тоном.

Он все еще был уверен в силе своих чар, он все еще думал, что стоит ему поднажать, и крепость, не выдержав натиска, капитулирует. Он так ничего и не понял. В крепости больше никого нет. Он может входить в нее, не напрягая мускулов. Входить и делать здесь все, что ему заблагорассудится. Теперь это не имеет ровным счетом никакого значения. Он проиграл...

— Отчего ж? Вполне можем сходить, — ответила Кристина.

Странно, но ей даже захотелось сделать это, пойти в то место, где они любили проводить время. Небольшой элитный ресторанчик в самом центре старой, купеческой Москвы. Да, она хотела пойти с ним туда. И это не было испытанием для нее, это было бы доказательством его поражения.

Уже через полчаса они вошли в холл этого ресторана. Их приветствовал услужливый персонал. Столик на двоих, у самого окна. Свечи. Изысканное меню. И ощущение, что ты находишься внутри кинофильма. Смотришь на происходящее, а тебе кажется, что все это происходит не с тобой, словно бы понарошку. Кругом — актеры, декорации. Сейчас кто-то крикнет: «Стоп камера! Спасибо! Все свободны!»

Руслан пытается произвести впечатление. Раньше Кристина этого не понимала, она не видела всей искусственности его позы, его масок, не замечала его притворства. Сейчас чары Руслана не действовали, и он все больше выходил из себя:

— Неужели ты больше меня не любишь?!

— Нет, больше не люблю. Извини, — ответила Кристина.

Она улыбалась и смотрела не в глаза Руслану, а на его глаза. Как и прежде, он был очарователен. Длинные волосы, тонкий нос и волевой подбородок, лощеные руки аристократа. Постарел, конечно, но это его не слишком испортило. Хотя... Да, возраст.

Возраст — это способ думать о смерти.

— А как же твои клятвы? Ты же говорила, что будешь любить меня всегда, — Руслан, казалось, хотел этим как-то поддеть Кристину.

— «Всегда» — это слово для вечности. В вечности я любила и продолжаю тебя любить. В вечности мое чувство нашло себе место. Но не в этой жизни... Извини.

— Кристина, но неужели же совсем ничего не осталось? — теперь Руслан буквально молил ее.

— Знаешь, я очень благодарна тебе, — Кристина задумалась, глаза Руслана забегали. — Очень. Нет, правда. Я, кажется, перестала бояться смерти. Это ты меня научил.

— Я?!

— Да, Руслан. Да. Я думала, твой уход — это хуже смерти, ведь я боялась его больше смерти. Но ты ушел, и ничего не случилось. Ни-че-го... Смерть — это как твой уход. Страшно, но терпимо.

Кристина, сама того не желая, сказала это так, что у Руслана затряслись поджилки.

— Кристина! — его лицо свела судорога.

***

«Эх!» — Данила выдохнул и вдохнул так, словно бы только что поднялся с тридцатиметровой глубины.

Он пришел в себя почти мгновенно и поднялся на руках.

Тело еще плохо его слушалось, но дух был силен.

«Анхель, я узнал это место! Я узнал место! Надо ехать!»

Мы выбежали на улицу и взяли машину.

Данила назвал примерный адрес.

И меньше чем через полчаса мы уже были на месте.

По дороге Данила пересказал мне свое последнее видение.

«Надо успеть, надо успеть!» — повторял он, как заклинание.

***

— Извините! Боюсь, что не смогу вас пропустить, — охранник, стоящий в дверях ресторана, преградил нам дорогу.

— Но почему? — удивился я.

— Мы фейс-контроль не прошли, — ответил Данила.

— Может быть, как-то можно все-таки пройти? — я продолжал настаивать.

— Для этого вам надо поехать переодеться, — сказал охранник и улыбнулся; судя по всему, он прекрасно понимал, что одеться должным образом мы все равно не сможем.

— Дайте пройти! — из-за спины охранника послышался раздраженный женский голос. — Что вы встали посреди дороги?!

Странная женщина, лет тридцати — тридцати пяти, беременная и в деловом костюме, протиснулась сквозь нас — охранника, меня и Данилу. Подошла к большому зеленому джипу и села на водительское место. На секунду нас ослепил свет фар, машина развернулась и исчезла за поворотом.

— Анхель, чтобы этот субъект нас пустил, — сказал Данила, указывая на охранника, — нужно подъехать на такой машине и в деловом костюме.

— Беременным быть не обязательно! — плоско пошутил охранник.

Я был настолько обескуражен всей этой ситуацией, что даже не смог осадить зарвавшегося ресторанного служащего.

— Давай подождем здесь, — предложил Данила. — Если Кристина еще не ушла, то мы должны будем ее увидеть. Впрочем, — тут он задумался, — я же не знаю, как она выглядит. Я ведь вижу ее глазами, а в моих видениях она ни разу не посмотрелась в зеркало.

— Как же мы ее узнаем? — спросил я.

Только если мы увидим кого-то, с кем она разговаривает, и кого я знаю, — ответил Данила. — Например, Руслана или Петра.

Мы отошли чуть в сторону. Мне вдруг подумалось, что, может быть, мы совсем не то делаем. Откуда известно, что видения Данилы и реальные события совпадают по времени? А может быть, эти его видения имеют какой-то переносный, символический смысл?

— Данила, — начал я осторожно, — а не лучше ли нам будет поискать этого Руслана Ветрова?

Тут у меня за спиной раздался испуганный голос:

— Что вам от меня надо?!

— В каком смысле? — я обернулся и увидел неизвестного мне мужчину.

— Руслан... — протянул Данила.

— Что вам надо, я спрашиваю! — Руслан сорвался на фальцет. — Вы от Толика? Да?! Я ему все отдам, у меня еще время есть. Не надо за мной следить!

— Мы, собственно, по поводу Кристины... — перебил его Данила.

— Я достану деньги! Слышите вы меня! Я их достану! — Руслан орал так, словно бы его режут. — Не важно, как!

— Где Кристина, черт возьми! — рявкнул на него Данила.

Какая вам разница, как я достану деньги! Я их достану! — Руслан был в панике, на его лице была гримаса ужаса, казалось, еще мгновение, и он будет валяться у нас в ногах, только бы мы ничего с ним не сделали.

— Скажи нам, где Кристина, — процедил Данила сквозь зубы.

— Я не знаю, не знаю! Она уехала!

— Когда? Куда? Где ее искать?! — продолжал Данила.

Руслан ссутулился, стал закрывать голову руками, а потом вдруг рванул с места и помчался прочь.

Я уже было бросился за Русланом, но Данила меня остановил.

— Не будем его догонять. Жалкое зрелище. Он принял нас за каких-то бандитов. Если он и Кристину сдаст — это будет совсем отвратительно.



Вы прочитали фрагмент книги «Всю жизнь ты ждала».

Чтобы получить эту книгу по электронной почте, отправляйте запрос на адрес knigi4you@ya.ru

Укажите в теме письма название книги!

Обратите внимание: по Вашему запросу будет выслан архив, содержащий все восемь книг этой серии.

Книги оформлены в CHM-формате. Размер zip-архива с книгами — 736 килобайт. Электронным письмом будет немного больше.

Формат CHM — универсальный формат, поддерживаемый всеми версиями windows, начиная с Windows 98. Если у Вас система Windows — выбирайте этот формат. Минимальный размер файла, удобство чтения, и нет риска испортить текст книги случайным редактированием.

В этом формате Вы можете пролистывать текст клавишей «пробел». (А если нужно пролистать вверх — нажимайте клавиши «Shift» + «пробел»). Имеется гипертекстовое оглавление в начале страницы. Можно регулировать размер шрифта кнопкой на панели навигации (вверху). Можно распечатать текст, нажав на кнопку печати. Ну и вообще, на наш взгляд — удобно.

Также возможна доставка книги в форматах HTM, RTF, или TXT. Укажите нужный Вам формат при заказе.

Формат HTM — универсальный Интернет-формат. Поддерживается любым Интернет-браузером в любой системе.

Формат RTF — этот формат поддерживается, если у Вас установлен любой текстовый редактор типа word.

Формат TXT — универсальный текстовый формат. В любой системе, любым текстовым редактором.


Основная идея нашего сервиса — рассылка книг по электронной почте тем людям, которые не могут или не желают тратить своё время на поиск в Интернете, а хотели бы сразу получать нужные им книги в электронном формате на свой почтовый ящик.

Мы не занимаемся спамом, поэтому книги высылаются только при наличии предварительного заказа от Вас.

Для заказа книги на свой е-мэйл, отправьте электронное письмо по адресу knigi4you@ya.ru

Укажите в теме письма название нужной Вам книги. В одном письме Вы можете заказать только одну книгу.

При первом обращении к нашему сервису Вам будет выслана анкета подписчика.

Пожалуйста, заполните её, это необходимо для улучшения нашего сервиса.

Ваши запросы обрабатываются вручную, но, в максимально короткий срок Вы получите ответное письмо вместе с книжкой.

Благодарим за внимание!

--
C уважением,
Василий и Анна



В избранное